Россия в глобальной политике http://www.globalaffairs.ru/ Самое влиятельное российское периодическое информационно-аналитическое издание, посвященное вопросам международной политики, дипломатии, проблемам экономического и культурного межгосударственного взаимодействия. http://www.globalaffairs.ru/media/images/logo_sq_250_ru.png http://www.globalaffairs.ru/media/images/logo_sq_250_ru.png http://www.globalaffairs.ru/number/Breaking-the-Russia-Ukraine-Stalemate-19608 Breaking the Russia-Ukraine Stalemate Fri, 15 Jun 2018 11:44:00 +0300 Abstract This paper examines Russian-Ukrainian relations of the past four years in the context of the present political regime in Ukraine and the interests of its ruling elite. It focuses on the fundamental changes in the Ukrainian leadership’s foreign policy strategy and points to long-term risks associated with Kiev’s hopes that Western patronage will help strengthen its security. In conclusion, the author considers three scenarios for the development of the Ukrainian state in the coming decade and analyzes their possible consequences for Russian-Ukrainian relations.   The revolutionary events of the winter of 2014 came as a jolt to the Ukrainian political class, yet they did not change the established rules of the Ukrainian politics. Today, Ukraine is still ruled by elites that acquired their capital and political weight during the first decade of Ukraine’s independence. Their distinctive features are the absence of value and ideological frameworks, the attitude to the state as the main source of enrichment, the desire to monopolize state power, and the perception of society solely as an object of manipulation. In many ways, the fragmentation of the state and the economic collapse of 2014 was the result of a protracted intra-elite confrontation, which also involved a certain part of society. This conflict was actively fueled from the outside and made it impossible to create a stable state model that would embrace diverse intra-Ukrainian preferences. Kiev’s swaying from the West to Russia only aggravated the regional polarization, strengthened the influence of external players and culminated in sweeping protests. The former elites retained their positions in power after the revolution largely due to considerable resource asymmetry between them and new political players. This imbalance will likely allow them to dominate during the next electoral cycle. However, it promises to be the last cycle for the political generation of the 1990s. By 2030, Ukraine’s image will be formed mainly by those who came into politics in the current decade. Their political views were primarily shaped by the loss of some of Ukraine’s territories as a result of outside aggression and by the fueling of a military conflict inside the country. Therefore, their main goal will be to restore Ukraine within the 1991 borders or, at least, neutralize external and internal threats to its integrity. Ways that will be chosen to accomplish these tasks will determine a new format for Russian-Ukrainian relations and the future state system in Ukraine. In this article, I analyze changes that have taken place in Ukraine’s domestic and foreign policies in the past four years and possible scenarios for the development of Russian-Ukrainian relations in the next decade. I also suggest ways to resolve the conflict between the two countries, and principles on which they could build long-term good-neighborly relations. Today, this development seems unrealistic, yet both parties already now can take steps to create prerequisites for a long-term restoration of bilateral relations on a fundamentally new basis. METAMORPHOSES OF THE HYBRID REGIME Ever since it was formed, the Ukrainian political regime has been in the “gray zone” where formal democratic procedures and competition for power coexist with authoritarian control over political processes and frequent violations of basic civil liberties by the government (Hale, 2015). Until recently, significant differences in regional preferences, high mobilization potential of part of society, and diversification of resources among financial and political groups were the main obstacle to eliminating political competition (D’Anieri, 2011; Way, 2015). Attempts by previous Ukrainian presidents to consolidate their authoritarian rule led to open opposition from the counter-elite and to active social resistance (Kudelia, 2014). So, constant internal instability and increased vulnerability to external interference was the price Ukraine paid for preserving its democratic institutions. While earlier such costs seemed acceptable, in a protracted military conflict, traditional ways to counter authoritarianism lose their attractiveness. This has created favorable conditions for spreading authoritarian practices. Over the past four years, Ukraine has seen systemic violations of the freedom of speech and assembly, deprivation of civil rights, restriction of political competition, and politically motivated selective justice. Another common practice is the unpunished use by security agencies of extrajudicial violence against political suspects, especially those suspected of collaborating with separatists or Russian special services (UN OHCHR, 2014-2018). The persecution of Mikhail Saakashvili has shown that the fight against the “fifth column” is also used to crack down on the most outspoken political opponents. All these violations are widely covered in reports of international organizations, yet they are little criticized by Western states (Human Rights Watch, 2018). While earlier, during the time of Leonid Kuchma and Victor Yanukovich, similar actions served as the ground for freezing relations with Ukraine, now Pyotr Poroshenko is using authoritarian practices without any serious reputational losses. This may entail further degradation of political institutions in the country and new attempts to achieve public consent primarily through coercive leverage. In these conditions, elections may finally lose their importance as the only real way for society to control the government. If this helps the incumbent president stay in power for another term, it will also significantly increase his personal risks when that term expires. Another deviation from the practices of the previous two decades is the introduction of an ethnocentric humanitarian policy in Ukraine. This policy includes the introduction of language quotas in the media, restrictions on the sale of Russian books, and discriminatory innovations in secondary education aimed, according to the Venice Commission, mainly against the Russian minority (Human Rights Watch, 2018). The new politics of memory is based solely on the nationalist narrative, codified in law after the adoption of “decommunization laws.” This narrative presents as heroes only those who fought for an independent Ukrainian state, and the entire historical process is subordinated to the logic of “national liberation.” In this approach, there is no place not only for other ethnic groups but also for millions of Ukrainians who did not embrace the nationalist ideology and who defended the future of Ukraine as part of other state entities. The government, which imposes its exclusive interpretation of Ukrainian history, has also introduced, for the first time ever, criminal responsibility for public disagreement with the official dogma. The criminalization of negative remarks about the Organization of Ukrainian Nationalists (OUN) and the Ukrainian Insurgent Army (UPA) denies society the possibility of conducting an open dialogue and expanding their knowledge about one of the most tragic and controversial periods in its history (Marples, 2015). The nativism of the Ukrainian government in the humanitarian sphere where advantages are given to the “original” population is directly linked with the authoritarian turn in political development. Democratic protests in the post-Soviet space were successful only when the opposition convinced the public that the authorities presented a threat to nation-building (Way, 2015). Poroshenko’s ethnocentrism, which he had never displayed before he came to power, is to help him prevent mass protest mobilization under the slogan “The authorities have betrayed our national interests.” Although anti-corruption slogans have become even more relevant during his tenure as president, they are not enough to organize a mass protest movement. At the same time, the government’s cultural policy is also intended to divide society and foster distrust and enmity between different opposition groups. The result is an aggravation of internal conflicts and inter-ethnic intolerance and reduced opportunities for a peaceful settlement of the armed conflict in Donbass. This, in turn, may increase tensions in relations between Kiev and Moscow. EXTERNAL CHALLENGES TO UKRAINE Ever since Ukraine became independent, its government has viewed the Russian Federation as the main source of military threat and sought a balance in international security guarantees. Back in 1992, President Leonid Kravchuk asked the U.S. administration to provide Ukraine with guarantees that would be as strong as those provided for by Article 5 of the North Atlantic Treaty in exchange for Kiev’s giving up its nuclear weapons (Pifer, 2017). However, the watered-down text of the Budapest Memorandum of 1993 denied Kiev any chance to count on military support from the West in case of foreign aggression. Therefore, all Ukrainian presidents viewed efforts to maintain Ukraine’s military and political cooperation with the alliance as the only available way to neutralize external threats. Meanwhile, Russia remained the key economic partner of Ukraine and the main source of rent for its financial and political groups. Ukraine’s multi-vector policy was thus a way to gain maximum economic dividends from relations with Russia and, at the same time, minimize costs to national security, stemming from these relations (D’Anieri, 1999). The overnight annexation of the Crimean Peninsula by the Russian Federation vividly showed the shortsightedness of this strategy. On the one hand, it allowed Russia to co-opt a significant part of the Ukrainian elite and use it to influence public attitudes about the EU and NATO. On the other hand, it did not create any essential levers for ensuring Ukraine’s security, except for a largely declarative partnership with the North Atlantic Alliance and token military assistance from the United States. The Barack Obama administration declined to directly interfere in the Russian-Ukrainian conflict in 2014 or even supply armaments to Ukraine, which was a bitter eye-opener for many pro-Western Ukrainian politicians. At the same time, the active assistance to separatists in Donbass turned Russia from a potential threat into a direct military enemy. And whereas the annexation of Crimea could be a sign of Russia’s limited territorial claims, the covert participation of the Russian military in the hostilities on the side of “militias” and Russia’s support for the unrecognized “republics” pose more fundamental challenges to the Ukrainian state. The first challenge is the continuing internal fragmentation of Ukraine and the weakening of state monopoly on violence by paramilitary organizations. Another challenge is the militarization of the Ukrainian economy, which only creates new sources of rent for security agencies and prevents intensive economic development. Further concentration of state resources in the defense sector means higher poverty, lower education and health standards, and a brain drain. The third challenge is posed by the final emasculation of democratic institutions in Ukraine, the elimination of pluralism and the establishment of a harsher form of authoritarian rule. The threat of disintegration of the Ukrainian state remains a priority challenge to the Ukrainian government and its Western partners. That is why the United States and the European Union imposed the bulk of their sanctions against Russia only with the beginning of active military operations in Donbass. Simultaneously, Washington began to use financial levers to set priorities for reforms conducted by the new Ukrainian government and even name candidates for government posts. At the same time, the American assistance to the Ukrainian security sector has reached a scale that is unprecedented for Ukraine. In all, since 2014, the U.S. has provided Ukraine with military assistance worth about $1 billion. This assistance included the training of the Ukrainian military and supplies of modern communication and surveillance equipment (Morelli, 2017). This is more than Ukraine had received in the previous two decades. The recent decision of the Donald Trump administration to sell lethal weapons to Kiev shows that the U.S. continues to play the role of the main security donor for Ukraine. Also, Washington’s stepped-up mediation efforts to resolve the conflict in Donbass increase its role in the diplomatic process, formerly dominated by Germany and France. CONTROVERSIES IN KIEV’S RUSSIA POLICY Ukraine’s new strategy towards Russia includes five interrelated components. The first component is pressure on Moscow through Western sanctions. One of the main tools for that is making Western allies uncertain about Moscow’s military and political goals, especially with regard to the Baltic and Central European countries. The second component is Ukraine’s demonstrative withdrawal from the Russian cultural and information space to weaken the Kremlin’s influence on the public opinion in Ukraine. The third component is the decision to forgo direct energy supplies from Russia and thus limit the Kremlin’s ability to engage in geopolitical blackmail and bribe the Ukrainian political elite. The fourth component is the freezing of bilateral political dialogue and the holding of summit meetings only with Western allies where mainly the restoration of Ukraine’s territorial integrity is discussed. The fifth component is efforts to discredit Russia as an aggressor state in the international arena and undermine its reputation through international legal actions, information campaigns and civil actions. What are the ultimate goals of this strategy? First of all, it is to increase the Kremlin’s costs for its further interference in Ukraine’s affairs to a level where it will be more advantageous for Russia to respect its territorial integrity. Another goal is to demonstrate the unlikelihood of a partition or liquidation of the Ukrainian state, which is under Western patronage. This should render irrational any attempt to undermine the Ukrainian state. However, President Poroshenko’s statement that NATO membership is a “guiding star” for Ukraine increases the level of long-term threats to Russia stemming from an independent Ukraine. Thus he cancels out his own attempts to make the Kremlin reconsider benefits from further military intervention in Donbass. Even American scholars point to the strategic inconsistency of this policy and say that a neutral status for Ukraine would reduce tensions over the Ukrainian issue along the West-East axis (O’Hanlon, 2017). And yet, the incumbent Ukrainian government views the policy of joining the alliance as having no alternative. So, Ukraine will remain strategically vulnerable in relations with Russia, which cannot be fixed by Western military instructors or American arms supplies. At the same time, prospects for settling the conflict in Donbass are becoming dependent on the state of Russian-American relations, which have already entered a “second Cold War” (Blackwill and Gordon, 2018). This is evidenced by the Pentagon’s new defense strategy which defines “long-term, strategic competition” with Russia and China as the central challenge to U.S. prosperity and security (Department of Defense, 2018). As a result, Ukraine may become a hostage to a major geopolitical confrontation, in which it will have to play the unenviable role of an “eternal victim.” Support for this policy will lead to a final breakup in relations with Moscow and perpetuation of unresolved territorial conflicts, with Ukraine having to be content with informal Western patronage without firm security guarantees. These developments may have catastrophic consequences for long-term bilateral relations and the whole of the region. The main risk comes from a gradual expansion of the military conflict zone beyond Donbass and further destabilization in various sections of the Russian-Ukrainian border. This escalation will finally turn Ukraine into a territory of proxy war between Russia and the United States and a source of instability in the region. Ukraine will also lose the chance to achieve sustainable economic development, which will make it the poorest country in Europe and its prospects for joining the European Union in the next decade still less likely. At the same time, maintaining the smoldering conflict with the large neighboring state meets the interests of the ruling elite in Ukraine. It is used as an excuse for economic backwardness, limited civil liberties and the persecution of political opponents. The continuing conflict also allows the authorities to exclude a large part of Ukrainian citizens, strongly opposed to the incumbent regime, from the electoral process. For society, the price of the ongoing confrontation is measured not only in lost lives but also in higher internal intolerance, the degradation of social spheres, the growth of crime rates and the outflow of human capital abroad. This situation requires a search for a model of stable peaceful coexistence between the two states. PRINCIPLES OF NEW DETENTE Although there are no prerequisites yet for the restoration of Russian-Ukrainian relations, contours of a new détente policy between Kiev and Moscow can be outlined already now. This policy should rest on five basic principles that should ensure stability of the bilateral relations. The first principle is recognition of common security interests of the two countries and renunciation of the use of force to solve bilateral problems. This will help avoid any actions that may infringe upon or undermine the security of the other party, and work to build mutual trust. The asymmetry of the military potential between Ukraine and Russia means that Ukraine can inflict substantial damage to Russia’s interests only through a military alliance with third countries. That is why Kiev’s statements about its desire to join NATO exacerbate the security dilemma between the two countries and prevent a peaceful settlement of the conflict in Donbass. Obviously, the goal of restoring trust with Moscow requires Ukraine to declare itself a permanently neutral state, while remaining committed to the goal of joining the EU, like Sweden or Austria. At the same time, a revision by Kiev of its Euro-Atlantic aspirations is impossible while Russia maintains its military presence on part of Ukrainian territory. This means that the settlement of their relations in the security sphere will require one-time mutual concessions, to be encoded in multilateral agreements. The second principle is renunciation of the use of trade and economic ties for political purposes. Further integration of Ukraine into the EU economic space promises new benefits also to Russian companies in the Ukrainian market. It will create favorable conditions not only for sales but also for investment, exchanges of advanced technologies and economic partnership with Ukrainian and European companies. However, Russian producers will no longer have economic hegemony in Ukraine and will have to compete for Ukrainian consumers on an equal footing with companies from other countries. Also, they should abandon attempts to exert political pressure or finance individual parties and public organizations. Russia should also recognize the absence of Ukraine in Eurasian integration projects as a given and work for mutually advantageous economic rapprochement with Ukraine, while respecting its pro-European choice. The third principle is free access to the information, cultural and educational space of the two countries, free cross-border movement of people, and safeguards for the rights of religious communities affiliated with the mother churches in Russia or Ukraine. Further manifestations of discriminatory practices in the humanitarian policies of the two states would invariably revive conflicts which will violate the strategic stability of bilateral relations. Kiev will have to return to an inclusive policy that respects the cultural rights and educational needs of the Russian minority and many other Russian-speaking people in Ukraine. Equal respect for the identity and historical distinctness of regional communities on the part of the central government is a must for maintaining peace in Donbass. Although these goals are now hard to achieve, progress in resolving security issues will facilitate a revision by Kiev of its ethnocentric policy and help resume cooperation in humanitarian spheres. The fourth principle is pluralism in matters of historical memory and desire for reconciliation over the most contentious issues in the common history of the two peoples. This concerns not only events of the past centuries but also modern history, primarily the revolutionary protests in Kiev, the annexation of Crimea and the armed conflict in Donbass. A new politics of memory will succeed only if the authorities stop limiting public discussions of historical issues or trying to impose their narrative on regions and ethnic groups with different historical experiences as the “only correct” one. Symbolic moves by politicians and public figures of the two countries towards reconciliation and mutual forgiveness will be particularly important for interstate relations. However, as the difficult Ukrainian-Polish historical dialogue has shown, a search for mutual understanding after centuries of confrontation is always a long and painful process. Yet, even accepting the inevitability of differences in views on certain events in history may be enough for these differences not to be an obstacle to a common future. Finally, the fifth principle is depersonalization of cooperation through the creation of permanent institutional mechanisms for interaction both at the state level (through a special ministry or special commissions) and at public and regional levels. Such a dialogue should help establish trust, resolve outstanding conflicts and quickly respond to the emergence of contentious issues between the two countries. The creation of communication platforms with broad public representation will help depoliticize relations, end their dependence on certain personalities in the leadership of the two countries and limit the influence of spoilers on both sides. SCENARIOS FOR UKRAINE Obviously, the unresolved conflict in Donbass and the territorial dispute over Crimea are the main obstacles to the restoration of bilateral relations. The situation is exacerbated by a growing disagreement between the two countries over broader geostrategic issues, particularly ways to ensure their security. In the absence of early progress on these issues, there may emerge new obstacles, which will be much harder to overcome. One such obstacle may be a further authoritarian reversal of the political regime in Ukraine, especially if radical nationalists from among ultra-right groups come to power. Although their electoral support remains low, the leaders of these parties enjoy the patronage of senior government officials and freely form a wide network of paramilitary groups across the country. Their gradual merger with law enforcement agencies will help stop street protests in case elections are cancelled or rigged. Already now, they are trying to impose on society a new nationalist agenda under the slogan of establishing “Ukrainian order.” Even if the West weakens its support for Ukraine, a growth of nationalist sentiments in the country will invariably result in the escalation of the Russian-Ukrainian conflict. The creation of a nationalist-authoritarian regime in Ukraine will pose new major risks for the Kremlin. In particular, it will provoke the Kremlin into open military actions against Ukraine, which may result in new sanctions, significant economic losses, more active military intervention by the U.S., and political destabilization in Russia. Another scenario presupposes the preservation of a hybrid regime in which political pluralism is supported by the struggle among oligarchic groups, while democratic institutions primarily serve as a screen for rent-sharing among the elites. This type of regime best met the Kremlin’s interests for two decades of Ukraine’s independence. It allowed Moscow to use internal conflicts in Ukraine and corrupt Ukrainian politicians to promote its own interests. In the new conditions, however, the larger part of the Ukrainian elite has reoriented itself towards the West, while the reduction of bilateral economic ties leaves little room for corrupt deals. As anti-Russian rhetoric has become the only way for the ruling elite to retain power, the hybrid regime will only exacerbate the existing antagonisms and prevent a peaceful settlement of the conflict. Under a third scenario, the ruling elite will be deposed and the country will switch to a parliamentary system, with the consolidation of key democratic institutions. This transformation will help eliminate the system in which “the winner takes it all” and then becomes the dominant player for the whole of his tenure, and build a consocial model for the distribution of executive and legislative power among political forces representing the interests of various ethnic and cultural groups and regions. Some powers of the central government will be delegated to regional communities, which will receive exclusive competencies in the economic and humanitarian fields. This model is an acceptable alternative to “federalization,” which many people in Ukraine view as a threat of the country’s further disintegration. It will help balance preferences of different groups of voters in Ukraine and involve them in public administration at all levels. This model will also create an institutional basis for re-integrating Donbass on equal terms with other regions and will open up opportunities for broader agreements between Moscow and Kiev. THE FIRST STEPS TOWARDS AGREEMENT Ukrainian society has in the past four years viewed Russia’s policy vis-à-vis Ukraine as the implementation of the “limited sovereignty” doctrine which denies it the right to decide its own destiny. This view has told on Ukrainians’ attitude towards Russia (Center for Insights in Survey Research, 2017). At the end of 2017, only 18 percent of Ukrainians were ready to admit that they had warm feelings towards Russia. Simultaneously, the average person in Russia firmly associated Ukraine with hostile American influence. in December 2017, almost a third of respondents in Russia (29 percent) described Ukraine as an enemy and placed it second after the United States among enemy states (Levada Center, 2018). Such public sentiments are fueled by official propaganda of the two countries and create a very negative background for any attempts to start Russian-Ukrainian reconciliation. Many Western politicians, too, are interested in stirring antagonisms, as they view Ukraine as an important bridgehead for containing “revisionist” Russia. Therefore, they will keep encouraging pro-Euro-Atlantic rhetoric among Kiev politicians, even though Ukraine’s chances for NATO or EU membership are dim. In these conditions, the initiative for resuming a meaningful dialogue can come only from Moscow. The first signs of its readiness for that will be changes in the information policy of the state-run media, which now seek to discredit the Ukrainian state and set one part of Ukrainian society against another. One way for Russia to show its goodwill is to release about fifty Ukrainian prisoners who were convicted for political reasons. This may help reach a compromise on the deployment of a UN peacekeeping force and the establishment of provisional international control over territories controlled by separatists. With the beginning of the settlement of the conflict in Donbass, both states should expand the negotiation agenda. The negotiations should be aimed at finding a formula for ensuring mutual security and reaching accord on the principles of building long-term relations. Although a quick solution to the problem of the status of Crimea is unlikely, the parties could use the Anglo-Irish agreement of 1985 as an example of how they could begin the settlement of bilateral relations, while putting off a final decision on the disputed territorial issues. This tactic would facilitate the parties’ search for a compromise. Specifically, Russia could stop the persecution of Crimean Tatar activists, while Ukraine could pardon some prisoners convicted for “separatism.” To build up mutual trust, the parties can create mechanisms for the mutual monitoring of the observance of human rights in Crimea and Donbass. The negotiation process should go hand in hand with cooperation between the two countries in restoring the economic and social infrastructure of the Donetsk and Lugansk regions. To add more legitimacy to the negotiations, they could involve members of major political forces represented in parliament. Obviously, the key issue after the conclusion of a new Russian-Ukrainian treaty will be guarantees for its implementation. To strengthen these guarantees, the treaty should be approved in parallel referendums to be held in the two countries, and its main principles should be encoded in their constitutions. The aforementioned steps towards reconciliation and rapprochement will take many years and will apparently succeed only after a new generation replaces the current ruling elites in the two countries. However, this factor does not make decisions of present politicians less significant or crucial. In the long run, it is these decisions that can lay the foundation for agreement or, on the contrary, make the Russian-Ukrainian conflict still harder to resolve.   References Blackwill, R. and Gordon, P.H., 2018. Containing Russia: How to respond to Moscow’s intervention in U.S. democracy and growing geopolitical challenge. Council on Foreign Relations. Council Special Report No. 80, January. Center for Insights in Survey Research, 2017. Public opinion survey of residents of Ukraine, November 15 – December 14, 2017. Available at: http://www.iri.org/sites/default/files/2018-1-30_ukraine_poll_presentation.pdf D’Anieri, P., 1999. Economic interdependence in Ukrainian-Russian relations. New York: SUNY Press. D’Anieri, P., 2011. Structural constraints in Ukrainian politics. East European Politics and Societies, 25(1), pp. 28–46.  Department of Defense, 2018. Summary of the 2018 National Defense Strategy of the United States of America: Sharpening the American military’s competitive edge. Available at: https://www.defense.gov/Portals/1/Documents/pubs/2018-National-Defense-Strategy-Summary.pdf  European Commission for Democracy through Law (Venice Commission), 2017. Opinion on the Provisions of the Law on Education of 5 September 2017 which concern the use of the state language and minority and other languages in education. Opinion, No. 902/2017, 11 December. Hale, H., 2015. Patronal politics: Eurasian regime dynamics in comparative perspective. New York: Cambridge University Press. Human Rights Watch, 2018. World Report, Ukraine. Available at: https://www.hrw.org/world-report/2018/country-chapters/ukraine Kudelia, S., 2014. The House that Yanukovych built. Journal of Democracy, 25(3), pp.19–34. Levada Center, 2018. Rossiyane nazvali glavnykh vragov stnrany. 10 January. Available at: https://www.levada.ru/2018/01/10/rossiyane-nazvali-glavnyh-vragov-strany Marples, D., 2015. Open letter from scholars and experts on Ukraine regarding the so-called ‘Anti-Communist Law’. Krytyka, April. Available at: https://krytyka.com/en/articles/open-letter-scholars-and-experts-ukraine-re-so-called-anti-communist-law Miller, C., 2018. In Ukraine, ultranationalist militia strikes fear in some quarters. RFE/RL, 30 January. Available at: https://www.rferl.org/a/ukraine-azov-right-wing-militia-to-patrol-kyiv/29008036.html Morelli, V.L. 2017. Ukraine: Current Issues and U.S. Policy. Congressional Research Service, January 3. Available at: https://fas.org/sgp/crs/row/RL33460.pdf O’Hanlon, M., 2017. Beyond NATO: A new security architecture for Eastern Europe. Washington: Brookings Institution Press. Pifer S., 2017. The eagle and the trident: U.S.–Ukraine relations in turbulent times. Washington, DC: Brookings Institution Press. UN OHCHR, Reports on Human Rights Situation in Ukraine, 2014 – 2018. Available at: http://www.ohchr.org/EN/Countries/ENACARegion/Pages/UAReports.aspx Way, L., 2015. Pluralism by default: Weak autocrats and the rise of competitive politics. Baltimore, MD: Johns Hopkins University Press.   Key words: Political regime, internal fragmentation, nationalist narrative, nation-building, scenarios for development, Russia-Ukranian relations. http://www.globalaffairs.ru/number/Ukrainskii-vopros-dlya-buduschego-Rossii-19532 Украинский вопрос для будущего России Tue, 24 Apr 2018 12:47:00 +0300 Нас осталось мало: мы да наша боль,Нас немного, и врагов немного. Булат Окуджава Двадцать первого ноября 2013 г. глава правительства Украины Николай Азаров подписал распоряжение Кабинета министров приостановить процесс подготовки к заключению соглашения об ассоциации с Европейский союзом. Киевские власти пришли к выводу, что необходимо внимательнее изучить последствия такого шага для экономического развития, в частности для торговых отношений с Россией. Это формальное уведомление касалось сложного и непонятного подавляющему большинству населения юридического документа. Но именно оно спровоцировало самый острый, глубокий и кровопролитный кризис на территории бывшего СССР за два с лишним постсоветских десятилетия. Спор из-за соглашения с ЕС стремительно перерос в конфликт общеевропейского уровня, сотряс основы европейского порядка, сложившегося после холодной войны, который, как считалось, является сердцевиной и глобального устройства. Дело было, конечно, не в "глубокой всеобъемлющей зоне свободной торговли" как таковой. Просто во многом техническая тема экономической интеграции вдруг стала точкой, в которой сошлось все. Ощущение Москвы, что с 80-х годов прошлого века ее интересы и пожелания сознательно игнорируют, хладнокровно распространяя все дальше на восток структуры, полноправное участие России в которых не предусматривалось. Стремление объединенной Европы вдохнуть новую жизнь в свой зашатавшийся интеграционный проект, высечь искру энтузиазма и уверенности в будущем, аналогичную той, что возбудила на свершения Старый Свет в 1989-1991 годах. Желание обобщенного Запада поставить прочный заслон растущим амбициям России. За почти четверть века она так и не вписалась в отведенные ей расплывчатые рамки – элемент "большой Европы", обязанный приспосабливаться к ее меняющимся правилам, но не допущенный к их выработке. И если до определенного момента (середина 2000-х гг.) Москва честно старалась все-таки угнездиться в отведенной нише, то со второй половины десятилетия начала все громче заявлять о том, что желает большего. Тупик, в который зашла Украина в деле строительства современной дееспособной государственности, тупик настолько беспросветный, что среди "продвинутого" класса сформировался запрос на внешнее управление со стороны "цивилизованного мира". Провал российской политики. С начала 1990-х гг. она неизменно руководствовалась на украинском поле необходимостью решать сиюминутные конъюнктурные задачи, и не добилась ни одной из долгосрочных целей – ни геополитических, ни экономических, ни культурно-гуманитарных. Постсоветская иллюзия России На последнем стоит остановиться поподробнее. Москва с самого начала предпочла технократический рецепт в его постсоветском понимании – ложечку профессиональной дипломатии (особенно на первом этапе, когда надо было решать множество практических проблем становления государств после распада общей страны) размешать в большом количестве меркантильных бизнес-интересов и добавить щепотку культурно-национальных пряностей для аромата. Отчасти подобная "деполитизация" темы стала следствием осознанного решения не бередить болезненные язвы национально-государственного и гуманитарного размежевания двух очень близких и тесно переплетенных народов. В том, что они очень болезненные, никто не сомневался. Отчего-то считалось, что со временем чувствительность снизится, тогда и можно будет заняться. Существовала и другая причина. Отсутствие или крайняя слабость ценностной базы сделали российскую политику в целом и внешнюю – в частности машиной (иногда – ржавой и отвратительно скрипящей, когда-то – смазанной и умело налаженной) оперативного реагирования на текущие обстоятельства. Это свойственно всем "полям", на которых действует Россия, а в современном безумном мире зачастую становится и единственно возможным поведением. Но курс в отношении Украины больше, чем на любом другом направлении, служил еще и отражением внутренних процессов, практик и системы представлений, формировавших (или деформировавших) саму Россию после СССР. Злую шутку сыграла близость языка и траекторий развития, привычка считать соседнюю республику, а потом страну фольклорной разновидностью того же самого, что у нас. Лучшим олицетворением такого подхода был многолетний посол Российской Федерации в Киеве Виктор Черномырдин. Один из ведущих архитекторов постсоветской России и создатель "Газпрома", он по определению не мог воспринимать Украину иначе, чем обособившееся по какому-то недоразумению подразделение единого народно-хозяйственного комплекса. Благодаря грубоватому юмору и недюжинной харизме советского начальника Виктор Степанович снискал невероятную популярность в Киеве. А отменное знание закулисных экономических ниточек позволяло ему великолепно ориентироваться в мутной взвеси, которую всегда представляла собой украинская политика. Это, однако, сослужило в итоге нехорошую службу – иллюзия понимания процессов и владения предметом привела Москву к серии катастрофических провалов. (Подчеркну, речь здесь не о вине лично посла Черномырдина, а о системном изъяне отечественной политики, наиболее ярким символом которого он был. Та же линия, только в гораздо менее публичном и обаятельном виде, продолжалась и при его преемнике.) Украинская политико-экономическая элита переиграла гораздо более могучего "старшего брата", втянув его именно в такую – менее политическую, зато максимально бизнес-ориентированную парадигму отношений. Оказалось, что в полусвете коррупционно-олигархических связей и паутине непрозрачных сделок представители Украины чувствуют себя более органично и естественно, чем даже их весьма искушенные российские визави. Им удавалось выкачивать из России и российско-украинских отношений огромные средства, временами "впаривая" россиянам активы, которым впоследствии невозможно было распоряжаться, а политическая ценность инвестиций (якобы покупка влияния и "мягкая сила") раз за разом оказывалась нулевой. В итоге пресловутая украинская элита матерела и набирала влияние в первую очередь благодаря России. Что совершенно не мешало тем же людям последовательно выстраивать национальный политический проект, полностью ориентированный на то, чего Россия пыталась не допустить, – вхождение Украины в евро-атлантические структуры. Однако, громко возражая, Россия либо бездействовала, либо спохватывалась в моменты очередного нокдауна, но ответные движения, как правило, только еще больше придавали Киеву импульс скольжения по тому пути, с которого Москва хотела его столкнуть. Разрушительная тактика Украины Впрочем, оборотной стороной тактических выигрышей украинской элиты стал ее же стратегический проигрыш. Преуспеяние правящего класса не трансформировалось (да и не собиралось) в построение эффективного и успешно развивающегося государства. Недовольство общества и его отчуждение от меркантильной и коррумпированной верхушки вело к росту внутренней напряженности и эрозии главного достижения Украины по сравнению со многими постсоветскими странами – способности избегать фатальных потрясений, топить коллизии в вязкой среде бесконечных махинаций. До поры до времени это работало, но ресурс соглашательства оказался не безграничным. Тем более что реализация национального проекта, ориентированного на Евро-Атлантику, подошла к черте, за которой уже нужно было делать решающий шаг. А это означало бы принятие определенного набора ценностей, точнее говоря – принципов организации государства и общества, которые никак не соответствовали нравам постсоветских элит. Россия такой шаг делать и не собиралась, так что растущее расхождение отечественной модели с усредненной европейской не считалось недостатком, а постепенно стало подаваться и как преимущество. Украина же не имела альтернативной схемы, но не соответствовала и декларируемой. Символический смысл отказа Виктора Януковича подписать соглашение об ассоциации с ЕС (не умаляя значения российской "убедительности") вполне понятен. Четвертый президент Украины являл собой плоть от плоти постсоветской системы, а сближение с Евросоюзом в идеале должно было эту систему ликвидировать, заменив ее чем-то другим. И хотя система, без сомнения, намеревалась после заключения договоренностей "замотать" невыгодные ей аспекты отношений с Европой, как она годами успешно делала это в отношениях с Россией, внутренний тремор имел место. Примечательно, что получилось в конечном итоге. Система, по сути, нашла выход из описанной выше дилеммы – олигархическое сообщество пошло на рискованное для него соглашение с Евросоюзом, но, фактически спровоцировав военно-политический кризис, обезопасило себя от слишком настойчивых требований партнера – что вы от нас хотите, война… Так что система пережила майданную революцию и дальнейшие тектонические сдвиги, правда, цена для страны оказалась запредельной. Взрыв и обвал 2014 г. связан со многими причинами. Прежде всего – с острым разочарованием части населения и обидой Запада, не простившего Януковичу дерзкого "кидалова" в преддверии широко разрекламированного Вильнюсского саммита "Восточного партнерства". Тем более что "перекупил" его уже изрядно демонизированный Владимир Путин. Дальнейший сюжет – начиная с событий в Крыму и далее через обострение на востоке Украины к войне и жесткому политическому клинчу – диктовался в основном логикой противостояния России и Запада. Украинцы, как это не раз уже бывало в их истории, оказались в жерновах большой геополитической игры, что никогда не сулит ни одному народу ничего хорошего. Конец СССР Но если рассматривать коллизии четырехлетней давности в историческом контексте, важно обстоятельство, из-за которого дальнейшая фабула представляется в особом свете. Майдан, смена юрисдикции Крыма и междоусобица в Донбассе подвели финальную черту под историей Союза ССР, призрак которого надолго пережил его юридическое упразднение. Признание Россией результатов референдума в Крыму и принятие полуострова в состав Российской Федерации отменило негласное табу на изменение административных границ СССР, которого до того момента придерживались все участники постсоветской политики. Примечательно, что, патронируя, например, Приднестровье и даже признав в 2008 г. независимость Абхазии и Южной Осетии, Москва никогда не поддерживала идею их присоединения к России. То есть контуры прежних административных границ оставались в силе. Крым стал прецедентом. Конечно, надо учитывать специфику, историю именно этой территории и то, как она оказалась в составе Украинской ССР, но все равно качественный сдвиг налицо. Границы – далеко не единственная, а в каком-то смысле – и не главная тема, связанная с советским наследием. Украинский кризис поднял на поверхность вопрос самоидентификации – "кто мы?", который по-разному и с разной степенью успеха и Россия, и Украина старались обойти на протяжении всего периода государственной независимости друг от друга. Советский Союз не был просто еще одной империей, как все предыдущие, в том числе Российская. Он опирался на мощный концепт, оперировавший национальными устремлениями различных народов и создававший квазигосударственные образования – но для того, чтобы построить на их основе общую транснациональную идеологически мотивированную идентичность. И хотя распад СССР, вызванный во многом именно обострением национальных противоречий, положил концепту конец, возникшая общность оказалась более живуча, как и те самые контуры административных границ. В частности, попытки уйти от окончательной самоидентификации отличали и российско-украинские отношения. Прежде всего с российской стороны (отсюда бесконечно повторяемая до сих пор официальная мантра об "одном народе"), но и с украинской тоже. В украинском случае воплощением советского культурного шлейфа служит как раз правящая коррупционно-олигархическая система, привыкшая за годы независимости работать на полутонах, извлекать выгоду из нечетко прочерченных границ. 