Круглый стол «Россия на сломе эпох: Новые технологии — новые партнеры»

5 октября 2015

Резюме: 5 октября 2015 г. журнал «Россия в глобальной политике» совместно с Советом по внешней и оборонной политике провели заседание круглого стола на тему «Россия на сломе эпох: Новые технологии — новые партнеры».

5 октября 2015 г. журнал «Россия в глобальной политике» совместно с Советом по внешней и оборонной политике провели заседание круглого стола на тему «Россия на сломе эпох: Новые технологии — новые партнеры».

В центре дискуссии было обсуждение стратегий технологического развития России в условиях геополитического конфликта с Западом и экономических санкций. Внешнеполитическая реальность, сложившаяся с весны 2014 года, заставляет Россию искать новых партнеров среди стран, которые не подвержены прямому воздействию США и могут позволить себе независимый курс на международной арене.

Какая стратегия будет в этих условиях максимально эффективной? Есть ли у России стратегические экономические и технологические партнеры или ей предстоит действовать в одиночку? Какие механизмы технологического развития надо создавать в первую очередь?

За прошедший год обсуждалось несколько сценариев действий. Первый — условно опора на собственные силы, максимальное импортозамещение, движение к самодостаточности во всем. Второй — «стратегический союз с Китаем». Третий — «капитуляция перед превосходящими и консолидированными силами Запада». Каждый из трех сценариев не только имеет сложности в реализации, но и несет явные (или пока неявные) угрозы развитию страны.

Участники дискуссии попытались обсудить сценарий, при котором Россия могла бы избежать самоизоляции либо жесткой привязки к какому-либо стратегическому партнеру и одновременно обеспечить себе доступ к жизненно важным технологиям. Таким сценарием был предложен «Технологический альянс» со странами БРИКС. Однако обладают ли они достаточным технологическим потенциалом и заинтересованы ли в углубленном сотрудничестве с Россией?

В дискуссии приняли участие Сергей ИВАНОВ, генеральный директор компании «Даурия Аэроспейс», Валентин МАКАРОВ, президент Некоммерческого партнерства «Руссофт», Сергей КАЛМЫКОВ, глава Комиссии по стратегическому развитию и информационной политике «Российской ассоциации содействия науке», Андрей ИОНИН, главный аналитик Некоммерческого партнерства «Глонасс», Евгений КУЗНЕЦОВ, член правления, заместитель генерального директора Российской венчурной компании, Иван МУРАВЬЕВ, директор по развитию Всероссийской общественной организации «ProКосмос», Анатолий ДОЛГОЛАПТЕВ, генеральный директор и научный руководитель, ООО «Товарищество энергетических и электромобильных проектов».

 

Федор Лукьянов отметил, что мир вступил в череду очень острых и все более опасных локальных кризисов. Естественно, Россия попала в совершенно другую ситуацию. На обозримый период возвращения к той модели взаимоотношений с внешним миром, с Западом, которая была еще 3-4 года назад и официально называлась стратегическим партнерством не предвидится. Встают вопросы: а) Восстановимы ли, в каком объеме и каким образом контакты, прежде всего практические, деловые и технологические, с тем, что принято называть Западом? б) Нужно ли это, действительно ли Россия должна бросить все силы на это, то есть на примирение? в) Каковы альтернативы, есть ли они?

 

Сергей Иванов рассказал об опыте работы компании «Даурия Аэроспейс» в условиях санкций. Это стартап на рынке разработки различных решений на базе малых космических аппаратов. За последние два года в небольшие компании, в стартапы, которым 2-3 года от роду, было инвестировано более одного миллиарда долларов. Это очень активно набирающее силу движение — микроспутники, малые аппараты, различные решения, технологии, которые можно строить на базе таких решений. Изначально компания имела три офиса: в Москве, в Силиконовой долине — в Маунтин-Вью, и в Германии — в Мюнхене и позиционировала себя как международная компания. «Даурия Аэроспейс» — первая частная компания в России, которая для Роскосмоса делает космические аппараты. События 2014 года перекроили бизнес-модель и бизнес-стратегию компании. Летом 2014 удалось подписать большой контракт с индийской компанией Aniara, телекоммуникационным оператором. С декабря 2014 года компания стала активно искать бизнес-решения в Китае. По мнению С. Иванова, страны БРИКС для российских компаний — это гигантский рынок, на который очень непросто войти, например, на китайский рынок. Особенность Китая — там очень легко убедить в жизнеспособности идеи, если есть какой-то аналог, особенно в Америке. У бизнес-проекта, предложенного «Даурия Аэроспейс» есть прямой аналог в США. С точки зрения технологий с Китаем всё сложнее. Мы можем сервисы продавать, но трансфер технологий у нас достаточно жестко регламентирован. Индийский рынок очень большой, бурно растущий, и первый проект с индийской компанией «Даурия Аэроспейс» рассматривает как точку входа на этот рынок. Есть очень сильный партнер в Южной Африке. В компании «Даурия Аэроспейс» интересным образом произошла трансформация бизнес-модели и стратегии: закрыли американское и европейское отделения, сфокусированы только на отечественном рынке и на Азии.

