«Британская сторона не выполняет своих обязательств»

5 августа 2015

Посол РФ в Великобритании рассказал “Ъ” о визовых трудностях в отношениях между странами

Яковенко А.В. – чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Великобритании.

Елена Черненко – кандидат исторических наук, руководитель отдела внешней политики газеты «Коммерсантъ», член Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член рабочей группы ПИР-Центра по международной информационной безопасности и глобальному управлению интернетом.

Резюме: Посол РФ в Великобритании рассказал о визовых трудностях в отношениях между странами

В последнее время МИД РФ неоднократно обращал внимание на трудности при получении британских виз как рядовыми гражданами России, так и российскими дипломатами. Посол РФ в Великобритании АЛЕКСАНДР ЯКОВЕНКО рассказал корреспонденту “Ъ” Елене Черненко о проблемах, с которыми сталкиваются россияне по прибытии в Великобританию, и о политических причинах, осложнивших визовые отношения между странами.

— Какие сложности испытывают российские граждане в последнее время при получении британских виз?

— Получить британскую визу всегда было непросто, сложнее, чем во многих других странах, например, в государствах Шенгена, у которых действует с Россией соглашение об упрощении визового режима. Представители туристического бизнеса считают, что из-за сложностей с получением визы Великобритания теряет ежегодно немало потенциальных туристов.

Конечно, Великобритания, как и любая другая страна, вправе самостоятельно решать, по каким критериям выдавать визы и пропускать граждан через свою границу. Поэтому в первую очередь нас беспокоят не сами иммиграционные правила Великобритании. А как они реализуются в отношении наших граждан? А реализуются они, судя по всему, с пристрастием. Так, срок выдачи британских виз в России — две недели, а то и больше. Для сравнения — российская виза выдается максимум за пять рабочих дней.

— Насколько масштабной является проблема, что даже уже имеющих британскую визу граждан РФ не пускают на территорию страны?

— Случай, описанный в нашем пресс-релизе, не единичный. К нам приходят сообщения о многочисленных подобных ситуациях с гражданами России. Случались они и раньше, но сейчас они участились, и мы не можем не воспринимать это как тенденцию в общем контексте наших двусторонних отношений с Великобританией. Пострадавшие — россияне из различных социальных групп, с разными целями поездок. Объединяет их только наличие российского паспорта и дискриминационное отношение британцев. Далеко не все заявляют о таких неприятных случаях: многие опасаются, что жалоба на пограничный произвол осложнит получение ими виз в дальнейшем.

В качестве реакции на наше заявление британское МВД сегодня уточнило через «Би-Би-Си», что «пограничники должны убедиться, что в жизненных обстоятельствах человека и целей его поездки не произошло изменений, и это включает в себя проверку сведений, предоставленных при получении визы». Такие допросы с пристрастием в отношении россиян вызывают много вопросов. Кстати, из-за большого числа обращений в посольство с жалобами на иммиграционные власти Великобритании на сайте сегодня открыли прием комментариев от российских граждан с их оценками действий соответствующих британских служб при въезде в страну. Думаю, что это будет полезно всем.

Вообще, надо отметить, что официальный Лондон говорит о «санкциях против российской верхушки» — но в действительности страдают от ухудшения отношений рядовые граждане. Причем те, кто едет в Британию, отнюдь не испытывают враждебности по отношению к этой стране. Нелогично, но факт.

— С какими трудностями столкнулись сотрудники российского посольства в Лондоне в плане получения виз? Как эта ситуация сказывается на работе посольства?

— Если просто, без дипломатических хитростей — британская сторона не выполняет своих обязательств. В соответствии с соглашением 1989 года стороны должны выдавать визы дипломатам или сообщать об отказе в течение месяца. Британская же сторона начала затягивать выдачу на полгода и более. Визы выдают, но на это уходит много месяцев. А в сочетании с тем, что англичане произвольно ограничили максимальный срок действия дипвизы ровно пятью годами, это ведет к тому, что многие сотрудники уезжают без замены. Нагрузка на оставшихся возрастает. Работа наших представительств в таком искусственно сокращенном составе осложняется.

Мы неоднократно обращали на это внимание британской стороны, но ответа так и не получили. Более того, в последнее время политика Лондона на этом направлении ужесточилась.

— Связаны ли все эти сложности с нынешней политической конфронтацией в отношениях двух стран?

— Конечно, с этим вопросом вам следовало бы прежде всего обратиться к британским коллегам. Однако, по нашим оценкам, некоторая часть британской элиты сделала стратегический выбор в пользу ухудшения отношений с Россией. Они полагают — ошибочно, я уверен,— что Британия не заинтересована в хороших отношениях с Россией. Трудно сделать иной вывод, когда слышишь, что твою страну политическое руководство Великобритании рассматривает как главную угрозу для королевства на уровне «Исламского государства». У нас нет даже общей границы, не говоря уже о том, что дико предполагать наличие у России планов вторжения на Британские острова.

Политические контакты между нашими странами крайне ограниченны, взаимодействие при решении глобальных внешнеполитических задач эпизодическое. С США, например, у нас сохраняется серьезная общая повестка дня, и обе страны это понимают, хотя наши взгляды часто расходятся. С Лондоном нет и этого. Страдает экономика, даже культурные связи. Рано или поздно это должно было сказаться и на визовых отношениях.

— Будет ли российская сторона как-то отвечать на предпринимаемые британцами меры?

— Плох тот дипломат, который охотно рассуждает о конфронтации: не в обиду будет сказано британским коллегам. Российская сторона всегда выступала за нормальные отношения с соседями как на Западе, так и на Востоке. Это, кстати, четко зафиксировано и в концепции внешней политики России. Но основа отношений между странами — взаимность. Из этого любой дипломат исходит по умолчанию. Не мы были инициаторами ухудшения отношений, и мы охотно вернемся к совместной работе с англичанами по целому ряду вопросов. Но сможем мы это сделать не раньше, чем они сами будут к этому готовы.

Коммерсантъ

} Cтр. 1 из 5