2014 год не случайно реанимировал вопрос о "Русском мире", превратив его и в политический инструмент, и в способ самоидентификации. Само понятие отсылает не к советскому прошлому, скорее это возвращение к дискуссиям XIX – начала ХХ века – "украинский вопрос", осмысление национального, культурно-религиозная тематика. Но сложность и многомерность этой дискуссии, споров о различных вариантах идентичности в рамках империи были уничтожены именно советским временем (см. статью в этом выпуске о судьбе "малоросса"). В итоге исчезновение советского и невозможность вернуться к досоветскому привело к бинарному черно-белому столкновению, гражданской войне даже не на востоке Украины, а в том самом "Русском мире". Жутковатый апокриф времени кровопролитных и стратегически бессмысленных боев за донецкий аэропорт в 2014 г.: силы ДНР предлагают сдаться окруженным в одном из терминалов "киборгам" из ВСУ, на что слышат в ответ сопровождаемое отборным матом "Русские не сдаются!" Конфликт в Донбассе стал разломом воображаемого сообщества и шоковой терапией в сфере национального строительства и суверенизации. Украина в ее современных границах – очень удачливый продукт имперской экспансии и последующей внутренней оптимизации империи. Экспансии, что примечательно, не своей, а чужой. (Справедливости ради, замечу, что удачливость в качестве созданного посторонними руками государственного проекта оплачена огромной человеческой ценой. Поскольку сегодняшняя Украина столетиями была не субъектом, а местом действия имперской борьбы, внешние экспансии беспощадным катком прокатывались по этой земле.) Сама Россия в результате распада большого государства потеряла территории и часть статуса, Украина же приобрела и то, и другое, причем исключительно мирным путем. Но не обрела третьего – однородности, ощущения всеобщей сопричастности. Потрясение Майдана, потеря Крыма, война на востоке и острейший антагонизм с Россией вроде бы призваны такую однородность сформировать – создать политическую нацию, которая так и не возникла за 23 мирных года. Нация строится на резком отмежевании от России, противостоянии ей, и дальше ничего в этом смысле не изменится. Трагическая сторона культурно-цивилизационной близости – максимальная жестокость ее разрыва. Но второй опорой мыслилось ускоренное вхождение в интегрированное европейское пространство, а здесь возникли препоны. Не только из-за состояния Украины, но и из-за того, что сама объединенная Европа вступила в стадию интровертности, ее и без того крайне низкая готовность абсорбировать Украину скукожилась еще больше. Украина после России Спустя почти пять лет после начала кризиса и четыре с лишним года после смены власти на Украине предсказывать развитие событий в этой стране и в российско-украинских отношениях – тщетное занятие. Все чрезвычайно зыбко. Правда, есть константы, которые уже определились и не изменятся. Советской Украины нет и больше никогда не будет. Ее нет даже на географических картах – Крым теперь относится к Российской Федерации. Ее нет в экономическом смысле. Та потенциально очень перспективная экономика с мощным индустриальным компонентом и прочными связями с Россией, которую Украина унаследовала от СССР и теоретически могла бы развивать, не просто исчезает по причинам политико-экономического кризиса, но и целенаправленно ликвидируется за ненадобностью, в том числе директивными способами. Будущая Украина должна (надеется) стать полезной составной частью европейского пространства, то есть ей необходимо адаптироваться к восточноевропейской модели сервисной и отчасти сельскохозяйственной страны, промышленность только мешает. Что бы ни произошло политически, невозможно представить себе возвращения к системному экономическому взаимодействию с Россией, которая и сама стремится обособиться от ненадежного соседа. Газово-трубопроводная составляющая, которая неразрывно связывала две страны, сохранит свою значимость еще какое-то время, явно дольше объявленного 2019 г., но цель обхода Украины – приоритет России (см. обзоры в этом номере). Культурная близость неизбежно сжимается. Наверное, усердие самых оголтелых культуртрегеров, которые объявляют Булгакова и Цоя агентами врага, со временем угомонится. Но меры по всеобъемлющей украинизации продолжатся, а значит следующие поколения будут смотреть на Россию совершенно иначе, постепенно утрачивая эмоциональную связь с ней, которая была раньше и еще сохраняется теперь. Политическая элита постсоветского извода безнадежно дискредитировала себя. Ее последним дивертисментом станут, скорее всего, выборы 2019 г. (подробнее в статье Владимира Брутера), затем и внутреннее, и внешнее давление заставит осуществить ротацию. Нет гарантии, что следующую когорту составят более качественные государственные деятели, но их понятийный аппарат и строй мышления сформирован совсем иначе (см. статью Глеба Павловского в этом номере). Возможно, им удастся приблизиться к мечте многих современных украинских интеллектуалов, насколько не доверяющих собственному правящему классу, что готовых согласиться на внешнее управление. Правда, тогда что-то придется делать с националистами, а это не так легко. При этом сохранится высокий уровень милитаризации сознания нации как эффективный инструмент консолидации в условиях неблагополучия. А главное – непонятен уровень готовности Европейского союза, например, всерьез брать на себя ответственность за Украину. Тем более неясно, что будет происходить в этой связи через три-пять-семь лет, Европа явно вступает в период серьезных перемен. Бросить Киев ни Европа, ни США не смогут, тем более на фоне все более острых противоречий с Россией. Так что некоторый уровень поддержки Украине будет обеспечен долго. Но хватит ли этого для развития? Йельский историк Тимоти Снайдер, большой друг Украины, в новой книге доказывает, что никакие европейские страны, вопреки распространенному мнению, не смогли построить у себя успешные национальные государства (даже гиганты, наподобие Франции, Великобритании и Германии), а на деле могут существовать только в качестве империи (пока они не распались) или в составе Европейского сообщества/союза (исследователь, похоже, сознательно отбрасывает примеры, не укладывающиеся в эту схему, например, скандинавские страны, но относительно Восточной Европы умозаключение кажется более обоснованным). Применительно к Украине это означает, по его мнению, что она обречена, если останется проектом самостоятельного национального государства, но способна реализовать свои мечты в составе ЕС, куда ее надо обязательно принять. Проблема как раз в том, что судьба Евросоюза под вопросом, и сейчас ему явно не до того. (С этими рассуждениями перекликается опубликованное в этом номере интервью Ивана Крастева, где он, в частности, говорит о том, что наиболее острая проблема современной Европы – преодоление последствий не Второй, а Первой мировой войны, которая и разрушила имперский мир.) Россия после Украины Что делать России? Для начала понять, что прежнего уже нет. Постсоветский опыт отношений с Украиной можно рассматривать разве что в качестве негативного примера – как не надо было поступать. Но даже и его критический анализ мало что даст, потому что другим стал объект политики, изменились характеристики Украины – то, что могло бы принести более благоприятный результат в девяностые или нулевые годы (целенаправленная работа по формированию конструктивно настроенных элит, активные усилия по поддержанию и распространению культурного и языкового влияния, формирование устойчивой "прорусской" политической силы, отказ от поощрения коррупции и покупки лояльности сомнительных доброхотов и пр.) не будет работать теперь. Не факт, что достаточно сработало бы и тогда, но в условиях 2020-х гг. уже не стоит и рассуждать. События середины 2010-х гг. подвели черту не только под периодом конца ХХ – начала XXI века, когда была предпринята попытка радикально переустроить Европу в соответствии с представлениями ее западной части (подробнее на эту тему – в статье Тимоти Колтона и Самуэла Чарапа). Россия эту попытку, можно сказать, отразила (это некоторое упрощение, но отказ России вписаться в "большую Европу" по атлантическим лекалам сыграл решающую роль в ее неудаче), однако сама оказалась в совершенно иной геополитической и культурно-психологической ситуации. Идея Тима Снайдера о том, что европейские страны не сумели преодолеть травму распада империй, и лишь европейская интеграция стала заменой утраченных идентичностей (стоит, наверное, вспомнить слова бывшего председателя Еврокомиссии Баррозу, который в порыве откровенности как-то назвал ЕС империей нового типа), важна для России. У нее не получится стать национальным государством, хотя многие именно так видели направление развития после распада СССР. Как писал Алексей Миллер, "восприятие нации-государства в качестве нормы можно считать одним из примеров некритического евроцентризма современной русской политической мысли… Особенности… советского наследия, а именно институционализация и территориальное закрепление этничности, делают невозможным построение нации-государства". Возвращение к имперскому прошлому тоже невозможно, хотя понятие империи как формы организации государства и общества сегодня уже не звучит безвозвратным анахронизмом, как казалось на волне эйфории либерального переустройства конца ХХ века. Наконец, эпоха после СССР стала важным экспериментом, результат которого – Россия не укладывается в чужие наднациональные схемы. Значит, как пишет в этом номере Андрей Тесля, ей нужно новое понимание имперского проекта – как предпосылка развития уже в новых условиях. Концепция "Русского мира", пережившая потрясение в связи с событиями на Украине, может стать составной частью такого проекта, если очистить его от ирредентизма и реваншизма. (См. подборку мнений о его будущем.) Вечная российская одержимость "стратегической глубиной", необходимостью отгораживаться от внешних угроз "буферными зонами" – даже если удалось бы восполнить потери предыдущего периода – больше не отвечает на главные вызовы. "Стратегическая глубина" теперь включает в себя такие понятия, как "ёмкость рынка", "взаимосвязанность" (не синоним взаимозависимости, скорее – талант быть нужным многим), умение всеми способами приумножать человеческий капитал (в том числе и за счет уже упомянутого "Русского мира"), способность проекции собственного нарратива (что не равно культурному или языковому влиянию), готовность применять правильный вид силы в нужный момент. "Украинский вопрос" для России XXI века: насколько страна будет способна реализовать свои возможности и потребности в мире, кардинально отличном от того, что существовал в предыдущие столетия. И вопрос этот – открытый. Как в плане перспектив России, так собственно и в части Украины. Все перечисленные выше вероятные характеристики соседней страны не означают предопределенности по одной причине – они сами во многом являются производной от внешних политических обстоятельств, над которыми Украина не властна и которые имеют обыкновения меняться. В истории это уже бывало, ее судьба как территории, находящейся на стыке крупных культурно-исторических и геополитических общностей, поворачивается в ту или иную сторону по мере складывания новых конфигураций вокруг. И сами жители этой территории в разные эпохи демонстрировали высокую степень адаптивности к меняющимся обстоятельствам и способность принимать патронат наиболее сильного игрока. Какие конфигурации могут сложиться в Европе и Евразии через пять, двенадцать, двадцать лет – гадать сейчас бесполезно. Снова, а это случается, как минимум, раз в столетие, все пришло в движение, происходит перекройка экономического и политического ландшафта. Подъем Азии и перспектива превращения Китая в глобальную экономическую державу номер один чреваты изменениями геоэкономической, а значит и геополитической карты планеты. Европа на этой карте перестает быть сердцевиной, хотя и остается важным "довеском" любого глобального процесса. Особенно важным для России – по культурным и экономическим причинам, которые сохранятся еще очень долго. А Украина оказывается уже не эпицентром основной борьбы, но фактором, опосредованно влияющим на возможности ее участников, прежде всего России. И России придется искать способ, чтобы этот фактор, как минимум, не работал против нее, а в идеале был бы на ее стороне. Хроника Украины – это повторение одних и тех же сюжетов из века в век. Трагизм булгаковской "Белой гвардии" соседствует с залихватским абсурдом "Свадьбы в Малиновке", уютный колорит Диканьки – с героическим пафосом "Тараса Бульбы". Специфика этой страны оказалась после распада СССР не по зубам России, которая так и не нашла ключа к отношениям с Киевом. Но она стала неприятным сюрпризом и для западных держав. Те полагали, что в украинском случае имеют дело с большой и проблемной "Польшей номер два", однако столкнулись с чем-то совершенно особенным. Тем, что, может быть, имело шансы на некую общеевропейскую унификацию, если бы ЕС оставался в лучшем своем состоянии и мог посвятить много сил и энергии украинскому проекту. А поскольку это теперь уже маловероятно, финал снова открыт, что бы ни происходило сейчас, история продолжает свое движение по спирали. http://www.globalaffairs.ru/number/Ni-mira-ni-voiny-Tolko-biznes-19531 Ни мира, ни войны. Только бизнес Tue, 24 Apr 2018 12:32:00 +0300 К десятилетию грузино-российской войны (август 2008 г.) между двумя странами сложились настолько уникальные отношения, что, возможно, о них в будущем напишут в учебных пособиях. Дипломатических отношений нет. Их восстановление не предвидится. Для Тбилиси (и международного сообщества, за исключением Никарагуа, Венесуэлы и Науру) Москва – оккупант, контролирующий с помощью военных баз незаконно отторгнутые Абхазию и Южную Осетию и поэтапно инкорпорирующий в свое пространство грузинские автономии. По идее это должно подразумевать бездонную политическую, экономическую и гуманитарную пропасть между соседними государствами. Однако Россия, как ни парадоксально звучит, – второй торговый партнер Грузии, и этот показатель имеет стабильную тенденцию роста. Ежегодно увеличивается число российских туристов, приезжающих в Грузию. По всем опросам число сторонников интеграции в НАТО и ЕС не меняется (70%). Но практически столько же граждан поддерживают идею нормально функционирующих отношений с Россией, понимая, что без этого вопрос территориальной целостности не то что не решаем, но даже не выносим на голосование. Итак, вопрос политического урегулирования осознанно вынесен за скобки. Его отложили, чтобы вернуться, когда время поспеет. Что касается остального, то вот некоторые цифры 2017 года. Торговля между Россией и Грузией выросла по сравнению с 2016 г. на 34,2%, составив около 1,2 млрд долларов. Это 11,1% от общего внешнеторгового оборота Грузии. Россия в этом списке уступает только Турции (1,58 млрд долларов). Но между Тбилиси и Анкарой существует Совет стратегического уровня. Представить себе партнерство такого масштаба между Тбилиси и Москвой можно только в черной комедии. Россия – главный импортер национальной гордости Грузии – вина. В прошлом году Грузия поставила в Россию около 48 млн бутылок. Рост по сравнению с 2016-м просто космический – 76 процентов. Возвращение российского рынка в 2013 г. после семилетнего эмбарго – конкретное достижение правительства "Грузинской мечты". Достаточно оказалось понизить присущую Михаилу Саакашвили и его "Единому национальному движению" антироссийскую тональность, как почти сразу растворились претензии России к качеству грузинской продукции. Кстати, в Грузии никто не сомневался, что они были мотивированы исключительно политически. Параллельно в 2014 г. Грузия подписала с ЕС Соглашение об ассоциации, которое включает важные экономические преференции. В этом тоже отражается прагматизм избранного курса внешней политики: к Западу не через противостояние с Россией, а как раз наоборот, через стабилизацию грузино-российских отношений. Клинч Москвы и Тбилиси как раз отпугивал, настораживал западных партнеров Грузии. И на официальном уровне, и, как можно сделать вывод из анализа различных источников, за кулисами западные партнеры, к которым прислушивается Тбилиси, благодарят и советуют продолжать диалог с Москвой. Это контрастирует с отношениями Киева и Москвы (притом что Украина сохранила дипломатические отношения с Россией). Но в итоге получилось так, что, когда Запад напоминает России о проблеме Грузии, Москве почти нечем крыть, в отличие от эпохи Саакашвили. Тбилиси, не заступая за "красные линии", ныне лишил Москву таких козырей, как "антироссийская истерия" или "военная угроза против абхазов и осетин". Какую выгоду это принесло Тбилиси, можно видеть на примере противотанковых "джавелинов". После 2008 г. Запад долго воздерживался от военных поставок в Грузию. Убедив партнеров в том, что это нужно действительно только для обороны и модернизации армии, Грузия уже начала получать противотанковые комплексы, о которых воюющая Украина пока только мечтает. Еще раньше, с позапрошлого года, Франция, также скептически смотревшая на антироссийские выплески Саакашвили, занялась грузинской ПВО с соответствующими поставками современных систем и обучением грузинских специалистов. На последнем Давосском форуме премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили подтвердил необходимость поиска точек соприкосновения с Россией. Тбилиси рассчитывает, что со временем это подготовит почву для начала дискуссий о политическом решении конфликтов (глава правительства при соответствующем стечении обстоятельств готов лично подключиться к запинающимся Женевским переговорам по безопасности на Кавказе, открывшимся после трагических событий 2008 года. Кроме того, эксперты в Тбилиси, например, Институт политики и права, глубоко изучают позитивный международный опыт урегулирования различных конфликтов, в частности, гонконгский). Как отметил премьер, сферами взаимных интересов могут быть торговля, туризм, гуманитарные и культурные взаимоотношения. Но Россия, по его словам, должна осознать, что напрасны ожидания, что Грузия смирится с "существующими реалиями" – то есть отделением Абхазии и Южной Осетии и попытками России блокировать западную интеграцию Грузии. Эту формулу образно вывел советник премьер-министра по внешним связям Тедо Джапаридзе: "Грузия сегодня – не головная боль, а часть решения глобальных задач". Ментальное отдаление двух стран друг от друга за минувшее десятилетие не отменяет географического соседства. То есть Россия и Грузия обречены. Вопрос только: на что? Мира нет, это плохо. Войны нет, это уже хорошо. Есть только бизнес И это уже совершенно новая реальность в истории взаимоотношений. В Тбилиси все чаще слышны предложения к внешнему миру смотреть на нее сквозь "иную оптику" – многостороннего регионального экономического сотрудничества. Возможна перспективная картина, в том числе для Абхазии и Южной Осетии, если Россия и Грузия не остаются с глазу на глаз, а становятся частями общего экономического пазла.  Избранный "Грузинской мечтой" курс называется "политикой стратегического терпения". Председатель парламента Грузии Ираклий Кобахидзе выступил в начале февраля в Университете Джона Хопкинса: "Сложно решать проблемы, связанные с российской агрессией и оккупацией, но мы верим, что в итоге нашей прагматичной политикой цели будут достигнуты. Именно благодаря такой политике внушительно вырос уровень стабильности после войны 2008 года. Прагматика полностью поддерживается западными партнерами. Все это позволяет нам вносить вклад в региональную стабильность, что важно как для Грузии, так и для наших друзей. Но в то же время мы наблюдаем рост милитаризации России на оккупированных территориях, ее действия по направлению аннексии". С учетом сегодняшних реалий в двусторонних отношениях порой даже встает вопрос: а так ли нужны России и Грузии вообще дипломатические отношения, если "только бизнес" способен заменить их? Вместо посольств сейчас, как известно, функционируют секции интересов при посредничестве Берна. Россиянам визы в Грузию не нужны, для грузин Россия облегчила их получение. В этих условиях впору скорее думать об открытии торгпредств, чем рассчитывать на возвращение полноценных дипломатических представительств. Уникальность ситуации в отношениях России и Грузии, субъективно говоря, не только в этом. Кажется, что за годы, прошедшие после распада СССР, произошла некая ментальная революция в отношениях друг к другу. Ее последствия пока непонятны. Но факт – за это короткое время выросло всего лишь поколение, а на деле получается, что изменилась целая эпоха. Когда я учился в 1980-е гг. на факультете журналистики Тбилисского университета, журфак МГУ ежегодно выделял квоту – место для студента из Грузии. Можно было отправиться в Москву после третьего курса, но теряя в учебе год, то есть стать студентом второго в Московском университете. Несмотря на такое жесткое условие и по большому счету унизительное неравноправие, желающих было много. Москва того времени привлекала пространством свободы действий и мысли. Недавно пригласили пообщаться с нынешними журфаковцами Тбилисского университета. Среди них, к моему удивлению, были студенты и студентки из России – Казани, Ульяновска и других городов. Они рассказали, что много читали о Грузии как о необычном явлении на постсоветском пространстве, и рискнули. И вполне довольны. То есть сегодня Грузия, Тбилиси стала для юных (и не только юных) россиян магнитом, которым была для нас Москва позднего советского периода. Подруга-гид перечисляет географию российских туристов, которых приняла за последний год: "Москва, Питер, Казань, Рязань, Пермь, Ростов, Сургут, Петрозаводск, Калининград, Екатеринбург, Пятигорск, Камчатка". 1 млн 400 тыс. россиян посетили Грузию в прошлом году – в условиях отсутствия дипломатических отношений. Полагаю, многие из них покидают страну как послы доброй воли. То есть это своего рода "мягкая сила" Грузии. В то же время понятно, что политика стратегического терпения должна когда-нибудь трансформироваться в достижение стратегического результата. Материализоваться. Американский конгрессмен Дункан Хантер призывает Грузию к таким отношениям с Россией, чтобы последняя совершенно не была нужна грузинам: "Поэтому мы осуществляем инвестиции в Грузию, поставляем оборонительное оружие, чтобы вы продолжали двигаться к Западу. Мы будем продолжать бороться за вас. Сам грузинский народ продолжит борьбу. Не сдадимся, и Путин, наверное, однажды осознает себя лишним и не сможет сохранить оккупированные территории". Однако бизнес есть бизнес, "забыть" Россию не получится. В прошлом году объем денежных переводов в Грузию из-за рубежа составил 1,4 млрд долларов – это 10% ВВП. Из России поступило 455 млн долларов, на 15% больше, чем в 2016 году. Для сравнения – на втором и третьем местах Италия и Америка, примерно по 140 миллионов. Таким образом, вместо "забыть" реальнее "завлечь" или "вовлечь"? Мэр Тбилиси Каха Каладзе говорит, что не видит никаких проблем в участии российских компаний в тендерах в энергично развивающейся грузинской столице: "Пусть приезжают, вкладывают инвестиции, создают рабочие места. Мы это только приветствуем". Российская сторона, которая уже много лет владеет 75% акций энергосетей Тбилиси (свет не отключался даже в дни августовской войны), в прошлом году осуществила рекордную инвестицию в развитие своего хозяйства – 41 млн лари (свыше 16 млн долларов). До этого вкладывалось ежегодно почти на 10 млн лари меньше. Уже после войны и разрыва дипломатических отношений "Интер РАО" приобрела две ГЭС на реке Храми. "России гораздо выгоднее иметь в Грузии банки, нежели танки. Пытаться соединить и то и другое – контрпродуктивно, – уверен Тедо Джапаридзе. – Мы не члены НАТО, а наша “пятая статья” – в нашей стабильности, в нашем политическом и экономическом развитии, в нашем движении к Евроатлантическому сообществу. Уверен, что сильная, реформированная, стабильная Грузия отвечает интересам и России". Между прочим, в энергетике есть еще пространство для маневра. Грузия не любит "Газпром", отказалась от российского газа сама, только пропускает его в Армению. Но есть гидроэнергетика. Как считает бывший глава Минтопэнерго Грузии Давид Мирцхулава, Россия и Грузия могли бы проводить совместные консультации с Ираном, который после отмены санкций в среднесрочной перспективе готов значительно расширить свое присутствие на энергорынках. Это может изменить нынешнюю региональную энергетическую картину. Такое сотрудничество может быть весьма привлекательно и для абхазской стороны. Эксперты-энергетики предложили образовать технический общественный совет на базе Торгово-промышленных палат России и Грузии. "Курс “Грузинской мечты” во внешней политике был заявлен с самого начала, и среди главных посылов была нормализация отношений с Россией. При этом подчеркивалось, что никакого сворачивания с прозападного курса не будет. Это неплохо с точки зрения экономики, но не следует забывать об опасностях. Например, риске повторного эмбарго – если Россия увидит, что внешний курс и курс на обеспечение безопасности Грузии не меняется в пользу кремлевских сценариев. Поэтому должен быть план “Б” на случай возможного нового кризиса. Это особенно надо учитывать именно с той точки зрения, что Россия является вторым экономическим партнером Грузии, – говорит профессор Тбилисского госуниверситета, директор Института политики Корнелий Какачия. – Для обеспечения безопасности Грузии существует два сценария. Первый – вступление в НАТО и Евросоюз, чего не случится в ближайшей перспективе. Второй – повышение уровня военного сотрудничества с Соединенными Штатами и, соответственно, повышение собственной обороноспособности. Подобные соглашения заключены у США с Японией, Южной Кореей, с некоторыми странами Азии. То есть это уже апробированный метод достижения маленькой страной своих целей по обеспечению безопасности. Это не значит, что самим американцам будет легко принимать такое решение. Но факт и то, что Россия за прошедшие годы ничего не сделала для нормализации отношений с Грузией: не смогла убедить грузинское общество, что не представляет опасности и что Грузии не нужна альтернатива для обеспечения собственной безопасности. По всем социологическим опросам, большинство граждан Грузии видят в России врага. Да, Россия говорит, что готова содействовать диалогу грузин и осетин, грузин и абхазов. Но после 2008 г. Россия сама стала стороной конфликта, и с того момента от этой роли так и не отказалась". Легко ли Грузии в условиях усеченной территориальной целостности, с колючей проволокой в сердцевине и российскими танками в 40 км от столицы продолжать путь к европеизации? Субъективно, полагаю, что если в стране больше думают о собственном кармане, чем о политических преследованиях, критикуют правительство за рост цен, а не за ущемление прав и свобод, то это только подтверждает верность такого пути. Символично: по последним опросам Национально-демократического института США вопрос территориальной целостности вообще выпал из первой пятерки насущных проблем. Для 54% опрошенных первичная задача – рабочие места, затем следуют инфляция, бедность, невысокие пенсии и доступность здравоохранения. И только потом – возвращение Абхазии и Южной Осетии (в чем, само собой, подразумевается и "российский вопрос"). Это плохо? А может быть, стоит посмотреть под другим углом. Если Грузия успешно решит вопросы, отмеченные в первой пятерке, это только приблизит ее к цели, так как она станет привлекательной для Абхазии и Южной Осетии? Как отмечает авторитетный грузинский аналитик Ивлиан Хаиндрава, "в конце концов, для России не столь важно, будут ли Абхазия и Южная Осетия в составе Грузии или вне ее; важнее, чтобы сама Грузия не удалялась от нее в евроатлантическое пространство. На всех стадиях развития конфликтов (грузино-абхазского, грузино-осетинского) Россия манипулировала ими с очевидной целью – сохранить Грузию на своей орбите, зафиксировать ее в том геополитическом ареале, который она называла сначала “ближним зарубежьем”, затем – сферой своих привилегированных интересов. Причина кроется именно здесь – в сфере пространственной и ценностной ориентации, где расхождения между Грузией и Россией неуклонно углублялись". По его мнению, в Грузии "пришли к пониманию, что любая модель урегулирования при эксклюзивном российском участии послужит российским интересам в ущерб интересам грузинским. Вместе с этим окрепло и осознание того, что Россия – пусть и неминуемый участник процесса, но не партнер. Следовательно, надо искать партнеров, способных если не перевесить, то хотя бы уравновесить Россию. И взоры естественным образом обратились на Запад". Хаиндрава считает, что, "исходя из логики развития событий, можно утверждать, что августовская война 2008 г. если и не была неизбежной, то с каждым днем и событием, ей предшествовавшим, становилась все более вероятной". "Равновеликих для сторон причин неурегулированности грузино-российских отношений теперь уже две, – продолжает он. – Стремление Грузии в НАТО и ЕС (взгляд из Москвы) и отторжение Россией Абхазии и Южной Осетии (взгляд из Тбилиси). И то, что первая породила вторую (или, с противоположной точки зрения – вторая породила первую), уже не столь важно; важно то, что устранить две причины сложнее, чем одну. Причем причины эти не “размениваются” одна на другую: Россия отнюдь не собирается дать “зеленый свет” Грузии на вступление в НАТО, даже если Тбилиси признает “новые военно-политические реалии (т.е. откажется от намерения реинтегрировать Абхазию и Южную Осетию), а Грузия вовсе не собирается распрощаться с Абхазией и Южной Осетией, даже если Москва перестанет препятствовать вступлению Грузии в НАТО. Примечательно, что обе эти “красные линии”, отступать за которые не собирается ни одна из сторон, проходят по “телу” Грузии: свертывание евроатлантического проекта означает отказ от права свободного выбора (ущемление суверенитета), а снятие с повестки дня реинтеграции Абхазии и Южной Осетии означает территориальные (и не только) потери (купирование суверенитета)". Аналитик соглашается, что в нынешних условиях, с учетом плачевных отношений России и Запада, ожидать ощутимой позитивной динамики в грузино-российских политических отношениях нет оснований. Не приходится ожидать ее и в грузино-абхазском и грузино-осетинском конфликтах. "В подобной ситуации разумно руководствоваться минималистским, но рациональным подходом “не навреди”, держа в уме еще один испытанный временем постулат – “никогда не говори никогда”. Так или иначе, в той или иной форме всем сторонам конфликтов предстоит и в будущем жить рядом друг с другом; следовательно, при практическом отсутствии политического потенциала для положительной динамики следует минимизировать пространство для динамики отрицательной, по возможности предотвращая дальнейшее отчуждение обществ и оставляя открытым окно, через которое можно увидеть соседа в его истинном облике", – соглашается Хаиндрава. Усилив после войны-2008 военное присутствие в Грузии и на Южном Кавказе, Россия, считают в Тбилиси, вовсе не уменьшила зону потенциальной нестабильности (включая собственный Северный Кавказ), а наоборот, расширила ее. Без стабильной, единой и сильной Грузии Россия не может рассчитывать на подлинную безопасность в этом стратегически важном регионе, экономическое развитие которого открывает колоссальные перспективы для всех, включая саму Россию. Китайские "шелковые" проекты, усиление Индии, ощутимые перемены в Узбекистане, все чаще заявляемая готовность Туркменистана к большей активности сулят значительные дивиденды, не говоря уже об испытанном годами сотрудничестве Азербайджана, Грузии и Турции в доставке энергоносителей на западные рынки. Потребность в этих энергоносителях растет и будет расти, и уже строятся новые трубопроводы на юг Европы. Верховный комиссар ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини в начале февраля провела переговоры с министром иностранных дел Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым, который выразил уверенность, что в этом году будет открыт Трансанатолийский газопровод через Турцию (TANAP). По нему каспийский газ из Азербайджана будет поставляться в Турцию, а к 2020 г. и дальше – по Трансадриатическому газопроводу в Италию. Параллельно с южным газовым коридором развивается мультимодальный транспортный коридор через Азербайджан между Центральной Азией и Европой. Федерика Могерини отметила, что запуск в прошлом году железнодорожного сообщения Баку–Тбилиси–Карс соединил ЕС, Турцию, Грузию, Азербайджан и Центральную Азию, связь с которой, по словам главы дипломатии ЕС, очень важна для Европы. Опять же: только бизнес Что в итоге? Ивлиан Хаиндрава отмечает, что спустя 10 лет после войны при фактическом отторжении 20% территории, вдвое сокращенной береговой линией Черного моря, возросшей военной уязвимостью и при туманных перспективах дальнейшей евроатлантической интеграции Грузия все же получила возможность модернизации без проблемных автономий, трансформировала постсоветский этнический национализм в европейский гражданский и обрела консолидированную западную поддержку. Все это дало возможность концептуально формировать проект раннего, но уже очевидно не постсоветского, а европейского государства, при всех трудностях роста и перехода из одного состояния в другое. Каким бы ни был уровень одобрения гражданами Грузии своего правительства, но поддержка курса на евроатлантическую интеграцию неизменно высока. Желательная для очевидного большинства населения страны модель государства – западная (ЕС), а не постсоветская (СНГ, Евразийский союз). Грузия, хоть и высокой ценой, приобщилась к Западу. Руководитель Института стратегии управления Петре Мамрадзе уверен: "Ни одно национальное правительство Грузии не восстановит дипломатические отношения с Россией, согласившись с потерей Абхазии и Южной Осетии. И ни за что Россия не откажется от признания независимости Абхазии и Южной Осетии и от заключенных с ними соглашений... И пока такой тупик, асимметричность и мгла в прогнозах, остается жить с тем, что Россия – второй торгово-экономический партнер Грузии". http://www.globalaffairs.ru/number/Dve-ne-Rossii-19530 Две "не России" Tue, 24 Apr 2018 12:09:00 +0300 На фоне трагических событий на Украине опыт Белоруссии, долго служившей чуть ли не главным пугалом Восточной Европы, выглядит практически историей успеха. В стране укрепляется национальная идентичность, наличие которой было под сомнением в момент обретения независимости, а также создано дееспособное государство, умудряющееся успешно лавировать между интересами соседей-гигантов и использовать любую возможность для своей выгоды. Может ли Белоруссия если и не послужить Украине примером, то хотя бы дать пищу для размышлений о том, как развиваться, когда и если нынешний кризис будет преодолен? Сходства Белоруссия и Украина обладают набором сходств. Белорусы и украинцы – восточные славяне. Оба языка, белорусский и украинский, промежуточны между русским и польским – двоюродными братьями, каждый из которых ближе к белорусскому и украинскому, чем друг к другу. По количеству совпадающих морфем белорусский и украинский – самые близкие друг другу языки. Как белорусы, так и украинцы по большей части православные христиане. Обе страны находятся в географическом промежутке между Россией и Евросоюзом или между условным Брюсселем и безусловной Москвой как центрами силы и фокусами притяжения. Поэтому и Белоруссия, и Украина служили и служат объектами влияния обеих сторон. И не только влияния, но и посягательств, столь же неизбежных, сколь неизбежно движение воздуха из области высокого давления в область с низким. На протяжении нескольких веков как протобелорусы, так и протоукраинцы осциллировали между Польшей и Россией. Применительно к украинцам об этом выразительно написал Эндрю Уилсон, согласно которому эта осцилляция продолжалась шесть веков, и только на рубеже XIX и XX столетий притяжение к России наконец взяло верх. В отношении Белоруссии о том же еще выразительнее написала Нина Мечковская: "Принципиальной проблемой белорусской истории всегда была проблема культурного и политического выживания... в тени России и Польши. Это незавидная геополитическая судьба – быть объектом польской и русской ассимиляции и двух мощных и враждебных друг другу экспансий". И еще: не далее как в конце XIX и даже в начале XX века "все, что приподнималось над неграмотным крестьянским бытием, будь то церковь, школа или власть предержащая, автоматически становилось или “русским” (и православным), или “польским” (и католическим)". Оборотная сторона такого разнонаправленного тяготения к центрам силы, причем в едином славянском массиве, состоит в том, что как в Белоруссии, так и на Украине "национальное пробуждение" припозднилось, по крайней мере по сравнению с русскими и поляками. Как белорусы, так и украинцы веками отвечали понятию demotic ethnie. Именно так Энтони Дэвид Смит называл этнические группы без верхних социальных слоев, ибо последние ощущали свою принадлежность к внешним фокусам притяжения: или к России, или к Польше. Учитывая, что в номинально белорусских и украинских городах и местечках имелось еще и значительное еврейское население, до начала массовой урбанизации как украинцы, так и белорусы были городскими меньшинствами. В 1920-е гг. на Украине и в меньшей степени в Белоруссии индустриализация вызвала массовое перемещение сельского населения в города. Одновременно была предпринята попытка "коренизации". По инициативе Москвы началось массированное внедрение украинского и белорусского языков во властные структуры, науку, печать, среднее и отчасти высшее образование. Но когда на основе языковой коренизации сформировались воззрения на историю, подрывающие идею триединого русского народа, московская власть свернула кампанию. Согласно указанным идеям, как Украина, так и Белоруссия считались теперь продолжателями "европейских" традиций Киевской Руси и Великого Княжества Литовского, в то время как Россия оказывалась прямой наследницей азиатских деспотий и к тому же узурпировала обще-восточнославянский этноним "русские". Вне зависимости от степени исторической адекватности, эти взгляды способствовали психологическому отмежеванию от России. Во время Второй мировой войны и на Украине, и в Белоруссии часть национальной интеллигенции сотрудничала с нацистами. Важно, однако, понимать, что возникшие исторические теории служили инструментом, а не причиной отмежевания от России. Причина состояла в долговременном политико-экономическом и общекультурном доминировании России, приведшем к тому, что значительная часть белорусов и украинцев стала себя с нею отождествлять. А раз так, то и отстранение от России стало способом национального самоопределения и для украинцев, и для белорусов. Вопрос лишь во внешней конъюнктуре и методах этого отстранения, соответственно, в целесообразности такого его прочтения, которое не вызывало бы негодования и обвинений в черной неблагодарности. Когда в свое время сама Москва инициировала коренизацию, надежным идеологическим основанием ей служила ленинская оценка великорусского шовинизма, запечатленная в знаменитой статье "О национальной гордости великороссов". Трудно себе представить аналогичное подспорье в контексте дня сегодняшнего. Различия Совокупность различий между Украиной и Белоруссией почти так же значительна, как и набор общих черт. Украина вчетверо больше Белоруссии по населению и почти втрое по территории. Украина ресурсно богаче, естественное плодородие ее почв выше и запасы рудного сырья обильнее. Из двух припозднившихся национализмов украинский укоренился в массовом сознании все же раньше белорусского. Если на Украине зрелые националистические организации вроде Революционной украинской партии Михновского существовали уже в самом начале ХХ века, в Белоруссии даже единое самоназвание утвердилось лишь в конце 1920-х гг. на востоке и не раньше 1940-х гг. на западе. В книге "Записки западного белоруса" врач-терапевт Иван Данилов, родившийся в 1924 г. и выросший в Брестской области, признает, что даже в конце 1930-х гг. большая часть сельских жителей продолжала называть себя тутейшими (местными). Это самоназвание, как и способность протобелорусов менять свою идентичность в зависимости от того, кто контролирует территорию их проживания, едко высмеял Янка Купала в трагикомедии "Тутэйшыя", написанной в 1922 г. и угодившей под запрет Советской власти. Во время Второй мировой масштабы коллаборационизма на Украине были несравненно большими, чем в Белоруссии, где число военизированных пособников нацистов не превышало ста тысяч. Да и самим оккупантам Украина представлялась этнической общностью, тогда как в существование белорусов оккупационная администрация поверила лишь к 1943 г., когда разрешила деятельность Центральной рады во главе с Радославом Островским. В послевоенные годы в СССР диссидентство на ниве украинского национализма было объектом неизменного внимания органов безопасности. Белорусский же вклад в диссидентское движение, как написал Александр Мотыль в своей книге 1987 г. с характерным названием "Взбунтуются ли нерусские?", был практически неизвестен. К концу существования СССР Белоруссия подошла более русифицированной, чем любая другая советская республика. Столь же сильно восточнославянская Украина в этом отношении отстала от Белоруссии. Даже на левобережной Украине языком общения в малых городах и деревнях был русско-украинский суржик, а в правобережной Украине, особенно в Галиции, близкий к литературной норме украинский был в ходу повсеместно. В Белоруссии аналогом суржика, трасянкой, тоже пользовалась большая часть мелкогородского и сельского населения. Но уже к концу советского периода трасянку потеснил литературный русский язык с вкраплением лишь полутора десятков белорусских слов. От белорусского в трасянке осталась по сути только фонетика. Если вечно живой суржик породил такой поп-культурный шедевр, как Верка Сердючка, то белорусская трасянка до сих пор порицается сторонниками как "грамотной" русской, так и "грамотной" белорусской речи. Как и сама Сердючка, суржик – явление Восточной Украины, тогда как Украина в целом – страна в культурно-языковом отношении поляризованная. Более того, у Харьковской, Луганской и Донецкой областей в этом отношении больше сходства с Белгородской и Ростовской областями и с Краснодарским краем, чем с областями Западной Украины. В Белоруссии такой поляризации нет. Конечно, Западная Белоруссия была и остается более ухоженной, чем Восточная. Костелы и католические кладбища, а также элементы дворцовой и садово-парковой архитектуры, совсем не характерные для российской провинции, в западной части Белоруссии органически встроены в культурный ландшафт. Но при этом в Белоруссии нет ни аналога Галиции, ни аналога Крыма. "Галициеобразной" в принципе могла бы стать Гродненская область с ее высокой долей католиков (194 прихода на 174 православных) и людей с польской идентичностью (21,5%). Однако и на Гродненщине преобладает вполне литературный русский язык, в том числе и среди поляков. Абсолютно доминирует он и в Минске, где, однако, существует небольшая прослойка интеллигентов, перешедших на белорусский в сознательном возрасте. О том, насколько коммуникация на белорусском популярна и востребована, можно судить по недавнему (январь 2018 г.) фейсбучному посту Змицера (Дмитрия) Лукашука, белорусскоязычного корреспондента Еврорадио. На минской улице к нему подошел мужчина среднего возраста. "Не подскажешь ли, где тут такой-то номер дома?" – спросил прохожий. "Пройдеце да таго перакрыжавання, – услышал он в ответ. – Там направа і метраў праз семдзесят будзе па левым баку". "С каждым моим словом, – отметил Лукашук, – мужик все более недоуменно сводил брови. Потом изумленно-подозрительно спросил: ты что, не русский?" – Не-а! – ответил Лукашук. – А кто? – Белорус! – Подожди – я ж тоже белорус! Ну, тогда можешь расслабиться – и ты не русский. Спокойно можешь говорить нормально. Как сообщает далее Лукашук, "мужик завис, а я, указав в сторону нужного ему перекрестка, пошел дальше. Это Белоруссия, ну...". В сфере национального сознания или, как теперь принято говорить, идентичности ситуация в Белоруссии тоже специфична. Впечатления сторонних наблюдателей здесь не только не излишни – они отвечают сути самоидентификации перед лицом значимого другого. "Вспоминается история, рассказанная... польской коллегой после посещения Минска", – пишет Юрий Дракохруст, журналист белорусской службы Радио "Свобода". "В переходе метро, где продавали компакт-диски с музыкой, она увидела бирки “Зарубежные исполнители”, “Российские исполнители”, “Белорусские исполнители”. И впала в ступор. Она даже спросила продавца: “А вот если российские исполнители отдельно от зарубежных, так, значит, Россия – не зарубеж?” – “Нет, конечно, это же Россия”", – ответил продавец. "Понятно. Так, значит, Белоруссия – это Россия?" – донимала моя коллега продавца. "Да нет же, Белоруссия – это Белоруссия, Россия – это Россия", – следовал ответ. Полька искренне не видела решения проблемы там, где белорус не видел [самой] проблемы". "В [минском] аэропорту я прошу у какого-то мужчины зажигалку, – пишет российская журналистка Юлия Вишневецкая. – Он, не расслышав, переспрашивает. Я повторяю вопрос по-английски – мужик очень похож на иностранца: очки, серьга в ухе, на вид лет сорок. – Да нет, я русский, – говорит он и тут же хлопает себя по лбу. – Ой, что я говорю? Я же белорус!" Заметим, что Минск – самый белорусский город Белоруссии, в том смысле что только здесь есть прослойка белорусскоговорящих, практически отсутствующая в других областных центрах: Могилёве, Витебске, Гомеле, Гродно и Бресте. Если аналога Галиции в Белоруссии точно нет и не предвидится, с аналогами Крыма или, если угодно, Луганска дело обстоит и проще, и сложнее. Проще потому, что в условиях сплошной русификации вся Белоруссия могла бы претендовать на роль такого аналога. Сложнее, потому что в политическом смысле дружба с Россией монополизирована Александром Лукашенко. Это означает, что вся легально существующая политическая оппозиция ориентирована на Запад. Пророссийской же оппозиции нет как явления, хотя попытки создать что-то вроде русского национального движения имели место, но были пресечены на корню. Поэтому в реалиях сегодняшнего дня русскоязычность белорусов, на которую никто не покушается, не означает стремления присоединиться к России, хотя такое стремление и существовало в 1990-е годы. Более того, в начале 1990-х гг. оно даже было преобладающим, но стало убывать с началом (в 1996 г.) экономического роста. Согласно опросам, переломным оказался 2002 г., когда Владимир Путин предложил Белоруссии вступить в Российскую Федерацию шестью областями. Это подействовало отрезвляюще как на самого Лукашенко, так и на многих его сторонников. Частое посещение белорусами сопредельных областей России, где элементарного порядка и социальной защищенности меньше, чем в Белоруссии, также подталкивало и направляло этот тренд. Стиль управления Тут мы подходим к отличительной черте Белоруссии, каковой является не только специфика ее политического режима, но и качество государственного управления, в основе которого лежит ответственность и национально-государственный интерес работников этой сферы. "Президенту Лукашенко удалось, творчески используя фактор западного давления, вырастить в Белоруссии национально ориентированную элиту, что для постсоветского пространства результат, пожалуй, уникальный", – считает Кирилл Коктыш. По его мнению, становлению белорусской правящей элиты помогли более чем десятилетние западные санкции, когда попадание в санкционные списки становилось подтверждением важности и незаменимости того либо иного чиновника. Шкурный интерес у белорусских чиновников тоже присутствует, но в масштабах более скромных по сравнению с их коллегами в двух братских восточнославянских странах. Даже политизированная Transparency International (TI) стала это отражать, правда, с большим опозданием. В 2016 г., например, Белоруссии был присвоен не слишком высокий ранг коррумпированности: 79-я страна в мире, тогда как Россия и Украина поделили 131-е место. Долгое время, однако, сказывалась предвзятая оптика, сквозь которую на Белоруссию смотрят на Западе. Скажем, в 2005 г. страна числилась по коррумпированности аж 105-й в мире. Теперь, когда от Белоруссии отстали с демократией, поскольку с 2014 г. геополитика стала восприниматься как нечто более важное, это сказалось и на индексе восприятия коррупции. Между тем еще в 2009 г. Балаш Ярабик, словацкий политолог, отмечал, что "как ни прискорбно это звучит, Лукашенко отличается большей национальной ответственностью и порядочностью, чем вся оранжевая элита Украины". То, что Ярабик долгое время был одним из ведущих "оперативников" в деле распространения демократии, придало его оценке особое правдоподобие.   