 

Валентин Макаров поделился видением проблемы с точки зрения президента группы компаний, занятой программным обеспечением. Что есть у стран БРИКС в области информационных технологий (ИТ) общего и какие есть слабые стороны? Слабые стороны: доминирование финансов в области регулирования интеллектуальных прав, доминирование в области управления интернетом. Базовый софт практически весь американский, приходится 90% платить за американские лицензии. Сильно отстаем от зарубежных производителей систем автоматизированного проектирования. Есть отставание в разработках процессоров. Очень тоже важная вещь — доминирование английского языка как языка бизнес-общения. Преимущества: первую очередь — компетенции в ряде секторов ИТ: это безопасность, это наличие системы ГЛОНАСС, это госуправление финансами, которое есть, например, в Бразилии, где система регулирования Центрального Банка является одной из лучших в мире. В Индии это услуги по разработке программного обеспечения. Китай — производство «железа». Россия — это high-end solutions — то, что мы можем давать решения там, где пока не очевидно, что там вообще в принципе есть решение, и никто не знает, как его сделать. И то, что можно делать вместе, — это, конечно, общий рынок, который дает возможность быть самодостаточной и самовоспроизводимой инновационной экономике; возможность построения новой финансовой модели в отличие от той, которая сейчас существует, с одним эмитентом; регулирование интеллектуальных прав и регулирование интернета, которое может быть сделано по-другому.

 

Сергей Калмыков отметил важность силовых международных линий информации и центров их схождения. Эти центры формируют информационное поле, которое влияет на развитие всех сторон человеческой жизни. Для того, чтобы выстраивать какие-то технологические, научные альянсы между странами БРИКС, надо исходить из того, что информация будет двигаться через существующие силовые линии движения информации. Если те или иные инициативы или результаты исследований мы не обнаружим в авторитетных журналах или базах данных, то при нынешней конъюнктуре и развитии мира получается, что их как бы нет. Одним из вариантов могло бы стать издание научного журнала, который бы не претендовал на региональный характер, то есть не был бы научным журналом БРИКС или ШОС. Возможно, издавался бы на английском языке, но при этом сам становился своего рода пылесосом в сборе научной информации из стран этого региона преимущественно. В настоящее время возможность запуска такого рода информационного проекта изучается. Потому что без полноценного информационного обмена между странами БРИКС и ШОС говорить о том, что мы можем сохранить темп и качество взаимодействия по любой отрасли, будь то фундаментальные науки, прикладные или даже развитие совместное технологий, не приходится.

 

Евгений Кузнецов прокомментировал эту тему, подтвердив, что России нужны издания мирового уровня и рейтинговые инструменты. Но тут есть очень важная специфика. В частности знаменитый китайский рейтинг университетов, который сейчас считается третьим наряду с Times Education и QS, делался целенаправленно под задачу возвращения китайских и привлечения некитайских ученых в китайские университеты. Им нужно было показать, что  профессор, который уезжает из топового европейского или американского университета, попадает в китайский университет, который тоже очень высоко котируется. Соответственно, они дали такую модель расчета рейтинга, которая была максимально чувствительна к тем методам привлечения талантов, которые китайцы использовали. Ту же роль играют китайские вложения в развитие научных журналов. Они потратили в своё время очень много денег, работая с ведущими мировыми издательствами, сумели сделать абсолютно экспоненциальный рост, где-то с 20 тыс. публикаций в год, выйти где-то на 35о тыс. Сейчас это вторая страна в мире по количеству научных публикаций, по среднему импакт-фактору такая же, как Россия. А у России как было 35 тыс., так и осталось 35 тыс.

Все догоняющие страны — Корея, Китай, Бразилия, Индия — все применяют одну и ту же технологию, они возвращают свои таланты. А в России сейчас произошло следующее: раньше уезжали в основном люди, закончившие российскую аспирантуру, для того чтобы претендовать на нижние позиции университетской иерархии на западе, на младших профессоров, на преподавателей и так далее. Сейчас уезжают в основном за аспирантурой на запад и за постдоком. То есть Россия  начинает торговать в плане мозгов более низким уровнем передела. При этом обратно она не возвращает в среднем ни постдоков, ни молодых ученых, они остаются там. В результате в науке образовалась гигантская дыра между 30 и 45 годами, это основной продуктивный возраст. Если Россия начинает реанимировать науку путём возврата ученых среднего возраста и поиска талантов из своей диаспоры, то нам нужен и свой журнал, и своё рейтинговое агентство, и всё, что будет доказывать этим ребятам, что они не сделали глупость, вернувшись, а наоборот, у них научная карьера идет в гору.

