Упадок и неуверенное возрождение России

16 ноября 2002

Томас Грэм — политолог, старший директор консалтинговой фирмы Kissinger Associates. Работал в администрации Джорджа Буша-младшего в качестве специального помощника президента по вопросам политики в отношении России; был старшим директором по России в Совете национальной безопасности в 2004–2007 годах.

Резюме: Россия представляет собой нечто среднее между демократией рыночного типа и различными вариантами авторитаризма - от коммунистического до фашистского, пишет в своей новой книге Томас Грэм, главный эксперт по России в нынешней администрации Белого дома.

Томас Е. Грэм. Упадок и неуверенное возрождение России. (Thomas Graham. Russia’s Decline and Uncertain Recovery. Carnegie Endowment for International Peace. Wash., 2002)

В предлагаемой вниманию книге высокопоставленный сотрудник Совета национальной безопасности США Томас Грэм анализирует события, произошедшие в нашей стране за последние десять лет. Однако главный вопрос его исследования связан не с прошлым, а с будущим: возможно ли возрождение России, ее возвращение в ранг великих держав?

Запад, с энтузиазмом принявший демократические перемены в России, надеялся на ее быстрый переход к политической демократии и рыночной экономике. Однако возможности новой России были явно переоценены. Большой знаток нашей страны, Грэм усматривает главную причину этого в недопонимании самой природы российского государства. По его мнению, Россия с ее специфическим менталитетом и политическими традициями на протяжении столетий существенно отличалась от западных стран. Не произошло кардинальных изменений и после 1991 года. Появился лишь европейский фасад, страна же осталась прежней. За этим фасадом продолжала функционировать так называемая «власть» (стр. 6) – своеобразная система управления российским государством, эволюционировавшая сквозь века. Грэм отмечает, что как система «власти», так и само общество, не будучи европейскими, не были готовы к радикальным демократическим переменам. А западные лидеры, готовые помогать новой России, не заметили существования старой политической элиты за демократическим фасадом.

Автор считает, что образование России как самостоятельного государства не было следствием продуманной политической линии - это была своего рода историческая случайность, связанная с развалом Советского Союза. Говоря о причинах упадка СССР, начавшегося еще в 1970-е, Грэм отмечает фундаментальные недостатки советской политической и экономической системы, а также специфику исторического момента. Попытки Горбачева реформировать страну имели обратный результат и привели к ускорению распада. Тем временем оппоненты Горбачева, и прежде всего Ельцин, сумели разыграть так называемую «русскую карту» (стр. 17–20), требуя политической и экономической автономии РСФСР. Команда Ельцина, указывает Грэм, не настаивала в принципе на развале Союза: она считала, что, находясь в составе СССР, невозможно провести радикальные реформы с целью улучшения ситуации в России. Таким образом, дни Советского Союза были сочтены, а попытки создать на его месте новое образование не привели к желаемому результату.

Залог успеха российские «молодые реформаторы» видели в моральной и финансовой поддержке Запада, поэтому неудивительно, что во внешней политике России, ставшей правопреемницей СССР, полностью доминировал прозападный вектор. Несмотря на разговоры реформаторов о «возрождении России», они, по мнению автора, были больше озабочены сохранением собственной власти и проведением реформ, нежели защитой российской государственности. Отсюда и резкое усиление центробежных тенденций внутри самой России. Однако, по утверждению Грэма, Ельцину удалось взять под контроль этот опасный для целостности России процесс, хотя между Центром и регионами остались серьезные противоречия.

Анализируя конституцию 1993-го, автор приходит к выводу, что она привела к реставрации единовластия в России. Однако такое так называемое суперпрезидентство являлось эфемерным, что, по мнению Грэма, объясняется своеобразным стилем управления и нездоровьем Ельцина. Последнее привело к появлению новой формы «дуализма власти» (стр. 26): возникли политико-экономические коалиции, которые повели борьбу за различные сферы влияния. Все это происходило на фоне углубления социально-экономического кризиса в России. Региональные элиты, пользуясь нестабильностью в Москве, стремились уменьшить зависимость от Центра.

Грэм называет период с 1993 по 1999 год временем разрушения российского государства, возвращения к «феодализму» (стр. 25). Грэм полагает, что существовало четыре фактора, благодаря которым России удалось сохранить целостность. Это географическое положение, практическое отсутствие мощных региональных центров силы, этническая гомогенность и международное окружение. Оценивая деятельность первого президента России, Грэм критикует Ельцина за многочисленные ошибки и провалы. Вместе с тем он признаёт, что тот столкнулся с тяжелейшей задачей по сохранению России на обломках советской империи.

Владимир Путин, который в августе 1999-го стал премьером, был, по мнению автора, полон решимости остановить разрушение российской государственности, оздоровить ситуацию внутри страны и укрепить внешнеполитические позиции России. Сразу после инаугурации он перешел в решительное наступление на противостоящие Кремлю центры силы. Целью этой атаки на региональных «баронов», олигархов, СМИ и Госдуму было укрепление центральной власти. Путину удалось достичь серьезных успехов на этих направлениях, однако, считает Грэм, позиции нынешнего российского президента не настолько сильны, как кажется. Борьба за власть все еще продолжается «за сценой» (стр. 51), и президенту оппонируют как в самом Кремле («семья», спецслужбы, молодые реформаторы), так и за его пределами (сохранившие свое влияние губернаторы и олигархи). Путин, подчеркивает автор, добился экономического роста и политической стабильности – но в ущерб демократическим принципам, в условиях притеснения свободной прессы и ущемления прав человека. Нерешенными остались также многие вопросы в сфере здравоохранения и образования.

Россия, по мнению автора, так и не смогла интегрироваться в западный мир и не вернула себе статус великой державы. Тем не менее она играет важную роль в обеспечении глобальной безопасности. Вашингтону следует поддерживать с ней хорошие отношения. Грэм призывает США помочь формированию рыночной демократии в России, создать внешние условия для оздоровления российской экономики, не забывая следить за соблюдением прав и свобод человека в стране. Автор говорит и о новых позитивных сдвигах в американо-российских отношениях после трагических событий 11 сентября 2001 года.

После распада Советского Союза миновало десять лет, и переходный период в России, по мнению Грэма, подошел к концу. Россия представляет собой нечто среднее между демократией рыночного типа и различными вариантами авторитаризма – от коммунистического до фашистского. Иными словами, оправдались как надежды, так и опасения российских реформаторов и Запада. Произошло возвращение к традиционной для России политической системе, и сегодняшняя модель имеет много общего с царским режимом. Нынешней хрупкой стабильности в России, по убеждению Грэма, могут угрожать внутренние коллизии и вмешательство извне. На данный момент такие угрозы отсутствуют, поэтому ключевым становится вопрос, сможет ли страна поддерживать экономический рост, необходимый для возвращения в число великих держав. Автор называет экономический рост главным условием возрождения России. Вместе с тем, если Россия хочет стать по-настоящему влиятельным государством, она должна также решать вопросы, связанные с демографической ситуацией, интеллектуальным потенциалом, развитием инфраструктуры. От решения этих проблем зависит будущее страны: либо очередной период упадка, либо медленное и постепенное возрождение. Россия может превратиться в угрозу для всего мира, а может укрепить международную стабильность. Но добьется ли Россия постоянного экономического роста, политической стабильности, вернет ли утраченные международные позиции, – этот вопрос остается для Грэма открытым.

Александр Наумов

Последнее обновление 16 ноября 2002, 18:25

} Cтр. 1 из 5