В 2012 г. украинка Лина Клименко с соавтором статистическими методами подтвердила, что в основе положительного отношения белорусов к "режиму" Лукашенко лежит экономический успех. Другой аспект этого успеха, социальную защищенность, по-журналистски выразила уже цитированная Юлия Вишневецкая. Она "отправилась в эту страну с целью понять загадочную белорусскую душу, а в результате стала лучше понимать свою собственную". "А вы вообще что тут делаете? – спросил ее водитель на минском автовокзале. – Да вот пытаюсь понять, чем Белоруссия отличается от России. – Так вы на мою машину посмотрите! Видите, что тут написано? Airbag. Знаете, это что? Подушка безопасности. Вот этим и отличается. От него я узнаю то, что мне потом здесь не раз еще скажут: жить в Белоруссии не хуже, чем в Европе, и уж точно лучше, чем в России, на Украине и даже в Прибалтике. Дороги здесь глаже, улицы чище, Лукашенко молодец, крутится, старается, только вот коммерсантов малость прижимает". Сегодня, впрочем, уже и не прижимает. Cпециально на этот счет в 2017 г. был подписан важный декрет № 7 от 23 ноября. Еще один аспект белорусского порядка – эстетика землепользования, бросающаяся в глаза после пересечения российско-белорусской и украинско-белорусской границы. "Чтобы россиянину попробовать понять Белоруссию, первое знакомство надо начать именно с автомобильного путешествия", – пишет Мария Кучерова, российский эксперт в области образования. "Я очень рада, что границу между нашими странами впервые пересекла именно на машине... Большие белые аисты на длинных красных ногах, важно разгуливающие вдоль дорог. Просторы полей, где засеян каждый кусочек, и полное отсутствие борщевика. Ухоженные обочины, чистые и прямые дороги, на которых... водители соблюдают правила дорожного движения. Выбеленные коровники и стада довольных коров. В какой-то момент я вдруг поняла, что и лес тоже другой, он прозрачный. Белорусы говорят “звенящий”. И все это вместе взятое прямо или косвенно можно назвать рукотворным чудом, включая очищенный от бурелома лес. Оказывается, лес тоже можно прореживать". Сделаем промежуточные выводы. Между Украиной и Белоруссией существуют два фундаментальных сходства и два не менее фундаментальных различия. Первое сходство состоит в их взаимной культурной близости и исключительной близости обеих к России, которая на протяжении нескольких веков задавала стандарты и нормы высокой и популярной культуры. Второе сходство вытекает из первого. Для самоопределения и Украине, и Белоруссии необходимо отмежеваться от России, причем тем более решительно, чем более глубоко и массово ощущение родства с нею. Разрыв с близким родственником всегда более драматичен, чем завершение шапочного знакомства. Фундаментальное различие между Белоруссией и Украиной состоит в том, что в Белоруссии этнический национализм, то есть ценностное отмежевание от России на основе апелляции к культурно-историческому западничеству, якобы Россией растоптанному, не въелся в массовое сознание, тогда как на Украине национализм этнического типа был воспринят и ассимилирован примерно половиной населения, а в Галиции, до самого 1939 г. не входившей ни в какую русскоцентричную юрисдикцию, – преобладающей частью населения. Второе фундаментальное различие состоит в политическом режиме. В ноябре 2017 г. белорусский социолог Олег Манаев сообщил на американской конференции славистов, что в то время как в России место во властной вертикали служит средством обогащения, на Украине, наоборот, материальное богатство определяет положение во власти, и только в Белоруссии взаимосвязь власти и материального благополучия не детерминирована так жестко, как в двух соседних странах. Если исходить из общинно-коллективистских традиций восточного славянства в целом и устойчивого отождествления индивидуального предпринимательства с инородным лихоимством, можно предположить, что из трех политических режимов именно белорусский конгруэнтен традиционной культурной матрице. Неслучайно рейтинг Лукашенко превышает 60% не только на Украине, где своего популярного национального лидера просто нет, но и в России, где таковой имеется. Контраст сегодняшнего положения вещей на Украине и в Белоруссии – следствие указанных различий. Во-первых, еще до начала полномасштабного кризиса на Украине белорусский ВНП на душу населения превосходил украинский в 2,3 раза, тогда как в 1990 г., накануне распада Советского Союза, всего на 25%. В 2011 г. совместно с Вячеславом Ярошевичем автор этой статьи пришел к выводу, что в постсоветский период Белоруссия превзошла и Украину, и даже Россию по росту ВНП, душевому производству и потреблению сельхозпродукции, душевым расходам на образование и здравоохранение, средней продолжительности жизни и младенческой смертности. Белоруссия обогнала Украину, хотя и уступила России в таких категориях, как валовой доход на душу населения, зарплаты, пенсии и производительность труда. Обособление – разные пути Не вдаваясь в перипетии внутриукраинского конфликта, отметим, что на Украине возобладало стремление не просто обособиться от России, но сделать это самым радикальным образом. Достаточно сказать, что в 2016 г. на торговлю с Россией приходилось всего 13,5% внешнеторгового оборота Украины, тогда как еще в 2010 г. на нее приходилось почти 32%. То обстоятельство, что и межличностные связи, и трудоустройство украинцев в России никуда не делись и, например, в 2017 г. только за девять месяцев Россию посетило 5,7 млн граждан Украины, говорит о резкости и неестественности разрыва межгосударственных связей. Интересно, что в самый разгар украинского кризиса (2014 г.) авторитетный специалист по геополитике Роберт Каплан написал в журнале Time, что "хотя демократические идеалы и близки многим на Украине, диктаты географии делают почти невозможной полную переориентацию этой страны в сторону Запада". Естественно, последовал шквал критики со стороны либерально-прогрессистского лагеря. Приземленная география, подминающая под себя сакральное и заповедное стремление к демократии – анафема "прогрессивного человечества". Проблема, однако, в том, что в основе стремления отбыть в самостийное плавание, которому противостоит география, лежит потребность в национальном самоопределении, а вовсе не в демократии. "В России существуют две популярных и в действительности взаимоисключающих точки зрения на отношения России и Украины, русских и украинцев. Первая – Россия во многом сама виновата в “отколе” Украины от своего исторического ядра и выпадении Украины из русского цивилизационного поля, так как после распада Советского Союза Россия отпустила все постсоветские государства в “вольное плавание”, игнорировала возможности собственной “мягкой силы”, в результате чего это поле на Украине оказалось полностью захвачено евроатлантистами. Вторая точка зрения – украинцы с самого зарождения украинского национализма, еще в XIX веке, стремились к “освобождению” от русских: в этом смысле антирусские настроения, постепенно нараставшие в постсоветское время, были естественным продолжением, развитием тех тенденций, которые в силу исторических причин не могли столь явно проявиться ранее. На ваш взгляд, какая из этих позиций ближе к истине?" Этот вопрос недавно задали киевскому политологу Михаилу Погребинскому. Учитывая геополитические пристрастия Погребинского, я ожидал другого ответа. "Мне ближе вторая точка зрения, – сказал он. – Хотя и первая сыграла свою роль. Украинский проект изначально ориентировался на отталкивание от России, что неудивительно – языки близки, религия большинства – общая. Выбор – невелик. Либо отталкивание от близкого и более сильного (культурно и тому подобное), либо, рано или поздно – ассимиляция, как произошло с украинцами в России, в частности – на Кубани, где большинство населения – этнические украинцы". Погребинский попал в самую точку. Отмежевание от России было неизбежным, хотя конкретные его формы и не были предопределены. "Но это не означает, – продолжал он, – что Россия не имела возможности влиять на украинские события последние 25 лет. Просто она этого не делала, исходя из мнения: мол, никуда не денутся. В итоге Россия проиграла Украину – пока не ясно лишь, проиграна битва или война. Важную роль в этом поражении сыграла неготовность признать существование украинского независимого государства де факто". И тут тоже Погребинский прав. По логике вещей такое же отмежевание от России должно происходить и в Белоруссии. Такие издания, как Regnum и Eurasia Daily, уже давно неистовствуют, обвиняя Минск в лицемерии, двурушничестве, мягкой белорусизации (подумать только, в Белоруссии!), не говоря уже о паразитизме на российском добродетельном легковерии. Действительно, Белоруссия сохранила Россию в качестве донора и торгового партнера, но в то же время стремится наладить отношения с Западом. В Минске даже позволили себе подвергнуть судебному преследованию белорусских авторов ультрапатриотических российских изданий, усомнившихся в естественности белорусского языка и белорусской государственности. Более того, Минск извлек выгоды из кризиса на Украине, он повысил свою узнаваемость на международной арене, предложив себя в качестве переговорной площадки, и теперь рекомендует себя мировому сообществу в качестве донора стабильности и устроителя Хельсинки-2. Минск извлек выгоды и из страха Запада перед Россией. Теперь в глазах западных стратегов помогать Белоруссии крепить независимость важнее, чем бороться за демократию в этой стране. Поэтому в Белоруссию направился пусть небольшой, но устойчивый поток средств Евросоюза: на инфраструктуру и обучение бюрократии. А еще на Западе поняли, что управляемость восточноевропейской страны ничуть не менее важна, чем политическая ориентация правящего режима. Последний вывод проистек напрямую из сравнений Белоруссии с Украиной. Тот же Балаш Ярабик, например, отмечает, что с Минском трудно договориться, но если уж договоришься, можно рассчитывать на его приверженность букве и духу договора. С Киевом же, напротив, договориться легко, но ни о каком следовании договоренностям с его стороны не может быть и речи. А все, оказывается, потому, что в Белоруссии есть государство, а на Украине его нет. Не менее важно и другое. Отмежевание от России может следовать в фарватере традиционного для Восточной Европы этнического национализма, проникнутого русофобией, иногда переходящей в зоологическую. Но то же самое отмежевание принимает форму гражданского национализма, когда мирное сосуществование разных образов будущего, элементов национальной памяти и даже разных языков коммуникации становится нормой. Именно по такому, гражданскому, пути, пусть пока еще робко и несмело, и продвигается национальное строительство в Белоруссии. Да, место белорусского языка в публичном дискурсе может и возрасти, но русский в нем останется. Да, роль Великого княжества Литовского в становлении белорусов как нации будет признана, но и роль Российской империи и ее советской инкарнации, а также роль Великой Отечественной войны останется определяющей. Да, Белорусская Народная Республика, возникшая сто лет назад и просуществовавшая около девяти месяцев, да так, что ее мало кто заметил, будет считаться первой попыткой государственного строительства. Но не меньшее значение будет придаваться VI Конференции организаций РКП(б) Западной области, провозгласившей Белорусскую Советскую Республику, из которой потом возникла независимая Белоруссия. Гражданский национализм по-мински Хотя в Белоруссии возможное торжество инклюзивного гражданского национализма обязано поражению национализма этнического, не нашедшего поддержки в обществе, ее опыт вполне может быть востребован на Украине. Во-первых, потому, что самоотторжение последней от России было слишком резким и искусственным и в силу этого потребует оздоровительной коррекции. Во-вторых, элементы гражданского национализма важны для установления мира и согласия на Украине. Маловероятно, что к этому когда-либо приведут нормативы национальной памяти, внедряемые Владимиром Вятровичем. Даже после "изъятия" Крыма, Донецка и Луганска на Украине остается достаточно людей, для которых Степан Бандера – чужой, тогда как Владимир Высоцкий, Виктор Цой и Михаил Булгаков, которых Вятрович назвал щупальцами русского мира, вполне свои. Характерно, что в Белоруссии никто на эти щупальца не покушается, как и на русский язык. Более того, Лукашенко – единственный кроме Путина постсоветский национальный лидер, который поздравляет проживающих в России ветеранов советского искусства и шлет соболезнования в связи с их кончиной. Эта его привычка отвечает чаяниям простых белорусов. На тему возможной востребованности белорусского опыта на Украине емко высказался Михаил Минаков, профессор Киево-Могилянской академии в интервью белорусской редакции Радио "Свобода" летом 2017 года. "У белорусов есть определенная историческая вина перед всей Восточной Европой и соседними обществами. Это вина за создание довольно привлекательной авторитарной модели. Но нужно понимать, что, когда во второй половине девяностых режим Лукашенко только устанавливался, он совсем не был привлекательным. А вот 25 лет спустя мы смотрим и понимаем, что так и не достигли позднесоветского уровня ВНП в фиксированных ценах, а белорусы его почти удвоили. И эта социально-экономическая цена свободы и несвободы впечатляет... Из всех шести членов “Восточного партнерства”... только одна Белоруссия контролирует всю свою территорию... Мы дважды пытались изменить правила игры. Революционные циклы между 1991 и 2004 и между 2005 и 2014 гг. протекали приблизительно так: обещание демократии, свободы и достатка; олигархизация; попытка установления авторитарного режима; восстание и новое обещание демократии. Этот цикл мы прошли дважды и уже сделали третий заход". Вкупе с нищетой и коррупцией колебательный контур новейшей украинской истории привел к массовому бегству населения. Сегодня трудно оценить его реальный масштаб, ибо миллионы украинцев уже отбыли в Россию, Польшу и другие страны включая Белоруссию. Все это позволяет прогнозировать, что геополитический маятник рано или поздно качнется в восточную сторону – не потому, что спасение именно там, а по той же инверсионной логике, которой подчинены революционные циклы. Время плавно перетекает в пространство и наоборот. Да и многовековая история осцилляции между Востоком и Западом едва ли выпала из генетического кода. Когда же качнется маятник, тогда и окажется востребованным на Украине опыт белорусского государственного строительства и белорусского гражданского национализма. Но для того чтобы это произошло, ему нужно дать возможность свободно развиваться на родной почве. Для этого надо приструнить великодержавных российских "политологов", бьющихся в истерике от каждого проявления белорусской инаковости и использующих синдром оставленной жены для теоретического окормления своих воззрений на Белоруссию. Полезно прислушаться к предостережению Погребинского и признать: Белоруссия – близкое, но все же другое государство. Забвение этого предостережения чревато не только невостребованностью белорусского опыта на Украине, но и потерей самой Белоруссии. http://www.globalaffairs.ru/number/Ukraina-2018-2019-Predvaritelnye-stcenarii-19524 Украина 2018-2019. Предварительные сценарии Mon, 23 Apr 2018 13:49:00 +0300 Принятие закона "о реинтеграции Донбасса" (Закон об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях) фактически дезавуировало подпись Украины под комплексом соглашений Минск-2. Подготовка к выборам 2019 г. переходит в активную фазу. События ближайших полутора-двух лет могут стать определяющими для Украины надолго вперед. И не только Украины, на кону – будущее Европы. Украина после 2015 г. – политические предпочтения После выборов в местные органы власти и областные советы осенью 2015 г. (последние по времени общенациональные выборы в стране) политическая ситуация противоречива. Во-первых, заданный еще в начале нулевых раскол на "украиноязычные" и "русскоязычные" регионы по-прежнему актуален. Но уход Крыма и частичный откол Донбасса превратили русскоязычных в меньшинство. Теперь их не более 42–43%. Во-вторых, все голосования после 2015 г. (как и период с 2002 по 2012 гг.) дают стабильный результат по оси "украинское" – "украино-российское", "восток" – "запад", "национал-демократы (и националисты)" – "умеренные". Несмотря на давление, которое после 2014 г. оказывалось на умеренные партии и осколки Партии регионов, рейтинг "умеренных" оставался практически неизменным. Таблица 1. Динамика политических предпочтений на Украине 2015–2017 гг. по основным группам избирателей и крупнейшим партиям   Батькивщина Блок Петра Порошенко "Национально-ориентированные" партии (остальные) Сумма 1+2+3 Нейтральные и региональные партии Образованы на месте Партии Регионов   1 2 3 4 5 6 Октябрь 2015 16,5 22 22,5 61 18 21 2016 год 13,7 17,9 32,9 64,5 16,7 18,7 2017 год 14,5 14,5 30 59 21,5 19,5 (Все таблицы составлены по данным местных выборов, которые постоянно проходят в течение года в обновленные советы на различном уровне.  Полученные результаты в принципе совпадают с данными опросов, но данные непосредственно с выборов позволяют точнее отслеживать рейтинги более мелких партий). В данных по 2017 г. в таблице 1 и рисунке 2 есть отличия. В таблице 1 – данные за весь год, на рисунке 2 – только за октябрь-декабрь. В таблице 3 приведены данные за год и за конец года, поэтому столбцы 2 и 3 не равны столбцу 4. В-третьих, общий рейтинг двух крупнейших партий, "Батькивщина" и Блок Петра Порошенко, в 2016 г. снизился, а затем стабилизировался. Снижение произошло в пользу новых национальных и национал-демократических сил. Сдвиги невелики, никто с лидерами реально не конкурирует. Национально-ориентированные партии, представленные в Раде ("Самопомощь", Радикальная партия Ляшко) в целом сохраняют позиции. Исключение составляет только Народный фронт, который обнулил результаты еще в 2014–2015 гг., а в выборах 2015 г. не участвовал. Сложная экономическая ситуация 2016–2017 гг. и продолжение АТО не привели к значительным изменениям политических предпочтений у основных групп электората. Тимошенко или Порошенко? Очевидно, что дилемма ложная. Но за четыре послемайданных года украинская политическая среда не выдвинула ни одного реального общенационального лидера. В стране, которая всегда искала и продолжает искать гетмана, способного все (и хорошее, и плохое) производить в "ручном режиме", это провал. В 2016 г., после неплохого результата на местных выборах-2015, рейтинг Тимошенко был стабильным, но не рос (рис. 2). Не рос он и в начале 2017 г., а вот с осени принялся заметно прибавлять – в значительной мере за счет Порошенко. Продолжающийся глубокий кризис власти, государства и государственности в целом вынудил часть избирателей найти себе нового фаворита, им оказалась Тимошенко. Рис. 2. Динамика рейтингов БПП и "Батькивщины" Если осенью 2017 г. между БПП и "Батькивщиной" еще было равновесие, то в декабре Юлия Тимошенко уже уверенно лидирует. Ее результаты в поселковых и сельских громадах еще выше. За несколько месяцев к ней перешло много местных активистов, которые считают ее новым "будущим начальником", "новой властью". Все это очень характерно для украинских политических практик. Партии и рейтинги Данные таблицы важны для понимания среднесрочных перспектив украинской политики. Можно предположить, что основные тренды на предвыборный 2018 г. уже заданы. Таб. 3. Динамика рейтингов основных политических партий в 2016–2017 годах   2016 2017 Тренды     Октябрь Декабрь Весь год 2017       (весь год) / 2016 2017 (декабрь/октябрь) Батькивщина 13,7 15,8 18,0 14,5 +0,8 +2,2 АПУ 6,2 11,1 13,3 9,4 +3,2 +2,2 Блок Порошенко 17,9 16,6 14,0 14,5 -3,4 -2,6 Наш край 9,4 5,8 6,1 8,4 -1,0 +0,3 Оппозиционный Блок 5,1 5,1 7,2 7,5 +2,6 +2,1 Радикальная Партия Ляшко 10,0 7,5 7,3 8,5 -1,5 -0,2 Укроп 5,0 5,3 4,4 5,2 +0,2 -0,9 Народный Фронт 3,4 0,9 3,1 1,3 -2,1 +2,2 Самопомощь 4,7 4,6 6,9 4,7 0 +2,3 Свобода 4,8 5,8 3,8 4,2 -0,6 -2,0 Движение Наливайченко 1,1 2,0 1,4 1,8 +0,7 -0,6 Громадская позиция 1,4 1,1 5,3 1,6 +0,2 +4,2 Движение Саакашвили 0,0 1,1 1,1 0,8 +0,8 0 Первое. Кроме Тимошенко реальными бенефициарами в течение 2017 г. были Аграрная партия (АПУ) и Оппозиционный блок (ОБ). Начиная с 2016 г., АПУ и ОБ фактически входят в необъявленный союз с Порошенко и могут (по крайней мере частично) пользоваться административным ресурсом на местах. У партий нет проблем с финансированием, что в нынешней ситуации очень важно. Все это позволило АПУ и ОБ получить голоса небольшой части избирателей БПП и существенной части электората "Возрождения" и "Нашего края" (бывшие члены Партии регионов). АПУ также получила значительную часть голосов независимых избирателей, которые ранее голосовали за региональные партии. В 2017 г. рейтинг АПУ рос быстрее, чем у остальных партий. Второе. Основные "национальные" партии (кроме "Батькивщины" и БПП) находятся в "своих рейтинговых границах". Никто не вырос, но все способны претендовать на попадание в следующую Раду. На это не повлияли кризис Коломойского, маргинальность Ляшко, раскол в "Самопомощи". При этом ни одна из перечисленных партий не готова играть более важную роль в событиях 2019 года. Нет новых растущих лидеров, сами партии часто меняют позиции. Типичный пример – голосование за "закон о реинтеграции". Вся "национальная оппозиция" ("Самопомощь", РП Ляшко, "Батькивщина") закон критиковала, их поправки были отклонены, но в итоге именно они дали решающие голоса для его принятия. Третье. Рейтинг Саакашвили расти не хочет. Его партия активно участвовала в декабрьских выборах во всех округах, но без успеха. Расчет Саакашвили – не выборы, а "поджигание" политической ситуации. Это объясняет прохладное отношение к нему "потенциальных партнеров". Если у него будут "успехи", то ими попробуют воспользоваться другие. Но без Саакашвили, который теперь к тому же вынужден вдохновлять соратников на борьбу из изгнания. Четвертое. В таблице отсутствует партия "За жизнь" Вадима Рабиновича, сегодня – наиболее рейтинговая из тех, что являются реальной оппозицией Порошенко. У партии недостаточно ресурсов для создания организаций в районах. В выборах октября-декабря она не смогла принять участие. Пятое. Зато в них участвовали партии Анатолия Гриценко и Валентина Наливайченко, у которых и раньше с ресурсами было неплохо, а стало совсем хорошо. "Громадская (гражданская) позиция" (ГП) Гриценко стала в декабре лидером роста среди партий. Сейчас ГП "претендует" на право "стать активным драйвером" нового "вашингтонского политического проекта". Данные объективного контроля позволяют сделать несколько предварительных выводов. Сейчас есть только два сформировавшихся проекта под президентские выборы. Условно "национал-бюрократический" действующего президента Петра Порошенко и условно "национал-популистский" Юлии Тимошенко. Никаких реально "оппозиционных" к сегодняшнему курсу проектов нет, а в рамках действующей парадигмы быть не может. Если предположить, что "условно пророссийская" оппозиция начнет набирать популярность (что крайне маловероятно), она будет немедленно дискредитирована. Любая постановка вопроса о возможной "победе пророссийских сил" на выборах не соответствует сформировавшейся на Украине политической реальности. Дилеммы Вашингтона Соединенным Штатам, которые являются (сейчас практически единолично) политическим спонсором киевского режима, необходимо будет сделать выбор и поддержать один из двух блоков. Либо создать новый, в противовес уже существующим. На предварительное решение у США есть время до начала осеннего политического сезона 2018 года. Политиков "с внутренним стержнем" на Украине всегда было мало. Очень многое решается тем, когда и на каких условиях перебежать на правильную сторону. Пока проамериканские силы на Украине были не у власти, в Соединенных Штатах почему-то считали, что "ликвидность" – дурное постсоветское наследие. Вот получат прогрессисты-реформаторы власть, и немедленно все изменят до неузнаваемости. Такая возможность появилась в 2005 г., когда президентом стал Виктор Ющенко, но все осталось, как прежде. Неудачу списали на недееспособного Виктора Андреевича и интриги Кремля. Однако все только усугубилось после того, как во второй раз премьером стала Тимошенко (2007 г.). Если у Ющенко были какие-то принципы, то Тимошенко ими не обременена. Ющенко можно было что-то объяснять (редко, но у кого-то получалось), доступ же к Тимошенко был осложнен настолько, что даже передать информацию удавалось не всегда, а доходила она в весьма искаженном виде. Все решения Юлия Владимировна принимала сама с очень узким кругом приближенных. Нельзя сказать, что в 2010 г. Вашингтон "помог" Тимошенко проиграть выборы, но точно не помог выиграть. К этому моменту ее репутация в США была окончательно испорчена. В Америке Тимошенко откровенно считают крайне опасной. Если Порошенко при всех недостатках прогнозируем и в чем-то даже последователен, то у Тимошенко есть лишь одно достоинство – личная харизма. 2014 г. должен был положить конец ее политической карьере. Неудачные выборы президента, раскол "Батькивщины", уход ключевых фигур (Авакова, Турчинова и союзного Яценюка), полный провал на досрочных парламентских выборах. И вот новый подъем в 2016–2017 годах. Опасения по поводу Юлии Владимировны имеют самые серьезные основания. Тимошенко – "вещь в себе". Все "живое" при ней переводится в режим "ручного управления", система становится максимально непрозрачной. Это губительно воздействует на экономику. 2008–2009 гг. были худшими в украинской экономике нулевых годов. Больше того, подобная политика ведет к постоянным внутриэлитным разборкам. Число врагов множится и в какой-то момент начинает превышать критическое. Что и произошло перед выборами 2010 г., к которым Тимошенко поначалу подходила в роли фаворита. В условиях конфликта с Россией реальные отношения между Тимошенко и Москвой были предельно непрозрачными. Достаточно вспомнить газовый договор. Вашингтон обеспокоен тем, что сейчас именно Тимошенко является (пока неформально) лидером национал-популистского (в действительности ультранационального) блока. Что делать с многочисленными национал-радикалами, если Тимошенко приведет их к власти? Кажется, все ясно, и американцы не позволят Тимошенко выиграть. Но не все так просто. Лидер "Батькивщины" в состоянии победить и сама. Препятствия ее только мотивируют, а харизмы еще хватает. В сравнении с нынешней властью у Тимошенко "все хорошо". Чтобы не позволить ей взять верх, действующего президента надо очень решительно поддержать, а он этого "не заслужил". Тимошенко самодостаточна, нынешний "круг поддержки" реально агрессивен. Если Вашингтон решит "закрыть" ее политический проект, это вызовет слишком громкий скандал. То есть просто запретить Тимошенко не получается, а если этого не сделать, то она может и победить. Слишком большой риск и слишком хорошие шансы. Значит, нужно что-то другое. В первых числах января 2018 г. старший научный сотрудник Атлантического совета Диана Фрэнсис опубликовала программный текст об Украине. "Если необходимые преобразования не будут проведены, накануне выборов возможна вспышка уличных протестов. Они получат широкую поддержку международной общественности. И, обладая военной силой противостоять России, украинцы, наконец, получат шанс свергнуть одиозные элиты", – пишет автор. Она прямо перечисляет требования к Порошенко. Отозвать и пересмотреть законопроект об Антикоррупционном суде, позволив этому органу действовать независимо, как этого требуют украинцы и западные доноры. Прекратить запугивание Национального антикоррупционного бюро Украины. Снять неприкосновенность с парламента. Запретить политическую пропаганду на ТВ на выборах 2019 г., чтобы лишить олигархов влияния. Антикоррупционный суд должен быть создан немедленно, к весне 2019 г. должны быть вынесены решения как минимум по трем делам в отношении VIP-персон, открытым Национальным антикоррупционным бюро Украины. Казалось бы, акценты расставлены, но если это суть претензий, то они настолько очевидны, насколько и… непринципиальны. В самом деле, почему Порошенко пытается не допустить создания антикоррупционного суда по чужим правилам? Тем более если именно здесь ключ к его переизбранию и к восстановлению отношений с Вашингтоном в комфортной для него редакции. Попробуем разобраться в том, что г-жа Фрэнсис пишет и о чем не пишет. Предлагается создать специальные институты, на которые у Соединенных Штатов будет непосредственное влияние, а у Порошенко нет. Возможно, президент Украины на это согласится, а если нет, то он потеряет власть через год. Если согласится, то уже сейчас. Дело здесь не в коррупции или всевидящем оке "большого брата", а в особенностях украинской власти. Главное в ней – специфика отношений между авторитарно настроенным лидером и его окружением, которому принадлежит право отправлять власть. При Кучме такого не было, он любил разыгрывать длинные партии и никому не позволял прямо на себя влиять. При Ющенко подобное расцвело, но сам он был равнодушен ко всему, кроме украинского языка, трипольской культуры и пчел. В полном объеме указанный феномен проявился после второго премьерства Тимошенко, и с тех пор все только усугублялось. На Украине нельзя "выключить" тумблером олигархат, бизнес-окружение власти и политическую коррупцию. Они и есть суть этой самой власти, единственная реальная скрепа. Если ее ликвидировать (как предлагает Фрэнсис), страна должна полностью уйти под внешнее управление, либо сорвется в "штопор". Это не устраивает ни политическую, ни оставшуюся бизнес-элиту. Им может быть все равно, что происходит в Донбассе. Безразлично, сколько украинцев отправилось за границу в поисках работы. Но за свой статус они еще готовы бороться. Никому не улыбается стать первыми жертвами антикоррупционного суда. Есть пример соседней Румынии, где через антикоррупционные процедуры прошла половина топ-политиков, а самый богатый человек владеет 250 млн евро. При росте ВВП в 7% правительство меняется уже третий раз за последний год. Именно по этой причине Пётр Порошенко и окружение положили очень много сил, чтобы выдавить чуждого им Яценюка вместе с министрами-легионерами. Они стремились к контролю над страной и получили его. Власть для них всегда самоценна. Принимать решение тем не менее придется. Сыграть против Вашингтона официальный Киев не сможет – силы неравны. Сыграть вместе с Вашингтоном – возможно, уже поздно. Слишком много претензий к Порошенко. Чтобы он опять понадобился американцам, должно произойти нечто важное, чего пока не просматривается. И главное, о чем не написала Фрэнсис. В Вашингтоне сейчас нет ни алгоритма, ни готового сценария, ни даже консолидированной группы конфидентов, которая возьмется "изменить Украину". Переводить на внешнее управление – уже пробовали, решили, что лучше отказаться. Передавать власть технократам и "профессиональным антикоррупционерам" – через неделю все посыплется. Искать свежих сильных людей – только "диктатура добровольческих батальонов" и национал-радикалов. Никаких новых, авторитетных и общественно признанных людей на Украине просто нет. Достаточно посмотреть на киевского мэра Виталия Кличко, который в течение двух-трех лет был политическим фаворитом Запада. Проблема будущего вашингтонского сценария на Украине в том и состоит, что ему придется быть реальным, а не похожим на текст госпожи Фрэнсис. А следовательно, опираться на то, что есть (данные объективного контроля), а не на то, что Порошенко "должен". Покер без правил Все американские внешнеполитические проекты в той или иной степени сводятся к тактикам игры в покер и знаменитой теореме Склански – Малмута. Если перевести ее смысл на обычный язык, Соединенные Штаты сами себе всегда сдают хорошие (но необязательно выигрышные) карты, а дальше начинается торговля, в значительной мере основанная на блефе. Потенциальные "противники" с самого начала убеждены, что у американцев прекрасная карта, и те в любом случае выиграют. Значит, спорить можно только тогда, когда в ответ есть что-то серьезное. "Серьезное" бывает редко, а американский блеф всегда настойчив и фундирован. Чаще всего в таких ситуациях "потенциальный противник" предпочитает сказать "пас" и минимизировать поражение. А вот если нет, то у Вашингтона бывают проблемы. Примерно это произошло с Крымом и Донбассом в 2014 году. Стандартная американская тактика предполагала обычный "набор" – сдачу себе хороших карт, блеф и игру на повышение ставок, к которой противник не готов. Но в какой-то момент все взвинтилось, и Виктории Нуланд (как полномочному представителю тех в США, кого интересовала Украина) пришлось рискнуть. С Януковичем-то все ясно, с Украиной тоже, а вот с российскими контрдействиями просчитались. И покерные тактики уже не помогли, Россия по американским правилам играть не захотела. Четыре года Вашингтон пытается усадить Москву за стол, где уже лежат карты и даже написано, что "России придется дорого заплатить" за то, чтобы "уйти с Украины". Вероятно, Москва действительно уже заплатила немало, но за предлагаемую партию садиться не желает. Партия продолжается, но почти без России. Россия "не ушла", однако и к столу не подходит. И требует, чтобы партнер выполнял правила, а не выставлял условия, которые не соотносятся с правилами игры.  Смена персонажа в Белом доме не изменила внешнеполитические установки. Еще перед выборами Дональд Трамп говорил, что Украина должна быть приоритетом для европейцев (а не для новой американской администрации). Но уже летом Курт Волкер получил должность спецпредставителя по Украине, хотя Рекс Тиллерсон ранее выступал против подобного статуса. Фактически американская работа на украинском направлении не прекращалась ни на минуту. 2018 г. будет ключевым – все принципиальные решения необходимо принять до конца года. 2018. На игре Согласно следствию теоремы Склански–Малмута, чем меньше и хуже информация о возможностях и действиях противника, тем менее оптимальны решения и, соответственно, выше вероятность неудачи. К концу 2017 г. для Соединенных Штатов сложилась парадоксальная ситуация. Обладая достаточными ресурсами и необходимой информацией, они не выработали целостной и непротиворечивой стратегии на 2019 год. Ситуация на Украине и ответные действия (скорее даже отсутствие действий) России ведут к тому, что США вынуждены принимать сложные и ответственные решения. А вот уверенности в том, что они будут эффективными или просто достаточными, нет. Победа Тимошенко на выборах во главе коалиции национал-популистских сил может принять характер самосбывающегося прогноза, если не случится эффективной контратаки. Слабеющий и дискредитированный Порошенко способен составить конкуренцию Тимошенко только при предельном использовании административного ресурса, заключении пакта со всеми жизнеспособными олигархами, умеренными и даже (латентно) пророссийскими политическими силами (что является отдельным и очень сложным вопросом) и массированной помощи Вашингтона. Получается, что американские патроны должны максимально вложиться в победу Порошенко, понимая, что кризис будет обостряться, коррупция расти, отношение к Америке в правящей группе ухудшаться (а оно уже и сейчас, мягко говоря, не очень). Чтобы продолжить игру с Россией на повышение ставок, Соединенным Штатам придется: активно вмешаться в президентские выборы на Украине, создать "своему" кандидату максимально комфортные условия для применения административного ресурса, настроить "прогрессивную мировую общественность", ориентированную на "борьбу за новую и лучшую Украину" против "российских агрессоров, грубо попирающих нормы международного права", обеспечить "нейтралитет" олигархов, поскольку они могут все эти планы расстроить и (например) заключить сепаратный мир с Тимошенко. За все это Вашингтон хочет получить инструменты, которые делали бы власть в Киеве полностью зависимой и лишенной всех внутренних связей, которые оказывают серьезное влияние на украинскую ситуацию. Для этого нужны не умные теоремы, а навыки престидижитатора плюс уверенность в своих силах для выполнения сложных акробатических трюков. Переводя на язык политических технологий, американские кураторы за текущий год (даже быстрее) должны подготовить блок для Порошенко, но… без Порошенко. Последнему же следует мирно уйти и не мешать вашингтонским "специалистам по Украине". Джокер через "Океан" Фронтмен группы "Океан Эльзы" Святослав Вакарчук обучается по программе Yale World Fellow, которую должен закончить в нынешнем году. Вакарчук не раз говорил, что "не собирается становиться политиком", тем не менее к этой однозначно политической программе приобщился. Впрочем, никто, конечно, пока не решал и не решил, что именно Вакарчук должен заменить Порошенко. Это просто фамилия, наиболее часто повторяющаяся в публичном пространстве и рейтингах. По своим технико-тактическим характеристикам Вакарчук подходит больше, чем кто-либо другой. У него наименьший на Украине антирейтинг – кандидат, "приятный во всех отношениях". В действительности "Вакарчука" могут звать иначе. Проблема в том, что "джокер" должен заменить "короля" прямо во время игры и создать иллюзию, что все "так и должно было быть". Подобные трюки можно выполнять ювелирно при наличии серьезной подготовки, а можно "в лоб". Но так, чтобы никто не кричал о подлоге (см. Фрэнсис "о роли подчиненных олигархам медиа во время избирательной кампании"). Для первого варианта уже мало времени, а у американских экспертов на деле нет стремления к сложным и относительно правдоподобным процедурам. "В лоб" выглядит естественнее и перспективнее, главное не допустить "российского вмешательства". Посредством "прокремлевских олигархов". Для варианта "в лоб" необходимо постоянно нарастающее давление на Порошенко. Он должен понять, что если не выполнит все сейчас, то цена вопроса только возрастет. Если Вашингтон "решит", а он не захочет уйти (совсем как Янукович), то цена может оказаться вовсе запредельной. И главное, окружению Порошенко, которое сейчас обладает определенной властью, должно быть ясно, что у них нет "ни единого шанса". Еще одна проблема в том, что "избрать Вакарчука" гораздо проще, чем понять, а что с ним можно делать дальше. Главный плюс Порошенко как раз в том, что несмотря на огромное количество недостатков и крайне запутанную ситуацию в стране, он смог (за счет манипуляций окружения в первую очередь) не допустить острого внутриэлитного конфликта. У Вакарчука это самое слабое место. Весь коллектив Минфина времен Натальи Яресько дружно пытался ее подставить и от нее избавиться. Это относится и к остальным легионерам в украинской власти. Все они восприняли свою отставку как избавление от бессмысленного "поручения сверху". Никто из них (кроме совсем неадекватного Саакашвили) не остался в политике, а многие поспешили уехать из страны. Чужих здесь не любят. "Вакарчуку" предстоит или стать "таким же", или так и остаться "чужим". Вашингтону не нравятся оба варианта. Это делает тактику Соединенных Штатов на Украине в 2018 г. очень уязвимой. Будучи твердо уверены в своем превосходстве, они вынуждены рисковать, причем серьезно. Сдержанность Москвы Россия как главный противник США на Украине способна применять более надежные ответные стратегии. При этом (в отличие от американских) они не должны обязательно замыкаться на выборы 2019 года. В определенном смысле они вообще могут быть не связаны с выборами или даже с внутриукраинской ситуацией в целом. На пресс-конференции 15 января министр Лавров сформулировал российское видение ситуации: "Украина – это тема, которая достаточно искусственно делается гораздо более масштабной, чем она того заслуживает, и рассматривается как оселок противостояния между Россией и Западом… Если бы отошли от этой призмы, через которую пытаются рассматривать украинский кризис… сконцентрировались бы вместо этого на том, что записано в Минских договоренностях – там все предельно ясно, предельно четко, и какому-либо двойному толкованию не подлежит, – тогда, я думаю, украинский кризис был бы давно урегулирован… Мы продолжаем уважать территориальную целостность Украины в тех границах, которые сложились после референдума в Крыму и после воссоединения Крыма с Российской Федерацией". Лавров акцентированно излагает суть осторожной российской реакции на рискованные стратегии Вашингтона у границ России. В качестве тактического ответа это правильная позиция, имеющая несколько очевидных плюсов. Россия не позволяет США (Западу в целом) и нынешнему украинскому руководству бесконечно повышать ставки и "цену вопроса". Этот процесс происходит гораздо медленнее, чем если бы Москва жестко реагировала на все, что реально происходит сегодня на Украине. Россия сняла с себя все обязательства по отношению к Украине. В результате ситуация в украинской экономике стала беспросветной. С точки зрения демографии Украина быстро превращается в "большую Литву". Фактически России удалось "спровоцировать" внутреннюю дискуссию на Западе по поводу ситуации на Украине, что принципиально. Когда Зигмар Габриэль пытается (без особого успеха, но настойчиво) придумать формулу, позволяющую постепенно отменять санкции, он исходит вовсе не из экономических резонов. Он, как и часть (хотя меньшая) германской политической элиты, понимает, что от того, насколько еще можно восстановить отношения между Западной Европой и Москвой, зависит собственное политическое будущее Западной Европы, ее способность сохранить самостоятельность. Об этом же говорит и канцлер Австрии Себастьян Курц. Утопия, или Как это может быть Украинский кризис стал кульминацией напряженности, которая копилась в отношениях между Россией и Западом после холодной войны. Поэтому его разрешение – вопрос не только будущего Украины, но прежде всего состояния дел в Европе в целом. Компромисс, если его когда-то достигнут, будет похож не на Минск-2, а скорее на Хельсинки. Но без Соединенных Штатов, которые меняют систему своих приоритетов во внешней политике и для которых Старый Свет становится разменной монетой в совсем других делах. Выполнение Минска-2 снимает остроту конфликта на востоке Украины, но не разрешает проблему Украины и всего комплекса противоречий между Европой и Россией. Пока стороны не признают сей простой факт, никакого существенного прогресса в отношениях не будет. Выполнение Минска-2 невозможно еще и потому, что в Вашингтоне понимают: после этого для них наступает "горизонт событий": санкции надо снимать (либо подтвердить, что не в Украине дело), Крым остается в России, а проекта, чтобы "поладить", уже нет и не будет. Он выброшен в корзину вместе с незадачливым генералом Майклом Флинном. За ненадобностью. Значит, придется опять поднимать ставки, так как никто не собирается "выпускать" Россию после "какого-то там Минска". Председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Джозеф Данфорд говорит в Брюсселе не об "угрозе для Украины", а об "угрозе для Европы". И связана она не с "гибридной поддержкой сепаратистов", а с "инвестициями, которые сделала Россия за последние десять лет, и можно увидеть, что нет ни одного направления в российских вооруженных силах, где за это время не произошла бы какая-то модернизация". После более чем внятного сообщения Вашингтону с демонстрацией новейших вооружений, которыми Владимир Путин уснастил послание Федеральному собранию 1 марта, настрой американцев только упрочится.  Цель вполне объяснима: между Харьковом и Белгородом, между Донецком и Ростовом следует опустить новый железный занавес. Россию необходимо изолировать и принуждать платить "все более высокую цену" за "инвестиции в вооруженные силы". И контроль над железным занавесом должен находиться исключительно в Белом доме, комитете начальников штабов и Госдепартаменте, а никак не в Европе. Последней отводится та же роль, что и сорок-пятьдесят лет назад, но в ухудшенном варианте. Тогда и обоснование конфликта было понятно, и гарантии безопасности незыблемы, и оперативная самостоятельность в рамках альянса шире. Теперь же все словно не в фокусе, как на неудачной фотографии, что на самом деле происходит, никто прямо не говорит, и лишь одно остается неизменным: Старому Свету предлагается взять на себя максимум издержек от противостояния.  Единственный ответ – прямая договоренность между Брюсселем, Берлином и Москвой, которая не сделает Россию и Западную Европу друзьями, но позволит стать стабильными и предсказуемыми партнерами и соседями, когда каждый знает, что можно и чего нельзя ожидать от другой стороны. Если такого соглашения не будет в ближайшие несколько лет, "окно возможностей" закроется надолго. В этом и состоит главная проблема "осторожной" политики России. Как тактика это работает, как стратегия – нет. Договариваясь о принципах сосуществования, каждая из сторон должна пройти свою часть пути. Россия вынуждена будет пойти на "потери" в Европе, признание того, что "нейтральная зона" сильно сдвинулась на восток. Объединенной Европе (прежде всего ее исторической западной части) придется согласиться с тем, что она не сможет больше решать свои проблемы "за счет России". Такое соглашение – не мир, но перемирие. Возможно, устойчивое. Как это может выглядеть? Дальнейшее покажется утопией, а кому-то бредом. Но, во-первых, за тридцать лет уже случилось многое из того, о чем никто кроме безудержных фантазеров и помыслить не мог. Во-вторых, тупик по вопросу европейской безопасности (его олицетворением служит украинский вопрос), в который зашли все заинтересованные стороны, рано или поздно заставит искать едва ли не революционные подходы. Итак, де-юре Украина сохраняет все атрибуты единого и независимого государства. Де-факто на 10–15 лет объявляется переходный период, во время которого реальная власть отдается регионам, которые по существу превращаются в протогосударства. Регионов три – собственно (Центральная) Украина, Новороссия (включая Харьков) и Галичина-Волынь. ЛНР и ДНР входят в состав Новороссии. Никакого раздела "зон влияния" Россия–Европа не происходит. Внешнюю политику в пределах компетенции регионы формируют самостоятельно, в международных организациях представляют Украину по ротации. Через 10–15 лет во всех трех частях проводится референдум, и они либо подтверждают единство Украины, либо становятся независимыми государствами де-юре. Россия и страны Евросоюза соглашаются с итогами плебисцита, в том числе при необходимости берут на себя обязательство признать новые государства. Армия Украины превращается в силы самообороны. Стороны подписывают документ о том, что на территории Украины в ее международно признанных границах не размещаются вооруженные силы и военная инфраструктура любых иностранных государств. Украина (регионы) не может входить в военные блоки, заключать военно-политические союзы. Для изменения документа необходимо согласие всех сторон. Парламент Украины признает Крым частью России и снимает все международные ограничения в данной части. Вступление Украины (регионов) в ЕС либо ЕАЭС возможно не ранее, чем через 25 лет. Западные украинские "лимитрофы" не входят в состав регионов и имеют особый статус. Закарпатье становится самостоятельным государством русино-карпатского народа с полным признанием прав венгерского населения и отдельным признанием прав других меньшинств. Закарпатье может быть быстро принято в Евросоюз и международные организации. На месте Сучавского уезда Румынии и Черновицкой области создается еврорегион Буковина, на который автоматически распространяются правила Евросоюза, но без формального вступления. Аналогично создается еврорегион Дунайская Федерация в составе части уезда Тулча (Румыния) и правобережных районов Одесской области. Буковина и Дунай становятся "регионами дружбы" Россия–Европа внутри Евросоюза. Россия берет на себя определенные обязательства по развитию регионов. Экономические связи России с данными территориями оговариваются специальным соглашением. Для еврорегионов резервируется представительство в Европарламенте с учетом этнической специфики каждого из регионов. Политическое представительство и защиту интересов регионов в Еврокомиссии осуществляет Румыния. Республика Молдова восстанавливает территориальную целостность на основе постоянного военного и политического нейтралитета. Европейский союз, Румыния и Россия специально оговаривают невозможность утраты Молдавией государственной независимости. Молдавия может одновременно находиться в ассоциированном членстве в Евросоюзе и ЕАЭС. Структуры ЕС принимают заявление по поводу ситуации в странах Балтии. Русским в Эстонии и Латвии гарантируется официальный статус для языка и сохранение (восстановление) вертикали образования на русском языке. Руководство ЕС берет на себя политическую ответственность за имплементацию данного решения. Срок действия данного соглашения не менее 50 лет. Для чего это было бы нужно? Первое. Стороны ликвидируют не только текущий конфликт, но и основания для будущих конфликтов на всей территории между Евросоюзом и Россией, которую на Западе относят к "серой зоне". Второе. Аналогичное соглашение возможно по Сербии. Это может решить проблему Косово и определить параметры присоединения Сербии к ЕС (без вступления в НАТО). Третье. Россия проходит свою часть пути к компромиссу и показывает отсутствие каких-либо односторонних намерений, которые могли бы беспокоить Европу. Молдавия и Украина официально выводятся из "зоны интересов" России на условиях, приемлемых для Москвы. Гарантируется сохранение части интересов России во всех государствах и регионах по западной части периметра. Четвертое. Европа гарантирует нерасширение своей военной инфраструктуры на территории нынешней Украины и Молдавии, что является постоянной причиной для беспокойства России. Пятое. Европа признает русских и русский язык неотъемлемой частью европейской идентичности. Русский язык становится официальным языком ЕС. Шестое. Все это может создать механизм для долговременного взаимодействия России с Европой. Что для этого нужно? Новые люди в Европе, готовые брать на себя самостоятельную политическую ответственность за собственный континент. Новые подходы. Желание договариваться. При этом понимание того, что "как раньше" уже не будет. Не получится. http://www.globalaffairs.ru/number/Preodolet-logiku-nulevoi-summy-19523 Преодолеть логику нулевой суммы Mon, 23 Apr 2018 13:39:00 +0300 Холодную войну привели к мирному завершению государственные деятели, которыми руководило понимание безотлагательности решительных действий, ощущение, что они находятся в состоянии цейтнота и окно возможностей скоро закроется. В нынешнем кризисе преобладает решимость сохранить укоренившиеся позиции, а не стремление найти решение. Замороженные конфликты в постсоветской Евразии, к списку которых добавились Крым и Донбасс, нашли отражение в замороженном мышлении политиков. Даже созданная с благими намерениями в декабре 2014 г. "Группа мудрецов ОБСЕ по европейской безопасности как общему проекту" не дала ничего нового. Окончательный доклад группы в основном повторял хорошо известные нарративы Запада и России о периоде после холодной войны. Нынешний исторический момент отличается от событий 25-летней давности. Конечно, не стоит забывать о принципе "не навреди". Но в данном случае осторожность со временем превратилась в формалистскую, бездумную политику. Пришло время возродить дебаты о будущем постсоветской Евразии, привязав их к нынешним реалиям. Нужно закончить с перечислением проблем и осуждением неправильного поведения той или другой стороны, и перейти к новаторским и реалистичным предложениям, которые позволят прекратить игру с отрицательной суммой. Соперничество за регион началось незапланированно, на протяжении более 10 лет после окончания холодной войны оно оставалось практически незаметным. Со временем основные внешние акторы стали более решительно и последовательно стремиться к одностороннему преимуществу. Вместо того, чтобы попытаться выработать привычку к взаимовыгодному сотрудничеству, они постоянно нацеливались на победы за счет другой стороны. За этим следовала контрэскалация, государства повышали ставки, даже если политика была плохо продуманной и контрпродуктивной. Региональные игроки лишались возможности маневра, потому что внешние акторы могли в любой момент потребовать полной лояльности. Стремление к одностороннему выигрышу – геополитическому, геоэкономическому и геоидейному – не оставляло места компромиссам. Игра с нулевой суммой принесла соответствующие результаты – с отрицательной суммой. Границы государств были пересмотрены, распространилась враждебность и даже ненависть, отношения глобальных держав оказались разрушены. Обязательным условием переоценки должно стать признание того факта, что политика и России, и Запада в постсоветской Евразии зашла в тупик. Для России это означает признание, что подход с нулевой суммой к своим соседям оказался крайне затратным, рискованным и контрпродуктивным. Регулярное использование принуждения – будь то политическое, военное или экономическое – оттолкнуло страны, которые при других обстоятельствах могли бы быть вместе с Россией. США и ЕС должны признать, что, несмотря на успехи в Центральной и Восточной Европе, дальнейшее применение методики 1990-х гг. – распространение евроатлантических институтов на восток, к границам России, но не на нее – уже нежизнеспособно. Парадигма "модульных решений", механического разрастания институтов без переговоров со всеми заинтересованными сторонами, включая Россию, и компромиссов, теперь не сработает. Сохранение статус-кво надолго продлит нестабильность и некачественное государственное управление в странах региона, закрепит атмосферу холодной войны в отношениях России и Запада. Украинский кризис, который мы наблюдаем с 2014 г., ясно демонстрирует реальность такого варианта. Ирония последних конфликтов заключается в том, что на данном этапе ни НАТО, ни ЕС не могут предложить полноправного членства "государствам-лимитрофам". Даже если бы в регионе не было замороженных конфликтов, а "государства-лимитрофы" соответствовали стандартам ответственного госуправления, функционирования рынка и демократических процедур, которые требуются для вступления в европейские и евроатлантические структуры. В Североатлантическом альянсе нет единства по поводу предоставления гарантий безопасности странам, которым Россия периодически угрожает и в которые иногда вторгается. Евросоюз переживает самый глубокий кризис в своей истории, учитывая проблемы еврозоны, экономический спад, неконтролируемые волны миграции с Ближнего Востока и из Северной Африки, терроризм и Brexit. Когда на кону выживание блока, думать о приеме новых членов не приходится. Признание того, что политика институционального расширения на посткоммунистическую Европу и Евразию, несмотря на прошлые успехи, выработала ресурс, не означает, что Запад обязан согласиться на доминирование России в соседних странах. На самом деле дальнейшее расширение возглавляемых Россией институтов в регионе – тоже неподходящее решение, вне зависимости от того, какую политику выберет Запад. Те государства, которые уже оказались участниками российских инициатив, останутся там из-за давления или отсутствия иных вариантов; многие, наверно, убежали бы, если бы могли. Российские проекты регионального управления не пользуются особой поддержкой в других странах. Западным и российским политикам также стоит пересмотреть геоидеи, которые часто лежат в основе их политики. Западу нет смысла наставить на праве всех стран делать собственный выбор, если он не хочет или не готов предоставить им этот выбор (как членство в НАТО и ЕС) или нести ответственность за его последствия. Дурную службу Евросоюзу сослужила догматическая убежденность в нормативной гегемонии – естественном превосходстве его систем и структур – в регионе, где гегемония оспаривается Россией и системами самих "государств-лимитрофов", у которых выработалась аллергия на реформы. Российская концепция неделимой безопасности часто сводится к тоске по соглашению великих держав в стиле Ялты, которое бы закрепило, а не разрешило противоречия в регионе. Такой договор не сработал бы, даже если бы его удалось согласовать (что невозможно). Идея фикс Кремля о том, что Россия должна быть лидером постсоветских государств, чтобы ее воспринимали всерьез как глобального игрока, – скорее мантра, чем основанная на фактах стратегия; к тому же она раздражает даже ближайших союзников Москвы. Следует также прекратить геоидейные бои с тенью: утверждения России о сфере влияния в постсоветской Евразии и противодействие тому со стороны Запада. Может ли хотя бы одна из сторон пояснить, что конкретно подразумевается под региональной сферой влияния? Чем она отличается, скажем, от отношений США со странами Западного полушария или отношений Германии с соседями по ЕС? Конечно, различия существуют, но о них редко говорят. Реально ли полагать, что Россия, обладая на порядок бóльшим весом, чем ее соседи, не будет оказывать на них никакого влияния? И разумно ли ожидать, что страна такого глобального масштаба, как Россия, будет наблюдать со стороны, как геоэкономические и геополитические блоки приближаются к ее границам, постепенно поглощая соседние страны? Чарльз Капчан, отвечавший за политику в отношении "государств-лимитрофов" в Совете по национальной безопасности при Обаме, писал: "Соединенные Штаты вряд ли будут спокойно сидеть на месте, если Россия начнет создавать альянсы с Мексикой и Канадой и размещать военные объекты по периметру американской границы". Утверждения России о том, что "государства-лимитрофы" и центральноазиатские страны входят в сферу ее влияния или зону "привилегированных интересов", как выразился Дмитрий Медведев, лишены смысла, как и яростное возражения Запада. Что такое привилегированные интересы? Является ли заявленная привилегия абсолютной, относительной или предельной? Претендует ли Россия на то, что только за ней остается решающее слово в регионе? Касается ли это исключительно вопросов национальной безопасности или также внутренней политики, социальных проблем и т.