 

Иван Муравьев остановился на некоторых новых технологиях, которые, по его мнению, представляют конкурентные преимущества России. Это экологические технологии, чье значение возрастает в условиях глобализации, урбанизации, индустриализации и связанных с ними деградации среды. Технологии, связанные с комплексной безопасностью, предотвращением и снижением разрушительных последствий глобальных технологических катастроф. Это и биотехнологии, фармакологические и медицинские технологии. Когнитивная технологии, наукостойкость. Мы не до конца знаем, что у нас есть, но у нас есть, что предложить миру именно в плане решения перспективных глобальных проблем, которые касаются всех.

 

Андрей Ионин отметил отсутствие в России какого-либо технологического лобби. Опасность в том, что всегда от любого слова наступает усталость. Мы можем быть свидетелем того, что скоро от слова БРИКС может наступить усталость, когда ничего не будет происходить внятного. Аналогичная ситуация может быть в смежном проекте ЕАЭС и Нового шелкового пути. Там тоже политическая декларация принята, но никаких действий реальных не происходит, и скоро все в этом разуверятся и уйдут. Самое опасное в том, что мозги продолжают утекать, если не видят каких-то альтернатив и перспективы для развития.

Надо начинать совместные технологические проекты. Предлагается проект орбитальной станции БРИКС. Это самый масштабный, понятный проект, который может всех заинтересовать. Космос и ВПК — это сферы, где действительно интеграция десятков и сотен технологий происходит одновременно.

Давайте будем своё технологическое развитие ориентировать на то, что мы хорошо придумываем технологии. Пусть за нас их интегрирует кто-то другой. Главное, чтобы тот, кто интегрирует, был нам понятен, доступен и не смог произвести с нами то, что американцы сделали в прошлом году, когда лишили нас интеграционных продуктов, в основе которых лежали российские технологии.

 

Анатолий Долголаптев задал вопрос: а что, страны БРИКС обладают каким-то большим пакетом критических и закрывающих технологий, чтобы говорить о самостоятельном развитии? Или всё-таки нужно говорить, что мы будем развиваться, как происходит в действительности, со всем миром? По мнению многих руководителей оборонных предприятий, невозможно без взаимодействия с Западом иметь полноценное развитие. Это говорят патриоты, всю жизнь создававшие вооружения. Отдельные направления, где мы лидеры, не определяют возможностей полноценного развития, полноты технологий для развития не дают. Оборонщики уверены, что несмотря ни на что, технологии разными кривыми путями ползут по миру, и как раз БРИКС в этом смысле — поле, где эти технологии будут возникать, и только в этом смысле взаимодействие полезно. Не за счет собственного ресурса технологического развития этих стран, а за счёт того, что через них будут переползать многие технологии. Пока в стране не пройдут фундаментальные изменения, которые позволят сближаться с Западом, ничего хорошего ждать стратегически не приходится.

*    *   *

По результатам обсуждения были сделаны предварительные выводы о том, что лучшее средство для роста доверия между странами БРИКС — совместные проекты. Разработку технологий в формате БРИКС можно начинать с разных отраслей. Предлагались невоенные проекты из космической сферы, реализация которых взаимовыгодна и могла бы быть начата в кратчайшие сроки. Тут и космическая станция БРИКС (Россия объявила, что завершает проект МКС в 2020 г.), и система персональной спутниковой связи стран БРИКС (как национальная альтернатива американской системе Iridium), и согласование программ развития навигационных систем ГЛОНАСС (Россия) и BeiDou (Китай).