д.? Что важнее: методы, которые выбирает Кремль для оказания влияния, или сам факт влияния? Как Москва собирается учесть предпочтения государств в этой "сфере", особенно тех, которые после 1991 г. стремились к альтернативным партнерствам, чтобы уравновесить регионального гегемона? Даже если западные лидеры преодолеют свои сомнения и пойдут на соглашение с Россией, будет ли оно реально работать, если не учесть в нем мнения этих стран? Снять табу на диалог о региональном порядке без предварительных условий – первый важный шаг, который мы должны сделать, если хотим остановить разрушительное геополитическое, геоэкономическое и геоидейное соперничество и прекратить конфронтацию России и Запада, достигшую опасного уровня в последние годы. Если Запад позволит призракам Ялты помешать нормальному разговору с Россией, это будет безответственным и в конечном счете саморазрушительным решением. В то же время Москве не стоит ожидать, что ее соседей можно будет навсегда исключить из диалога, который напрямую касается их будущего. Подобные переговоры в нынешней атмосфере недоверия, взаимных упреков и нагнетания страхов потребуют значительных инвестиций политического капитала. Понадобится время, чтобы выйти за рамки нынешних враждебных подходов в регионе и найти точки соприкосновения. Стороны должны быть готовы умерить свои максималистские амбиции и пойти на компромиссы, которые оставят всех в той или иной степени неудовлетворенными. Только так можно достичь успеха. Западу нужно перестать требовать, чтобы Россия сдалась и приняла его условия. России пора прекратить мечтать о возвращении к старым добрым временам политики великих держав, будь то "большая тройка" 1945 г. или "европейский концерт" 1815–1914 гг., и признать, что соседние государства будут иметь право голоса во всех соглашениях, которые их касаются. А соседям нужно отказаться от ожидания  национального спасения извне и осознать, что безопасность и благополучие их стран находится в их собственных руках. Если такие переговоры когда-нибудь состоятся, на них следует рассмотреть новые институциональные варианты для "государств-лимитрофов", которые станут мостом между евроатлантическими институтами и российскими интеграционными структурами. Соглашение о таких "мостах" позволит снизить накал соперничества великих держав в регионе и заняться актуальными проблемами, стоящими перед "государствами-лимитрофами" и, таким образом, будет серьезнейшим шагом к тому, чтобы оставить в прошлом игру с отрицательной суммой. Вот предварительный список критериев для новых договоренностей, которым придется соответствовать: Они должны быть приемлемыми для всех заинтересованных сторон. Приоритет – экономическому росту, реформам и модернизации в "государствах-лимитрофах" на период обозримого будущего. Пусть эти страны сохранят возможность поддерживать связи и с ЕС и с ЕАЭС по своему усмотрению, что позволит осуществлять многовекторную интеграцию вместо того, чтобы настаивать на исполнении обязательств, делающих ее невозможной. Стороны переговоров должны взять на себя обязательства проводить регулярные, инклюзивные консультации и найти консенсус, прежде чем они займутся изменением институциональной архитектуры региона. Это позволит избежать односторонних изменений статус-кво. Все стороны подтверждают обязательство  уважать суверенитет и территориальную целостность друг друга и воздерживаться от применения силы для разрешения споров. В рамках этого процесса Россия обязуется, когда для этого придет нужное время, вывести войска из районов, где суверенитет не оспаривается ни одной из сторон, например, Приднестровье и Донбасс. Переговоры не следует увязывать с разрешением территориальных споров, договоренности должны создавать равные для всех сторон гуманитарные, экономические критерии и критерии безопасности в зонах конфликтов и вблизи них. Сторонам следует обеспечить гарантии нейтрального отношения ко всем, – фактически отодвинув политические разногласия на второй план, – чтобы эти критерии удалось согласовать и применять, не нарушая "красные линии" суверенитета. Страны с непримиримыми позициями смогут решать практические вопросы, касающиеся благополучия жителей зон замороженных конфликтов, не идя при этом на политические уступки. Как минимум, эти шаги позволят ослабить напряженность и уменьшить страдания людей и, возможно, заложат фундамент для политического урегулирования. Даже если эти очень общие условия будут выполнены, жестких переговоров не избежать. Конечно, в нынешних обстоятельствах сделать это невероятно сложно. Но не невозможно. Хельсинкский Заключительный акт, возможно, даже более амбициозный проект, был выработан в середине 1970-х гг., в разгар холодной войны. Этот документ сам по себе не прекратил холодную войну – и переговоры, о которых мы говорим, даже если они увенчаются успехом, помогут ослабить напряженность, но не ликвидируют ее полностью. И если за столом переговоров будут присутствовать "государства-лимитрофы", призраки Ялты не проснутся. Необходимым первым шагом станет открытое – системно-политическое – стремление Запада к обозначенному компромиссу. Россия вряд ли сделает первый шаг, отчасти потому что многие в Москве все еще чувствуют себя отвергнутыми и униженными после попыток Медведева в 2008-2009 годах. Западу стоит протестировать готовность России к переговорам. Такой первый шаг не будет означать, что Запад склонился перед требованиями России. Предлагаемые переговоры потребуют от всех сторон готовности идти на болезненные компромиссы. Запад должен признать, что модель, отлично работавшая в Центральной и Восточной Европе, не подходит для постсоветской Евразии. России придется жестко придерживаться ограничений, которые новые договоренности установят для ее влияния, и отказаться от военного вмешательства в соседние страны. На базовом уровне Москве пора смириться с тем, что соседи являются по-настоящему суверенными государствами и именно так их и нужно воспринимать, даже если Москве это неудобно. Плодотворные переговоры по этим вопросам – не просто способ обеспечить толику взаимопонимания между великими державами. Переговоры о новых институциональных механизмах для региональной архитектуры в постсоветской Евразии дадут государствам региона реальный шанс – бóльший, чем когда-либо прежде – на безопасность, реформы и процветание. Продолжение прежнего авантюрного соперничества – гарантия небезопасности, политической дисфункции и экономической отсталости региона. Символ этого кошмара – судьба Донецкого международного аэропорта имени Сергея Прокофьева. Неприятная правда заключается в том, что сегодня ни Россия, ни Запад не верят, что противоположная сторона готова пойти на компромисс. Руководство России убеждено, что Запад всегда будет стремиться к расширению, придвигаясь ближе к ее границам и даже вглубь ее территории. Многие западные политики уверены, что Россия – это государство-хищник, движимое идеей господства над соседями. К сожалению, опасения обеих сторон небезосновательны. Те, кто их разделяют, могут указать на десятки причин, по которым предлагаемые нами переговоры могут провалиться. Но пугающие последствия длительной конфронтации оправдывают попытки достичь соглашения. Если не предпринять таких попыток – т.е. идти к новой холодной войне – это будет верхом политической безответственности. Данная статья представляет собой отрывок из книги "Украинский кризис: победителей нет", которая вышла в виде специального выпуска журнала "Россия в глобальной политике" по заказу и при содействии МДК "Валдай". http://www.globalaffairs.ru/number/Samoe-trudnoe--perekhodit-ot-simvolicheskoi-politiki-k-realnoi-19522 "Самое трудное – переходить от символической политики к реальной" Mon, 23 Apr 2018 13:14:00 +0300 Иван Крастев – руководитель Центра либеральных стратегий в Софии и ведущий научный сотрудник Института гуманитарных наук в Вене, один из наиболее проницательных комментаторов социально-политических процессов Европы. Он распознает многие из них задолго до того, как они становятся очевидны.  – Герой популярного украинского сериала "Слуга народа" – простой учитель истории Василий Голобородько, в одночасье ставший президентом Украины, – по сюжету добивается значительных успехов. В частности, Украина достаточно скоро получает вожделенный "безвиз" с Евросоюзом. На следующее утро герой обнаруживает, что страна обезлюдела – все украинцы уехали в Европу. К счастью, это оказывается только сном, вернее, ночным кошмаром молодого президента. Может ли такой апокалиптический сценарий "европейской интеграции" и в самом деле грозить Украине? – Страх перед тем, что все уедут и некому будет даже свет погасить, – не только украинский и не только кошмар. Это было лучшее, что случилось со всей Восточной и Западной Европой после 1989 г., но также и то, чего мы больше всего боимся теперь. Давайте обратимся к природе сильнейшего отторжения, даже враждебности к иммигрантам, которое продемонстрировали все без исключения страны Восточной Европы, входящие в ЕС. Надо понимать, что причина не столько в страхе перед самими иммигрантами (в конце концов, те пока попадают в другие страны ЕС), сколько в собственной травме восточноевропейских стран, связанной с эмиграцией оттуда. На недавних выборах в Германии максимальное количество голосов "Альтернатива для Германии" получила не в районах, приютивших наибольшее количество беженцев, а там, откуда уехало больше всего эмигрантов; восточная часть Германии (бывшая ГДР) за последние 25 лет потеряла около 15% населения. В этом контексте проблема миграции может стать актуальной и для Украины. В конце концов, процесс интеграции в ЕС – это в некотором смысле эмиграция Востока на Запад. Проблема в том, что кто-то эмигрирует на Запад сам, в одиночку, а кто-то – вместе со своей страной. Вступление в ЕС предполагает принятие институтов и практик Союза, его законодательства, стиля жизни, наконец. Чем дольше адаптация, тем больше людей, готовых действовать самостоятельно. Это, разумеется, отражается на внутриполитической жизни этих стран. Я не думаю, что в этом Украина будет чем-то принципиально отличаться от Болгарии, Румынии или Польши. Из страны в первую очередь уезжают не самые, скажем, лучшие или умные, но самые предприимчивые, готовые рисковать, менять уклад жизни. А это – наиболее активная часть населения, от которой можно было бы ожидать самой активной поддержки внутренних реформ. Депопуляция важна не столько в силу количества людей, покидающих страну, сколько в силу того, что для многих эмиграция оказывается главной жизненной альтернативой. Решая, как организовать жизнь, люди заключают, что проще сменить страну, чем пытаться сменить правительство. Этот феномен проявился в процессе миграции из деревень в города в 50-е – 70-е гг. ХХ века. Тех, кто оставался жить в деревне – даже если они жили лучше, чем те, кто уехал в город, – считали отсталыми, инертными. И это будет главной проблемой Украины. Прежде всего из-за слабости ее экономики – украинцам, конечно, проще зарабатывать в Европе. И эта проблема, вероятно, на Украине будет серьезнее, чем в других восточноевропейских странах, поскольку перспективы ее присоединения к ЕС очень туманны. При этом кошмар Василия Голобородько представляется мне достаточно реальным – если люди считают отъезд в другую страну возможным выходом из положения (даже когда не уезжают физически), они гораздо менее мотивированы что-то активно менять в своей.   – И что Европа сможет сделать с гипотетической волной иммигрантов с Украины? – Европейский парадокс состоит в том, что экономике Европы нужны мигранты или роботы, а европейский электорат не хочет их. "Иммиграционный шок" европейцев вызван вовсе не количеством мигрантов. За 2015–2016 гг. в Европу приехало меньше 2 млн человек – это 0,5% населения Европы. И принимали их в основном такие страны, как Германия или Швеция. Украинцев в Европе не воспринимают в качестве культурной угрозы, а часть проблемы из-за наплыва беженцев с Ближнего Востока связана как раз с тем, что они считались носителями именно такой угрозы, "агентами" иного образа жизни и т.п. В Польше, наотрез отказывающейся принимать беженцев с Ближнего Востока, никто особенно не протестует против трудовых мигрантов с Украины. Так что переселение составит бóльшую проблему для Украины, чем для Евросоюза. Конечно, трудовая миграция – принципиально иной феномен, чем беженцы из зоны военных действий, люди с совершенно иным статусом. Другое дело, что уже сегодня тяжело отличить мигрантов от беженцев, а в дальнейшем будет еще труднее с учетом климатических изменений, локальных конфликтов и т.д. Но вряд ли задача интегрировать трудовых мигрантов с Украины представляет сколь-либо серьезную сложность для большинства европейских стран. С основными проблемами столкнется Украина и украинцы, а не Европа и европейцы. Во-первых, украинцам все же придется испытать на себе несколько больший уровень враждебности со стороны уже состоявшихся европейцев, им будет несколько сложнее интегрироваться в европейский рынок труда. А во-вторых, рост возможный эмиграции из Украины, как я говорил, затруднит процесс трансформации самой Украины. Но, честно говоря, украинцы и русские – самые востребованные трудовые мигранты, особенно в Центральной Европе.    – А имеет ли смысл вообще обсуждать интеграцию Украины в Европу, если некоторые эксперты ставят под вопрос само существование Евросоюза уже в ближайшей перспективе? – Не спешите хоронить Евросоюз. За последние несколько лет он пережил уже четыре серьезных кризиса, существенно повлиявших на его структуру, функционирование и представление о собственных перспективах. Более того, каждый из кризисов нес потенциальную угрозу дестабилизации и развала. Но парадокс в том, что, несмотря на то что ни один из этих кризисов не удалось в полной мере разрешить, их развитие и взаимовлияние стабилизировало ЕС, и сейчас экономические показатели и опросы общественного мнения показывают, что сейчас он – в лучшей форме, чем был в конце 2016 года. Итак, кризис еврозоны разделил Европу на север и юг, на кредиторов и должников. Российско-украинский конфликт разрушил сложившееся в ЕС убеждение, что военная сила нерелевантна в европейской политике; мы полагали ее сутью экономику и культурную, цивилизационную привлекательность – но нам пришлось взглянуть на мир по-новому. Референдум в Великобритании лишил еврозону третьей по мощи экономики и сделал перспективу дезинтеграции ЕС – немыслимую ранее – реальностью. Иммиграционный кризис, оказавшийся самым значительным из четырех, разделил Европу на Восточную/Центральную и Западную, заставив задуматься над природой европейских границ, вопрос о которых после Первой мировой войны всегда был ключевым для европейской идентичности. Главной посылкой, из которой исходил ЕС, было "жесткие бюджеты – мягкие границы". При этом Евросоюз полагал, что всегда будет граничить с новыми потенциальными участниками Союза. Иммиграционный кризис потребовал снова пересмотреть природу границ, вернуть границы-барьеры. Но если вы хотите менять границы, надо понимать, где проходят внешние границы Евросоюза. И вернуть границы-барьеры – непростая задача, поскольку одна из основополагающих идей состоит как раз в том, что границы совсем не так важны, как это считалось раньше. И вот тут как раз начался европейский парадокс, неожиданный для многих (в том числе и для меня). Вслед за тем как Греция, Италия и другие заявили, что невозможность превысить трехпроцентный дефицит бюджета лишает их перспектив экономического развития, развитие иммиграционного кризиса заставило ЕС принять положение о том, что расходы на беженцев не будут учитываться в дефицитных статьях бюджета – и мы получили невиданный дотоле уровень гибкости при разработке бюджета. "Брекзит", казалось, усугубил внутриполитический разлад в ЕС, но в итоге консолидировал его. Каждый кризис разделял европейцев на разные лагеря, но их взаимодействие и взаимовлияние одновременно наделяло Евросоюз гибкостью, столь ему необходимой. Так, миграционный кризис столкнул Восток и Запад Европы, возник риск появления устойчивого антибрюссельского и антиберлинского "вышеградского" блока, и в то же время российско-украинский кризис разделил страны вышеградской группы, когда одни (Польша, в частности) настаивали на ужесточении санкций против России, а другие (Венгрия или Чехия, например) не испытывали по этому поводу энтузиазма. Сегодня непросто определить, где заканчивается диалектика и начинается ирония. Всю вторую половину ХХ века Великобритания была главным мировым переговорщиком, обсуждая, в частности, со своими бывшими колониями вопросы экономических взаимоотношений, то есть, по сути, условия их независимости. И во всех этих переговорах Великобритания занимала сильную позицию – опыт, знания и ресурсы были на ее стороне, а партнеры по переговорам такого опыта не имели и были вынуждены приобретать его уже по ходу дела. А теперь, ведя переговоры с ЕС, Великобритания сама оказалась в положении бывших колоний из-за того, что последние 20 лет она сама никогда не проводила переговоров – всем занимался Брюссель. В итоге власти Великобритании сейчас лихорадочно ищут экспертов, способных справиться с этой задачей, а на фоне неспособности покинувшей ЕС страны самостоятельно, эффективно отстаивать свои интересы растет уверенность стран-членов ЕС в возможностях и способностях Союза.   – В недавно вышедшей книге "После Европы" Вы пишете, что у Старого Света нет ни возможности, ни желания открыть границы. Но в случае с продвижением на Восток вообще и с Украиной в частности Европа продемонстрировала явное желание эти границы расширить. Если Европа не опасается наплыва иммигрантов с Украины, то, может быть, Украине предстоит стать "гаванью", способной приютить мигрантов, стремящихся попасть в Европу из других стран – с Ближнего Востока, например? – Нет, конечно. Для того чтобы принимать у себя мигрантов, нужно, во-первых, функционирующее сильное государство, а украинское сейчас – самое, пожалуй, хрупкое в Европе. Оно просто не справится с такой задачей. Во-вторых, если сейчас мигранты не хотят ехать в Польшу или Болгарию, то почему они захотят ехать на Украину? Несколько лет назад Тони Блэр предлагал создать нечто вроде сети убежищ для мигрантов вдоль границ ЕС – но это, конечно, нереалистично. Европа не планирует превратить Украину в буферную страну. И если европейцы не особо обеспокоены перспективой наплыва мигрантов с Украины в Европу, то им стоит все же озаботиться тем эффектом, который массовая эмиграция может оказать на социально-экономическое положение в самой Украине. Рынок труда Украины, как и многих других постсоветских республик, недостаточно гибок для того, чтобы обеспечить приезжих работой. С другой стороны, Украина гораздо более привычна, чем другие страны Восточной Европы, к этническому разнообразию – это наследие Советского Союза. Европейское наследие в этом смысле совершенно иное. Россия – второй в мире реципиент миграционной рабочей силы после США. Большинство этих мигрантов – выходцы из Центральной Азии, владеют русским. Восточноевропейские страны не имеют такого опыта взаимодействия с мигрантами вообще, тем более с мигрантами, не принадлежащими к основным этническим группам, образующим государство. Но я все же не думаю, что Украина будет решением проблем Евросоюза – по крайней мере проблем с иммигрантами.   – На Украине есть прекрасная поговорка: "бачили очi, що купували". Насколько, по вашему мнению, Европа, активно продвигавшая идею интеграции для Украины, представляла, с чем ей придется иметь дело? Насколько это представляла себе Украина? – Иллюзии были у обеих сторон. Но мир меняется. Вероятно, Европа считала политические процессы на Украине в 2013 г. чем-то вроде продолжения "революции-1989" – разрушения Варшавского блока, начала активной демократизации в Восточной Европе. У украинцев, понятно, были свои ожидания в отношении европейских перспектив. Я бы постарался рассмотреть эту картину в более широком историческом контексте. Один высокопоставленный турецкий политик недавно высказал свое видение политических процессов в Европе, которое в целом совпадает с моими ощущениями. Он сказал: "Вторая мировая война окончилась в 1989 году. Но Первая не заканчивалась вовсе". Действительно, в результате Первой мировой войны разрушились три главные континентальные империи – Османская, Австро-Венгерская и Российская. Дальнейшее развитие шло по трем разным сценариям. На месте Австро-Венгрии возникли национальные (этнические в основном) государства, которым пришлось далее пройти через еще один кризис – через Вторую мировую. Результатом в западной части Европы стало появление Евросоюза. Россия с появлением Советского Союза, приспособившего некоторые элементы имперского наследия к новой идеологии, сумела сохранить контроль над многими территориями, входившими в состав Российской империи. Конечно, Советский Союз – совершенно другой проект с точки зрения нациестроительства, но территориальная преемственность налицо. На Ближнем Востоке процесс строительства государств современного типа занял гораздо больше времени, а "арабская весна" привела к падению легитимности постколониальных национальных арабских государств. Таким образом, сейчас мы имеем три проекта в развитии – Евросоюз, постосманская, но и посткемалистская Турция, и растущая в ходе государственного строительства постимперская Россия. Я уверен, что попытки объяснить происходящее в рамках реалий холодной войны или "пост-холодной войны", не помогут понять истинную картину. То, что происходит сегодня, – не "холодная война 2.0". Холодная война была столкновением идеологий. Сейчас такой конфликт не стоит на повестке дня, поскольку авторитаризм – не идеология. Главным оружием холодной войны была атомная бомба; главное оружие сегодняшней конфронтации – кибероружие. Разница между ними принципиальная: если лишь немногие страны могли позволить себе ядерный арсенал (который к тому же нельзя было применять, поскольку это было оружие массового уничтожения), кибероружие распространено широко, им обладают как государственные, так и негосударственные акторы, и оно предназначено для активного использования – поскольку это "оружие массовой дезорганизации". Наконец, в годы холодной войны отношения между Западом и Советским Союзом имели структурное значение для мира в целом, чего нельзя сказать о нынешнем противостоянии России и Запада. В книге From the Ruins of Empire Панкадж Мишра исследует интеллектуальное наследие лидеров главных мировых национально-освободительных революций начала ХХ века – Ататюрка, Сунь Ятсена и других. В числе событий, оказавших критическое влияние на ход их мыслей, вдохновлявших их, он называет одну войну ХХ века. Как вы думаете, какую?   – Я бы подумал об англо-бурской, но она началась в XIX веке… Первая мировая? – Русско-японская 1905 года. Они считали ее ключевым моментом в истории – впервые небольшая неевропейская страна смогла одолеть великую империю. Для западной мысли главным событием, основным содержанием ХХ века является идеологическое противостояние, которое началось с Русской революции 1917 г. и завершилось с окончанием холодной войны. Для другой половины земного шара главным был процесс деколонизации, а холодная война – всего лишь обстоятельства, в рамках которых эта деколонизация происходила. Мне представляется, что на российско-украинский кризис продуктивнее будет смотреть как на столкновение двух разных проектов государственного строительства, опирающихся на разные ресурсы. Россия, как удачно заметил кто-то из историков, никогда не имела империи – она сама всегда была империей. Неудивительно, что имперское наследие – как дореволюционное, так и советское – стало важным элементом идентичности нового российского государства. А источником государственного строительства в некоторой степени оказалась европейская интеграция и Евросоюз. Дело не только и не столько в том, что украинцы захотели присоединиться к ЕС – в конце концов, люди всегда хотят быть частью чего-то большого… Украинцы создавали образ своего будущего – возвращаясь к вашему вопросу, именно его они "купували".   – Однако в России Украину прежде всего считают – и широкая публика, и большинство экспертов – чем-то вроде геополитического поля боя между Россией и Западом. Эту баталию полагают экзистенциальной и очень любят цитировать фразу Бжезинского о том, что без Украины Россия перестанет быть империей – то есть погибнет. – Такая оценка справедлива только в рамках мышления пост-холодной войны. Но эта мерка не позволяет понять, что в действительности происходит на и вокруг Украины – для обеих сторон. Я считаю колоссальной ошибкой продолжать считать это частью геополитического противостояния России и Запада. Еще одна проблема состоит в том, что в России русскоговорящих украинцев считают русскими. Русскоговорящие украинцы – прежде всего украинцы, это надо ясно понимать. Европейцы же были шокированы, обнаружив в "проевропейской революции" серьезный элемент национализма. Парадокс государственного строительства на Украине заключается в том, что элиты хотят построить классическое национальное государство ХХ века на фундаменте перспективы влиться в "постнациональный" Евросоюз. Поэтому Украина зачастую выглядит как парубок, заявившийся в вышиванке на тусовку в стиле "техно". Однако эти два конфликтующих процесса строительства идентичности парадоксальным образом консолидируют друг друга. Основа легитимности любого украинского правительства на данный момент – способность защитить свой суверенитет от России. Изрядную часть рейтинга Владимира Путина обеспечивает убеждение россиян в том, что он возвращает потерянные Россией земли. Причем, в отличие от Второй мировой, когда сражались и умирали миллионы людей, Путин аннексировал Крым практически в одиночку, бескровно, без жертв – и подарил его народу России. Одностороннее восприятие происходящего – одна из причин того, что Россия и Запад не находят компромисса, хотя статус-кво по разным причинам обе стороны не устраивает. Европейцы, конечно, разочарованы результатами борьбы с коррупцией на Украине (по причине собственных иллюзий на этот счет, должен заметить). Ни Европу, ни Россию не устраивает то, что происходит на Донбассе, хотя этому уделяется не столько внимания, сколько в свое время уделялось Крыму. Но ни одной стране не может понравиться конфронтация и насилие у ее границ. Главная проблема в том, что все происходящее стало политикой символов – и для Украины, и для Донбасса, и для России, и для Запада. В политике символов достичь компромисса неимоверно трудно. Отсюда и патовая ситуация, которая, повторяю, никого не устраивает и причины которой, конечно, выходят далеко за пределы украинского кризиса. Для достижения настоящего компромисса по Украине важно понять, что это не будет компромисс между Россией и Западом. Его можно построить только на понимании того, что происходит в самой Украине, только в зависимости от того, как сложится ситуация там. Украине реально грозит депопуляция, а Донбасс уже столкнулся с ней. Люди уезжают – кто в Россию, кто на Украину, и все это может привести к тому, что одни из самых богатых земель в мире окажутся в запустении. Однако пока рамки, в которых идет обсуждение этого конфликта, не позволяют прийти к его разрешению…   – Идея о том, что Украина – молодая нация в поиске своей идентичности, пользуется гораздо меньшей популярностью в России. Но если дело обстоит так, то эту идентичность Украине придется строить на двух наследиях – советском (и постсоветском) и европейском. Как, по-вашему, может развиваться этот процесс? – Честно говоря, Украина в этом смысле находится в очень сложном положении. С одной стороны, она граничит со страной, значительно превосходящей ее в военном плане – и очевидно готовой применять военную силу. С другой – с таким сильным игроком, как Евросоюз, где антинационализм является одним из основополагающих принципов легитимации. Это создает очевидную конфликтную ситуацию, значительно усложняющую процесс построения идентичности. История учит, что чем ближе два государства в плане культуры, тем драматичнее процесс госстроительства по обе стороны границ, поскольку главная задача – показать, что вы не имеете ничего общего. Один из моих украинских друзей, например, уверял меня в том, что Украина и Россия – две разные цивилизации. Но когда вы имеете общую историю, общую культуру, определить, в чем заключаются ваши различия, очень непросто. Поэтому все истории построения национальной идентичности со стороны – особенно в ретроспективе – выглядят глупо. В результате вы вынуждены строить свою идентичность не на какой-то субстантивной базе, а на основе устремлений и эмоций, причем в обстановке, когда общая история становится предметом яростных споров и разногласий. В этом смысле пост-крымская пропагандистская война между Россией и Украиной стала для обеих стран ключевым моментом построения идентичности. Та же пропаганда, что позволила Владимиру Путину консолидировать российское общество в рамках новой, отличной от советской (хотя у них есть и общие черты) державной парадигмы, стала и главным источником новой, постсоветской идентичности Украины. В каком-то смысле стороны говорили на одном языке. Знаменитый историк и культуролог Чарльз Тилли много лет назад заметил: "Государства развязывают войны, а войны создают государства". Государственное строительство на Украине всегда было сложным еще и из-за того, что институты уже имелись, а вот идентичность оставалась спорной. А также из-за постоянной угрозы распада страны, которую в электоральных целях эксплуатировали все политики – Восточная Украина против Западной, пророссийская против антироссийской… Сейчас же выход главного фактора формирования идентичности за пределы территориального конфликта привел к тому, что самыми яростными украинскими патриотами стали русскоговорящие украинцы. Добровольное участие в конфликте дает им возможность претендовать на легитимность своей украинской идентичности, не опасаясь обвинений в незнании украинского языка, в "чуждости" и "пришлости". Кроме того, некоторые из них считают, что Россия их предала. С другой стороны, современная Россия, как и ЕС, всегда была страной "без границ". Десять лет назад "Левада-центра" спрашивал: "Считаете ли вы современные границы России справедливыми? Какими будут эти границы через 10–20 лет?". Отрицательный ответ на первый вопрос дали 43% респондентов, но среди них были как те, кто считал, что территория России должна быть больше, так и те, кто хотели более этнически гомогенного государства (Россия без Северного Кавказа). Многие в России искренне опасаются распада страны, и мне кажется, что на Западе это не очень хорошо понимают. Причины опасений укоренены в 1990-х гг., в истории чеченских войн, культурных особенностях, памяти о многочисленных (в силу протяженности границы) приграничных конфликтах. Интересно, что в этом контексте украинский кризис позволил Рамзану Кадырову продемонстрировать лояльность России. Его готовность сражаться за Россию в этом конфликте сделала его "хорошим русским" – так же, как готовность сражаться за Украину делает русскоязычных украинцев "хорошими украинцами"… Представление о границах всегда было частью идентичности. Это понимают обе стороны, но такой конфликтный поиск идентичности не делает Европу лучше. Кен Джовитт предложил прекрасное определение трех типов границ. "Граница-фронтир" подобна бару для холостяков: вы заходите туда, выпиваете, чтобы "снять" кого-то, чьего имени завтра уже не вспомните. В каком-то смысле постсоветские границы были таким фронтиром. Потом, к сожалению, воздвигаются "границы-барьеры", "границы-баррикады" – их достоинства тоже крайне сомнительны. Они мешают сотрудничеству – на баррикадах не сотрудничают, на них умирают. Или по крайней мере пытаются друг друга перекричать. Как перейти через "баррикады" к границам третьего типа, на которых завязывается сотрудничество, а идентичности обозначены (и ограничены) так, чтобы одна не посягала на другую? Понятно, что это требует времени. Много времени. Правда, свежесть восприятия конфликта со временем притупляется – люди устают. Во-первых, они устают от крови. Во-вторых, они устают от сверхэмоционального вовлечения в конфликт – притом что они уже давно определили для себя, на чьей они стороне. Хотя, конечно, "подогревать" конфликт можно довольно долго. Так, использование Россией военных по сути "американизировало" западное присутствие на Украине, поскольку очевидно, что из всего коллективного Запада только США способны составить конкуренцию России в военном плане, только они обладают достаточными ресурсами и опытом, чтобы обеспечить военную безопасность в обстановке вооруженного противостояния. Европейцы же должны сосредоточиться на создании условий, когда обе стороны могли сосуществовать, признав: процесс построения идентичностей достиг определенного уровня, при котором стороны согласны определить некоторые рамки, за которые нельзя заходить, осознавая, что какие-то вещи уже невозможны. Обеим сторонам стоит задуматься, как они смогут взаимодействовать, не пытаясь просто игнорировать конфронтационную повестку. Это невозможно – тяжелые воспоминания и неприятные темы всегда всплывают в самый неожиданный момент, это надо понимать. Европа, конечно, ожидает от России серьезных инициатив по Донбассу. В отношениях между Россией и ЕС не изменится ничего, если не станет другой ситуация на Востоке Украины. Европейские политические круги с энтузиазмом встретили информацию о согласии России на ввод миротворцев ООН в Донбасс. Идея, что украинский кризис можно разрешить, не предпринимая никаких шагов в Донбассе, далека от реальности. Именно потому, что нынешняя политика – это политика символов. Возможно, период сразу после выборов, накануне Чемпионата мира по футболу, подойдет для каких-то символических шагов, попытки наладить хоть какое-то взаимодействие в Донбассе и вокруг него. Да, в России уверены: любое западное влияние или вмешательство в украинский кризис направлено на дестабилизацию российской идентичности (зеркально противоположное такой же убежденности украинцев в том, что любое российское вмешательство носит дестабилизирующий характер). Но надеюсь, что такое мнение не стало еще незыблемым.   – Что же в итоге представляет собой Украина для Европы, для Евросоюза и наоборот? – Прежде всего мы говорим о большой восточноевропейской стране, от безопасности и благополучия которой зависит весь регион, вся восточная часть Евросоюза. Европе необходимо урегулировать этот кризис – особенно с учетом определенных демографических проблем, идущих с юга. Европа не сможет с ними справиться при дестабилизированной Украине, поэтому урегулирование российско-украинских отношений чрезвычайно важно. Возможно, несколько лет назад кто-то и видел в происходившем на Украине модель для трансформации России, но не думаю, что это еще актуально. Россия же, как мне кажется, тоже не заинтересована в раздувании конфликта ради конфликта, дальнейшей дестабилизации Украины. Стремление к более стабильному развитию естественно для эпохи "незавершенной Первой мировой войны". Украина же – и это очень важно – не может строить свою экономику по российской модели, основанной на эксплуатации природных ресурсов. То же касается и политической модели. Один западный историк справедливо заметил: "В России традиционно очень сильна культура статуса, а Украина нередко становилась центром анархических движений". Очевидно, что децентрализация Украины гораздо лучше соответствует национальному характеру. Каждый раз, как украинский президент пытался изображать из себя президента России, это заканчивалось катастрофой. Если бы президент Янукович не попытался применить силу против студентов на Майдане в ноябре 2013 года, ситуация могла бы развиваться по-другому. Украинцы просто не готовы примириться с чрезмерной централизацией власти. Президент Порошенко тоже уже должен был убедиться в том, что даже во время военного конфликта украинцы не готовы принять абсолютно централизованную власть. В этом смысле Европа – та же Германия – многое может предложить Украине для того, чтобы институционально закрепить это стремление к децентрализации, перевести его в русло практической организации эффективной власти. Надо отметить в этой связи, что конфликт дисциплинировал и сделал более эффективными некоторые элементы власти на Украине – армию, разведку, "Нафтогаз"… России же будет достаточно тяжело переключиться с символической на реальную политику. Символическое значение присоединения Крыма оказалось настолько сильным, что доминирует в политическом поле до сих пор. Может возникнуть искушение "повторить Крым", но успех подобного предприятия (если искушение окажется непреодолимым) представляется весьма сомнительным. Крым повторить нельзя хотя бы в силу уникальности его значения в исторической памяти россиян – другого такого места нет. Вопрос о принадлежности Крыма был болезненным еще 20 лет назад, когда прямой политической конфронтации не было в помине. Кроме того, мне кажется, что Россия не заинтересована в создании еще одного очага нестабильности у собственных границ. Ее ресурсы все-таки не бесконечны, и сейчас различные регионы и территории – как внутри России, так и за ее пределами (Южная Осетия, Абхазия и т.д.) уже конкурируют за них. Мне кажется, российскому руководству важно понимать, что продолжение такой политики на постсоветском пространстве только создает проблемы, а не помогает их решать. Причем это касается и соседних, дружественных России стран – Белоруссии, Казахстана и т.д.   – Имманентна ли географическая экспансия, расширение границ для ЕС? Смогут ли европейские институты, модели и практики (которые Брюссель не собирается менять) сработать на Украине? – Верно, что в первые десятилетия после холодной войны Евросоюз считал себя чем-то вроде универсальной модели для всего мира, и в этом смысле это был союз с постоянно меняющимися границами. Мы были убеждены в том, что все наши соседи мечтают (явно или тайно) к нам присоединиться. Сейчас мы уже не так в этом уверены. Иммиграционный кризис локализовал идею Европы, превратил идею в территорию, которую надо защищать. В этом смысле Европа хочет границ, которые хорошо защищены. Недавние события в эрдогановской Турции заставили европейцев усомниться и в трансформационной силе Евросоюза. Но если мы хотим увидеть будущее европейско-украинских отношений, надо осознать, что и ЕС переживает процесс драматических изменений, и Украина проходит такой же драматический процесс. Поэтому нельзя исключать и того, что когда-то ставшая более эффективной Украина присоединится к обновленному Европейскому союзу. Беседовал Александр Соловьев http://www.globalaffairs.ru/number/Po-evropeiski-federativnye-modeli-dlya-Ukrainy-19521 По-европейски: федеративные модели для Украины Mon, 23 Apr 2018 13:07:00 +0300 В июне 2016 г. на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге премьер-министр Италии Маттео Ренци заявил, что выходом из тупика для Украины может стать урегулирование по типу Альто-Адидже (итал. Trentino-Alto Adige/Südtirol, нем. Trentino-Südtirol – автономная область на севере Италии. С 1972 г. основные административные функции переданы двум автономным провинциям, составляющим область – Больцано и Тренто. – Ред.). Не исключено, что итальянское правительство предложило модель Альто-Адидже лишь с тем, чтобы показать степень своего влияния в европейской геополитике. Однако сама идея положить в основу урегулирования конфликта на Украине и разногласий между ЕС и Россией некую договоренность о разделении полномочий может оказаться полезной. При более внимательном рассмотрении выясняется, что территориальные конфликты или, во всяком случае, возможности для их возникновения есть во многих частях Европы, а европейские государства изыскивают способы организации политической власти, которая могла бы удовлетворить разнонаправленные требования различных социальных групп. Соответствующий опыт европейских стран, в том числе модель Альто-Адидже, может подсказать, как согласовать разные и, казалось бы, противоположные требования на Украине. Но это не означает, что мы имеем универсальную модель, применимую при любых обстоятельствах. Разделение полномочий и консоционализм Исходное положение состоит в том, что соглашения о разделе полномочий (СРП) отвергают некоторые основные принципы либеральной демократии либо допускают отклонения. Наиболее важное из них предусматривает, что большинство или даже относительное большинство голосов на выборах обеспечивает исполнительной власти мандат на определенный период времени. В рамках СРП может не соблюдаться приоритет прав личности над правами коллектива. Фактически в условиях СРП признается, что обеспечение равных прав для всех и простое большинство голосов на выборах не только не гарантируют сохранение прав той или иной группы, но и подвергают ее определенному давлению. Например, канадская провинция Квебек использует дарованную ей Конституцией юрисдикцию в сфере языка и образования для обеспечения французскому языку статуса государственного в пределах своей территории. Все новоприбывшие обязаны отправлять детей во франкоязычные школы: таким путем создается гарантия того, что демографические изменения со временем не приведут к вытеснению доминантного языка и превращению его в язык меньшинства. Там, где главенствуют либерально-демократические принципы, подобного рода положение о языке рассматривалось бы как нарушение основных прав человека, таких как право на выбор языка обучения и трудоустройства. Но в глазах квебекских руководителей оно было единственной гарантией сохранения незначительным франкоговорящим большинством, затерянным на просторах англоязычной Северной Америки, своей культуры и идентичности. Признание положения о групповых правах и их защите, его включение в принципы политического урегулирования открывает возможности для гармонизации прав и интересов различных групп и индивидуальных прав. Изучив ситуацию в ряде стран (от Ливана до Бельгии), американский политолог голландского происхождения Аренд Лейпхарт разработал популярную модель, помогающую понять принципы СРП. Для обозначения последних и проведения различий между СРП и так называемыми мажоритарными системами он использует термин "консоционализм". В мажоритарных системах политическая власть сосредоточена в центральных институтах, в частности на уровне исполнительной власти, что позволяет большинству осуществлять контроль над политикой и принятием решений. "Консоционализм" предусматривает систему сдержек и противовесов, ограничивающих возможности большинства контролировать политические институты и принятие решений, например относительно передачи территориальных полномочий, фрагментации исполнительной власти и гарантированного представительства наиболее значимых социальных групп. В Европе соглашения о разделении полномочий действуют давно: швейцарский федерализм, автономные области Испании и федеральное устройство Бельгии. Федерализм особо пригоден для разработки различных вариантов урегулирования споров, так как в его основе – постулат о возможности управлять совместно при одновременном разделе полномочий. Такая "федеральная воля", по словам Уильяма Райкера, порождается интересами и расчетами политических акторов, полагающих, что многие проблемы, имеющие отношение к общественным благам, можно решить в рамках широких соглашений, тогда как другие – путем передачи полномочий на места или на законодательном уровне. Это удобный механизм для разрешения вопросов, связанных с культурным разнообразием и урегулированием споров в отношении экономических ресурсов. Важнейшим элементом СРП, федерализма и решений о передаче власти на места является обязательство править совместно при одновременном разделении полномочий. Успех или неуспех определяется не столько институциональной или конституционной архитектурой, сколько политическим выбором и ресурсами, которые политики способны мобилизовать. Разделение полномочий в Европе Пятая Французская республика почти уникальна в том отношении, что провозглашает себя "единой и неделимой". Большинство европейских стран, в том числе Соединенное Королевство, выработали асимметричные схемы властных отношений – как с территориями, так и с общественными и культурными группировками. Альто-Адидже/Южный Тироль – гаранты разделения полномочий. Сложность взаимоотношений с немецкоязычным районом Италии отражена в его названии. Итальянское население называет его Альто-Адидже, тогда как у немецкоязычных граждан по-прежнему в ходу его историческое наименование – Южный Тироль, под которым он был известен, когда находился в составе Австро-Венгерской империи Габсбургов. Хотя объединение большинства итальянских земель было завершено к 1870 г., вопрос об австрийской оккупации территории к югу от перевала Бреннер оставался открытым вплоть до конца Первой мировой войны. В рамках послевоенного урегулирования вопрос о том, что делать с немецкоязычным культурным сообществом, неожиданно оказавшимся в составе итальянского государства, не был решен. Не смогли справиться с этой проблемой в межвоенный период и итальянские фашисты с их безрассудной мечтой об "итальянизации" всей страны, породившей продолжительную напряженность и лишь затруднившей последующие попытки выработки линии поведения в отношении лингвокультурного меньшинства, тесно связанного с соседним государством, в этнически однородной Италии. Итальянские и австрийские политические лидеры осознавали сложность задачи. Еще в 1946 г. премьер-министр Италии Алкиде Де Гаспери и министр иностранных дел Австрии Карл Грубер пришли к соглашению о том, что район останется в составе Италии, но получит степень автономии, обеспечивающую права местного немецкоязычного большинства. Первый шаг сделан авторами Конституции Италии 1948 г., согласно которой этот район стал одним из пяти регионов с особым статусом. Немецкому языку (и языкам других этнических меньшинств) была гарантирована защита. Однако юридические гарантии сохранения языка и конкретные инструменты для осуществления самоуправления в условиях официально унитарного государства появились только с принятием в 1972 г. "Особого статута об автономии" (в который впоследствии вносились поправки). Провинции Больцано, как и Трентино, составляющей вторую часть региона, переданы исполнительные, законодательные и фискальные полномочия, что позволяет их руководству принимать важнейшие политические решения по большинству вопросов общественной жизни (за исключением внешней политики и безопасности). Статус территориальной автономии означает, что регион поддерживает с центральным правительством отношения иного рода, нежели остальные области Италии. Важно обратить внимание на отношения Италии с Австрией и роль последней в урегулировании продолжительного конфликта. В послевоенный период итальянские и австрийские политические лидеры и официальные лица вели переговоры по всем вопросам, связанным с заключением СРП, для урегулирования конфликта и ослабления напряженности между языковыми сообществами. Австрия отказалась от притязаний на эту территорию, но настаивала на заключении международного соглашения, позволяющего защитить местную немецкоязычную общину. Тот факт, что оба государства являются членами ЕС, используют единую валюту и имеют между собой открытую границу, позволил возродить в трансграничном еврорегионе многие из прежних экономических, социальных и даже политических связей исторического региона Южный Тироль. Единение государств-гарантов и открытость границ означает, что конституционные гарантии защиты меньшинств и особые права автономии находят конкретное выражение в политической и экономической жизни. Бельгия: институциональный федерализм, политический застой. В Бельгии дела обстоят иначе, нежели в двух других случаях, которые мы здесь рассматриваем, ибо там отсутствует меньшинство, имеющее тесные связи с соседним государством. Во многих отношениях политическое развитие Бельгии определялось стремлением двух ее крупнейших языковых общин – французов в Валлонии и фламандцев во Фландрии – отстоять свою независимость, соответственно, от соседней Франции и Нидерландов. Образованное по итогам наполеоновских войн, бельгийское государство не было единым. Размежевание поначалу было обусловлено глубоко укоренившимися различиями не столько языкового, сколько идеологического и культурного характера. На политической и социальной сцене действовали соперничающие либеральные, социалистические и католические группировки. Борьба проходила под руководством политических партий, управлявших частями разделенного общества и их взаимоотношениями через посредство многочисленных механизмов: от профсоюзов – до групп взаимопомощи. Распределение полномочий осуществлялось не через территориальную децентрализацию, а путем соглашения между элитами, обеспечившего защиту интересов всех трех сегментов общества в центральных учреждениях и при принятии политических решений. Этот этап политического развития Бельгии примечателен тем, что языковые различия не были определяющими. Политические партии (например, социалисты) представляли собой структуры, объединявшие тех, кто был разделен в обществе. Лингво-территориальный вопрос начал выходить на передний план в 60-е гг. прошлого века отчасти потому, что политические партии уже не могли руководить своими сегментами общества, члены которых во все большей степени чувствовали себя обделенными. Разногласия между фламандской и франкоязычной общинами (в Бельгии есть еще и немецкоязычное меньшинство) вышли на поверхность. Решение искали в территориальной децентрализации: различные районы страны получили самоуправление, а языковые "сообщества" обрели определенный объем полномочий. По Конституции бельгийское федеральное государство состоит из трех общин (французской, фламандской и немецкой) и трех регионов, которые не обязательно совпадают с ареалами проживания языковых сообществ. Федеральные институты устроены так, чтобы гарантировать невозможность преобладания какой-то одной группы. На этот случай имеется механизм, обеспечивающий представительство фламандских и валлонских партий в органах исполнительной власти. В итоге образовалась сложная федеральная структура с широким распределением полномочий между территориальными единицами и языковыми сообществами и ограниченным мандатом федерального государства. Общины уполномочены решать вопросы в сфере культуры, включая язык и образование, а также социального обеспечения и здравоохранения. Региональная юрисдикция распространяется на традиционные проблемы территорий, включая экономическое развитие, транспорт, сельское хозяйство и даже охрану окружающей среды. Несмотря на отсутствие привязки к определенной территории, общины имеют законодательные органы, формирующиеся путем выборов, которые проводятся среди контингентов избирателей по языковому принципу. В бельгийском варианте СРП отражена попытка распределить политическую власть по территориальным и общественным единицам, но так, чтобы глубоко разделенное общество оставалось в рамках общего федерального государства. Бельгийское государство, которое часто называют "искусственным", продолжает оставаться суверенным и как таковое служит примером СРП, выходящим за рамки только территориальных единиц. Впрочем, центробежный характер политической власти предопределил периоды политической стагнации (на национальном уровне стали возникать затяжные кризисы), затрудняющие процесс выработки решений. В качестве примера можно привести недавний шквал критики по поводу внутренней безопасности (после терактов в Брюсселе). Неудивительно и то, что в федеральном бюджете Бельгии высок уровень государственной задолженности (соотношение между суммой долга и ВВП превышает 100%), так как сложный процесс выработки решений и необходимость находить компромиссы приводят к росту государственных расходов. Разъединенное Соединенное Королевство. Великобританию часто представляют в качестве образца политической стабильности и хранителя демократических ценностей. Государство, в том виде как мы его знаем сейчас, сформировалось к 1707 г. вследствие долгой оккупации Англией Ирландии и фактической аннексии Уэльса и Шотландии. Под одной политической властью объединились по меньшей мере четыре разных политических образования. Королевство оставалось относительно единым до начала ХХ века, но в 1922 г. после провозглашения Ирландией независимости в южной части острова образовалась Ирландская Республика, а на севере – "юнионистская" Северная Ирландия, оставшаяся частью Соединенного Королевства. Не так давно с требованием о реформе системы политической власти и территориальных отношений выступили шотландские и, в меньшей степени, уэльские националисты. Нас интересует то, как формально унитарное государство и образец мажоритарной институциональной архитектуры, избирательная система которого направлена на создание парламентского большинства и сильной исполнительной власти, развивает асимметричные отношения с различными частями своей территории. Большую часть времени с начала 70-х до 90-х гг. прошлого века на Британских островах разворачивался кровавый конфликт, так как волнения в Северной Ирландии зачастую приводили к всплескам насилия на территории Англии. Главная проблема состояла в том, какую линию поведения выбрать в отношении расколотого населения, которое желало присоединиться к двум разным суверенным государствам. В Северной Ирландии многие республиканцы продолжали питать надежду, что в один прекрасный день Ирландская Республика распространит свой суверенитет на все пространство острова, тогда как сокращавшееся юнионистское население полагало, что может выжить только в составе Соединенного Королевства. Решение, известное как Соглашение Страстной пятницы, было сформулировано в 1998 г. после переговоров между представителями британского и ирландского правительств и политических партий при посредничестве США. Ирландия официально отказалась от притязаний на шесть северных графств, которые остались в составе Соединенного Королевства, а британское государство передало законодательные и исполнительные полномочия властям в Белфасте. Было создано региональное собрание, наделенное законодательными полномочиями, и исполнительный аппарат, включающий представителей обеих политических общин. Предприняты шаги по созданию трансграничных структур, которые должны заниматься вопросами, представляющими взаимный интерес для обеих ирландских территорий, и открыть границу между двумя государствами. Разрешение североирландской проблемы не замедлило процесс дальнейшей территориальной децентрализации власти. Националисты в Уэльсе и особенно в Шотландии все громче требовали расширения исполнительных и законодательных полномочий своих государств. В 1997 г. к власти пришло правительство Тони Блэра, который был твердо намерен провести такую реформу. В 1999 г. после ряда референдумов приступил к работе Шотландский парламент и Национальное собрание Уэльса. Передача полномочий на места означает, что руководство важнейшими сферами жизни общества, такими как здравоохранение, образование, социальное обеспечение и судопроизводство, в соответствии с местными законами теперь осуществляется на местном уровне и может принимать различные формы в разных частях Соединенного Королевства. Последствия передачи полномочий на места интересны тем, что теперь Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия обладают собственными региональными собраниями и полномочиями, одновременно оставаясь в составе национальных институтов, тогда как Англия, самая большая из четырех частей Соединенного Королевства, таковых не имеет. Но передача полномочий не успокоила националистов, особенно в Шотландии, которые продолжают выдвигать новые требования и заявлять о новых претензиях. В 2014 г. состоялся референдум об отделении Шотландии от Соединенного Королевства. Противники отделения победили с незначительным перевесом после того, как шотландцам было обещано дальнейшее расширение местных полномочий. Нынешняя ситуация чревата новыми проблемами, так как на референдуме Шотландия единодушно проголосовала против выхода из Евросоюза. Главы исполнительной и законодательной власти Шотландии заявили, что выход Великобритании из ЕС может стать основанием для проведения нового референдума. Это демонстрирует еще одну проблему: регионы с расширенными полномочиями могут иметь иные политические предпочтения в том, что касается участия в региональных и международных организациях и соглашениях. Выводы Исследование вопроса, касающегося СРП и передачи власти на места в странах Европы, позволяет извлечь как минимум три полезных для Украины урока. Во-первых, использованию СРП для урегулирования конфликтов могут способствовать внешние акторы, но удачный исход обеспечен, только если вовлеченные в конфликт стороны видят в СРП средство защиты и продвижения своих интересов. Более того, необходимо, чтобы внешние игроки вели переговоры добросовестно, стремясь действительно урегулировать конфликт между глубоко враждебными друг другу частями общества, а не преследовать узкие политические цели. Внешние акторы должны признать, что урегулирование конфликта в их обоюдных долгосрочных интересах. Также не будет лишним, если внешние игроки предпримут попытку укрепить собственные двусторонние связи, как это сделали Италия и Австрия, а позднее Ирландия и Соединенное Королевство. Во-вторых, СРП подразумевает применение сложных и зачастую обременительных процедур, в рамках которых приоритет отдается достижению политического урегулирования, а не эффективности самого процесса принятия решений. Зачастую сделать поиск компромиссов более гладким помогает государственное финансирование. Но это не довод против распределения власти: просто внешние акторы должны осознать, что урегулирование конфликтов отличается от других видов политической деятельности. В случае Украины с ее серьезным финансовым кризисом таким внешним игрокам, как МВФ и Европейский союз, возможно, имеет смысл сбалансировать экономические приоритеты и необходимость найти политическое решение. Наконец, как мы видели на примере Шотландии и ЕС, становится все труднее навязывать единообразные международные или региональные соглашения территориям, пользующимся расширенными полномочиями. Эксперты по урегулированию конфликтов должны признать, что внешние интересы различных территориальных единиц и социальных групп разнятся. Важно, чтобы все акторы, как местные, так и международные, стремились к наибольшей открытости и гибкости. Легких путей к урегулированию конфликтов в глубоко разделенных обществах не бывает. Соглашения о разделении полномочий не способны творить чудеса, примирять конкурирующие интересы, искоренять вражду или корыстные вожделения. Но они открывают путь к самоуправлению и решению общих политических проблем. Для успеха необходимо найти баланс как между местными интересами, так и между внешними акторами, которые видят в урегулировании конфликтов возможность достижения общих целей – обеспечения мира, процветания и безопасности. Данный материал вышел в серии записок Валдайского клуба, публикуемых еженедельно в рамках научной деятельности Международного дискуссионного клуба "Валдай". С другими записками можно ознакомиться по адресу http://valdaiclub.com/publications/valdai-papers/. http://www.globalaffairs.ru/number/Posle-razmezhevaniya-19520 После размежевания Mon, 23 Apr 2018 12:46:00 +0300 Революционные события зимы 2014 г. стали встряской для украинского политического класса, но не смогли изменить устоявшиеся правила украинской политики. Сегодня Украиной продолжают править элиты, которые приобрели капиталы, а затем и политический вес в первое десятилетие украинской независимости. Их отличает отсутствие ценностных и идеологических рамок, отношение к государству как к источнику обогащения, стремление к монополизации государственной власти и восприятие общества исключительно в качестве объекта манипуляций. Во многом фрагментация государства и экономический коллапс 2014 г. стали следствием затяжного внутриэлитного противостояния, в которое вовлеклась и часть общества. Этот конфликт активно подпитывался извне и сделал невозможным создание стойкой государственной модели, учитывающей разнообразие внутриукраинских предпочтений. Попеременная ориентация Киева на Запад и Россию обострила региональную поляризацию, усилила влияние внешних игроков и завершилась масштабным протестным всплеском.   Старые элиты сохранили власть и после революции благодаря в первую очередь значительной ресурсной асимметрии между ними и новыми политическими игроками. С высокой долей вероятности этот дисбаланс позволит им доминировать в ближайшем избирательном цикле. Однако он обещает стать последним для политического поколения 1990-х годов. Облик Украины к 2030 г. будет формироваться преимущественно теми, кто пришел в политику уже в текущем десятилетии. Событиями, которые наиболее сильно повлияли на формирование их политических воззрений, стали потеря Украиной части территорий в результате агрессии извне и разжигание военного конфликта внутри государства. Поэтому первоочередной целью для них будет восстановление Украины в границах 1991 г. или как минимум нейтрализация внешних и внутренних угроз для ее целостности. Пути, которые будут избраны для решения этих задач, определят как новый формат российско-украинских отношений, так и будущее устройство украинского государства. Метаморфозы гибридного режима С момента формирования украинский политический режим традиционно находится в "серой зоне", где формальные демократические процедуры и конкурентная борьба за власть сосуществуют с авторитарным контролем политических процессов и нарушением базовых гражданских свобод. До последнего времени главным препятствием к ликвидации политической конкуренции были существенные различия в региональных предпочтениях, высокий мобилизационный потенциал части общества и диверсификация ресурсов между разными финансово-политическими группировками. Попытки предыдущих украинских президентов консолидировать свое авторитарное правление приводили к открытому противодействию контрэлиты и активному общественному сопротивлению. Таким образом, ценой сохранения действующих демократических институтов становилась постоянная внутренняя нестабильность и повышенная уязвимость для внешнего вмешательства. Если ранее такие издержки казались приемлемыми, то в условиях затяжного военного конфликта традиционные способы противодействия авторитаризму теряют привлекательность. Это создало благоприятные условия для распространения авторитарных практик. В последние четыре года на Украине системно нарушается свобода слова и собраний, ограничиваются гражданские права и политическая конкуренция, правосудие используется в политических целях. Нормой стало и безнаказанное применение силовыми органами внесудебного преследования политически неблагонадежных лиц, особенно тех, кого подозревают в сотрудничестве с сепаратистами или российскими спецслужбами. Борьба с "пятой колонной", как показало дело Михаила Саакашвили, используется и для расправы над наиболее яркими оппонентами. Все эти нарушения широко освещаются в отчетах международных организаций, но вызывают минимальную критику западных государств. Если во времена Леонида Кучмы и Виктора Януковича похожие действия становились основанием для замораживания отношений, то Петру Порошенко удается избегать серьезных репутационных потерь. Это может повлечь за собой дальнейшую деградацию политических институтов и новые попытки добиться общественного согласия с помощью принуждения. Выборы в таких условиях окончательно потеряют значение единственного реального способа контроля общества над властью. Если это и поможет действующему президенту остаться на второй срок, то существенно усилит его личные риски при передаче власти. Еще одним отклонением от практики предшествующих двух десятилетий является внедрение на Украине этноцентричной гуманитарной политики. Ее составляющими стали введение языковых квот в СМИ, ограничения на реализацию российской книжной продукции и дискриминационные новации в среднем образовании, направленные, по выводам Венецианской комиссии, преимущественно против русского меньшинства. Новая политика памяти основывается исключительно на националистическом нарративе, закрепленном юридически принятием "декоммунизационных законов". Статус героев признается только за теми, кто любыми способами боролся за независимое украинское государство, а весь исторический процесс подчиняется логике "национального освобождения". В таком подходе нет места не только представителям других этнических групп, но и миллионам украинцев, которые не придерживались националистической идеологии и отстаивали будущее Украины в составе других государственных образований. Навязывание эксклюзивной интерпретации истории впервые сопровождается введением уголовной ответственности за публичное несогласие с официальной догмой. Криминализация негативных высказываний в адрес участников Организации украинских националистов (ОУН) и бойцов Украинской повстанческой армии (УПА) лишает общество возможности вести открытый диалог и расширять знания об одном из наиболее трагических и противоречивых периодов истории. Нативизм власти в гуманитарной сфере с предоставлением преимуществ "коренному" этносу прямо связан с авторитарным поворотом в политическом развитии. Демократические протесты на постсоветском пространстве были успешны лишь в тех случаях, когда оппозиции удавалось изобразить власть как угрозу национальному строительству. Этноцентризм Порошенко, несвойственный ему до прихода к власти, должен помочь предотвратить массовую протестную мобилизацию под лозунгами предательства элитами национальных интересов. Хотя антикоррупционные лозунги за время его правления стали еще более актуальными, их недостаточно для организации сколько-нибудь массового протестного движения. В то же время такая культурная политика используется еще и для разделения общества и сталкивания между собой представителей различных оппозиционных лагерей. Ее следствием является не только обострение внутренних противоречий и межэтнической нетерпимости, но и ограничение возможностей для мирного урегулирования вооруженного конфликта в Донбассе. Это, в свою очередь, обещает дальнейшее обострение напряженности в отношениях Киева и Москвы. Внешние вызовы для Украины С первых лет независимости украинские власти воспринимали Российскую Федерацию как основной источник военной угрозы и искали баланс в международных гарантиях безопасности. Уже в 1992 г. президент Леонид Кравчук предложил американской администрации предоставить Украине гарантии, равные по силе пятой статье Североатлантического договора, в обмен на отказ Киева от ядерного арсенала. Однако смягченные формулировки Будапештского меморандума 1994 г. лишили Киев возможности рассчитывать на военную поддержку западных государств в случае агрессии. Поэтому все украинские президенты воспринимали военно-политическое сотрудничество с альянсом как единственный доступный инструмент нейтрализации внешних угроз. Россия при этом оставалась ключевым экономическим партнером Украины и главным источником ренты для ее финансово-политических групп. Украинская "многовекторность" была, таким образом, способом получать максимум экономических дивидендов от связей с Россией и при этом минимизировать сопутствующие им издержки для национальной безопасности. Молниеносная аннексия Крымского полуострова стала яркой демонстрацией недальновидности такой стратегии. С одной стороны, она позволила России кооптировать значительную часть украинской элиты, которая использовалась для влияния на общественное мнение в отношении ЕС и НАТО. С другой стороны, не создала каких-либо существенных рычагов обеспечения безопасности Украины за исключением преимущественно декларативного партнерства с Североатлантическим альянсом и получения символической военной помощи от США. Отказ администрации Барака Обамы от прямого вмешательства в российско-украинский конфликт в 2014 г. и даже от поставок вооружения стал горьким откровением для многих украинских политиков. В то же время активное содействие сепаратистам в Донбассе превратило Россию из потенциальной угрозы в непосредственного военного противника. И если аннексия Крыма свидетельствовала об ограниченных территориальных претензиях России, то скрытое участие российских военных в боевых действиях на стороне "ополченцев" и поддержка ею непризнанных "республик" создает более фундаментальные вызовы для украинского государства. Первым таким вызовом является дальнейшая фрагментация Украины и ослабление государственной монополии на насилие действиями парамилитарных структур. Вторая угроза – милитаризация украинской экономики, создающая новые источники ренты для силовых органов, но препятствующая интенсивному экономическому развитию. Дальнейшая концентрация ресурсов государства в обороне означает рост бедности, ухудшение качества образования и здравоохранения, отток профессиональных кадров за рубеж. Третья угроза связана с окончательным выхолащиванием демократических институтов, ликвидацией плюрализма и установлением более жесткой формы авторитарного правления. Угроза распада украинского государства остается главным вызовом как для украинской власти, так и для ее западных партнеров. Именно поэтому большинство антироссийских санкций были введены США и Евросоюзом лишь с началом активных военных действий в Донбассе. Одновременно с этим Вашингтон с помощью финансового рычага начал определять не только приоритеты реформ новой украинской власти, но и ее кадровую политику. Вместе с тем объемы американской помощи сектору безопасности достигли беспрецедентных для Украины масштабов. Всего с 2014 г. американцы предоставили Украине военную помощь на сумму около 1 млрд долларов. Она заключалась как в инструктаже украинских военных, так и в обеспечении их современными средствами связи и наблюдения. Это превышает объемы предоставленной Украине помощи в предыдущие два десятилетия. Недавнее решение администрации Дональда Трампа о продаже Киеву летального оружия свидетельствует о том, что Соединенные Штаты остаются основным донором Украины в сфере безопасности. В то же время существенная активизация Вашингтоном посреднических усилий в разрешении конфликта в Донбассе повышает роль США и в дипломатическом процессе, где ранее ключевыми были Германия и Франция. Противоречия российской политики Киева В целом новая стратегия Украины в отношении России состоит из пяти взаимосвязанных компонентов. Первым является давление на Москву с помощью сохранения и ужесточения санкционного режима странами Запада. При этом важно держать западных союзников в неопределенности по поводу военно-политических целей российского руководства, особенно в отношении стран Балтии и Центральной Европы. Второй компонент заключается в демонстративном выходе Украины из российского культурного и информационного пространства, что должно ослабить влияние Кремля на общественное мнение внутри Украины. Третьим компонентом является отказ от прямых поставок энергоносителей из России и ограничение, таким образом, возможностей Кремля не только для геополитического шантажа власти, но и для подкупа украинской политической элиты. Четвертый компонент – замораживание двустороннего политического диалога и проведение встреч на высшем уровне только при участии западных союзников. При этом круг затрагиваемых на таких встречах тем ограничивается главным образом вопросами восстановления территориальной целостности украинского государства. Пятый компонент – дискредитация России на международной арене как государства-агрессора и подрыв ее репутации с помощью международно-правовых исков, информационных кампаний и гражданских акций. Каковы конечные цели этой стратегии? В первую очередь это повышение издержек Кремля, связанных с дальнейшим вмешательством в дела Украины, до уровня, когда России станет выгоднее уважать ее территориальную целостность. Другая цель – демонстрация маловероятности разделения или ликвидации украинского государства, находящегося под западным патронатом. Это должно сделать нерациональной любую попытку расшатать украинское государство. Однако, провозглашая вступление в НАТО своей "путеводной звездой", президент Порошенко одновременно увеличивает уровень долгосрочных угроз для России, исходящих от независимой Украины. Этим он нивелирует собственные попытки заставить Кремль переоценить выгоды от дальнейшего военного вмешательства в Донбассе. Стратегическая несостоятельность такой политики была отмечена даже американскими исследователями, указавшими на выгодность получения Украиной нейтрального статуса для снижения напряженности вокруг украинского вопроса по оси Запад-Восток. И все же курс на вступление в альянс является безальтернативным с точки зрения действующего украинского руководства. Таким образом, Украина будет сохранять стратегическую уязвимость в отношениях с Россией, которую невозможно преодолеть с помощью западных военных инструкторов или поставок американского оружия. В то же время перспективы урегулирования конфликта в Донбассе оказываются зависимы от состояния российско-американских отношений, которые уже вошли в стадию "второй холодной войны". Об этом свидетельствует и новая оборонная стратегия Пентагона, определяющая "долгосрочную стратегическую конкуренцию" с Россией и Китаем как главный вызов национальной безопасности и благополучию США. В результате Украина рискует стать заложницей большого геополитического противостояния, в котором ей будет отведена незавидная роль "вечной жертвы". Поддержка такого курса приведет к окончательному разрыву с Москвой, сохранению неразрешенных территориальных конфликтов и закреплению Украины в сфере неформального западного покровительства без твердых гарантий безопасности. Все это может обернуться катастрофическими последствиями как для долгосрочных двусторонних отношений, так и для региона в целом. Главным риском видится постепенное разрастание зоны военного конфликта за пределы Донбасса и дальнейшая дестабилизация на разных участках российско-украинской границы. Такая эскалация окончательно превратит Украину в территорию опосредованного военного противостояния России и Соединенных Штатов и очаг нестабильности в регионе. Украина также лишится возможности устойчивого экономического развития, что гарантирует ей ранг беднейшей страны Европы. Это, в свою очередь, делает перспективы вступления в Евросоюз в ближайшее десятилетие еще более призрачными. В то же время поддержание тлеющего конфликта с крупным соседним государством соответствует интересам украинской элиты, оправдывая экономическую отсталость, ограничение гражданских свобод и преследование оппонентов. Незавершенность конфликта также позволяет исключить из избирательного процесса значительную часть граждан, наиболее оппозиционно настроенных к действующему режиму. Для общества же цена дальнейшего противостояния измеряется не только потерянными жизнями, но и усугублением внутренней нетерпимости, деградацией социальных сфер, ростом преступности и оттоком человеческого капитала за рубеж. Принципы новой разрядки Хотя предпосылок для восстановления российско-украинских отношений еще не создано, уже можно определить контуры политики "разрядки". Она сводится к пяти принципам, которые должны обеспечить устойчивость двусторонних отношений. Во-первых, признать общность интересов безопасности двух стран и отказаться от использования силы для решения двусторонних проблем. Это позволит не только избежать каких-либо действий, ущемляющих или подрывающих безопасность другой стороны, но и сделать шаги, направленные на достижение обоюдного доверия. Асимметрия силового потенциала между Украиной и Россией означает, что существенный ущерб российским интересам Киев может нанести лишь в союзе с третьими странами. Именно поэтому заявления украинского руководства о стремлении вступить в НАТО усугубляют проблему безопасности и препятствуют мирному разрешению конфликта в Донбассе. Очевидно, что восстановление доверительных отношений с Москвой требует от Украины принятия статуса нейтрального государства при сохранении приверженности курсу на вступление в Европейский союз. В то же время пересмотр Киевом евроатлантических устремлений невозможен, пока Россия сохраняет военное присутствие на части территории Украины. Это означает, что урегулирование отношений в сфере безопасности потребует одномоментных взаимных уступок, закрепленных многосторонними договоренностями. Вторым принципом должен стать отказ от использования торгово-экономических связей в политических целях. Дальнейшая интеграция Украины в экономическое пространство ЕС обещает новые выгоды и для российских компаний на украинском рынке. Она создает благоприятные условия не только для реализации продукции, но и для инвестиций, обмена передовыми технологиями и экономического партнерства как с украинскими, так и с европейскими компаниями. Однако российские производители уже не смогут претендовать на гегемонию и будут конкурировать за украинского потребителя на равных условиях с компаниями других стран. При этом они должны отказаться от политического давления или финансирования отдельных партий и общественных организаций. России также следует признать как данность отсутствие Украины в евразийских интеграционных проектах и искать способы взаимовыгодного экономического сближения, уважая европейский выбор Киева. Третьим принципом должен быть свободный доступ к информационному, культурному и образовательному пространству двух стран, свобода трансграничного передвижения граждан, а также обеспечение прав религиозных общин, связанных с материнскими церквями в России или на Украине. Дискриминационные практики в гуманитарной политике двух государств будут неизменно возрождать противоречия, нарушающие стратегическую стабильность отношений. Таким образом, Киеву следует вернуться к инклюзивной политике, гарантирующей соблюдение культурных прав и удовлетворение образовательных потребностей русского меньшинства, а также значительной части русскоязычных граждан. Равное уважение к идентичности и исторической самобытности региональных общин со стороны центральной власти является непременным условием для поддержания мира в Донбассе. Хотя сейчас эти цели труднодостижимы, прогресс в урегулировании вопросов безопасности будет способствовать пересмотру Киевом этноцентричной политики и возобновлению гуманитарного сотрудничества. Четвертый принцип основывается на утверждении плюрализма в вопросах исторической памяти и стремлении к примирению вокруг наиболее спорных вопросов общей истории двух народов. Это касается событий не только минувших столетий, но и новейшей истории, в первую очередь революционных протестов в Киеве, аннексии Крыма и вооруженного конфликта в Донбассе. Необходимым условием успеха новой политики памяти будет отказ от ограничения общественных дискуссий на исторические темы или попыток навязать "единственно правильный" нарратив регионам и этническим группам с разным историческим опытом. Особенно важны для межгосударственных отношений символические шаги политиков и общественных деятелей двух стран по примирению и взаимному прощению. Как свидетельствуют сложности украинско-польского исторического диалога, после столетий противоборства поиск взаимопонимания обещает быть долгим и болезненным процессом. Принятия неизбежности различий во взглядах на некоторые события истории может быть достаточно для того, чтобы они не препятствовали общему будущему. Наконец, пятым принципом должна стать деперсонализация сотрудничества с помощью создания постоянных институтов взаимодействия как на государственном (через отдельное министерство или специальные комиссии), так и на общественном и региональном уровнях. Такой диалог должен способствовать установлению доверия, разрешению оставшихся противоречий и быстрому реагированию на появление спорных вопросов. Создание ряда коммуникационных площадок с широким общественным представительством поможет деполитизировать отношения, вывести их из зависимости от отдельных личностей в руководстве двух стран и ограничить влияние провокационных и подрывных элементов с обеих сторон. Сценарии для Украины Очевидно, что главными препятствиями на пути восстановления двусторонних отношений остаются конфликт в Донбассе и территориальный спор вокруг Крыма. За ними кроются разногласия в более широких геостратегических вопросах по поводу способов обеспечения безопасности двух стран. Без скорого прогресса в решении спорных проблем появятся новые препятствия, преодолевать которые будет куда сложнее. Одним из них может стать дальнейший авторитарный реверс украинского политического режима, особенно если ему будет сопутствовать приход к власти национал-радикалов из ультраправых сил. Хотя их электоральная поддержка остается низкой, лидеры этих партий пользуются покровительством высших лиц в государстве и беспрепятственно формируют широкую сеть парамилитарных группировок по всей стране. Их постепенное слияние с правоохранительными структурами позволит остановить уличные выступления в случае отмены или фальсификации выборов. Уже сейчас они делают ставку на силовое навязывание обществу новой националистической повестки под лозунгом установления "украинского порядка". Даже если поддержка Украины Западом сократится, такое развитие событий неизменно повлечет эскалацию российско-украинского конфликта. Таким образом, национал-авторитарный режим на Украине создаст для Кремля новые риски. Главным из них является провоцирование Москвы на начало открытых военных действий, что может привести к новым санкциям, существенным экономическим потерям, более активному военному вмешательству США и политической дестабилизации внутри России. Другой сценарий предполагает сохранение гибридного режима, при котором политический плюрализм поддерживается борьбой олигархических группировок, а демократические институты выполняют роль ширмы для элитных сделок по разделу ренты. Именно такой режим был наиболее удобен Кремлю на протяжении двух десятилетий украинской независимости. Он позволял использовать внутренние противоречия и продажность украинских политиков для продвижения своих интересов. Однако в новых условиях большая часть элиты переориентировалась на Запад, а ограничение двусторонних экономических связей снижает возможности для коррупционных сделок. Поскольку антироссийская риторика стала единственным способом сохранения власти, гибридный режим будет способствовать углублению существующих противоречий и препятствовать мирному разрешению конфликта. При третьем сценарии смещение действующей власти будет сопровождаться переходом к парламентской форме правления и консолидацией ключевых демократических институтов. Именно такая трансформация поможет ликвидировать систему, в которой "победитель получает все" и затем становится доминирующим игроком на весь срок правления. Ее целью будет создание консоциональной модели распределения исполнительной и законодательной власти между политическими силами, представляющими интересы разных этнокультурных групп и регионов. При этом часть полномочий центральной власти делегируется региональным общинам, которые получат эксклюзивные компетенции не только в экономической, но и в гуманитарной сферах. Эта модель представляет собой приемлемую альтернативу "федерализации", в которой многие на Украине видят угрозу распада государства. Она позволит сбалансировать предпочтения разных групп избирателей и привлечь их к процессу управления на всех уровнях. Такая модель также создаст институционную основу для реинтеграции Донбасса на равных условиях с другими регионами и откроет возможности для более широких договоренностей между Москвой и Киевом. Первые шаги к согласию Последние четыре года российская политика по отношению к Украине воспринимается украинским обществом как реализация доктрины "ограниченного суверенитета", отказывающая стране в праве самостоятельно распоряжаться своей судьбой. Это отражается на отношении к российскому государству в целом. Только 18% украинцев в конце 2017 г. признавались в теплых чувствах к России. В то же время в сознании рядового россиянина Украина твердо ассоциируется с враждебным американским влиянием. Почти треть респондентов в РФ (29%) в декабре 2017 г. назвали ее врагом, поставив на второе место среди неприятельских государств сразу следом за США. Такие настроения подпитываются официальной пропагандой двух стран и создают крайне негативный фон для любых попыток начать российско-украинское примирение. В сохранении антагонизма заинтересованы и многие западные политики, которые видят в Украине важный плацдарм для сдерживания "ревизионистской" России. Поэтому они будут поощрять евроатлантическую риторику киевских политиков, несмотря на иллюзорность ее членства в НАТО или ЕС. В таких условиях инициатива возобновления более содержательного диалога может исходить только от Москвы. Первыми признаками такой готовности с ее стороны будет изменение информационной политики официальных СМИ, направленной сейчас на дискредитацию украинского государства и противопоставление разных частей украинского общества. Одним из способов демонстрации Россией доброй воли станет освобождение около полусотни украинских заключенных, осужденных по политическим причинам. Это может дать толчок к достижению компромисса по вопросам размещения миротворческой миссии ООН и установлению временного международного контроля над территориями, подконтрольными сепаратистам. С началом урегулирования конфликта в Донбассе оба государства должны расширить повестку переговорного процесса, направленного на поиск формулы обеспечения взаимной безопасности и принципов построения долгосрочных отношений. Хотя быстрое разрешение проблемы статуса Крыма маловероятно, англо-ирландское соглашение 1985 г. служит примером начала урегулирования отношений без окончательного решения спорных территориальных вопросов. При этом обе стороны могут существенно облегчить поиск компромисса. Одним из таких способов является прекращение российскими властями преследований активистов крымско-татарской общины и амнистия Украиной части заключенных, осужденных по "сепаратистским" статьям. Для дальнейшего укрепления доверия стороны могут создать механизмы двустороннего мониторинга соблюдения прав человека в Крыму и Донбассе. Переговорному процессу должно сопутствовать и сотрудничество по восстановлению экономической и социальной инфраструктуры Донецкой и Луганской областей. Для придания переговорам большей легитимности к ним можно привлечь представителей крупных политических сил с фракциями в парламенте. Очевидно, что ключевым вопросом после заключения нового российско-украинского договора будет предоставление гарантий его выполнения. Именно для подкрепления таких гарантий договор должен быть одобрен на референдумах в двух странах, а его главные принципы должны получить конституционное закрепление. Реализация всех шагов по примирению и сближению потребует многих лет и, вероятнее всего, сможет увенчаться успехом только после смены поколений в управленческой элите двух стран. Впрочем, это не делает решения действующих политиков менее значимыми или судьбоносными. Именно они в конечном итоге могут заложить фундамент для достижения согласия или же еще больше запутать клубок российско-украинских противоречий. http://www.globalaffairs.ru/number/Proschanie-s-sovetskim-gazom-19515 Прощание с советским газом Thu, 19 Apr 2018 17:48:00 +0300 Фундаментом не только экономических, но и политических отношений между Москвой и Киевом после распада СССР была торговля газом, в первую очередь – транзит российского "голубого топлива" на европейский рынок через территорию Украины. Какую роль это сыграло для выстраивания  (или, напротив, разрушения) нормального взаимодействия – предмет отдельного изучения. Сегодня существенно другое – эта модель безвозвратно ушла в прошлое, энергетические связи не могут более рассматриваться как основа двусторонней политики, требуется переосмысление подходов. Ниже публикуются краткие выдержки из доклада "Транзит российского газа через Украину после 2019 г.: сценарии трубопроводов, последствия газовых потоков и регуляторные ограничения" (Russian Gas Transit Across Ukraine Post-2019: pipeline scenarios, gas flow consequences, and regulatory constraints), выпущенного в феврале 2016 г. The Oxford Institute for Energy Studies (OIES PAPER: NG 105). Авторы – Симон Пирани и Катя Ефимова (Simon Pirani, Katya Yafimava). Возможности "Газпрома" по диверсификации поставок газа к 2020 г. зависят от многих факторов, в числе которых политические, экономические, нормативно-регулятивные и контрактные обязательства: a) возможность завершения строительства необходимой инфраструктуры к 2020 г. и позднее; b) конфигурация и пропускная способность существующих европейских сетей; c) специфика требований рынка в разных европейских странах (помимо стран-членов ЕС это относится также к странам-членам энергетического союза и общего энергетического рынка). Перспективы отказа России от украинского транзита Единственное реализованное масштабное расширение импортной инфраструктуры российского газа в ЕС – "Северный поток-1". Соглашение было заключено в разгар экономического кризиса, а в эксплуатацию трубопровод введен в 2010 году. Причинами  запуска альтернативного трубопровода стало не только стремление увеличить пропускную способность всего трубопроводного комплекса, но и диверсифицировать поставки минуя территорию Украины, что было крайне важно для "Газпрома" и его европейских клиентов. С завершением строительства "Северного потока" ни у кого не осталось сомнений, что его пропускная способность даже выше, чем требовалось. С начала 2000-х гг. общий объем поставляемого в Европу российского газа составлял от 150 до 180 млрд куб. метров  в год, при общей проектной мощности существующих газопроводов в 240 млрд куб. метров  в год, из которых 120 млрд куб. метров   приходилось на украинский транзит. Главными вопросами для Газпрома оставались: Может ли частичная диверсификация путей поставок газа гарантировать энергетическую безопасность? Какой уровень дополнительной пропускной способности будет запрошен европейцами при диверсификации поставок (на что может рассчитывать "Газпром")? Выгодны, оправданы ли инвестиции в диверсификацию газопроводов с политической и экономической точек зрения? Неожиданная отмена проекта "Южный поток" (2014 г.), замороженный процесс переговоров о его преемнике "Турецком потоке" (2015 г.) (возобновлен в 2016 г. – Ред.) и появление проекта  "Северный поток-2" отражают наличие серьезных противоречий как в отношениях Россия – Украина – ЕС, так и во внутриевропейских отношениях. Будущее российского экспорта газа в Европу после 2019 г.,  в частности проблема транзита через украинскую территорию, будет определяться в значительной мере изменениями в политической и экономической сферах. Перемены происходят уже сейчас. Военно-политический конфликт России и Украины в 2014-2015 гг., помимо ухудшения отношений между этими странами, а также между Россией и Евросоюзом, привел к тому, что Россия активизировала усилия по диверсификации поставок газа в Европу, минуя украинский транзит. Россия в целом и "Газпром" в частности привержены идее значительного сокращения транзита через Украину к 2020 г., однако, есть понимание того, что полный отказ от украинского транзита невозможен до середины 2020-х годов. Во-первых, есть долгосрочные договоренности, контракты по поставкам газа в Европу. Во-вторых, полностью сократить транзитные поставки ни к 2020, ни даже к 2025 г. невозможно ввиду серьезного политического противодействия стран ЕС инициативам "Газпрома" по строительству альтернативных трубопроводов. В-третьих, транзитный маршрут через Украину является самым коротким и экономически более предпочтительным для поставок в страны юго-восточной Европы и Турцию. Однако его сохранение возможно только при согласовании приемлемых для всех сторон условий  по транзитному контракту (после 2019 г.) и гарантиях безопасности транзита через Украину. К тому же, если России удастся договориться с Украиной о приемлемых условиях транзита, отход от транзитных отношений будет невыгоден экономически для России. Роль ЕС. Противодействие политике диверсификации поставок российского газа со стороны ЕС, резко возросло вследствие украинского кризиса. До 2014 года проекты диверсификации сталкивались в основном с нормативным регулированием Европейской комиссии, заключавшемся в 50-процентном ограничении использования трубопровода OPAL (сухопутное продолжение "Северного потока") для "Газпрома", и, что важнее, в отмене проекта "Южный поток". Начиная с 2014 г., руководство Еврокомиссии, а также отдельные лица в государствах-членах ЕС выражали откровенно политическую оппозицию диверсификационным проектам транзита. И очень маловероятно, что эта политическая оппозиция исчезнет к 2020 г., учитывая отсутствие перспектив урегулирования конфликта по украинскому вопросу – между Россией, и ЕС с одной стороны, и Россией и США в особенности – с другой. В то же время европейские компании, потребляющие существенные объемы российского газа, поддерживают проекты по диверсификации транзитов. Яркий пример этому – соглашение, заключенное в сентябре 2015 г. акционерами Shell, Uniper, BASF, Engie, OMV и "Газпрома" о строительстве "Северного потока-2" . Кроме "Северного потока" наиболее вероятным проектом по транзитной диверсификации является "Турецкий поток", вернувшийся на повестку дня после урегулирования турецко-российского конфликта из-за инцидента с Су-24. Еще одним крайне важным изменением в российско-европейских газоторговых отношениях стала тенденция отхода от привязки цен к нефти и от долгосрочных контрактов к краткосрочным с привязкой к стоимости газа "на хабах" и "сделкам на месте". На фоне уменьшения спроса (с 2008 г.) и относительно низких цен на газ (с конца 2014 г.) крупные контрагенты "Газпрома" сократили закупки газа до уровня "бери или плати" и попытались пересмотреть условия контрактов. В 2015 г. стало ясно, что в особых случаях, таких как экономический кризис, контракты могут быть прерваны до истечения срока действия. "Газпром" продемонстрировал способность и готовность адаптироваться к таким рыночным изменениям, не только оставаясь активным на спотовых рынках, но и организовывая торговлю газом на аукционах (в сентябре 2015 г. прошел аукцион в Санкт-Петербурге для немецких точек доставки в Грайфсвальде и Гаспуле). В ближайшие годы большие избыточные мощности по производству газа в России позволят ей конкурировать по цене с сжиженным газом и отстаивать свою долю на рынке. С другой стороны, будущее российского газового экспорта в Европу будет сильно осложняться стремлением ЕС максимально снизить энергетическую зависимость от России. Сокращение поставок российского газа через Украину в Европу Приходится констатировать конец сложившихся после распада СССР отношений между Россией и Украиной в сфере энергетики, когда напрямую поставлялись огромные объемы российского газа, и такие же объемы транспортировались через украинскую территорию в Европу. На данный момент Россия уже продемонстрировала максимально возможный уровень транзитной диверсификации, сократив поставки газа через Украину до 62 млрд куб. метров в 2014 году. К тому же, закупки со стороны Украины резко упали как в виду кардинального снижения спроса, так и в связи с началом реверсных поставок в 2012 году. Реверсные поставки исказили форму ценовой конкуренции, что привело к тому, что в 2015 г. Россия оценила прямые поставки на уровне (или даже ниже) чистой прибыли от европейских хабов. В любом случае, ни к 2020 г., ни после этого прямые поставки Россией газа в Украину, вероятно, не вернутся к максимуму, показанному в 2007 г., т.е. чуть больше 50 млрд куб. метров; скорее всего, они будут колебаться в пределах от нуля до 18 млрд куб. метров в год. На данный момент известно, что "Газпром" способен удовлетворять спрос стран Северо-Западной Европы на газ в обход Украины, и потенциально мог бы это делать в отношении стран Южной и Центральной Европы, если бы было возможно использовать 100% пропускной способности OPAL. Если удастся построить новые экспортные трубопроводы, у компании появятся возможности по поставкам газа в те страны, которые в настоящее время получают его исключительно или преимущественно через Украину, что значительно снизит зависимость от украинского транзита. Две нити "Северного потока-2" позволят "Газпрому" удовлетворить спрос всех европейских стран, кроме стран Юго-Восточной Европы и Турции; две нити "Турецкого потока" позволят "Газпрому" удовлетворить спрос стран Юго-Восточной Европы и Турции; две нити "Южного потока" позволят "Газпрому" удовлетворить спрос стран Юго-Восточной Европы, а также Италии и Турции. Однако строительство новых экспортных трубопроводов сопряжено со значительными трудностями, и сейчас невозможно предположить с какой-либо степенью уверенности, какие трубопроводы будут построены к 2020 г., если будут построены вообще. Учитывая наличие долгосрочных контрактных обязательств "Газпрома", нормативно-регулятивных ограничений Европейской комиссии и состояние политических отношений между Россией и Евросоюзом, вероятность строительства новых трубопроводов, как наземных, так и морских очень мала. Это единственный способ значительно уменьшить транзит через территорию Украины, не изменяя при этом пункты доставки и соблюдая обязательства по существующим долгосрочным договорам о поставках. Стороны также понимают, что при прекращении использования украинского транзита и отсутствии новых трубопроводов, "Газпром" не сможет удовлетворять бóльшую часть потребностей Австрии, Венгрии, Словакии и Чехии (особенно если использование OPAL останется на 50-процентном уровне) и значительную часть итальянского спроса. А в страны Юго-Восточной Европы (Греция, Болгария, Румыния, Босния и Герцеговина, Македония и Сербия) и западную Турцию, без украинского транзита поставлять российский газ будет невозможно. Статус трубопровода OPAL должен быть определен к 2020 году. Только при успешном разрешении данного вопроса могут предприниматься дальнейшие действия по новым проектам трубопроводов. Невозможно представить, как при использовании только 50%  пропускной способности OPAL, "Северный поток-2" или любой другой проект, предусматривающий строительство и использование наземных мощностей на территории ЕС (т.