*    *   *

Список участников:

  1. AВЕРЧЕВ Владимир Петрович, председатель Наблюдательного Совета, Институт гуманитарно-политических исследований (ИГПИ)
  2. АРАБКИН Евгений, журнал "БРИКС"
  3. АФОНЦЕВ Сергей Александрович, заведующий, Отдел экономической теории, ИМЭМО РАН
  4. БАКУЛЕВ Константин Станиславович, помощник председателя комитета Государственной Думы ФС РФ по науке и наукоемким технологиям, директор АНО "Институт социально-экономической модернизации", к.э.н.
  5. БАРАНОВСКИЙ Владимир Георгиевич, директор, Центр ситуационного анализа РАН, член дирекции, Институт мировой экономики и международных отношений РАН, академик РАН
  6. БАРКИН Андрей, директор НКО "Совет для одарённых"
  7. БЕЗРУКОВ Андрей Олегович, советник Президента, ОАО «Нефтяная компания „Роснефть“», доцент МГИМО, полковник разведки (в отст.)
  8. ВОЛКОВ Владимир, журнал "БРИКС"
  9. ДОЛГОЛАПТЕВ Анатолий Васильевич, генеральный директор и научный руководитель, ООО «Товарищество энергетических и электромобильных проектов»; Генеральный директор, НТ АНО «Центр водородных энергетических технологий»
  10. ДРАЧЕВСКИЙ Леонид Вадимович, исполнительный директор, Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова; член попечительского совета Российского совета по международным делам, Исполнительный директор ООО «Группа ОНЭКСИМ»
  11. ДУБИНИН Сергей Константинович, председатель Наблюдательного совета ОАО «Банк ВТБ»; член Совета директоров «ВТБ Капитал» — Инвестиционного бизнеса Группы ВТБ
  12. ЕРОХОВ Сергей Викторович, руководитель «Адвокатского кабинета С. В. Ерохова»
  13. ЖУКОВА Ангелина Александровна, корреспондент отдела деловых приложений «Российской газеты»
  14. ИВАНЕНКО Виктор Валентинович, член СВОП; генерал-майор (в отст.)
  15. ИВАНОВ Сергей Николаевич, Генеральный директор компании «Даурия Аэроспейс»
  16. ИОНИН Андрей Геннадьевич, главный аналитик Некоммерческого партнерства «ГЛОНАСС»
  17. КАЛИНИНА Юлия, журнал "БРИКС"
  18. КАЛМЫКОВ Сергей Валерьевич, глава Комиссии по стратегическому развитию и информационной политике «Российской ассоциации содействия науке»
  19. КАРТАШЕВ Александр Андреевич, НП ГЛОНАСС
  20. КЛЕНОВ Андрей Михайлович, председатель наблюдательного Совета Фонда инновационного развития
  21. КОНЬКОВ Александр Евгеньевич, советник Исполнительного директора Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова
  22. КУЗНЕЦОВ Евгений Борисович, член правления Российской венчурной компании, заместитель генерального директора, директор проектного офиса РВК
  23. КУЛИК Сергей Александрович, директор, Дирекция по международному развитию, Фонд «Институт современного развития»
  24. ЛИПИНА Светлана Артуровна, директор Центра “Зелёная экономика” Совета по изучению производительных сил МинЭКа, РАН, РАНХиГС
  25. ЛУКЬЯНОВ Федор Александрович, главный редактор, журнал «Россия в глобальной политике»; Председатель Президиума СВОП; профессор-исследователь факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ; научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай»
  26. МАКАРОВ Валентин Леонидович, президент Некоммерческого партнерства "РУССОФТ"
  27. МАКУШКИН Алексей Георгиевич, директор по макроэкономическим и международным исследованиям Фонда «Центр стратегических разработок»
  28. МАРКИН Андрей Викторович, руководитель направления по международному сотрудничеству Департамента правовой политики и развития общественных отношений Фонда «Сколково»
  29. МАРУСЕВ Александр, директор, Всероссийская Общественная Организация"Прокосмос"
  30. МУРАВЬЕВ Иван Павлович,  директор по развитию Всероссийской общественной организации "ПРОКОСМОС"
  31. НЕДЕЛЬСКИЙ Виталий Олегович, президент Национальной ассоциации участников рынка Робототехники
  32. РУБАНОВ Владимир Арсентьевич, управляющий партнер ЦИИТ «Интелтек»; член эксплуатационной коллегии Фонда «Сколково», член Общественного совета при Минпромторге РФ; научный руководитель АНО «Информэкспертиза»; вице-президент, Лига содействия оборонным предприятиям России
  33. СТАПРАН Наталья Валерьевна, доцент МГИМО, Директор Российского Центра Исследований Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества (РЦИ АТЭС)
  34. ТОСУНЯН Гарегин Ашотович, президент, Ассоциация Российских банков, руководитель Центра финансового и банковского права Института государства и права РАН
  35. ТРОИЦКИЙ Михаил Алексеевич, доцент МГИМО(У) МИД России
  36. ЭНТИН Владимир Львович, директор Центра правовой защиты интеллектуальной собственности; доцент факультета журналистики МГУ им. Ломоносова; доцент кафедры адвокатуры МГИМО МИД РФ
} Cтр. 1 из 5