е. все проекты трубопроводов, за исключением одной нити "Турецкого потока"), может быть осуществлен. Сохранение экспортных поставок российского газа на Украину и транзита через ее территорию В нынешнем состоянии политических взаимоотношений между Россией и Украиной модель, при которой есть единственный покупатель – участник импортного контракта, подкрепленного двусторонними межправительственными соглашениями, скорее всего, более нежизнеспособна. Законопроект о реформе украинского газового рынка, принятый в 2015 г., предусматривает структуру с несколькими покупателями. Процесс интеграции украинского и европейского энергетических рынков, хоть и медленно, но продолжается. Газ, доставленный на российско-украинскую границу, будет продаваться европейским покупателям в соответствии с украинской рыночной реформой. В таких условиях "Газпрому" придется принять экономически верное решение о том, следует ли ограничивать продажи, например, до уровней, близких к внутреннему спросу Украины, или о том, чтобы сделать газ доступным для нескольких покупателей. В настоящее время представляется, что преимущества обеспечения доступности газа для нескольких покупателей перевешиваются недостатками; однако, в конечном счете, реакция "Газпрома", вероятно, будет зависеть от прогресса в реализации стратегии продаж на европейском рынке, и от того, в какой степени она приблизится к ценам "на хабах" к 2020 году. С другой стороны, если "Газпром" не сможет или не захочет использовать украинский газотранспортный коридор для транзита газа на условиях "бери или плати", он может пересмотреть существующие или попытаться заключить новые контракты, которые устанавливали бы российско-украинскую границу как новую точку доставки (В начале марта 2018 г. "Газпром" уведомил украинскую сторону о намерении разорвать существующие контракты. – Ред.). В этом случае объемы транзита газа через Украину европейскими покупателями могут оказаться выше объемов, которые прокачивал "Газпром", у европейцев появятся новые потенциальные возможности продажи газа, поступающего на украинско-российскую границу, поскольку они сами будут заключать договоры с украинскими операторами транзитных сетей. Есть два варианта будущего российского газового транзита через Украину после 2019 г.: Успешное заключение "Газпромом" нового договора о транзите (с "Укртрансгазом", в соответствии с новым законодательством Украины, после длительных переговоров на более короткий период и с большей гибкостью, в сравнении с предыдущими контрактами); "Газпром" не заключает нового транзитного контракта. В это случае: "Газпром" и его клиенты соглашаются перенести пункты доставки на восточную границу Украины (с минимальными поставками в 25 млрд куб. метров в год); "Газпром" объявляет форс-мажорные обстоятельства по части своих долгосрочных контрактов, вынуждая искать политическое решение для обеспечения транзита, возможно, в форме трехсторонних переговоров между ЕС, Россией и Украиной. Перспективы Украины сохранить транзит российского газа через свою территорию. Вопросы безопасности поставок С момента распада СССР основу газового рынка Украины составляли двусторонние контракты между "Газпромом" и украинскими компаниями-импортерами газа. Действующий (пока еще) контракт "Газпрома" с украинским Нафтогазом истекает до конца 2019 г. одновременно с контрактом по транзиту. Можно предполагать, что с учетом перемен в политических и экономических отношениях между Россией и Украиной будущие соглашения как по поставкам газа, так и по его транзиту через украинскую территорию в ЕС будут существенно отличаться от прежних. Политический курс правительства Украины, равно как и курс Евросоюза заключаются в попытках глубже интегрировать Украину в энергетический рынок Европы. При этом и Украина, и ЕС крайне заинтересованы в сохранении значительной части транзита российского газа через территорию Украины. Правительство Украины также настаивает, что безопасность поставок будет обеспечена за счет инвестирования в украинскую транзитную сеть и изменения юридической и договорной базы, на основе которой она функционирует. По меньшей мере часть европейской политической элиты, причем не только лица, ответственные за энергетический рынок, поддерживают данный аргумент и считают именно его предпочтительным в вопросе диверсификации поставок (в основном по политическим причинам). При обсуждении вопросов безопасности поставок газа важно учитывать различия и взаимосвязь между: долгосрочными стратегическими вопросами, такими как инвестиции в новую инфраструктуру; более краткосрочными, мелкомасштабными вопросами, касающимися системного регулирования и т.п., которые важны для обеспечения наиболее рационального использования существующей инфраструктуры; мерами по предотвращению перебоев в поставках. Обзор подготовила Анна Жихарева http://www.globalaffairs.ru/number/Ukrainskaya-ekonomika-verit-v-chudo-19514 Украинская экономика: верить в чудо Thu, 19 Apr 2018 17:21:00 +0300 Россия остается главным торгово-экономическим партнером Украины. Товарооборот уступает только совокупному товарообороту Украины с Евросоюзом (в 2017 г. он даже вырос по отношению к предыдущему году 27% до 11,1 млрд долл.), причем по объему торговли Россия превосходит любую из стран ЕС. Однако логика отношений между двумя странами способна подорвать не только российско-украинскую торговлю, но и саму экономику Украины. Перспективам развития экономики Украины до 2030 г. был посвящен круглый стол, организованный журналом "Россия в глобальной политике". В работе круглого стола приняли участие Я.Д. Лисоволик, М.И. Кривогуз, И.А. Доценко, В.Б. Кашин, А.В. Лосев и другие эксперты.   Беднейшая страна Европы На протяжении всех лет независимого существования Украины экономика страны остается коррумпированной, сырьевой, зависимой от конъюнктуры мировых рынков энергоносителей, металлопродукции, зерновых. И без того не очень большая, она ослаблена кризисами. Решения правительства политизированы и зачастую принимаются в пользу приближенного к власти бизнеса. В 2014–2015 гг. украинская экономика пережила 17-процентный спад. В IV квартале 2016 г. она разогналась до 4,8% в годовом выражении, но в 2017 г. рост составил лишь 2% – ниже, чем в мире и в среднем по Евросоюзу. Главной причиной замедления экономики эксперты называют недостаток капиталовложений. Помимо тлеющего конфликта в Донбассе иностранных инвесторов отталкивают проблемы в банковской сфере, а также де-факто отсутствие судебной системы. В 2012–2013 гг. в стране насчитывалось около 50 рейдерских групп, оборот незаконного передела собственности оценивался в 3 млрд долларов в год. Вяло идущие, а иногда и просто неудачные реформы делают экономические перспективы и вовсе призрачными. В глазах иностранных партнеров Украина – ненадежный заемщик, непоследовательный реформатор, нерешительный борец с коррупцией. Поэтому программа макрофинансовой помощи Украине и выплата третьего и окончательного транша в размере 600 млн евро оказалась под вопросом. В промышленности степень износа основных фондов достигает 70–75%, треть предприятий убыточны, 65% мощностей горно-металлургического комплекса устарело. Потери от блокады Донбасса оцениваются в 2% ВВП (1,9 млрд долларов). Показатель уровня долговой зависимости предприятий постоянно растет и приближается к 4-м (заемный капитал в 4 раза больше собственного). Доля просроченных кредитов составляет 50%. Поэтому банки неохотно финансируют промышленность, предпочитая размещать деньги за рубежом даже под низкие проценты. Высока нагрузка бюджета по обслуживанию государственного долга. Государственный и гарантированный государством внешний и внутренний долг перевалил за 80% ВВП. Инфляция выросла с 12,4% г/г в 2016 г. до 13,7% г/г в 2017 г. (13,9% год к году и 14,4% г/г соответственно), также был зафиксирован всплеск на 16,4% год к году в сентябре. Учитывая растущий риск стабильности цен, Национальный банк Украины перешел на более жесткую денежно-кредитную политику, и после снижения ставки на 1,5% в первом полугодии ему пришлось снова подняться на 2% до 14,5%. В январе 2018 г. Нацбанк увеличил ставку на 1,5% до 16%, демонстрируя тем самым озабоченность резким повышением уровня социальных стандартов, принятых правительством, и значительной задержкой финансирования МВФ. Конфликт в Донбассе и снижение уровня жизни стимулируют бегство из страны. Население в 2017 г. сократилось примерно на 180 тыс. человек до 42,6 миллионов. В январе-сентябре число рабочих снизилось на 0,5%. После введения безвизового режима с ЕС на заработки выехало около 8 млн человек. Более 50% "рабочих" виз украинцам выдала Польша. Таким образом, растущий дефицит рабочей силы является одним из факторов, которые в 2017 г. привели к росту средней заработной платы примерно на 35% (вместе с повышением минимума заработной платы) и способствовали возникновению рисков для стабильности цен. В то же время уровень безработицы остается высоким – около 9,5–10%. Банковский сектор по-прежнему сталкивается с рядом значительных проблем. Во-первых, отношение NPL (просроченные кредиты) чрезвычайно велико (около 55%), что ограничивает развитие кредитования. Кредитный портфель государственных банков на 70% состоит из неэффективных кредитов, и это даже выше, чем неплатежеспособность заемщиков у коммерческих банков – 58%. У иностранных банков на Украине около 43% проблемных кредитов. Во-вторых, необходима фундаментальная реформа правовой системы. Из-за отсутствия верховенства закона права кредиторов и заемщиков недостаточно защищены. В-третьих, доля правительства в банковском секторе превышает 55% и продолжает расти, что может негативно отразиться на будущем банковской системы. Рост оборонных расходов, высокий спрос на вооружение и собственные производственные мощности в некоторых сегментах оборонной промышленности укрепляют военно-промышленный комплекс Украины. Однако широко распространенная коррупция, ограниченная открытость инвестиций и непрозрачное управление влияют на общую производительность и этого сектора. В бюджете 2017 г. Министерство обороны (МО) получило 64,5 млрд грн (2,4 млрд долларов). Примерно 241 млн долларов использованы для закупки оружия и военной техники, а 1,9 млрд предназначены для операций и обучения. По данным МО, оборонный бюджет впредь будет сосредоточен на "возобновлении ВМС Украины, развитии сил специального назначения, развитии инфраструктуры учебных полей, ремонте вооружений и военной техники и проведении реформ для достижения стандартов НАТО". В последние годы, учитывая бюджетные ограничения, многие приобретения для вооруженных сил были сделаны в рамках программ военной помощи союзников. Оборонный сектор нуждается в капитальном ремонте, притоке современных технологий и повышении эффективности. Украинские производители не могут предоставить важнейшие оружейные системы, включая бронемашины, средства защиты военнослужащих, средства связи, противотанковые ракеты, беспилотные разведывательные летательные аппараты, снайперские винтовки и боеприпасы. Отдельной проблемой является ядерная энергетика и отказ от сотрудничества с Россией по замене тепловыделяющих элементов для реакторов АЭС, что снижает эффективность ядерной энергетики. Украина сегодня имеет 15 энергоблоков, больше 50% энергии в энергобалансе страны вырабатывается именно на атомных станциях. Российская компания ТВЭЛ, входящая в структуру "Росатома", сейчас является основным поставщиком топлива для украинских АЭС. По официальным данным, в 2016 г. более 72% топлива закупалось у ТВЭЛ. По экспертным оценкам уровень теневой экономики Украины находится в диапазоне 45-50% величины номинального ВВП. При этом большая часть этой "тени" так или иначе уже включена в официальный ВВП, поскольку встроена туда через потребление (а потребление граждан – это 65% ВВП), через производственные цепочки и формирование прибавочной стоимости у предприятий и доходов физических лиц. Оба сегмента экономики и официальная и теневая переплетены и, по сути, составляют единую "серую" экономику, в которой добывающая, перерабатывающая и финансовая отрасли прячут от налогов более половины своих доходов, а строительство, торговля и транспорт порядка 45-47%. И лишь сельское хозяйство, получившее налоговые льготы несколькими годами ранее, прячет от налогообложения примерно 10% доходов. Таким образом, основные объемы теневой экономики – это легальная деятельность, выведенная из под налогообложения, "выход из тени" не сможет увеличить реальный ВВП, а лишь сократит бюджетный дефицит и улучшит финансовые показатели. Украинская экономика (на февраль 2018). Общие показатели Размер ВВП (номинальный) 93,3 млрд долл. Население в 2017 году сократилось примерно на 180 тыс. человек до 42,6 млн человек  Величина ВВП на душу населения 2190 долл. (Украина стала самой бедной страной в Европе по ВВП на душу населения, "опередив" по этому показателю Молдавию) Государственный долг 76,3 млрд долл. Отношение долг/ВВП 82% Валютный курс 27 гривен за доллар Ставка рефинансирования Национального банка Украины 16% годовых Средняя ставка овернайт на денежном рынке 18,5% годовых Безработица 9,5% Основные статьи экспорта: сельхозпродукция и продукция пищевой промышленности и металлургия   Несмотря на мало обнадеживающие макроэкономические показатели, за 2015–2017 гг. введено в строй более 200 промышленных и сельскохозяйственных объектов и еще около 50 строится. В основном это современные предприятия по производству, переработке, хранению сельхозпродукции и генерирующие объекты на основе возобновляемых источников энергии. Среди них около 40 зернохранилищ и элеваторов, включая морской зерновой терминал, 60 солнечных и 10 ветровых электростанций, более 100 биогазовых заводов и котельных, сельскохозяйственные фермы и цеха по переработке мусора. Кроме того, открыто несколько индустриальных парков и освоено четыре небольших газовых месторождения (запасы от 100 до 600 млн куб. м). Конечно, в основном это небольшие предприятия с инвестициями от 1 до 300 млн грн (11 млн долл.) и числом работников от 2 до 50 человек. Сельское хозяйство и дальше будет развиваться, но оно не способно гарантировать полную занятость в урбанизированном обществе. В современном мире нет примеров обеспечения благосостояния страны таким маленьким сектором экономики, как сельское хозяйство, тем более если оно не высокотехнологичное. Есть шанс увеличить внешнеторговый оборот сельхозпродукции: заинтересованность проявляют китайцы, есть надежда на рост оборота с ЕС, традиционно Украина экспортирует зерно на Ближний Восток. В 2016 г. наибольший прирост по сравнению с предыдущим годом показали отрасли по производству оптических приборов и компьютеров, пластмасс. Эта тенденция продолжилась и в 2017 году. Отрицательная динамика зафиксирована в добывающей промышленности. После провала ВВП в 2014 и 2015 гг. (падение соответственно на 6,6 и 9,9%), в 2016 г. произошел его подъем на 2,3%, а в 2017 – на 2,1 процента. Конечно, этот рост неустойчивый и во многом объясняется низкой базой и вкладом ОПК (тем более что промышленное производство после прибавки на 2,4% в 2016 г. снизилось на 0,1% в 2017-м). Производительность машиностроения в прошлом году выросла на 7,3% год к году. Хорошие результаты показала легкая и химическая индустрия, производство продуктов питания, строительство выросло более чем на 20% в год, а рост реальной заработной платы после двукратного повышения минимальной оплаты труда с 1 января 2017 г. помог значительно улучшить внутреннюю торговлю. Но это привело к росту инфляции. Можно назвать и другие перемены, потенциально способствующие развитию экономики: очередная редакция налогового кодекса, санация банковской системы (число банков сократилось со 180 до 90), закон о пенсионной системе, смягчение валютных ограничений. Важным фактором развития новых экологических производств является гармонизация законодательства Украины и ЕС, начатая при участии Института государства и права НАН еще в 1990-х годах. В 2008–2009 гг. принята полноценная законодательная база по стимулированию развития альтернативных и возобновляемых источников энергии. С потерей Крыма и значительной части тяжелой промышленности Донбасса экономика Украины сократилась на 6,6% в 2014 г. и на 9,8% в 2015 г., но выросла на 2,3% в 2016 г. и 2,0% в 2017 г. из-за благоприятной конъюнктуры. После того как Евросоюз и Украина сформировали зону свободной торговли, а Москва наложила ряд торговых ограничений, ЕС заменил Россию и стал крупнейшим торговым партнером Украины. Предпосылки и ресурсы роста Разница масштабов экономики Украины и Запада. В настоящее время годовой ВВП Украины (93,3 млрд долларов) приблизительно равен размеру активов среднего западного банка. Если бы помощь, которую ЕС оказала Греции, была направлена на Украину, страна могла бы целый год не работать, а только потреблять. Т.е. украинская экономика в мировом контексте имеет микромасштабы, и теоретически западные страны без особого напряжения могли бы осуществить экспансию частного или условно частного капитала в страну. Политический фактор.  Напряженность в российско-американских отношениях и между Россией и Западом в целом – основная причина интереса ведущих государств Запада к Украине. Этот интерес не только военно-стратегический, но и экономический. США, пользуясь доминирующей позицией в международных финансовых институтах, не допустят дефолта (если, конечно, действия украинских властей не потребуют их замены). Дефолт будет означать провал "эксперимента по построению демократии" в этой бывшей советской республике и экономические потери. (Американский фонд Franklin Templeton в 2013 г. купил украинские еврооблигации на 5 млрд долларов, Госдепартамент тоже потратился через различные фонды.) Анализируя состояние экономики Украины, нельзя оперировать формальными критериями долговой устойчивости (госдолг достигает 80%), темпы роста экономики не дотягивают до определенных значений – будет автоматический дефолт. Финансовая помощь Запада. С середины 1990-х гг. МВФ, ЕБРР, ЕС и другие организации и государства оказывают финансовую поддержку Украине, которая активизировалась в последние годы и, в частности, помогла избежать дефолта в 2015 г. (как кредит России в 3 млрд долларов годом ранее), когда были реструктурированы и частично списаны внешние обязательства Украины. Подавляющая часть этих поступлений возмездна и сопровождается рядом условий: проведение реформ, привлечение западных специалистов и оборудования и т.д. Эти кредиты являются льготными, предоставляются под 3–4% годовых, в то время как коммерческие кредиты стоят 7–8%. Международный валютный фонд за прошедшие годы выделил Украине кредитов более чем на 31 млрд долларов. Пакет помощи МВФ, согласованный в марте 2014 г., составляет 17,5 млрд долларов, из которых Украина уже получила четыре транша на общую сумму 8,4 млрд долларов, последний транш был в апреле 2017 года. Не меньшую сумму вложили прочие международные финансовые организации и институты (МФО), ЕС и отдельные страны. Очевидно, что часть этих сумм использовалась неэффективно и разворовывалась, а обязательства выполнялись украинской стороной зачастую формально, для отчета перед кредиторами. Кроме того, прямой корреляции между финансовыми вливаниями и ростом ВВП, конечно, нет. Тем не менее положительное воздействие этой поддержки будет медленно возрастать, реформируя экономическую среду в результате осуществления инфраструктурных проектов, законодательных новаций и т.п. Большая доля частной собственности в экономике. В России к 2013 г. почти весь рынок монополизирован госкорпорациями. На Украине аналогичные изменения произошли в основном в банковском секторе и сохраняются в нефтегазовом. Частная собственность все еще играет большую роль в экономике, и есть все условия для формирования рыночных отношений. Однако роль нынешнего украинского президента в этом процессе скорее негативна. Пётр Порошенко в своем стремлении к доминированию как в политике, так и в бизнесе национализировал Приватбанк, не нашел общего языка с рядом крупнейших бизнесменов, под видом рыночных реформ начал наращивать долю государства в экономике. Президент пошел по пути предшественника, запугав олигархов, и теперь слово "реформы" ассоциируется у них с "раскулачиванием". Соглашение об Ассоциации с Европейским союзом (подписано в 2014 г., полностью вступило в силу после ратификации всеми странами ЕС 1 сентября 2017 г.). В свое время в стремлении как можно быстрее заключить соглашение власти Украины пошли на все условия Евросоюза. И даже достигнув СА, Киев весьма вяло ведет переговоры об отмене квот и расширении беспошлинной торговли. В результате Украина проигрывает. Для ЕС весь годовой объем украинского экспорта – это менее 1% торгового оборота, однако отменять квоты и снимать ограничения Европа не готова. Что касается рынка сельскохозяйственной продукции, то за последние годы Евросоюз нарастил экспорт на Украину гораздо больше, чем наоборот. Соединенные Штаты также начали вводить антидемпинговые меры против украинской металлопродукции. В результате квоты на беспошлинный экспорт кукурузы и пшеницы заканчиваются в феврале, меда – в марте и т.д. (Правда, наблюдается рост производства и экспорта товаров, которых ранее на Украине не производили, – виноградных улиток, шмелей для опыления и др. экзотики, однако данная тенденция не имеет существенного значения.) Скорее всего, ЕС и США проводят такую политику, поскольку не уверены в стабильности власти и экономической ситуации в стране.  Тем не менее произошла рокировка торговых партнеров Украины: Россия и Европейский союз поменялись местами. Но Россия по-прежнему на первом месте среди торговых партнеров Украины как по экспорту, так и по импорту и на третьем по накопленным прямым инвестициям – 4,350 млрд долларов (на первом месте – Кипр, что зачастую тоже российские деньги). Дополнительные ресурсы. За период независимости из страны выведено приблизительно 200 млрд долларов. Около половины этих сумм ушло на непроизводительное потребление, но значительный объем накоплен в форме ликвидных средств. И в зависимости от договоренности между бизнесом и правительством эти средства могут быть инвестированы в Украину, видимо, не более 25–35 млрд долларов. Плюс этого потенциала в том, что инвестиции могут поступить быстро и сразу попасть в госбюджет в рамках программы приватизации. Однако недоговороспособность президента Порошенко, который сам является крупным олигархом, привела к тому, что этот фактор в настоящее время не актуален. В результате бизнес стремится перевести все заработанное за границу. Возможно, что после выборов в 2019 г. ситуация изменится. Еще одним дополнительным ресурсом является распродажа советских высоких технологий в сфере авиации, космоса, оборонной промышленности. В них может быть заинтересован Китай (самолет АН-124) и ряд других стран, однако данный ресурс незначителен. Есть ли точки роста? Одной из самых очевидных составляющих долгосрочной экономической модели может стать миграция. Говоря о долгосрочных темпах экономического роста и развития, экономисты часто фокусируются на такой категории, как человеческий капитал. Качество человеческого капитала с точки зрения его развития напрямую зависит от финансового ресурса, с которым у страны очевидные проблемы. Выбирая парадигму развития человеческого капитала по линии миграции, Украине следует обратить внимание на опыт стран восточного блока. Здесь наглядный пример – Сербия, которая многое потеряла за счет утечки мозгов. С течением времени это привело к качественно более низкому уровню развития по сравнению с теми странами, которые выбрали развитие образования и здравоохранения. Говоря о жизнеспособности украинской экономики, первым делом следует обратить внимание на фактор долговой устойчивости. Оценивая любую экономику, МВФ смотрит на траекторию роста госдолга. Сможет ли экономика за счет фискальных мер сохранить или снизить рост госдолга в долгосрочной перспективе на следующие несколько десятков лет или же она за счет ускорения темпов экономического роста сможет выйти из долговой петли. На данный момент долговое бремя Украины становится только тяжелее: были превышены пороговые значения, обозначенные МВФ, уровень в 60% ВВП давно позади. Можно говорить, что украинская экономика обретает неустойчивость динамики госдолга, из которой становится все сложнее выйти, увеличивая темпы роста. На фоне значительных долговых обязательств в иностранной валюте в ближайшие несколько лет (7–8 млрд долл. США в год), сотрудничество с МВФ по-прежнему имеет большое значение для Украины. Учитывая более низкие платежи по долгам после реструктуризации внешнего долга в 2015 г. и успешную макрофинансовую стабилизацию последних лет, украинская власть, возможно, успокоилась, что увеличивает риск срыва программы МВФ. Пока ожидается только один транш МВФ в 2018 году. Что касается последующих частей финансирования, Украине придется утверждать земельную реформу, которая является политически болезненной, особенно перед выборами. Таким образом, реализация этой реформы маловероятна в скором будущем. Программа сотрудничества с МВФ будет постоянно сталкиваться с препятствиями из-за популизма властей. Благодаря политике многих Центральных банков сейчас есть условия для того, чтобы брать взаймы. Однако стоимость таких заимствований существенно выше, чем Украина может получать от международных финансовых организаций. И в долгосрочной перспективе стоимость будет оставаться достаточно высокой, ведь риски и проблемы, которые видят инвесторы в связи с операциями и приобретением активов на Украине, сохранятся. В сложившихся условиях выходом из долговой петли представляется экономический рост, драйверами которого могут быть трудовые ресурсы, капитал и производительность. Трудовые ресурсы определяет демография. Показатели демографии Украины одни из худших в Европе, прибавим к этому утечку мозгов, значит, по крайней мере в следующие 15–20 лет это не может стимулировать экономический рост. Перспективы инвестиционного роста также представляются сомнительными. С точки зрения процентных ставок и долгового бремени увеличение инвестиций выглядит весьма проблематичным. Таким образом, из трех факторов единственный, на который может уповать Украина – рост производительности и эффективности производства. В долгосрочной перспективе это может сработать при серьезном вмешательстве Западной Европы (передача высоких технологий, совместное развитие предприятий и т.д.). Но условия такого вмешательства во многом определит интеграционная карта Украины. Будет ли в последующие десятилетия только альянс Украины и ЕС или же они придут к чему-то большему? Предположим, что Украина начнет процесс вовлечения в рыночный оборот сельскохозяйственных земель (что откладывается уже более 10 лет) и займется восстановлением горно-металлургического комплекса страны, разделенного внутренним конфликтом. Долгосрочный экономический рост мог бы обеспечиваться за счет металлургии, сельского хозяйства, легкой промышленности и передовых технологий в энергетике. Это вызвало бы приток инвестиций, прежде всего из КНР, других азиатских стран и Европы. Для китайских, индийских, да и европейских производителей весьма привлекательно не строить предприятия на территории ЕС, не нести больших расходов на зарплату, социальные выплаты, не соблюдать экологические нормы, а беспошлинно экспортировать свою продукцию с Украины. Сегодня там представлены многие китайские компании, расширяют свое присутствие Xiaomi, Huawei, фармацевтические фирмы. Китайская товарная биржа Bohai Commodity Exchange купила Украинский банк реконструкции и развития. Инвестиции в агробизнес могут поднять создаваемый в сельском хозяйстве ВВП в 2–3 раза, поскольку сейчас производительность труда в этом секторе остается довольно низкой из-за его архаичного характера. Приложение капитала могло бы изменить структуру использования плодородных земель и, соответственно, фондоотдачу. В настоящее время агробизнес уже получает 1–2 млрд долл. в год инвестиций и является основным поставщиком валюты в страну. Из-за сохранения квот Евросоюза он вынужден переориентироваться на Восток. Украинские металлургические предприятия обладают достаточными производственными мощностями и большим потенциалом модернизации. В стране присутствует ряд зарубежных компаний, которые имеют программы модернизации (Mittal Steel Arcelor/Криворожсталь). Вероятен приход на украинский рынок китайских металлургов, нацеленных на производство для европейских потребителей. Развитие сдерживают разрыв связей с восточными областями Украины, квоты ЕС и антидемпинговые меры США. Во многом экономическая модель Украины уже сложилась и напоминает латиноамериканскую модель 80-х гг., так называемое "потерянное десятилетие", характеризовавшееся чередой дефолтов, неплатежей, низкими темпами экономического роста и высоким уровнем долга. Модель также характеризуется постоянным чередованием либеральных и популистских шоков. Вышла из этого круга только Чили; у Аргентины, к примеру, проблемы не прекращались, что привело к повторному дефолту в 2000-х. Ясно одно – макроэкономически решить проблему украинской экономики крайне сложно, скорее всего потребуется геоэкономический разворот. Вопрос в том, каким он будет. Может быть, ситуация прояснится к концу 2019 г., после президентских и парламентских выборов. Если экономическое возрождение Украины станет возможным, оно будет осуществляться не на основе советских технологий (через 15 лет советская промышленность Украины сохранится лишь в усеченном виде обслуживания остающихся внутренних потребностей) и с минимальным участием российского бизнеса. Ведь существующий курс Украины в отношении России нельзя назвать иначе, как полный разрыв связей, любой ценой и даже во вред собственным интересам. Экономика Украины. SWOT-анализ Сильные стороны (Strengths) Слабые стороны (Weaknesses) Полиотраслевая структура экономики, оставшаяся в наследство от СССР: металлургия, машиностроение, авиа- и ракетостроение, химическая и легкая промышленность, агропромышленный комплекс, ОПК, электроэнергетика. Промышленность – 27,8% ВВП, сельское хозяйство – 14% ВВП, сфера услуг – 58,7% ВВП. Близость к европейской транспортной инфраструктуре и потребительскому рынку. Гибкая валютная политика Нацбанка. Положение транзитной страны для российских энергоносителей в Европу. Растущий потребительский рынок. Атомная энергетика составляет половину всей генерации электроэнергии, что делает Украину менее зависимой от углеводородов в сравнении с соседними странами.   Дефицит бюджета 3% ВВП и риск двукратного роста дефицита при отказе МВФ предоставить очередные транши кредитов. Низкая фискальная дисциплина и собираемость налогов и социальных платежей. Зависимость от внешних займов при высокой долговой нагрузке 82% долг/ВВП. Слабость банковской системы. Отрицательное сальдо внешней торговли -3,8 млрд долл. Украина импортирует 75% нефти и газа и 100% ядерного топлива. Высокая безработица (официальная занятость 16 млн из 26 млн человек трудоспособного возраста). Зависимость потребительского сектора от зарубежных переводов украинских трудовых мигрантов – 7% ВВП. Многолетняя отрицательная динамика ВВП. Потеря рынков для высокотехнологичной продукции и продуктов глубокой переработки. В структуре экспорта преобладает сырье и продукты с низкой прибавленной стоимостью. Зависимость от российских энергоносителей, удобрений и запчастей. Потеря российского рынка и разрыв производственных связей. Возможности (Opportunities) Угрозы (Threats) Торговые преференции со стороны Евросоюза. ЕС – основной внешнеторговый партнер (40% от украинской торговли). Украина – ведущий поставщик рабочей силы в Европе. Денежные переводы украинских гастарбайтеров – 7 млрд долл., что в 2,8 раза больше суммы прямых инвестиций. Возможности снизить долговую нагрузку путем приватизации госсобственности и земель сельхозназначения. Наличие свободных производственных мощностей. Повышение мировых цен на нефть и продукты нефтепереработки и растущая зависимость от российских энергоносителей. Угрозы аварий на АЭС при отказе от сотрудничества с Россией по замене ТВЭЛ для реакторов. Затруднение сотрудничества европейским бизнесом и препятствия для привлечения инвестиций из-за проблем банковского сектора и роста затрат в Донбассе. Снижение прямых иностранных инвестиций (в 2017 г. их объем составил 2,5 млрд долл. по сравнению с 4,4 млрд долл. в 2016-м). Возможное ограничение трудовой миграции со стороны соседей Украины. Отрицательная динамика ВВП и экспорта и ВВП за последнее десятилетие. Рост теневого сектора (45%). Рост оборонных расходов. Высокая инфляция (12–15%).   Прогноз ВВП Украины на 2018 год ВВП 104 млрд долл. Динамика ВВП +2% 2017, +2,3% 2016, минус 9,8% 2015 г.   Валовые национальные сбережения 17,7% ВВП ВВП по потребителям: домохозяйства: 65% государственное потребление: 18,7% инвестиции в основной капитал: 14% инвестиции в запасы: 2% экспорт товаров и услуг: 47,9% импорт товаров и услуг: -47,4% (оценка за 2017 г.) Уровень безработицы 9,5% (оценка за 2017 г.). Только официально зарегистрированные. Большое количество незарегистрированных или неполных рабочих мест Бюджет доходы бюджета 35,6 млрд долл. расходы бюджета 38,91 млрд долл. дефицит бюджета 3,2% Публичный долг 89% ВВП (оценка 2017) 81% ВВП (оценка за 2016 г.). Публичный долг 64,5 млрд долл. Состоит из: внутреннего государственного долга (23,8 млрд долл.); внешнего госдолга (26,1 млрд долл.); и суверенных гарантий (14,6 млрд долл.)   Инфляция 12% Денежное предложение М0/М1 22,43 млрд долл. (31.12.2017) Фондовая биржа 45,55 млрд долл. (31.12.2017) Объем внутреннего кредита 69,99 млрд долл. (31.12.2017) Рыночная стоимость публично торгуемых акций и ADR 20,71 млрд долл. Общие экономические данные Сельхозпродукция зерно, сахарная свекла, семена подсолнечника, овощи; говядина, молоко Промышленность электроэнергия, черные и цветные металлы, оборудование и транспортное оборудование, химикаты, пищевая промышленность Темпы роста промышленного производства 3,6% (оценка за 2017 г.) Баланс текущего счета 3,409 млрд долл. (оценка за 2017 г.) Экспорт товаров 36,85 млрд долл. (оценка за 2017 г.) Экспорт металлопрокат, зерно, масличные культуры и продукты питания, химикаты, промышленное оборудование и транспортное оборудование Экспорт. Торговые партнеры Россия 9,9%, Египет 6,2%, Польша 6,1%, Турция 5,7%, Италия 5,3%, Индия 5,2%, Китай 5,1% (2016 год) Импорт товаров 44,42 млрд долл. (оценка за 2017 г.) Импорт промышленные товары, энергетика, машины и оборудование, продукты химии, уголь, удобрения, бензин и топливо Импорт. Торговые партнеры Россия 13,1%, Китай 12%, Германия 11%, Беларусь 7,1%, Польша 6,9%, США 4,3% (2016 г.) Запасы иностранной валюты и золота 20 млрд долл. (оценка на 31 декабря 2017 г.) Общий внешний долг, включая корпоративный 125,3 млрд долл. (31 декабря 2017 г.) Общий накопленный объем прямых иностранных инвестиций 71,15 млрд долл. (31 декабря 2017 г.) Объем прямых иностранных инвестиций за рубежом 8,983 млрд долл. (на 31 декабря 2017 г.) Приведенные в тексте данные взяты из: Всемирный банк // https://data.worldbank.org/country/ukraine?view=chart International Monetary Fond. IMF Country Report No. 17/83   Заключение Советская Украина закончилась как культурный феномен, но, что еще важнее, и как потенциальная экономика, считавшаяся некогда перспективной. При оценке экономических перспектив современной Украины советское наследие можно в расчет не принимать. Через 10–15 лет Украина будет совсем другой, и то, что гипотетически могло развиваться после распада СССР, перестанет играть сколь-либо заметную роль. Структура украинской экономики изменится фундаментально. На сегодняшний день по математическим и статистическим причинам никаких очевидных макроэкономических предпосылок для успешного развития Украины не просматривается. Стране следует рассчитывать разве что на кардинальные изменения геоэкономической обстановки в регионе. Евросоюз будет меняться, и эти перемены (точнее, изменения степени притягательности – в том числе и экономической) окажут решающее влияние на развитие Украины. Степень этих перемен – важный фактор, учитывая то, что Европа становится гораздо более "интровертной", а при отсутствии геополитических амбиций тратить силы на слабую страну – нецелесообразно. Украина может превратиться в нового "больного человека Европы" – в каком-то виде стабилизироваться, зафиксироваться. Ее проблемы останутся хронически не решаемыми, но хронически продлеваемыми. России надо решать, что с этим делать. Притом что между Россией и Украиной больше не будет (в сколько-нибудь обозримом будущем) системной взаимозависимости. От нее обе стороны будут уходить, принимая соответствующие политические решения. Иными словами, российско-украинские экономические связи, какими бы они ни были, не будут определять политические перемены во взаимоотношениях двух стран, скорее, наоборот. Предпосылки для кооперации, существовавшие прежде, уничтожены безвозвратно. Экономическая логика в такой ситуации толкает к связям несистематического характера, но чем сильнее такие связи будут прорастать, тем больше их будут пытаться искоренять обе стороны. Обзор подготовила Анна Жихарева http://www.globalaffairs.ru/number/Magicheskii-kristall-robkii-vzglyad-v-voenno-politicheskoe-buduschee-19513 "Магический кристалл": робкий взгляд в военно-политическое будущее Thu, 19 Apr 2018 16:48:00 +0300 В условиях связанных с Украиной геополитического и внутреннего конфликтов, каждый из которых является и острым, и хроническим, заглядывать на 12–15 лет вперед – гиблое дело. Все же попытаемся, задав ведущим экспертам из разных стран вопрос, каким могло бы быть военно-политическое положение Украины в Европе, например, в 2030 году.    Жан-Мари Геенно, заместитель Генерального секретаря ООН по миротворческим операциям (2000–2008), президент неправительственной организации "Международная кризисная группа" (2014–2017): Слово "Украина" означает "пограничная земля". В этом и заключается проблема. Ее будущее невозможно отделить от широкой геостратегической перспективы. Будут ли Россия и Западная Европа к 2030 г. по-прежнему находиться в состоянии конфронтации или наладят сотрудничество? Украина имеет обоснованную необходимость в защите своего суверенитета и для этого могла бы присоединиться к европейским и евроатлантическим институтам, таким как НАТО и/или ЕС. Члены Североатлантического альянса и Европейского союза разделяют заинтересованность Украины в сохранении суверенитета и территориальной целостности всех европейских стран, но вместе с тем у них есть законное право не брать на себя дополнительных обязательств. Кроме того, им следует позаботиться и о том, чтобы оставить пространство для сотрудничества с Россией и не допустить усугубления разрыва с ней. Что это означает для Украины? Нейтральный статус наподобие того, которым обладает Австрия, противоречил бы чаяниям всех европейских государств о суверенитете, если только он не отражал бы однозначное и независимое требование украинской стороны. Подобный запрос может поступить только в контексте сотрудничества с Россией. Если бы таким отношениям суждено было развиться, необходимость вступать в НАТО стала бы менее актуальной, но и у России осталось бы против этого меньше возражений. В такой ситуации допустимым решением для Украины было бы не стремиться к членству в НАТО, а для России – приветствовать участие или тесное взаимодействие Украины с Европейским союзом. Если конфронтация в отношениях между Западной Европой и Россией сохранится, Украина останется полем битвы. Маловероятно, что США захотят взять на себя дополнительные обязательства в области безопасности в Европе и одобрят вхождение Украины в НАТО, но Евросоюз будет по-прежнему заинтересован в демократической и процветающей Украине. Если этого удастся достичь, появится более надежная основа для долгосрочного подлинного партнерства между Россией и Европейским союзом. Параллельное расширение ЕС и НАТО после холодной войны было серьезной ошибкой. Разделение этих процессов, которое будет зависеть от позиции России, сможет заложить фундамент для новой эпохи сотрудничества.   Томас Кляйне-Брокхофф, руководитель берлинского отделения Германского фонда Маршалла (США). В 2013–2017 гг. возглавлял службу политического планирования и секретариат президента Германии (Йоахим Гаук): К 2030 г. Европа будет охвачена разноскоростными и разнонаправленными процессами. Страны не просто станут следовать одним курсом неодинаковыми темпами. Европа превратится в подобие Солнечной системы. Государства вращаются вокруг центра, но с разной скоростью и на разном расстоянии. Отправной точкой данного процесса можно считать Маастрихтский договор 1992 г., заложивший основы валютного союза. Странам, объединенным общей валютой, необходима дальнейшая интеграция, чтобы сохранить или упрочить стабильность. Несмотря на негативное отношение остальных членов Евросоюза, валютный союз, объединяющий сегодня 19 стран, – ядро и оперативный центр Европы. Другие члены ЕС могут выбирать: присоединиться к валютному союзу, оставаться вне его или продолжать дистанцироваться. Последний вариант наглядно продемонстрировал британский референдум 2016 года. Великобритания по-прежнему ощущает притяжение европейского центра, но она стала первой крупной западноевропейской державой, ступившей на путь, пролегающий за пределами Европейского и валютного союзов. Вот тут можно говорить об Украине. Договор о выходе Великобритании из Евросоюза, вероятно, поможет определить условия торговли с группой стран на периферии европейского континента. В эту группу может войти и Турция. Этот внешний круг может (а может быть, и нет) трансформироваться в аналог Европейской ассоциации свободной торговли (EFTA). Экономические плюсы такого объединения почувствуют и другие страны, например Россия. Безопасность – другой, но связанный с первым вопрос. Пока Россия придерживается ревизионистской позиции и вмешивается в дела других стран, НАТО останется относительно единой структурой. В то же время маловероятно, что альянс захочет (и сможет) взять на себя обязательства подобного масштаба. Поэтому в сфере безопасности возможно появление альтернативных вариантов по аналогии с Солнечной системой. В этом случае Украина получит возможность выбирать союзников и укреплять собственную безопасность, не требуя гарантий по статье 5 устава НАТО. Москве придется принять такие варианты. Иными словами, европейский порядок к 2030 г. будет "изготовленным на заказ", а не шаблонным.   Томас Грэм, управляющий директор Kissinger Associates, старший директор по России и Евразии в администрации президента США (Джордж Буш) в 2001–2007 гг.: Есть вопросы, на которые сложно ответить, особенно в период постоянных изменений в Европе и Евразии. Каким будет регион в 2030 году? Продолжат ли НАТО и Евросоюз существовать в своей нынешней форме? В каком состоянии будут пребывать продвигаемые Россией интеграционные проекты в Евразии? Насколько значимым экономическим и геополитическим игроком в Европе окажется Китай? Как станут развиваться отношения России с США и с Западом в целом? Все эти вопросы повлияют на положение Украины в европейском геостратегическом ландшафте. Еще одним важным фактором станет развитие самой Украины, на которую, безусловно, будут оказывать влияние Россия, США, ведущие европейские государства и некоторые другие игроки, в частности Китай. Если Украина консолидируется как демократическое государство, ей удастся реализовать себя на европейской траектории, участие в ЕС и НАТО станут реальными перспективами (до 2030 г. членство в блоках маловероятно, как бы ни развивалась ситуация), а влияние России продолжит постепенно снижаться. Если укрепится националистический популистский режим, Украина превратится в дестабилизирующую силу в Черноморском регионе и Восточной Европе в целом (вероятность такого развития событий возрастет, если подобные режимы установятся в других странах региона, например, в Турции или Польше). Если Украина останется в нынешнем состоянии или региональные силы подорвут власть центрального правительства, страна по-прежнему будет представлять собой объект геополитической борьбы или буферную зону между Россией и Западом. Последний вариант наиболее вероятен. Отсюда вопрос: как Россия и Запад будут вести борьбу и каким образом различные акторы внутри Украины станут использовать противостояние внешних сил? Признание Россией и Западом нейтрального статуса Украины могло бы снизить накал соперничества, но не прекратило бы его полностью, тем не менее ситуация успокоилась бы до нового витка противостояния между Россией и Западом. Для России Украина представляет жизненно важный интерес с точки зрения истории, безопасности и психологии. Трудно представить себе сценарий, при котором Россия могла бы отказаться от своих интересов на Украине в ближайшие 15 лет. В Европе ситуация другая. Там уже ощущается усталость от Украины. Чем медленнее реформы на Украине, тем быстрее усталость станет нарастать, и в какой-то момент Европа окажется готова отдать Украину России. Для Соединенных Штатов Украина была ключевым фактором ухудшения отношений с Россией, но сегодня американский интерес превратился в функцию, обусловленную общим состоянием отношений с Москвой. Если отношения улучшатся, Украина утратит значимость для США. Госсекретарь Тиллерсон заявил, что разрешение украинского кризиса имеет ключевое значение для улучшения российско-американских отношений. Сейчас это действительно так, но в ближайшие 15 лет какое-то другое событие – например, серьезная террористическая угроза для США и России – вполне может привести к сближению двух стран, даже если украинский кризис останется неразрешенным. В этом случае Украина станет для Вашингтона менее существенным вопросом в контексте российско-американских отношений. Если отношения и дальше будут ухудшаться, интерес США к Украине сохранится, но вряд ли Киев станет ключевым американским союзником за пределами НАТО, несмотря на заявления об обязательствах по его защите, которые можно воспринимать как неверные сигналы. Трудно представить себе сценарий, при котором Соединенные Штаты направят собственные войска для защиты Украины, кроме крупного военного конфликта с Россией (в котором не заинтересована ни одна из сторон).   Александр Чалый, чрезвычайный и полномочный посол Украины, бывший первый заместитель министра иностранных дел Украины, бывший советник по международным вопросам президента Украины (В.А. Ющенко):  К 2030 г. Украина будет существовать как независимое суверенное центральноевропейское государство, не входящее ни в НАТО, ни в ОДКБ. Практически все европейские государства и государства – члены ООН будут признавать ее границы на момент провозглашения независимости в 1991 году.  В системе европейской безопасности Украина останется ключевым элементом и будет играть одну из трех возможных ролей: поле прямой нерегулируемой конфронтации ("игры без правил") между "коллективным Западом" (НАТО) и Россией – негативный сценарий; ключевой соединительный элемент евроатлантического пространства кооперативной безопасности от Лиссабона до Владивостока – позитивный сценарий; де-факто разделенная страна с замороженным конфликтом, поле регулируемой конфронтации ("игры по правилам") между НАТО и Россией – базовый сценарий.  Первый сценарий ("ни войны, ни мира"), по существу, продолжает нынешнюю ситуацию и наименее желателен с точки зрения как украинских национальных интересов, так и интересов европейской безопасности. Он представляется наименее вероятным – не более 15%. В его рамках восстановление территориальной целостности Украины в границах 1991 г. невозможно.  Второй сценарий ("холодный мир") возможен, если в сфере европейской безопасности "новая разрядка" возьмет верх над господствующей ныне конфронтацией. Это предполагает подтверждение в той или иной форме на общеевропейском уровне принципов Парижской хартии-1990 и международно-правовое признание нейтрального статуса Украины в пакете с договоренностями по восстановлению территориальной целостности. Этот сценарий представляется наиболее желательным для создания устойчивой системы европейской безопасности, его вероятность около 35%. Третий сценарий ("холодная война" или "мирное сосуществование") предполагает глубокую заморозку конфликта с помощью миротворческих сил ООН/ОБСЕ и возведение "новой берлинской стены" по линии разграничения между материковой Украиной, незаконно аннексированным Крымом и оккупированной частью Донбасса. Это возможно, если Запад и Россия подчинят конфронтацию "правилам игры", частично или полностью подтвердив принципы Хельсинкского Заключительного акта. В рамках данного сценария восстановление территориальной целостности Украины в границах 1991 г. также невозможно. Поэтому он менее желателен, чем второй сценарий, но представляется наиболее вероятным (50%) на следующее десятилетие. В целом возможность реализации каждого из сценариев будет определяться общеевропейским мейнстримом в сфере европейской безопасности и внутриполитическими тенденциями Украины. Очевидно одно – украинский кризис привел к полной дезинтеграции европейской системы безопасности. Соответственно без четко определенного и приемлемого для Украины международно-правового статуса страны создание новой устойчивой системы европейской безопасности к 2030 г. невозможно.   Тимофей Бордачёв, глава Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ "Высшая школа экономики", директор евразийской программы МДК "Валдай": Через 15 лет Украина как часть европейского политического и экономического ландшафта будет представлять собой активно деградирующую классическую "серую зону" между Россией и Европой, сочетающую сотрудничество и враждебность. Эта деградация связана как с внутриукраинскими причинами – природой украинской государственности в принципе, так и с невозможностью России и Запада договориться по Украине или "отпустить" ее. При этом формального развала страны не произойдет – через 15 лет у националистов сохранится способность к контролю столицы, армии и государственной безопасности. Одновременно из страны будут вымываться лучшие человеческие ресурсы. Украина начала 2030-х гг. – это возвращение в середину XVII века, "дикое поле", то есть территория с поступательно угасающей промышленностью, частично милитаризованным сознанием, относительно массовой люмпенизацией и отсутствием эффективной управляемости. Видимо, такой сценарий неизбежен и оптимален с точки зрения перспективы воссоединения большей части страны с Россией на правах автономии уже к середине века и откола от нее западных областей с образованием маргинального сельского государства на задворках все более гетерогенной Европы. Украина, вероятнее всего, навсегда утеряла шанс стать государством – субъектом, а не объектом европейской политики. Необходимо помочь стране и ее населению с минимальными потерями пройти этот тяжкий путь к очищению. Для России важно держать двери открытыми для жителей Украины, в первую очередь – в области образования.    Майкл Кофман, ведущий научный сотрудник Центра Вильсона (США): Украина, учитывая ее размер, численность населения и географическое положение, останется одним из ключевых государств Восточной Европы. Эти характеристики предполагают потенциал, но не всегда обуславливают стратегическую значимость. Детерминанты власти XX века – территория и население – сегодня играют второстепенную роль в определении положения страны на международной арене. Украина может стать экономически более успешной, опираясь на сотрудничество с ЕС в торговле, но не вступая в официальные альянсы. Такую позицию сегодня занимает ряд стран, например Финляндия. Однако Украина не демонстрирует способности преодолеть слабость государственной власти и справиться с циклическими кризисами, которые отчасти обусловлены олигархической политикой. Поэтому на мировой арене статус Киева скорее всего будет выше, чем в первые десятилетия после независимости, но по-прежнему ниже потенциала страны. Вопрос о долгосрочных перспективах для Украины нельзя рассматривать в отрыве от политики ведущих стратегических игроков, независимо от того, являются они противниками или союзниками. Евросоюз стал постмодернистским объединением, он не занимается геополитикой и не может вести эффективную внешнюю политику как единая структура. Украина имеет стратегическое значение для таких стран, как Польша и бывшие советские республики, которые считают ее буфером от будущих агрессий России, но большинство европейцев не разделяет такую точку зрения. Немногие сегодня мыслят категориями XX столетия. Минские переговоры, инициированные европейцами, продемонстрировали неспособность континента решать подобные проблемы, поэтому у отношений Украины и Европы есть определенный потолок. Европейцы не заинтересованы в Украине как в инструменте, который можно использовать против России, а у украинской элиты недостаточно мотивации, чтобы проводить реформы, необходимые для дальнейшей интеграции страны с европейским сообществом. По иронии судьбы Украина остается стратегически важным приоритетом для единственной европейской державы, которая мыслит в терминах Realpolitik, – для России. Ситуация между Россией и Украиной останется нестабильной не только из-за конфликта в Донбассе, но и из-за реалий российской и украинской политики. Под давлением стороны в конце концов могут прийти к стабилизации отношений, но склонность к саморазрушительному поведению преодолеть не удастся. Великие державы часто являются главными врагами для самих себя. Существуют модели неразрешенных конфликтов, где периодически вспыхивают войны: Армения и Азербайджан из-за Нагорного Карабаха, Индия и Пакистан из-за Кашмира. Вероятность экспансии НАТО на Украину чрезвычайно мала. После распада Советского Союза альянс расширялся как политическая организация. Сегодня НАТО пытается вновь трансформироваться в военную структуру. Следующий этап расширения альянса скорее всего затронет Балканы, а не Украину и Грузию. Сдерживание и подтверждение обязательств на Балтике оттянут на себя основное внимание НАТО, в то время как перед южными членами блока стоят другие стратегические задачи, связанные прежде всего с неразрешенным миграционным кризисом. Возможно, открытые двери официально и не будут закрыты, но проем станет таким узким, что Украина и Грузия просто не смогут протиснуться. Киеву придется искать новые возможности регионального сотрудничества с сочувствующими ему соседями, а не с крупными структурами континента. НАТО может столкнуться с типичной организационной дилеммой, поскольку расширение блока ведет к постепенному снижению эффективности. Со временем региональные соглашения и альянсы будут давать участникам более ощутимые преимущества, особенно если к договоренностям присоединятся США. Пока стратегическим приоритетом для Соединенных Штатов является Китай, поскольку в Вашингтоне не убеждены, что Россия представляет угрозу в долгосрочном плане. Такая точка зрения обусловлена слабыми демографическими и экономическими перспективами России. Если ситуация не изменится, США станут медленно увеличивать военную помощь Киеву, но глубина партнерства зависит от восприятия угроз в Вашингтоне. Процесс будет проходить по инерции, а не в соответствии с конкретной американской стратегией. Стратегическая функция Украины сегодня и в ближайшем будущем – быть инструментом против России. Однако дальнейшее развитие российско-американских отношений определит, понадобится ли этот инструмент. Все зависит от воли Соединенных Штатов и от того, какой выбор сделает Вашингтон в соперничестве великих держав. Россия и США вряд ли придут к modus vivendi, различия между ними являются структурными, тем не менее для Вашингтона на первом месте соперничество с Китаем, а не с Россией. Конфронтация еще не достигла дна, но в 2020-е гг. ситуация, скорее всего, стабилизируется, установятся новые правила игры. Поскольку соперничество с КНР занимает все большее внимание Вашингтона, к 2030 г. Украине, как и Европе в целом, придется доказывать свою стратегическую значимость.   Рейнхард Крумм, руководитель Регионального отделения по миру и сотрудничеству в Европе Фонда Фридриха Эберта (Берлин–Вена): Роль Украины на международной арене к 2030 г. в значительной степени будет зависеть от процессов внутри страны. Именно они определят один из четырех вариантов: лидер (высокая эффективность госвласти, высокая социальная сплоченность); активист (низкая эффективность госвласти, высокая социальная сплоченность); администратор (высокая эффективность госвласти, низкая социальная сплоченность); враг (низкая эффективность госвласти, низкая социальная сплоченность). Если исключить два экстремальных варианта – "лидер" и "враг" (себе и соседям), Украине нужно выбирать между статусом "администратора", т.е. государства с сильными институтами власти, или "активиста", т.е. государства со сплоченным обществом. Иными словами, к 2030 г. Украина будет находиться на пути к статусу нейтрального государства с гарантиями безопасности от ведущих держав, поскольку вариант "администратора" предполагает прагматичные шаги по экономической трансформации и сближению с ЕС, но дистанцированию от НАТО. Либо Украина будет стремиться к интеграции в Евросоюз, одновременно надеясь вступить в Североатлантический альянс. Различные группы интересов внутри общества будут вести жаркие дебаты о том, как укрепить безопасность страны. Нейтралитет – это слабый вариант, учитывая провал Будапештского меморандума. Большинство (в государстве-"активисте") поддержит идею Украины как части Запада, поскольку это обеспечит необходимую модернизацию. Украина сама несет ответственность за собственное будущее, но независимо от выбранного сценария к 2030 г. она по-прежнему будет находиться под влиянием ведущих держав. Задача "администратора" – сбалансировать влияние, чтобы обеспечить экономическую трансформацию. Китай и его инициатива "Один пояс, один путь" может использоваться как противовес попыткам России вмешиваться в развитие других стран. Россия, в свою очередь, по-прежнему будет обладать достаточным весом в Донецке и Луганске, которые юридически являются частью Украины, но фактически ориентированы на Россию. Соединенные Штаты продолжат рассматривать Украину как инструмент сдерживания внешнеполитических амбиций Москвы. В этой ситуации ЕС будет трудно добиться прогресса в реализации соглашений "Минска-2". Вариант "активиста" предполагает, что Украине в равной степени тяжело противостоять влиянию всех вовлеченных держав. Китай и Россия воспринимаются как недружественные страны, все внимание сфокусировано на Западе, то есть ЕС и США. Хотя Евросоюз совершенствует военные возможности, в вопросах безопасности Украина больше надеется на Америку. При таком сценарии Вашингтон продолжает оказывать поддержку Киеву, а двери в НАТО для него по-прежнему открыты.   Эндрю Уилсон, ведущий научный сотрудник Европейского совета по международным делам (Великобритания): Прогнозировать, какой будет Украина в 2030 г., – интересно с интеллектуальной точки зрения, но абсолютно бессмысленно. За 10 с лишним лет изменятся все релевантные параметры и ключевые игроки. В России скорее всего закончится эпоха Путина. Прогнозы о будущем ЕС меняются каждый месяц. Трамп превратил волатильность в стиль руководства. Технологические и социальные изменения в мире идут ускоренными темпами, опережающими политические перемены, международная система обречена постоянно догонять происходящие изменения, находясь на грани распада. Аномалии превратились в норму и уже никого не удивляют. Да и сама Украина – нестабильная переменная. Украина, разделенная пополам по территориально-языковому принципу, – клише, которое умерло в 2014 году. Новые клише строятся на очень непрочном фундаменте. Украина стала более сплоченной после потери территории и под влиянием войны, но стабильного долгосрочного общественного договора с новым Юго-Востоком нет. Киев передал там власть местной элите, чтобы сдержать новый виток сепаратизма. Обретенный патриотизм на Украине можно назвать узконаправленным: есть гордость за армию и гражданское общество, однако политиков вполне обоснованно презирают, немногие сохранили приверженность общему благу. Все меньше людей готовы пойти на "временные жертвы" ради экономического благополучия в отдаленной перспективе (даже на традиционно более националистически настроенном Западе в 2016 г. 41% говорил "да", 43% ответили "нет"). В целом по стране 77% граждан не чувствуют себя "хозяином в доме", имея в виду Украину. Другие факторы можно считать константой, поскольку их определяет логика ситуации. Быть националистом на Украине означает быть проевропейцем. Польский или венгерский вариант не получил распространения (пока). Факторы, способствующие радикальному европейскому популизму, не работают. На Украине есть свои вынужденные переселенцы, и она отправляет мигрантов в соседние страны, а не наоборот. К так называемому "исламскому фактору" можно отнести только крымских татар, которые заняли "правильную сторону" в нынешнем конфликте. Таким образом, в современной украинской политике мы видим слабый популизм в исполнении Юлии Тимошенко, Олега Ляшко и Вадима Рабиновича – под его прикрытием "старая гвардия" пытается остаться во власти, не меняя привычек. "Система" способна воспроизводить и защищать себя, пока будущие реформаторы стараются придумать новую парадигму, которая позволит бросить вызов действующей власти, но не приведет к хаосу "третьего майдана". Изменить схемы торговли и переориентировать украинское лобби на Запад будет непросто. До 2013 г. торговый оборот Украины делился на три части: треть приходилась на Россию, треть – на ЕС и треть – на остальной мир. Сегодня объем торговли с Россией не превышает 10%, торговля с Евросоюзом растет в процентном выражении, но Украина останется слабо интегрированной, если ей не удастся подняться выше в производственно-сбытовой цепочке. Евросоюз продолжит пребывать в состоянии то кризиса, то кажущегося восстановления, но долгосрочный тренд – это неустойчивая интеграция. К сожалению, "внешнее кольцо" не может представлять зону укрепления суверенитета, как хотели бы такие страны, как Польша, скорее это зона провала, как показал пример Великобритании. Поэтому Украине вряд ли удастся присоединиться к какой-либо внешней зоне. Экономическая ситуация улучшится, но Украина по-прежнему будет отставать от соседей. Поэтому ей не удастся достичь желаемого уровня интеграции с ЕС. Украине имеет смысл сбалансированно делать ставки на Китай и США. Отношения с НАТО останутся ситуативными. Любая стратегическая авантюра, связанная с Украиной, может нарушить обязательства по статье 5, которые альянс сегодня пытается сделать более надежными. Украина хочет использовать свое географическое положение, чтобы помочь преодолеть раскол между членами НАТО и его партнерами, но тут ей придется соперничать с польской инициативой "трех морей". Сближение с Россией возможно, но Москва не должна делать ставку на "свою" Украину, т.е. пророссийские регионы или возвращение к власти пророссийских политиков; такой вариант приведет к дальнейшему распаду. Как можно дольше поддерживать Украину в нефункционирующем состоянии – также неверный вариант для России. Противоположный сценарий – эскалация напряженности, обусловленная ощущением "незавершенных дел" на Украине, – разрушит перспективы сближения на десятилетия. Заставить Украину вновь взглянуть на проект ЕАЭС будет невероятно трудно. Россия сама подорвала привлекательность проекта, используя его как механизм реализации глобальной геополитической повестки и постоянно политизируя вопросы торговли как инструмент "мягкой силы", что мешает получать макроэкономические выгоды.   Алексей Фененко, доцент факультета мировой политики МГУ им. Ломоносова: В ближайшие 15 лет ситуация вокруг Украины будет определяться четырьмя долгосрочными процессами.  Первый. Завершение консолидации украинской государственности на антироссийской основе. Этот процесс начался еще в 1960-е гг., кода в рамках УССР началась политика ускоренной языковой "украинизации" и оформилось полуоппозиционное националистическое движение. После создания независимой Украины в 1991 г. движение постепенно становилось основой украинской идентичности. "Евромайдан"-2014 и конфликт в Донбассе завершил формирование нынешней Украины как антироссийского государства. Второй. Сохранение украинской государственности в прежнем качестве. Потеря Крыма и половины Донбасса оказалась для Украины некритичной и не привела к ее распаду. В украинских регионах отсутствует сколь-либо серьезное движение за автономию, не говоря уже о независимости. Украина сохраняет хотя и очень ослабленный, но в целом значимый военно-промышленный потенциал, унаследованный от СССР. Это порождает надежды украинской элиты и общества вернуть контроль над Донбассом, а, возможно, и Крымом. Третий. Сохранение за Украиной статуса внеблокового государства. Территориальный конфликт в Донбассе и непризнание Украиной потери Крыма делает технически невозможным ее принятие в НАТО. Речь может быть только об особых формах военно-политического партнерства Киева со странами Запада.  Четвертый. Восприятие Западом Украины как важного компонента в политике сдерживания России. Для политических элит США и во многом стран ЕС (независимо от имен конкретных политиков) сохранение Украины в нынешнем виде – гарантия невозможности восстановления СССР в каком-либо качестве. Украина дает прямой коридор от Балтийского до Черного моря непосредственно вблизи российских западных границ. Поэтому страны Запада (прежде всего Соединенные Штаты) будут всемерно поддерживать Украину в ее противостоянии с Россией. России пока не удалось сыграть на расколе Запада. Вопреки надеждам лета 2014 г. евроатлантические элиты континентальной Европы (прежде всего Германии и Франции) не стали посредниками между Москвой и Вашингтоном. Напротив, Германия полностью поддержала подход США, фактически отстаивая их интересы в рамках "Нормандского формата". В среднесрочной перспективе России придется сталкиваться с консолидированной позицией Запада по украинскому вопросу.  Эти процессы позволяют смоделировать два варианта развития событий.  Первый вариант – вооруженный конфликт России с Украиной. В настоящее время на Украине идет идеологическая подготовка к подобному конфликту. В Киеве делают ставку на "блицкриг" против ДНР и ЛНР, а при благоприятном стечении обстоятельств, возможно, и Крыма. В украинской элите распространены представления о том, что страны Запада с помощью угрозы полномасштабных экономических санкций удержат Россию от вмешательства в конфликт. Критический момент может наступить через 5–7 лет, когда в активную жизнь вступит поколение, воспитанное в логике войны с Россией и предельной русофобии. Результатом может стать российское вмешательство в военные действия по образцу грузинской операции 2008 года.  России следует учитывать возможность эскалации. Украина в отличие от Грузии обладает намного большим мобилизационным ресурсом и военно-промышленным комплексом. Страны Запада с высокой долей вероятности поддержат Украину финансами и оружием. Россия может быть втянута в вооруженный конфликт высокой степени интенсивности на Юго-Востоке Украины.  Для успешного ведения военных действий России следует заранее выработать эффективные контрмеры в ответ на угрозу западных санкций в виде назначения США неприемлемой цены (например, удара по контролю над вооружениями или режиму нераспространения ЯО).  Второй вариант – преобладание логики "замороженного конфликта". В этом случае ситуация будет напоминать дипломатические усилия вокруг Нагорного Карабаха и Приднестровья. Вялотекущий переговорный процесс ведет к поляризации политических сил на Украине. Там будут выделяться радикалы (требующие военного решения проблемы) и умеренные (сторонники воздействия на Россию с помощью активизации отношений с НАТО). Такая ситуация может привести к новым политическим потрясениям на Украине. В этом случае возникнет опасение фрагментации страны. Ослабление центральной власти приведет к усугублению автономных устремлений украинских регионов. Подобные региональные объединения станут создавать собственные органы власти и даже вооруженные формирования. Дезинтеграция Украины чревата опасностью серии мелких вооруженных конфликтов.  Страны НАТО будут стремиться к реализации первого варианта. Поэтому для России возрастет угроза непрямого вооруженного конфликта с участием НАТО на территории Восточной и Южной Украины.   Аркадий Мошес, директор исследовательской программы по Восточному соседству ЕС и по России Финского Института международных отношений: К 2030 г. Украина, вероятно, создаст собственную, специфическую модель встраивания в западные механизмы обеспечения безопасности. Не будучи членом НАТО и не имея формальных юридических гарантий безопасности от США и тем более от европейских стран, Украина наладит с ними тесное военное и военно-политическое сотрудничество с элементами интеграции и будет получать от Запада существенную помощь. Особый характер отношениям придаст значительный по региональным масштабам военный потенциал самой Украины, вооруженные силы сдерживания, способные до определенных пределов самостоятельно решать задачи обороны территории, и абсолютный объем ресурсов, которые страна в состоянии выделять на соответствующие нужды. При этом цели украинской и западной политики могут совпадать далеко не полностью, поскольку для Украины задача военного сдерживания России (даже в случае разрешения конфликта в Донбассе на условиях, приемлемых для Киева, и некоторой нормализации экономических отношений с Россией) останется гораздо более важной и акцентированной, чем для Запада. Помешать становлению этой модели может отказ Украины от реформ и сохранение высокого уровня коррупции, за чем неизбежно последует новый период ослабления государства, снижение уровня национальной мобилизации и эрозия военного потенциала. Соответственно, в этом случае Запад утратит стимулы к тесному сотрудничеству с Украиной и инвестированию в ее безопасность.   Самуэль Чарап, старший научный сотрудник некоммерческой организации RAND Corporation: Роль, которую Украина будет играть в европейской геополитике в ближайшие 15 лет, станет отражением двух факторов – внутреннего развития страны и амбиций внешних игроков. В плане внутреннего развития траектория не очень хорошая. Несмотря на некоторые реформы, начатые после Майдана, украинские политические институты чрезвычайно слабы, процветает коррупция, страна занимает второе место в Европе по уровню бедности. Можно предположить, что внутренняя нестабильность останется ключевым фактором, определяющим и одновременно ограничивающим роль Украины в будущем. России и Западу придется реагировать на вызовы, обусловленные ее внутренней нестабильностью. В международном плане многие акцентируют внимание на праве Украины присоединиться к НАТО. Однако страна вряд ли получит приглашение от альянса в ближайшие 15 лет. Чтобы соответствовать стандартам НАТО, нужно провести масштабные реформы в сфере безопасности, урегулировать территориальные споры с Россией (Донбасс и Крым) и добиться консенсуса внутри альянса, а это будет очень трудно (если не сказать невозможно), учитывая позицию России. Право выбора, которым обладает Украина, не в состоянии перевесить нежелание НАТО предоставить ей этот выбор. Помимо членства в НАТО, Украина может стремиться к заключению двусторонних альянсов безопасности с ведущими западными державами. Соединенные Штаты вряд ли предоставят Украине необходимые гарантии, учитывая ситуацию с Крымом и Донбассом. Вашингтон не предлагает подобных гарантий и другим европейским странам, не входящим в НАТО. Учитывая низкую вероятность официального союза, главный вопрос заключается в том, какие отношения Украина сможет строить вне его рамок. Если нынешний тренд сохранится, страна продолжит находиться на передовой новой холодной войны. Но если России, Западу и Украине удастся договориться о новом региональном порядке, у Киева появится шанс на более стабильное, не омраченное конфликтами будущее. Сегодня такие перспективы кажутся призрачными, но возможно, что в какой-то момент – в ближайшие 15 лет – стороны устанут от тупиковой ситуации и сядут за стол переговоров.   Натали Точчи, директор итальянского Института международных отношений (Рим): В настоящее время Запад не рассматривает всерьез членство Украины в НАТО. Перспективы заложены более 10 лет назад на саммите в Бухаресте, но так и не реализованы. Вряд ли это произойдет в ближайшем будущем. Официально вопрос о членстве отложен, поскольку Украина не считается эффективно функционирующей демократией. Но в ближайшие 15 лет она вполне может стать таковой. Однако конфликт между Россией и Западом по поводу стран "Восточного партнерства" – и в первую очередь Украины – вряд ли разрешится, поэтому вступление Украины в альянс останется неприемлемым для многих нынешних членов НАТО. Ощущение незащищенности в связи с присоединением Украины к альянсу вопреки воле России будет настолько острым, что многие продолжат выступать против независимо от демократических стандартов. Отдельно следует рассматривать вопрос о нейтралитете Украины. Принимать решение о ее членстве в НАТО будет сам альянс, а нейтралитет – решение страны. Ни НАТО, ни США, ни ЕС, ни даже Россия не должны считать, что могут договориться о статусе Украины между собой, через голову украинцев. Де-факто отрицание дееспособности Украины привело к нынешней ситуации. Украинцы должны сами прийти к консенсусу по поводу нейтрального статуса и жестких гарантий безопасности. НАТО, Соединенные Штаты, Евросоюз и Россия могут лишь содействовать этому процессу. С точки зрения европейских перспектив, Украине нужно консолидироваться и трансформироваться в безопасное процветающее демократическое государство. Конечная цель ясна. Евросоюз пока не смог разработать эффективной внешнеполитической стратегии из-за отсутствия консенсуса по вопросам дальнейшего расширения и членства Украины и поэтому не может способствовать достижению этой цели.   Леонид Кожара, министр иностранных дел Украины (2012–2014), действующий председатель ОБСЕ (2013): Главными факторами, определяющими положение Украины на стратегическую перспективу, будут: Первый. Геополитическая роль как важнейшей транзитной страны, через территорию которой проходят три из десяти панъевропейских транспортных коридора, а к 2030 г. они соединятся с наземными маршрутами "Шелкового пути". Второй. Потенциальная возможность интеграции украинской экономики с основными экономическими системами Европы и Азии (ЕС, Евразийский экономический союз, Китай) на базе уже существующих инструментов свободной торговли и ВТО, как минимум адаптация к сотрудничеству с ними. Для максимально эффективного использования указанных факторов Украине необходимо коренным образом изменить нынешний курс на членство в ЕС и НАТО. Вследствие этого появится возможность осуществлять "равноудаленную" политику в отношении основных военно-политических союзов (НАТО, ОДКБ и других потенциальных образований) на основе международных гарантий внеблокового статуса. Киев должен стать главным модератором нового договора о европейской безопасности и превращения ОБСЕ в полноценную организацию безопасности и евроатлантического сотрудничества "от Ванкувера до Владивостока". В то же время Украине нужно выстроить "равноприближенную" экономическую политику по отношению к основным материковым рынкам, адаптировать их стандарты и институционально закрепить их в национальном законодательстве. Позитивная геоэкономическая роль Украины реализуется только если она выступит своеобразным мостом, а не пропастью между Западом и Востоком Евразийского материка.   Иван Сафранчук, доцент МГИМО МИД России: Украинские амбиции быть "мостом между Россией и Европой" потерпели крах. Ни Европе, ни России такой мост не нужен. Когда ее стали перетягивать и поставили перед выбором между региональными экономическими проектами, Украина, по сути, раскололась, хотя формально победили люди с лозунгами интеграции в Европу. Но для воплощения в жизнь этих лозунгов требуются реформы, причем очень глубокие, со сломом сложившихся схем – политических, экономических и социальных. Сопротивление этому огромное. Кроме этого, укрепление украинской государственности идет с большим националистическим уклоном, что тоже не способствует "европеизации". На Украине пока нет внутренних сил для разрешения этих противоречий. Введение же тотального внешнего управления вряд ли возможно. К тому же готовность самой Европы принять Украину вызывает сомнения. В результате страна сползает к промежуточному варианту, что-то вроде "Белоруссии с другим геополитическим знаком". Появится свой "батька". Он станет военно-политическим союзником США и НАТО, а также экономическим партнером ЕС, но неизбежны постоянные трения примерно такого же характера, как у Москвы и Минска. С Россией у украинского "батьки" возникают постоянные противоречия, вводятся взаимные санкции, ограничения и т.д. Примерно так же, как между Белоруссией и Евросоюзом. Но стену возвести не получится. Сквозь все эти противоречия будет прорастать жизнь – экономическая и социальная. На Украине у значимой части общества всегда останется тяга к России, и она в том или ином виде проявится.   Дмитрий Ефременко, заместитель директора ИНИОН РАН: Желательный вариант. Украина в 2030 г. – внеблоковое децентрализованное государство, сумевшее восстановить контроль над территориями на Востоке страны на основе политического компромисса, достигнутого при активном содействии России, ЕС и США. Часть нынешних представителей ЛДНР интегрированы в украинский политический процесс, благодаря чему (а также общему возрастанию роли регионов) внутренняя политика страны отходит от крайностей радикального национализма, а внешняя становится более сбалансированной. Киев по-прежнему не признает российской юрисдикции над Крымом, но из прагматических соображений не слишком активно акцентирует эту тему. Никакой существенной военной инфраструктуры третьих стран на украинской территории не создается. Украина по-прежнему далека от вступления в Евросоюз, но ассоциация с ЕС приносит экономические плоды. При этом постепенно восстанавливаются экономические отношения Украины с Россией и другими странами Евразийского экономического союза. Украинская ГТС используется для транзита российского газа, но уже как второстепенный маршрут. Основные поставки идут по "Северным потокам" и "Турецкому потоку". Страны Евросоюза снимают санкции с России, за исключением символического "крымского пакета". При всей желательности данный вариант представляется не слишком вероятным, поскольку даже объединенного давления России, Европейского союза и Соединенных Штатов окажется недостаточно, чтобы заставить нынешний украинский политикум реализовать основные положения Минска-2. В то же время отдельные украинские группы влияния через западное общественное мнение, СМИ и политическую оппозицию смогут успешно блокировать попытки лидеров Запада достичь взаимопонимания с Москвой по украинскому вопросу. Реалистичный вариант. Конфликт на Востоке Украины заморожен, но Минск-2 фактически похоронен, шансы Киева на восстановление контроля над территориями ЛДНР по сути сведены к нулю. Украинская государственность и национальная идентичность консолидируются на антироссийской основе, но внутренней стабильности достичь так и не удается. За двенадцать лет происходит смена президентов и коалиций в Верховной раде, однако коррупция и общая неэффективность продолжают разъедать страну. Всплески социального протеста (новые майданы) только усиливают впечатление политического калейдоскопа. Разочарованное население осваивает более или менее эффективные стратегии выживания, автономные от политических пертурбаций в Киеве. Происходит восстановительный экономический рост, отдельные инвесторы вкладываются в изначально рискованные проекты, которые из-за дешевизны рабочей силы оказываются вполне удачными. Полноценного членства в ЕС Украина не получает, но сотрудничество с Евросоюзом приводит к локальным институциональным улучшениям. Украинская ГТС приходит в упадок; через четыре-пять лет использование ее в транзитных целях практически прекращается. Украина не входит в НАТО, но для России это в чем-то даже хуже, поскольку Украина остается военно-стратегической "серой зоной" с очень серьезным, хотя и не всегда афишируемым, присутствием США. Поставка натовских летальных вооружений и меры по повышению боеспособности украинской армии все больше беспокоят Москву. Готовность Украины идти в авангарде любых антироссийских проектов становится константой европейской политики. Режим антироссийских санкций со стороны Европейского союза подвергается определенной эрозии, но в целом Украина остается непреодолимой преградой для российско-европейского сближения. США охотно используют Украину как рычаг постоянного давления на Москву. Луганск и Донецк делают все, чтобы показать, что "украинская страница" их истории перевернута окончательно; Россия, в свою очередь, заявляя о приверженности минским договоренностям, фактически переходит к полупризнанию неподконтрольных Киеву территорий Донбасса. Основной итог: крупного военного конфликта из-за Донбасса удается избежать, но устойчивое сближение России и ЕС невозможно, а украинская государственность и государственность российская все чаще видятся как несовместимые.   Не рассматривая кризисный вариант возобновления в Донбассе полномасштабных боевых действий (хотя его вероятность существенно выше нуля), стоит сказать о путях движения к желательному варианту. Внешние игроки в конце концов ничего решить за Украину и ее народ не смогут. Корень проблемы – внутри. Но если основные действующие лица – Россия, ЕС, США – хотят добиться позитивного результата, им нужно сначала понять, что считать таким результатом. В случае договоренности об этом потребуется многолетняя совместная работа, направленная на то, чтобы убедить украинское общество и основные политические силы принять именно такой вариант будущего, осуществить необходимые для этого преобразования и шаги, направленные на внутреннее примирение. Это отнюдь не ситуативный компромисс, который может сложиться, например, по вопросу ввода в Донбасс миротворческого контингента ООН. Скорее, речь идет о консилиуме у постели "Sick Man of Europe-XXI". http://www.globalaffairs.ru/number/Voina-po-doverennosti-na-Ukraine-stanet-katastrofoi-19512 "“Война по доверенности” на Украине станет катастрофой" Thu, 19 Apr 2018 13:25:00 +0300 – В Национальной стратегии безопасности, опубликованной в конце 2017 г., США объявили, что, с одной стороны, будут защищаться от угроз Америке (в том числе и "сдерживая" Россию), а с другой – по-прежнему способствовать "развитию демократии и свободы в мире". Украину в этом контексте можно рассматривать (что Вашингтон, похоже, и делает) как страну, которая борется за свободу против (или по крайней мере от) России. Означает ли это, что США будут однозначно и последовательно поддерживать Украину против России? – Продвижение политических свобод – не новая цель для США. Это основа американской политики, по крайней мере в плане риторики и в контексте национальных стратегий безопасности. Практическое воплощение ее можно обсуждать, но в плане деклараций это постоянный элемент. Думаю, Соединенные Штаты действительно считают, что Украина борется за свободу – и это касается как внутренних событий в стране, так и ее противостояния с Россией. Значит, продолжат поддерживать Украину в ее борьбе. Но это не говорит о том, как именно. Смысл американских деклараций в том, что США будут последовательно поддерживать стремление Украины к укреплению ее демократии, законности и порядка, суверенитета. Но это не обязательно должно быть направлено, как предполагает ваш вопрос, против России. Не говорят эти заявления что-то конкретное о мере и форме, в которой будет выражаться американская поддержка Украины; грубо говоря – сколько денег, какие усилия будут на это направлены, на какие риски готова пойти американская администрация, подразумевает ли эта поддержка вхождение Украины в НАТО или прямую военную помощь. Американское продвижение демократии в мире может включать и такие вещи, как, скажем, вторжение в Ирак, и такие, как чисто риторические упражнения.   – Но нам же известны конкретные примеры активного участия США во внутренних процессах – например, история 2016 г. о смене генерального прокурора Украины. Это вполне можно посчитать прямым вмешательством во внутренние дела суверенного государства… – Русские любят рассуждать о подобных вещах так, как будто существует четкая разграничительная линия между вмешательством во внутренние дела и, скажем, поддержкой. Честно говоря, такое утверждение представляется абсурдным – и для российской внешней политики, и для американской. И США, и Россия, и любая другая мощная держава всегда вмешивались, вмешиваются и будут вмешиваться во внутренние дела других государств – особенно так, как вы упомянули. Россия делает это в Сирии, в Белоруссии. Соединенные Штаты делают это в десятке стран по всему миру. Мы живем в глобальном мире – все так или иначе вмешиваются во внутренние дела друг друга. Честно говоря, вопрос в том, возможно ли этого не делать. Какого рода последствия вызывает такое "вмешательство" – а я бы сказал даже "вовлечение" или "участие", мне эти термины нравятся больше – какие отношения формируются вследствие этого. С точки зрения США, Америка помогает Украине укрепить демократию и правопорядок. А это означает, что они имеют право на свое мнение о том, как развивается ситуация в этих сферах. А поскольку они тратят деньги налогоплательщиков и идут на геополитические риски, не высказаться по этому поводу, не выразить своего отношения было бы по меньшей мере безответственно. Опять же, обозначить условия, на которых оказывается поддержка – совершенно нормально. И так, похоже, поступают все страны. Сама идея о "вмешательстве во внутренние дела" не представляется мне полезной. Конечно, некоторые виды… вовлечения во внутреннюю политику… незаконны или плохи с точки зрения развития отношений между странами. Это происходит сплошь и рядом – США и Россию часто можно обвинить в этом не без оснований. Но просто заклеймив какое-то действие "вмешательством во внутренние дела", вы вряд ли сделаете его ipso facto незаконным или дурным.   – Давайте тогда вернемся к г-ну Трампу. Как вы считаете, переизберут ли его на второй срок? – Не рискну дать однозначное предсказание, но у него неплохие шансы. Для действующего президента переизбрание – норма. Конечно, положение Трампа не настолько хорошо, как у большинства действовавших – и переизбранных – его коллег в плане рейтингов и проблем внутри страны. Он в уязвимом положении, но… я бы сказал, что шансы переизбраться больше, чем 50 на 50. Хотя не удивлюсь и обратному исходу.   – Оценки американской политики (внешней прежде всего) двойственны. Одни считают, что Трамп – своего рода аберрация, и после его ухода все вернется на круги своя, к парадигме глобального лидерства США. Другие же полагают, что Трамп – это окарикатуренная, гиперболизированная версия неизбежной смены приоритетов, перехода Америки к более "интровертной" политике. – Вы точно определили одну из самых важных тем, вокруг которой ведутся самые горячие дебаты. Мне больше нравится вторая версия (мне нравится и то, как вы ее определили). Трамп вполне отдает себе в этом отчет, и в этом можно увидеть даже определенную преемственность от Обамы к Трампу. И тот и другой по-своему признают, что американская публика не вполне довольна текущим уровнем участия США в мировой политике, этот уровень кажется им чрезмерным, и его надо снизить в долгосрочной перспективе. Такую политику можно, конечно, назвать "интровертной", но это не говорит об изоляционизме. Речь идет о сокращении внешних обязательств в контексте глобализованного мира и интернационализированной политики. Америка всегда останется интернационализированной державой, она всегда будет международным "экстравертом", в отношениях с любой другой страной. Да, Соединенные Штаты не будут вести войны одновременно, скажем, с восемью странами. Возможно, будет меньше зарубежных поездок, чем сейчас. США не придется дислоцировать войска, например, на Корейском полуострове. Барак Обама пытался сократить международные обязательства Америки так, чтобы это не дестабилизировало обстановку, постепенно, эволюционным путем. У него возникало множество проблем с исполнением этой затеи. Трамп критиковал Обаму за нерешительность и недостаточную жесткость, но и он начинает понимать достоинства эволюционного пути. При этом на фоне гиперболизированной риторики Трампу за первый год удалось добиться меньшего, чем в свое время Обаме. Однако независимо от фактического прогресса в международной политике все кандидаты в президенты обнаружили, что в стране постепенно складывается ощущение: Америке нужно уменьшить объем международных обязательств. И эти настроения будут оказывать влияние на то, как будет формироваться внешняя политика в течение ближайших 10–15 лет.   – Дональд Трамп, как известно, не слишком доверяет институтам, предпочитая двусторонние договоренности – "сделки", как он сам их называет. Как в этом контексте выглядят перспективы дальнейшего расширения НАТО на восток и вступления Украины в НАТО? Стратегическая цель? Некоторая вероятность, возможная в результате цепочки неожиданных совпадений и влияния непредвиденных факторов, геополитических "черных лебедей"? – Конечно, расширение НАТО на восток само по себе остается стратегической целью – как указано в документах Бухарестского саммита Альянса. Там же говорилось и о перспективах присоединения Украины к НАТО как о стратегическом решении. В то же время практически на каждой стадии своего существования НАТО заявляла: мы, мол, будем очень осторожны, мы не собираемся расширяться, но на каждой стадии расширялась как бы сама по себе, а причины этого никто толком не понимал. Яркий пример этого – судьба программы "Партнерство во имя мира", созданной как альтернатива расширению. Она же так и не заработала, и большинство стран, пожелавших присоединиться к НАТО, в конце концов присоединились. Сейчас в Вашингтоне и в Европе преобладает мнение о том, что присоединение Украины к НАТО – не слишком богатая идея. И такое мнение сохранится долго по нескольким причинам. Прежде всего потому, что Украина в силу своего политэкономического положения просто не готова вступить в НАТО; во-вторых, из-за войны на востоке Украины. На Западе не любят говорить об этом как о причине, но она есть. Конечно, не единственная. Как бы то ни было, присоединение Украины к НАТО – долгосрочная цель, и делаются конкретные шаги с тем, чтобы ее приблизить. Хотя в США достоинства этой идеи все еще серьезно оспариваются. Но вряд ли от нее откажутся в ближайшее время как от стратегической задачи. И пока она таковой остается, ваше предположение о цепочке случайностей будет весьма обоснованным. И такую цепочку несложно, в общем, представить. Конечно, эти события – а это должны быть очень серьезные события – маловероятны, но как "черные лебеди"… все возможно.   – А возможно ли формирование двухстороннего альянса вне НАТО? Может ли Украина стать "восточноевропейским Пакистаном"? – Боже упаси! Пакистан – это кошмар. Было бы наихудшим исходом для всех. Но, если взглянуть на проблему с другой стороны – а я так понимаю, вы именно для этого задаете этот вопрос, – в каком-то смысле это уже происходит. Может, и не на столько формальном уровне, как с Пакистаном, но правительства США и Украины уже имеют достаточно близкие геополитические и геостратегические отношения – к добру ли то или к худу. То, что Украина не входит в НАТО, означает, что ее отношения с Америкой (и с Западом в целом) более уязвимы в долгосрочной перспективе, что они могут измениться в ближайшие 10 лет, как они менялись, например, за прошедшее десятилетие. То есть является ли Украина членом альянса или нет – важно. Но Соединенные Штаты выстраивают союзнические отношения на самых разных уровнях. Технически союзник – это страна, с которой у вас подписан соответствующий договор. Но на самом деле термин гораздо шире. Это страна, с которой вы можете продуктивно взаимодействовать по ряду вопросов. Думаю, что Украина входит в эту категорию. И опыт подсказывает, что все восточноевропейские страны, входившие в эту категорию, рано или поздно становились членами НАТО. В контексте Восточной Европы сильный союзник вне НАТО – не слишком устойчивая конструкция. Конечно, в случае, допустим, Швеции или Финляндии она стабильна. Но для большинства стран Восточной Европы – нет, поскольку союзник такого типа всегда будет хотеть больше – больше помощи и участия, повышенных обязательств со стороны патрона. А вступление в НАТО и есть форма таких обязательств, особенно с учетом возможностей США и представлений внешнеполитической элиты таких стран о том, что расширение НАТО является механизмом стабилизации и демократизации. Так что они всегда будут поддерживать эту идею. В случае с Украиной я не ожидаю этого в ближайшем будущем, но если существующие тенденции сохранятся, она будет стремиться к этому.   – Наиболее последовательным союзником США из всех восточноевропейских стран всегда представлялась Польша. Могут ли США как-то использовать опыт польско-американского сотрудничества в отношениях с Украиной? – "Модельный" подход к странам Восточной Европы уже сложился, и частично с учетом опыта взаимодействия с Польшей. В контексте расширения Евросоюза и НАТО. И в каком-то смысле он влияет на то, как США выстраивают отношения с Украиной. Польша, в свою очередь, активно "лоббирует" Украину, что также влияет на политику США в этом вопросе. Но между Польшей и Украиной есть важные различия, и даже если подход к Украине кажется похожим – или слишком похожим, – это на значит, что он эти различия не учитывает. Это и внутренняя ситуация на Украине, которая гораздо хуже даже той, что была в Польше после роспуска Варшавского договора. И позиция России – восприятие Москвой политики Запада в отношении Польши и Украины. Эти различия уже спровоцировали войну на востоке Украины и аннексию Крыма. То есть российская агрессия в данном случае – это прямой ответ на действия, предпринимаемые Западом в отношении Украины. Конечно, американские политики очень любят заявлять во всеуслышание, что, дескать, российская агрессия на Украине не повлияет на то, как мы пытаемся интегрировать Украину в Запад. Но это абсурд. Войну нельзя игнорировать – это невероятно важный фактор.   – Если США примут решение поддержать Украину в военном отношении (а, как мы знаем, они уже это делают с "Джавелинами"), то как? Поставка летальных вооружений, посылка инструкторов, размещение воинского контингента, прямое участие в военных действиях, наконец? – Вы спрашиваете о том, что Америка может сделать, или о том, что она должна сделать?   – И о том и о другом, если вы не против. – США уже поставляют на Украину летальное оружие. Но даже поставка нелетального оружия (хотя это, конечно, несколько иной коленкор) означает прямую военную поддержку. Так что Вашингтон давно такую поддержку оказывает. И американские инструкторы там есть, я уверен. Конечно, Соединенные Штаты не размещают там войска, и я не думаю, что до этого дойдет. Правда, инструкторы – такая категория, которая в глазах неопытного наблюдателя имеет тенденцию масштабироваться драматически и выглядеть уже не совсем корпусом советников… Но я не думаю, что у США есть желание выходить далеко за пределы поставки обычных вооружений и командирования конкретных специалистов. Решение о направлении войск на Украину стало бы очень… ну очень непопулярным в Америке. В российско-американских отношениях больше всего разочаровывает то, насколько легко стороны вернулись к мышлению холодной войны. Обе стороны искренне считают, что модели и практики того времени лучше всего подходят для решения сегодняшних проблем. На Украине происходит ровно это – противоборствующие державы, не вступая в прямое соприкосновение, поддерживают опосредованный конфликт. Но в такой ситуации, когда одна сторона – Россия – непосредственно в этот конфликт вовлечена с военной точки зрения, у ее оппонента возникает благоприятная возможность, не прикладывая особенных усилий, очень осложнить ей жизнь – теми же поставками оружия, отправкой инструкторов и так далее. Во время холодной войны обе стороны занимались этим с безрассудным пренебрежением ко всем остальным, что наносило огромный урон странам, "попадавшим под раздачу". Если США все же решат увеличить уровень своего непосредственного вовлечения в войну на Украине, там начнется полноценная "война по доверенности" в так хорошо знакомом нам духе второй половины ХХ века. Это станет катастрофой для России. Катастрофой для Соединенных Штатов. Но больше всего катастрофой для Украины, которая станет полем боя для решения вопросов, относящихся в большей степени ко взаимоотношениям России и Америки, чем к самой Украине.   – Каково стратегическое значение Украины для США? – С точки зрения чисто геополитической Украина, пожалуй, значит совсем немного. Она слишком далеко, у Соединенных Штатов и Украины нет истории взаимоотношений, нет существенного экономического интереса, украинская тема не слишком важна для внутренней политики США. Но, очевидно, есть гораздо более широкий политический контекст – американский проект по стабилизации и развитию демократии в Европе. Соединенные Штаты считают это своей исторической миссией с 1941 года. И есть, конечно, российский фактор. Во времена холодной войны интереса одной стороны к какой-то стране было достаточно, чтобы другая также начинала испытывать к ней интерес. И это никогда не было особенно благоприятным ни для кого. Точка зрения США на Украину во многом формируется в рамках дискурса о России: мы, дескать, не можем позволить России нанести урон суверенитету Украины, вести агрессию безнаказанно и извлекать из нее выгоды. Российский фактор остается важнейшим элементом американо-украинских отношений. С другой стороны, эти отношения за последние 20 лет складывались так, что в американском профессиональном сообществе, занимающемся международной политикой, сложилось твердое убеждение: успех Украины важен для США, не совсем понятно почему, но факт остается фактом. Это устойчивое мнение.   – Одним из ключевых вопросов государственного и национального строительства на Украине является вопрос децентрализации – и внутренний конфликт вокруг этого вопроса. Как, по вашему мнению, к этой проблеме относятся американцы? – С идеологической точки зрения американцы не видят проблемы в децентрализации. Сами Соединенные Штаты – изрядно децентрализованная страна, а федерализм – правильный подход к госуправлению. Он создает хороший баланс. Так что в каком-то смысле США будут приветствовать идею. Но не в их интересах (и это не их задача, в общем-то) определять внутреннее конституционное устройство Украины. В американских интересах – чтобы на Украине наконец нашли такую – неважно какую – модель, которая устроила бы всех. Проблема с децентрализацией на Украине состоит в том, что эта децентрализация на деле – не то, что под этим подразумевается. И то, что в таком виде она может представлять угрозу украинскому суверенитету. Любая децентрализация несет риски целостности государства, а в нашем случае очевидно намерение России добиться такого соглашения, которое позволяло бы использовать децентрализацию для влияния на Киев. Причем таким способом, что действительно возникает вопрос – является ли оно вмешательством во внутренние дела страны или нет. Но такой уровень вмешательства может по понятным причинам показаться неприемлемым людям в Киеве. Если, допустим, в восточной части Украины возникает региональное правительство, которое на деле является марионеткой Москвы, и оно получает право вето или иную возможность напрямую влиять на политику центральной власти Украины, для последней это становится серьезнейшей проблемой. В Киеве очень боятся децентрализации, и частично этот страх обусловлен простым нежеланием делиться властью с регионами, подобное наблюдается во многих странах. Но частично это и опасения, что Россия злоупотребит такой децентрализацией. США, вероятно, будут солидаризироваться с позицией Киева по этому вопросу. И не будут пытаться навязать децентрализацию, которая, по их мнению, могла бы нанести ущерб суверенитету Украины.   – Могут ли США или Европа принять серьезное, непосредственное участие в затяжном процессе государственного и национального строительства на Украине, чтобы трансформировать его в безупречную историю успеха в европейском стиле? Инициировать смену элит, например? Каков предел такого участия и связанных с этим обязательств? – Европейцы (и до некоторой степени американцы) уже довольно активно участвуют в проекте. Не думаю, что это означает, что они готовы непосредственно менять правящие элиты. Скорее, цель в том, чтобы сделать систему власти на Украине настолько открытой, что элиты менялись бы сами, если у населения будет такое желание. И по приходе к власти элиты не использовали бы ее для личного обогащения и не плодили бы коррупцию. В процессе гос- и нацстроительства на Украине Европа и Америка, по сути, участвуют уже четверть века. Конечно, нельзя сказать, что этот проект удался… все это время, говоря об Украине, повторяют одно и то же – раньше все было плохо, но теперь мы нащупали необходимую формулу внутренних реформ. Это говорили и 20 лет назад, и 15, и 10. После 2014 г. Украина добилась некоторого прогресса, но все согласятся, что впереди еще долгий путь, успехи проекта национального строительства на Украине по меньшей мере сомнительны. Конечно, здесь есть влияние и российского фактора… Но нацстроительство – очень тонкий и хрупкий процесс; уничтожить или глубоко дестабилизировать нацию гораздо проще, чем построить. И если США и Европа пытаются реализовать свой проект национального и государственного строительства на Украине, а Россия пытается его разрушить – это неравный бой, поскольку дестабилизировать Украину гораздо проще, чем стабилизировать ее. Я смотрю на перспективы без оптимизма. Что же до степени участия или объема обязательств – со стороны США этот уровень уже гораздо выше, чем можно было себе представить. Я не думаю, что такое участие может преодолеть серьезное противодействие, но участие эластично, оно легко восстанавливает утраченные в результате такого противодействия позиции. Уровень вовлечения Европы отличается от американского, конечно, поскольку Украина – в Европе, и Европа не может "вернуться домой", как могли бы американцы. Один из постулатов политики ЕС в том, что каждый новый член Евросоюза хотел бы иметь своими соседями других членов Евросоюза. Конечно, такой подход не лишен своих ограничений, но страны, соседствующие с Украиной, по понятным причинам хотели бы, чтобы Украина была стабильной и демократичной. И чтобы она была членом ЕС. И мне такая политика представляется достаточно мудрой. Она сложна для исполнения, конечно, но в этом и состоит гений Евросоюза, стимулирующего каждую страну способствовать стабильности и развитию демократии в соседских странах. В случае с Украиной противодействие со стороны России затрудняет этот процесс, который с самого начала был очень непростым. И я не уверен в конечном успехе этого предприятия, но уверен в том, что Европа будет в него вовлечена очень серьезно.   – Возможна ли ситуация win-win для всех участников этого процесса? – Безусловно. Ее нетрудно обозначить – независимая, стабильная Украина, имеющая эффективные взаимоотношения с обеими сторонами, не входящая в союзы, которые каждая из сторон считает угрожающими для себя. Это известная схема, и описать ее просто. Но совсем непросто реализовать на практике. Поскольку для этого каждая сторона должна быть уверена, что Украину не используют против нее. Москва уверена, что если Киев станет чем-то вроде западного форпоста, это поставит под угрозу способность России проводить свою политику и в ближайшем международном окружении, и внутри страны. Таким образом, создать образ действительно независимой и стабильной Украины, который удовлетворил бы Россию, чрезвычайно сложно. К сожалению, практически то же самое можно сказать и о другой стороне. Мы видели реакцию Запада на действия считавшегося более или менее пророссийским киевского режима до событий на Майдане 2014 года. Менее параноидальную, чем российская, но, по совести, лишь немногим менее. Это большая трагедия. На Украине происходит фундаментальное столкновение интересов России и Запада. Не доверяя друг другу, подозревая противоположную сторону в намерении использовать Украину против оппонента, они просто не могут найти таких договоренностей, которые устроили бы обе стороны в равной степени. Особенно печально это для Украины, на которой противостояние сказывается крайне неблагоприятно. Вместо того чтобы стать источником и средой построения доверия между Россией и Западом, Украина превратилась в источник и среду конфликта. И все те проблемы, которые мы обсудили, способны лишь обострить конфликт, взаимное недоверие и страхи. При этом мы с парадоксальным спокойствием и даже комфортом воспринимаем подобный уровень противостояния держав – мы жили (и выжили) в таких условиях во время холодной войны, мы до некоторой степени мифологизировали память о ней. Но на деле это же был кошмар. И то, что США и СССР не закончили ядерной войной – результат и политической прозорливости, и глубокого понимания роли ядерного оружия. Но в какой-то мере это случилось и благодаря чистому везению. Не хотелось бы повторять такой эксперимент. Но мы неотвратимо стремимся к этому. И это очень печально. Беседовал Александр Соловьев http://www.globalaffairs.ru/number/Uteshenie-istoriei-19511 Утешение историей Thu, 19 Apr 2018 13:15:00 +0300 Десять лет назад, в ответ на попытку Михаила Саакашвили вооруженным путем восстановить контроль над Цхинвали, Россия применила военную силу против Грузии, а затем в одностороннем порядке признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Тогда многие в Москве и в Тбилиси поторопились сделать вывод об окончательном и бесповоротном разрыве между двумя странами. После кризиса августа 2008 г. любые разговоры о возможности восстановления нормальных, тем более – добрососедских отношений воспринимались в лучшем случае как романтические благоглупости, а в худшем – как откровенное издевательство. Утверждалось, что для преодоления самых разнообразных долгосрочных последствий кризиса – стратегических, политических, экономических и даже психологических – потребуются многие поколения. Сегодня, десять лет спустя, вряд ли кто-то возьмется утверждать, что пессимисты целиком и во всем ошибались. Между Грузией и Россией до сих пор нет дипломатических отношений, разногласия по статусу Абхазии и Южной Осетии остаются непримиримыми. В Тбилиси по-прежнему рвутся в НАТО, а в Москве все так же воспринимают это стремление как угрозу безопасности России. И все же надо признать: за десятилетие российско-грузинский конфликт частично утратил свою остроту. Об этом говорят и цифры туристического потока из России в Грузию, и статистика двусторонней торговли, и восстановление транспортного сообщения, и данные опросов общественного мнения в обеих странах. Назвать "нормальными" отношения Москвы и Тбилиси язык не поворачивается – нанесенные друг другу обиды и взаимные претензии никуда не делись. Но и окончательного и бесповоротного разрыва не случилось – слишком велико значение таких фундаментальных факторов, как географическое соседство, длительная общая история, культурная близость и, наконец, банальная экономическая целесообразность. Конечно, прямых параллелей между Грузией и Украиной проводить не стоит. Очень разные страны и общества, различные стартовые позиции и траектории формирования государственности, несравнимые особенности национальной идентичности. Вооруженные конфликты на Южном Кавказе и на востоке Украины так же несравнимы – ни по составу участников, ни по интенсивности, ни по продолжительности. Несопоставимы международные последствия двух кризисов. И все же в случае с Украиной, как и в случае с Грузией, остаются те детерминирующие факторы истории, географии, культурной антропологии, экономики, которые конфликтующим сторонам при всех усилиях вряд ли удастся зачеркнуть или свести на нет. В данный момент эти фундаментальные факторы подавляются главным образом открытым конфликтом в Донбассе, постоянно нагнетающим напряжение и враждебность не только между Старой площадью и Банковой улицей, но и между российским и украинским обществами в целом. Однако конфликт в Донбассе при всей его остроте и трагизме все же не относится к числу принципиально неразрешимых проблем российско-украинских отношений (единственной такой проблемой на данный момент может считаться разве что статус Крыма). Москва не заинтересована в том, чтобы присоединить к себе Донбасс или формально признать независимость ДНР и ЛНР, Киев тем более не готов Донбасс отдать Москве, отказав ему в принадлежности к Украине. Существующие разногласия по статусу, по модальностям процесса воссоединения Востока с остальной частью страны, разумеется, нельзя недооценивать, но эти разногласия так или иначе преодолимы.   Тем более отсутствуют непреодолимые препятствия на пути договоренности об устойчивом и надежном прекращении боевых действий по линии разграничения – лишь бы была на то политическая воля сторон. А "заморозка" конфликта на востоке Украины, при всей ограниченности этого достижения, открыла бы окно возможностей для видимого и осязаемого, пусть небыстрого и очень скромного, прогресса в двусторонних отношениях. Хотя бы потому, что позволила бы вернуть в обеих странах легитимность политическим и общественным силам, выступающим за налаживание диалога и поиски компромисса. Что же дальше? Заглядывая в будущее, хотелось бы надеяться, что "заморозка" не станет первым и последним достижением мирного процесса. Чтобы рассчитывать на большее, на протяжении ближайших нескольких лет все стороны многоуровневого конфликта (Россия, Украина и условный "совокупный Запад") должны изменить не только тактику или даже стратегию, но – и это гораздо сложнее – базовые представления о том, что привело их всех к этому тяжелейшему кризису и что постоянно подпитывает этот кризис. Способность к интроспекции – не самая распространенная добродетель политиков и государственных деятелей, но в данном случае без нее не обойтись ни в Москве, ни в Киеве, ни в Брюсселе. Для России (и не только нынешней власти, но и значительной части общества) принципиально важно признать и принять субъектность украинского народа и украинской власти. То есть принять как данность тот далеко не для всех очевидный факт, что русские и украинцы – все-таки два разных, пусть даже исторически и культурно близких друг другу народа, а Украина не является и в обозримом будущем не окажется очередным "неудавшимся государством". За четыре года кризиса Украина не развалилась, ее экономика не рухнула, а т.н. "киевская хунта" не была ниспровергнута фантомными "здоровыми силами" пророссийской ориентации. Едва ли данная ситуация принципиально изменится в будущем; во всяком случае, нет никаких оснований рассчитывать на крутой поворот в украинской политике по итогам предстоящих парламентских выборов этого года или президентских 2019 года. Стало быть, с Киевом надо строить отношения на тех же основах, как, например, с Варшавой, Братиславой или Бухарестом. Такой пересмотр установок в первую очередь отвечает интересам самой России, поскольку без него невозможно вывести украинскую тему за рамки российской внутренней политики. Для Украины (в первую очередь для политической элиты, но также и для части украинского общества) столь же важным и не менее трудным было бы признание сохраняющегося регионального, социально-экономического, этно-конфессионального, культурно-лингвистического плюрализма в стране. Данный плюрализм – не результат злокозненных происков Кремля последних лет, а итог длительной, сложной и противоречивой истории той части Восточной Европы, которая существует сегодня в границах единого украинского государства. Конфликт с Россией, возможно, действительно в итоге привел к формированию украинской "политической нации", но он не мог отменить и не отменил складывавшееся столетиями разнообразие. А значит, нынешняя радикально-западническая, этно-националистическая политическая повестка нуждается в серьезной коррекции. Не потому, что этого хочет Москва, но потому, что это нужно самой Украине. Особенно при достижении стабильного перемирия в Донбассе. В условиях стабилизации ситуации на Востоке сохранение радикальной политической повестки окажется не только все более сложной задачей, но и будет создавать серьезные риски для украинской государственности как таковой. Для Запада (главным образом ведущих стран Евросоюза, но и, насколько это возможно, также и Соединенных Штатов) важнейшей задачей было бы признание того, что масштабы и характер западной поддержки Киеву в будущем должны определяться не степенью враждебности киевского руководства к России, но последовательностью и прогрессом в социально-экономической и политической модернизации страны. Иными словами, после достижения стабильного перемирия в Донбассе Украина должна восприниматься в европейских столицах и в Вашингтоне как самостоятельное направление внешней политики, а не как удобный плацдарм в геополитическом противостоянии с Москвой. "Замораживание", а тем более полное прекращение конфликта на Востоке с неизбежностью приведет к тому, что на первый план будут все больше и больше выдвигаться социальные и экономические проблемы Украины. И если главной задачей рано или поздно станет не обеспечение безопасности Украины в узком смысле этого слова, а социально-экономическое возрождение страны, то в интересах Запада не препятствовать, а, напротив, активно содействовать российско-украинскому сотрудничеству. Без России, в одиночку, Западу будет очень трудно, если вообще возможно обеспечить украинское экономическое процветание.  Перечисленные выше изменения в базовых представлениях трех сторон украинского конфликта, несомненно, окажутся болезненными, уязвимыми для критики и сопряженными с политическими рисками. Изменения ментальности не произойдут быстро, и нынешняя логика конфронтации еще долго продолжит воздействовать на конкретные политические решения, принимаемые в Москве, в Киеве и в западных столицах. Но, заглядывая в будущее, важно отметить, что ни для одной из сторон конфликта – ни для России, ни для Украины, ни для Запада – данные изменения не должны обязательно стать синонимом признания своего поражения, тем более – согласием на безоговорочную капитуляцию. Баланс взаимных действий здесь вполне возможен. Особенно если процесс адаптации окажется постепенным, разбитым на много параллельных конкретных шагов, не обязательно оформленных в виде каких-то судьбоносных документов типа Минских соглашений. Но главное здесь все-таки не формат. Главное – переосмысление сторонами своих долгосрочных интересов и восприятие изменений в своих подходах не как вынужденных уступок, а, напротив, как необходимых шагов в направлении реализации этих долгосрочных интересов.     Два обстоятельства могли бы ускорить движение в этом направлении. Во-первых, синхронизация или хотя бы сближение циклов структурных экономических преобразований в России и на Украине. При всех многочисленных отличиях друг от друга наши страны больны общими постсоветскими болезнями. И если траектории социально-экономического развития России и Украины в ближайшие годы будут не расходиться, а сближаться, то появятся как дополнительные возможности для сотрудничества в двух странах, так и новые группы стейкхолдеров, заинтересованных в подобном сотрудничестве. Кстати, знаменитое германо-французское "национальное примирение" 60-х гг. прошлого века имело под собой именно эту основу. Хотя президент Шарль де Голль и канцлер Конрад Аденауэр сумели еще в начале 1963 г. договориться о расширении культурных, образовательных и политических контактов между двумя государствами, настоящее германо-французское сближение началось во второй половине десятилетия, когда немецким социал-демократам удалось сдвинуть экономическую модель ФРГ в направлении голлистского образца.     Во-вторых, важным катализатором будущей нормализации могло бы стать начало серьезного обсуждения перспектив выстраивания новой системы европейской безопасности. На Западе распространена точка зрения, что в Европе сегодня нужно двигаться от частного к общему – сначала урегулировать украинский кризис, восстановить доверие, и уж потом – возвращаться к общеевропейской повестке дня. Но, хотя европейское единство и не может быть воссоздано без решения украинской проблемы, сама украинская проблема не решится окончательно без воссоздания европейского единства. Концепция единой и неделимой европейской безопасности сегодня кажется утопией, но только при такой системе удастся снять проблему членства Украины в НАТО и вообще избежать превращения этой страны в буфер между Россией и остальной Европой. Следовательно, восстановление европейского единства и решение украинской проблемы нужно рассматривать как два параллельных, а не два последовательных процесса. При всем драматизме произошедших за последние четыре года на востоке Европы событий не следует забывать, что четыре года – лишь мгновение в контексте многовековой восточноевропейской истории. За одно мгновение, конечно, можно наломать немало дров, но разрушительный потенциал человеческой глупости, самонадеянности и амбиций все же не беспределен. http://www.globalaffairs.ru/number/Ne-pozhat-plody-ne-vzrastiv-ikh-19494 Не пожать плоды, не взрастив их Wed, 11 Apr 2018 14:18:00 +0300 Концепция "Русского мира" была изначально прекрасной. Она имела аналоги – такие как, например, Институт Гёте, представительство которого Германия открывала в разных странах мира для того, чтобы напоминать о лучших образцах своей национальной культуры. Той культуры, которая для всех и которая вне политики. К сожалению, наши горе-стратеги решили пожать плоды этой идеи, толком еще даже не взрастив их, подобно китайцам из анекдота, которые выкапывали только что посаженную картошку, потому что "кушать очень хоцца". Инициаторы поспешили с "фиксацией политической прибыли". В результате сегодняшний "Русский мир", увы, воспринимается многими его адресатами как пошлый инструмент сиюминутной и далеко не всегда продуманной политики кремлевских башен. Пошлый – потому что профанирует действительно высокие слова и имена. Посему люди – в том числе даже соотечественники, живущие в других странах – зачастую отшатываются, отказываются от того, чтобы в этом участвовать. В известном смысле теперь этот актив стал "токсичным" не только для государства, но и для православной церкви. Русский мир – это еще и общая вера, и она могла бы способствовать смягчению, гуманизации ситуации на Украине. Но только если бы сама Русская православная церковь, патриарх Кирилл старательно следили за тем, чтобы держаться вне политики. Этого, однако, не происходит. Напротив, церковные ордена демонстративно, публично присваиваются, например, людям, которые являются наиболее активными проводниками пропагандистской линии России, и происходит это в момент наивысшего накала противостояния. Как после такого отрицать, что политическая нейтральность РПЦ и ее предстоятеля – не более чем маска, которая при этом еще и не очень аккуратно носится? Справедливости ради надо признать, что гипотетический уход той же Украинской православной церкви из того, что можно назвать московским политическим контекстом, немедленно приведет ее в другую ловушку: она вляпается в контекст чисто украинский. Сама необходимость доказывать каждый день, что "мы свои, буржуинские", толкает именно к этому: демонстративная забота о ветеранах АТО, снабжение подразделений гуманитарной помощью, отпевание их как героев, декларации "за единую Украину" и прочее. То есть это все, конечно, неизбежные в тамошнем контексте вещи, но они означают, что сохранять политический нейтралитет не удастся. В теории конструктивный диалог между различными конфессиями на Украине возможен, вопрос лишь в том, кто и когда поставит себе такую цель. Возьмем, например, свежий скандал зимы 2017–2018 гг. в Запорожье, где священник отказался отпевать мальчика, крещенного в Киевском патриархате. В поддержку такого решения местного священника выступил и его митрополит, и даже Москва. И в таком малозначительном эпизоде просматриваются тенденции, которые будут определять особенности межцерковных отношений на Украине на годы и десятилетия вперед. С точки зрения канонов, крещение, совершаемое даже в расколах, признается нашей церковью – об этом говорит правило Василия Великого, действующее еще с IV века. Поэтому ни католиков, ни униатов православие не перекрещивает. Даже мирянин может крестить. Крещение, совершенное человеком, лишенным сана – это все равно крещение. Другое дело, что у каждого епископа есть право икономии (домоустроительства) – временной приостановки действия канона для данного случая, если он считает, что это пастырски необходимо. И когда принцип акривии (строгого следования канону) говорит, что крещение человека надо признавать, икономия позволяет толковать канон в сторону как его смягчения, так и ужесточения. Украинские епископы считают, что их пастырский долг состоит в том, чтобы напоминать людям о постоянно ведущейся войне, дабы не расхолаживать их, требует максимально жестко говорить о границах "канонической церкви" и не признавать "неканоническое" крещение. Но никакого официального документа, требующего такой жесткости, нет ни у Украинской церкви (Московского патриархата), ни у Русской церкви. Ни Синодального или Соборного постановления, ни даже циркуляра какого-нибудь, утверждающего, что крещение филаретовцев мы не признаем. Получается, что здесь зона личной ответственности каждого представителя церкви и священника – возможность выбора. Реальная полемика вокруг этого события показала, что в клире самой Украинской церкви нет консенсуса по этому вопросу. Получается, что УПЦ сознательно выбирает язык войны, максимальной демонизации оппонентов, углубления пропасти между религиозными группами. Приносит ли это им какие-то тактические плюсы, сказать трудно, но со временем, очевидно, это обернется только минусами. Ведь рано или поздно придется объединяться. Мы никуда не денемся с общей планеты и будем жить вместе на одних и тех же улицах. Надо уже в разгар конфликта начинать думать о том, как потом демонтировать воздвигнутые баррикады. А не усугублять проблему строительством новых. Один из самых популярных способов этого самого строительства – традиционные взаимные упреки в нарушении тех или иных канонов. Еще сам Филарет на Московском соборе 1992 г. (когда его, собственно, выгоняли с Киевской кафедры) громогласно вопрошал: "Ну и что, что у меня в доме есть женщина, а у вас в домах, что ли, нет? А у кого из вас нет дома женщины, у тех есть мужчины". Церковь, которая претендует на то, чтобы быть каноничной, по-настоящему никогда такой не является – ни Московская патриархия, ни любая другая. Все мы так или иначе нарушаем каноны тысячелетней давности – не одни, так другие. И по мере того как это становится все более и более очевидным, – по мере роста уровня богословско-исторического сознания людей – все труднее рассказывать популярные в 1980-е гг. сказки о том, что святые апостолы постановили нам все каноны, и мы с той поры ничего не меняем и так и живем. С распространением богословской литературы, культуры становится понятно, что за все двадцать веков существования церкви не было ни одного десятилетия, когда она строго соответствовала бы своим собственным канонам. И в этих условиях упрек в том, что тот или иной человек или группа людей нарушила какой-то канон, мгновенно парируется встречным упреком от мало-мальски эрудированного человека: простите, но вы сами нарушаете следующие каноны. Перебрасывание канонами, даже если кажется сиюминутно выигрышным, в перспективе таковым не будет. Есть в этом что-то от фарисейства: демонстрация собственной непогрешимости и несовершенства оппонента, анализ не доктрины, не учения, а промахов или поступков конкретных людей. Как ни странно, единственный, кто пытается сегодня если не разрушать баррикады, то хотя бы докричаться через них до оппонентов, – это предстоятель неканонической Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарет. В отличие от своих критиков со стороны Московской патриархии, он не имеет никаких встречных претензий и декларирует это: я признаю вас церковью, я признаю вашу благодатность и каноничность, не отрицаю ваше право на существование. Даже готов просить у вас прощения на условиях взаимности. Так что с точки зрения пиара, политики – это, несомненно, выигрышная позиция. И, конечно, подобная позиция рано или поздно и будет способствовать демонтажу баррикад. А то, что он неизбежен, показывает пример преодоления столь же политических по своей природе расколов, возникших в советские времена. И Русская зарубежная церковь с Московской патриархией друг друга анафематствовали, и в Болгарии недавно (уже в 1990-е гг.) имел место раскол по вопросу отношения к календарю. В конечном итоге собрались патриархи и приняли решение: давайте покроем все любовью и всех простим. Раскол в Сербской церкви был еще с социалистических времен, и преодолен он раньше нашего. Наконец, на наших глазах Болгарская каноническая церковь прилагает усилия, чтобы вернуть Македонский церковный раскол в лоно большой православной семьи. К сожалению, мне неизвестно ни одного серьезного исследования на тему "опыт преодоления церковных расколов в истории церкви". Такой опыт не изыскивается, не осмысливается, не обрабатывается. А ведь это важная и драматическая история, потому что церковь преодолевала трещины в себе чаще не посредством мирного диалога, а с применением политического принуждения. То есть не путем спокойного, миролюбивого, покаянного разговора, а в силу изменения политического контекста – сменялась власть, династия, восходил на престол новый император и "понуждал всех к миру". Внутри же самой церкви потенциал к примирению, похоже, не так уж и велик. А если без амбиций вдруг осознать себя в политическом вакууме и задуматься об интересах простых священников и прихожан? Что дает православной Украине формальное единство с Москвой, да и самой Москве, в общем-то, тоже? Какие плюсы имеет от этого обычный священник или прихожанин? Московская патриархия ничем приходам УПЦ не помогает. Грузинская церковь автокефальна, но это не мешает принимать на бесплатное обучение в наши семинарии грузинских юношей. Единство с Москвой дает только один плюс: видимость канонического единства со Вселенской православной церковью. Но единство это (по крайней мере с Московским патриархатом) в достаточной степени фиктивное. Так, решения московских Архиерейских соборов на Украине зачастую просто не исполняются. Сколько раз пробовали наши общие соборы запретить канонизацию местночтимых святых на Украине без согласования с Москвой, но все ограничительные постановления на этот счет, в общем, игнорируются. А на Украине идет своего рода православно-канонизаторское соревнование между разными церквами – Московской и Украинской: кто осенит нимбом большее количество национальных героев. Были и куда более вопиющие случаи. Так, в свое время митрополит Климент, тогда управляющий делами Московской патриархии, специально тайно летал в Киев по личной просьбе патриарха Алексия II, чтобы уговорить митрополита Киевского не рукополагать его секретаря Александра Драбинко в епископы. Но митрополит Владимир Сабодан проигнорировал просьбу патриарха и все-таки сделал того епископом, а потом и митрополитом. До этого, еще в начале 1990-х, некий студент Московской духовной академии, иподьякон патриарха Алексия, был изгнан из академии и из иподьяконства за домогательства к более юным семинаристам в душевой комнате, причем прямо в патриаршей резиденции Свято-Данилова монастыря. Патриарх Алексий его выгнал, но тот отправился на Украину, и тут же митрополит Владимир сделал его благочинным Киево-Печерской лавры, а потом и епископом, кстати, на Восточной Украине. Иначе как плевком в лицо патриарху Московскому назвать подобный случай нельзя. Нам впору говорить не о зависимости Украинской церкви от Москвы, а наоборот. Так, Киевский Синод имеет право смещать любых своих епископов без согласования с Москвой, просто уведомив ее о своих кадровых перестановках. В то же время Московский Синод не правомочен поставить епископа куда-нибудь в Сибирь без подписи киевского митрополита. Если единство и сохраняется, то потому, что украинские иерархи не видят иного способа избежать канонического тупика. Поэтому, когда Константинополь предложит какой-то вариант легитимации украинской автокефалии, подозреваю, что большинство украинского епископата и духовенства с готовностью такой вариант примут. Украинская церковь может дать нам очень важный пример – если пойдет путем своего рода "евроинтеграции" раньше нас. Освоит язык, который начал пробиваться у нас в 1990-е гг., но напрочь забытый сейчас – язык разговора с точки зрения меньшинства. Не "мы – русские, мы большинство и поэтому дайте преимущества", а напротив – "мы русские, православные, в глобальной деревне это меньшинство", и как меньшинство призываем соблюдать европейские нормы, гарантирующие меньшинствам их языковой и религиозный статус. В свое время, когда в Херсоне был архиепископ Ионафан Елецких (один из двух этнически русских архиереев УПЦ МП), на него пытались давить ющенковские власти. И он отбивался от этого давления, подчеркивая, что его приход – единственный на Украине, где есть служба на русском языке. Упрекал власти в нарушении Хартии о языках, в попытках ликвидации общины на том лишь основании, что службы там ведутся на русском – то есть в притеснении меньшинства. И это действовало. Если представители и юристы УПЦ освоят этот язык европейских, страсбургских бюрократов, это им даст гораздо больше, чем обычный набор из тех слов, что они привычно используют. В целом же (и в контексте перспектив "Русского мира" в том числе) затруднительно прогнозировать то, что будет происходить на Украине. Многое, конечно, зависит не от России, а от самой Украины, это и есть самая большая неизвестность. Нынешний "Русский мир" развивается и расширяется не благодаря своим заслугам, а из-за ошибок и глупостей соседей – как это было, например, в Грузии в 2008 году. Если нечто подобное произойдет в жизни Украины – а украинцы прекрасно умеют сами себя загонять в кризис – "Русский мир" в его нынешнем изводе получит такой повод для экспансии, от которого просто не сможет отказаться. Универсальная формула – "нашими грехами сильны наши враги". Если украинцы развалят свою державу, то мы, естественно, как соседи этим воспользуемся. Иначе и быть не может. Но есть и российский опыт, который они могли бы воспринять с пользой для себя. Россия отличается от Украины тем, что она честно признает себя федерацией, пробует воспринимать собственную многоукладность как плюс, а не как минус: мы разные – и это хорошо. Украинский политикум этому еще не научился. Если он сможет не декоративно, а всерьез утвердить и гарантировать существование разных "украин" – тогда это будет один сценарий. А если не сможет (условия милитаризации сознания этому не способствуют) – последствия будут абсолютно непредсказуемы. И одна из причин этой непредсказуемости – то, что все же даже украинский опыт показал, что у русских нет инстинкта самосохранения, самообороны. Это общая наша немощь – Великой России и Малой России, Новороссии, к продуктивной самоорганизации мы не способны. Та же "русская весна" показала, что группы борцов за "Русский мир" весьма ограничены – массы людей за ними не пошли. Непредсказуема судьба самой Украины, малопредсказуемо самостоятельное политическое действие ее русскоязычных граждан. Одно лишь не вызывает сомнения: бессмысленно реанимировать проект "Русский мир", пока миграционный поток по направлению Россия–Европа движется в одну сторону. "Русский мир" не может быть миром мобилизационной обязаловки. Менять надо не рекламный фасад, а самоощущение гражданина внутри самого нашего здания. http://www.globalaffairs.ru/number/Detcentralizatciya-Ukrainy-brosit-kanonicheskomu-pravoslaviyu-novye-vyzovy-19493 "Децентрализация Украины бросит каноническому православию новые вызовы" Wed, 11 Apr 2018 13:03:00 +0300 – Что происходит сейчас в православном мире Украины? – На него напрямую проецируется то, что происходит в политической жизни страны. И в какой-то мере это, наверное, логичное следствие 25-летнего развития проекта "Украина" в соответствии с принципом, озвученным президентом Кучмой в заголовке своей книги "Украина – не Россия". Эта идея в итоге поставила в аномальное положение бóльшую часть населения Украины, и соответствующая проблема возникла и в церковной жизни. Каноническая православная украинская церковь, будучи частью Московского патриархата, с одной стороны, существует в парадигме русского православия, а с другой – оказалась в реалиях той Украины, которая "не-Россия", внутри государства, враждебно по отношению к России ориентированного. В глазах новой власти УПЦ является организацией, чей духовный центр связан, как они говорят, со "страной-агрессором". Очевидно, пока там нынешняя власть, именно так на каноническую украинскую церковь и будут смотреть. Соответственно это продолжит генерировать негативное отношение к ней со стороны властей, которые будут стремиться отделить ее от Московского патриархата. Предоставление автокефалии не решит эту проблему, потому что значительная часть верующих на Востоке Украины привыкла к традиционному формату православия, сформировавшемуся в русской церковной традиции. Многие приходы отказались бы переходить в юрисдикцию автокефальной церкви, буде таковая возникла бы. В украинском православии случился бы новый раскол.   – Но к фактору внешнему – политическому – добавляется ведь и фактор внутренний – исключительно церковный, не так ли? – Проблема не исчерпывается одним лишь негативным отношением украинской власти к канонической Церкви. Есть так называемый "Киевский патриархат", который уже достаточно долго существует, и даже в случае реализации варианта с автокефалией его надо будет куда-то девать. На это наложится проблема амбициозных лидеров наподобие Филарета и его последователей, разделяющих его позицию: мне, дескать без разницы – Константинополь или Москва, не для того затевался "Киевский патриархат", чтобы потом возвращаться в чью-то юрисдикцию со статусом зависимой структуры. Еще один крупный игрок – Украинская греко-католическая (или Униатская) церковь, которая себя позиционирует как православная по традиции и католическая по формату своего общения с Римом. Она с середины ХХ века претендует на то, чтобы объединить все православные и греко-католическую традиции Украины в единый патриархат, разумеется, под властью папы Римского. Униатская церковь соответственно своему галицийскому происхождению заявляет о себе как о самой патриотичной церкви, самой адекватной идеалам самостийной Украины. Униаты напористо продвигаются на Восток и Юг, создав там свои экзархаты. Неслучайно их главный – патриарший, как они его именуют, – собор был построен в Киеве именно на левом берегу Днепра, символизируя заявку на то, что Левобережье – их территория, которую они таким образом "застолбили" для миссии. В такой сложной ситуации судьба украинского православия во многом зависит от личности предстоятелей. Украинскую православную церковь МП сегодня возглавляет митрополит Онуфрий, иерарх с огромным духовным авторитетом, настоящий монах-аскет по своему внутреннему устроению, человек исключительно принципиальный. С одной стороны, это для украинского православия огромный плюс, духовная опора, стержень, на котором оно держится, с другой – мы знаем, что бескомпромиссность всегда создает проблемы. Мы все помним, как митрополит Онуфрий в присутствии представителей высшей государственной власти Украины отказался встать, чтобы почтить героев так называемой АТО, резонно полагая, что на гражданской войне героев быть не может. Понятно, что такая позиция раздражает власти Украины и побуждает к давлению как на предстоятеля, так и на церковь.   – Какова роль Константинопольского патриархата в этой ситуации? Она как-то активно или исподволь проявляется? – Смотря что считать активным проявлением. Недавно, например, Константинопольский патриархат объявил, что собирается открыть свои подворья в Киеве и во Львове. И это никто не согласовывал, насколько мне известно, ни с Московским патриархатом, ни с Киевской митрополией. Таким же образом патриарх Варфоломей открыл, не уведомив об этом архиепископа Афинского Иеронима, свое подворье в Афинах. В общем, Константинопольский патриархат постоянно дает понять, что смотрит на Украину как на свою каноническую территорию. В прошлом году патриарх Варфоломей в обращении по поводу Голодомора впервые заявил об украинцах как о пастве Вселенского патриархата, подвергшейся, как он там писал, геноциду. То есть Константинополь упорно продолжает оспаривать факт передачи Киевской митрополии в 80-е гг. XVII в. в юрисдикцию Московского патриархата. Аргументируется это по-разному, но главное, что Константинополь регулярно, может быть, исподволь, как вы говорите, проводит идею о том, что Украина – его каноническая территория. Соответственно, может наступить момент, особенно сложный для Украинской православной церкви, когда Константинополь будет гораздо более активно действовать, исходя из этого принципа. Пока, я думаю, сдерживает Константинополь, во-первых, нежелание идти на скандал всеправославного масштаба – ведь такие действия чреваты полным разрывом с Московским патриархатом. Во-вторых, значительная часть верующих и духовенства Украинской православной церкви настроены даже в нынешних условиях на сохранение канонического единства с Русской православной церковью. Избрание митрополита Онуфрия, я думаю, показало, что даже при наличии среди епископата националистически настроенных иерархов, в ситуации, когда действительно запахло огнем и порохом, все-таки был избран митрополит Онуфрий как наиболее авторитетный иерарх, несмотря на свою очевидную "промосковскую" позицию (не в политическом смысле, а в смысле сохранения церковного единства). Константинополь также ощущает, что по сути своей Украинская православная церковь далека от духа эллинизма, которым пропитаны греческие церкви, где тоже присутствует свой националистический момент, и где тоже ситуация достаточно специфическая. Поэтому Константинополь скорее отвоевывает какие-то плацдармы, пытается уколоть Московский патриархат, но, думаю, отдает себе отчет в том, что сейчас взять и просто аннексировать Украину – в церковном смысле – ему все же не по зубам. Фанар больше потеряет, чем приобретет от такого шага.   – А как к такому активному интересу Константинополя к Украине относятся другие конфессии Украины, называющие себя православными? Они тоже не очень его приветствуют или с их стороны КП встречает большее понимание? – У так называемой "Украинской автокефальной православной церкви" (УАПЦ) с Константинополем существуют довольно тесные связи. Был момент, когда они вообще, по-моему, были готовы уйти в юрисдикцию Константинополя – поминали, во всяком случае, митрополита Константинопольской юрисдикции, главу Украинской православной церкви в США. После кончины так называемого "патриарха" Димитрия Яремы они не стали избирать нового "патриарха", ограничившись главенством митрополита. Но дело в том, что влияние УАПЦ на Украине сегодня не слишком значительно, это фактически маргинальное сообщество… И в политику, в отличие от того же "Киевского патриархата", УАПЦ активно не вмешивается. Поэтому УАПЦ – не тот материал, из которого Константинополь мог бы конструировать свою юрисдикцию на Украине. Что же до "Киевского патриархата", то амбиции его предстоятеля Филарета таковы, что он, похоже, не согласится ни при какой погоде принести покаяние кому бы то ни было. Он желает оставаться "патриархом", поэтому какие-то его сношения с Константинополем крайне затруднены, ибо достижение полноценного церковного общения с Фанаром возможно для него только на основе покаяния и принятия его митрополитом, а не патриархом в юрисдикцию Константинополя. Филарет, который, конечно, за четверть века уже свыкся со своим нынешним статусом, несмотря на его непризнанный в православном мире характер, совсем не готов на это пойти.   – А насколько православный на Украине – украинец или русский – принадлежит (или не принадлежит) Русскому миру? – Однозначно ответить сложно. Хотя в целом для украинцев характерна высокая степень религиозности, я бы ее не переоценивал. Украинская ментальность, украинская культура в целом имеет во многом сельский, фольклорный характер, и религиозность украинская тоже сродни сельскому типу религиозности. Отсюда повышенное тяготение значительной части украинцев к внешним формам церковности, к обрядовости, иногда даже просто доходящее до какого-то обрядоверия. Поэтому, конечно, для таких людей понятие "Русский мир" вряд ли играет какую-то большую роль. Что касается воцерковленной интеллигенции, то ее отношение к Русскому миру определяется сложившейся степенью поляризации современного украинского общества. Для тех, кто стал приверженцем идеалов "Майдана", понятие "Русский мир" – скорее враждебное.  Как показали события на "Майдане" и последующие, за последние годы на Украине удалось воспитать даже некую русскоязычную форму украинского национализма – весьма отличающуюся от традиционной галицийской русофобии. Но все же на Украине немало и тех, кто, наоборот, стоит на прорусских позициях, или на позициях единства русского народа. Для них, естественно, понятие "Русский мир" по-прежнему значимо. Оценить это как-то количественно довольно сложно. Для некоторых идея самостийной Украины, может быть, имела значимость не как "анти-Россия", а как некий альтернативный вариант развития Русского мира, имеющий право на жизнь, на самостоятельность. Поэтому произошедшее – в первую очередь присоединение Крыма к России – было многими даже вполне прорусски настроенными жителями Украины, насколько я знаю, воспринято болезненно…  Наверное, Украина должна еще многое претерпеть, прежде чем ее граждане более трезво будут смотреть на произошедшее.   – А как православие на Украине реагирует на войну в Донбассе? – Неоднородно – все зависит от регионов. Чем западнее, тем чаще мы слышим о том, что даже в приходах Московского патриархата собирают помощь для ВС Украины. Скорее, правда, это демонстрация лояльности власти, желание показать, что мы никакая не "пятая колонна". Хотя чем западнее, тем сильнее националистический дух захватывает церковную жизнь даже в канонической церкви. А на территории, которая принадлежит ДНР и ЛНР, насколько мне известно, духовенство в массе своей стоит на позициях этих непризнанных республик и вполне разделяет настроения народа. Думаю, что и на соседних территориях, подконтрольных Киеву (это касается и Харьковской области, и Запорожской, и ряда других), господствуют похожие настроения. Они там не афишируются, конечно, потому что за это можно сразу же пострадать – сколько угодно случаев, когда и священнослужителей арестовывали, подозревая в поддержке "сепаратизма". Но такие симпатии – проекция настроений, которые существуют в народе. Мы же понимаем, что прежде всего не "российская агрессия", а нежелание населения этих территорий принять тот режим, ту идеологию, которую принес "Майдан", стали причиной того, что произошло на Донбассе.   – Насколько можно судить, сегодня стороны конфликта настроены непримиримо и не видят перспектив для компромисса. Единственное, в чем они согласны – так это в том, что договариваться им по большому счету не о чем. Как относится к такому уровню противостояния Православная церковь? Пытается ли она совершать какие-то примиряющие действия или обходится увещеваниями? Или тоже не видит в этом смысла? – Как раз каноническая Украинская православная церковь и ее предстоятель – единственная сила на Украине, способная адекватно взглянуть на происходящее – именно как на гражданскую войну. Непримиримость остальных лучше всего говорит о том, что это именно гражданское противостояние, гражданская война. Отказ митрополита Онуфрия почтить так называемых героев АТО отражает представление о том, что происходящее – проблема, прежде всего разорвавшая украинское общество изнутри, а не противостояние Украины с Россией. И такая позиция подкрепляется делами – инициатором недавнего обмена пленными была именно Украинская православная церковь, патриарх Кирилл тоже оказал большое содействие. УПЦ в целом считает, что и по ту, и по другую линию фронта – ее паства, и соответственно этому ведет себя. И неслучайно эти территории – как и Крым – остаются под юрисдикцией Украинской православной церкви, это разумно и правильно. Потому что последняя возможность соединять это пространство хоть какой-то искрой любви Христовой на фоне происходящего кошмара. И то, что удалось провести обмен пленными, огромное дело, и, надеюсь, оно будет иметь продолжение.   – Насколько вероятна ситуация, когда центральная власть Украины, посчитав Украинскую православную церковь Московского патриархата заведомо нелояльной организацией, возьмет и попросту ее запретит на территории Украины? – Если украинская власть сохраняет хоть какую-то вменяемость, на такой шаг она не пойдет. Хотя бы потому, что подавляющее большинство верующих украинцев принадлежат к канонической Украинской православной церкви. Даже католические монархи Великого княжества Литовского, в котором 90% населения были православные русины, до открытых попыток уничтожения православия не доходили. И у монголов при всей их жестокости было под страхом смерти запрещено хулить веру любого из народов, входящих в состав Монгольской империи. С одной стороны – это проявление терпимости, типичное для язычников, а с другой – здравого понимания того, что очень часто люди могут вынести самые разные лишения – и повышение тарифов ЖКХ, и отсутствие газа, как на Украине, но стоит затронуть их религиозные чувства – и здесь уже волна возмущения и протеста может подняться и захлестнуть. Поэтому все-таки мне кажется, что до такого не дойдет. Хотя исключить в полной мере нельзя, потому что нынешняя власть на Украине действует иногда просто самоубийственно. Что лишний раз говорит о том, что у власти стоят люди совершенно несамостоятельные, неспособные вести вменяемую самостоятельную политику, действующие по указке тех, кому судьба Украины безразлична.   – Возможно ли обострение споров в контексте исторической памяти православия, которые могут перемещаться в пределы и вовсе иррациональные? Не пойдут ли, например, разговоры о том, что центром русского православия должен быть Киев – то есть ему надо вернуть эту роль, ведь именно Киев исторически был центром православия на Руси… – Эта идея несколько спекулятивна. Мы все, конечно, уважаем и почитаем нашу историю, наши древности, но все это не может буквально определять день сегодняшний. Будь так, то тогда Антиохийская церковь, например, должна была бы ратовать за возвращение своего центра в историческую Антиохию, на территорию современной Турции… можно и другие примеры привести. Но все-таки магистральное течение русского православия уже с XIII века формировалось в Северо-Восточной Руси. Киев был разорен совершенно в Батыево нашествие, митрополиты уехали сначала во Владимир, потом в Москву… Даже западнорусское православие в более поздний период такой привязки к Киеву не имело – митрополиты Киевские в XV–XVI вв. жили в Новогрудке или Вильне. Киев, конечно, всегда воспринимался как святой град Руси, как ее духовный символ. Но это отнюдь не означает, что административный центр Русской церкви должен там находиться. Специфику Русской православной церкви в Средние века определяло то, что она располагалась на территории единственного на тот момент православного государства – Московского, и, безусловно, это наложило решающий отпечаток. Патриархат в Москве возник как параллель царственному достоинству российских государей. И мы не вычеркнем никуда этот гораздо более длительный период, более весомый в плане становления поместной русской церковной традиции. Поэтому надо исходить из реалий, а не умозрительных построений. Как говорил историк Василий Болотов, "канонично то, что полезно церкви". Вот будет для церкви полезно, чтобы ее духовный центр был в Киеве – при каких-то обстоятельствах, которые, может быть, когда-то сложатся, и слава Богу! Но за уши искусственно притягивать, вспоминая, что с Киева, с днепровской купели начиналось наше православие, наверное, было бы неправильно. Тем более этот вопрос не может быть актуален сегодня, когда власть в Киеве принадлежит откровенным недругам православия и русофобам.   – Верно ли считать, что каноническое православие на Украине будет и в дальнейшем находиться под давлением политической ситуации прежде всего; причем под давлением двояким или даже трояким: во-первых, изнутри из-за разделенности Украины в связи с гражданской войной; во-вторых, снаружи из-за деятельности неканонических конфессий на самой Украине, и, в-третьих, со стороны Константинопольского патриархата? – Да, безусловно. И я бы добавил к этому, что рано или поздно, через несколько или даже много лет, Украина будет вынуждена перейти на рельсы федерализации. Ее децентрализация неизбежна. Потому что в одном сосуде удержать традиционно близкий по духу к России Восток и ультранационалистически настроенный Запад невозможно. Весь исторический опыт ХХ века показал, что это не приживается. Поэтому регионы будут, скорее всего, приобретать большую самостоятельность, и соответственно этому будут складываться судьбы украинского православия. В этой связи наиболее вероятным мне кажется, что вмешательство Константинополя, если оно будет, скорее может быть связано с западными областями, с попытками утвердить там свою юрисдикцию.   – А федерализация в целом благотворно скажется на православии на Украине или поставит его перед новыми вызовами, проблемами? – Поставит перед новыми вызовами. Если для епархий восточных, южных областей это было бы более благоприятным исходом, то автономизация Запада приведет к тому, что нынешние тенденции власти там не только сохранятся, но и примут, может быть, какой-то более утрированный характер, вплоть до объявления униатства государственным вероисповеданием. Естественно, для православных Западной Украины это может быть чревато новыми проблемами.   – Как православная церковь может отреагировать на объявление униатства государственной религией? Она же будет вынуждена вести какую-то церковную политику, как-то официально общаться. – Сложно сказать. Во-первых, на Западе, в Галиции примерно две трети населения принадлежат к греко-католикам, треть считает себя православными, но подавляющее большинство их относится к раскольническим конфессиям – к "Киевскому патриархату" или УАПЦ. На Волыни несколько иная ситуация – там у канонического православия несколько более благоприятное положение. Но в условиях автономизации Западной Украины для Константинополя там откроется более реальная возможность вмешательства – в том числе оказывая помощь дискриминируемым, предлагая себя на роль арбитра в спорах – у греков богатый опыт подобного рода, к сожалению. Мне кажется, именно здесь расположена та болевая точка, которая еще может о себе заявить. Беседовал Александр Соловьев http://www.globalaffairs.ru/number/Samoidentifikatciya-pogranichya-19492 Самоидентификация пограничья Wed, 11 Apr 2018 12:41:00 +0300 Политическое развитие в Донбассе диктует перемены в сознании. В данном эссе рассмотрим, как ситуация, сложившаяся за годы вооруженного конфликта, стала причиной возникновения новой само- и идентификации, при помощи которой обыватель "осваивает" возникшие социальные контексты. Внутри них человек выучивает некоторую социальную роль, способ говорить о реальности и своем опыте, использовать его как сигнал включения в сообщество или исключения из него, либо как социальный ресурс. Каждый из таких социальных контекстов имеет свою коммуникативную структуру (или структуры), все вместе они образуют особую коммуникативную культуру или коммуникативное пространство, в которое так или иначе включены жители данной территории. В нем проявляется изменение представлений сообщества о себе. Отметим, что само- и идентификацию жителя ДНР я понимаю шире, чем публичное выражение лояльности к самопровозглашенному государству или идеологическим доктринам, которые оно поддерживает. В ряде случаев дело не сводится к воспроизведению устоявшихся текстов, приписываемых "донбасской идентичности". Важно, что эта само- и идентификация функционирует как категория социальной практики, апеллируя к личному опыту и опыту сообщества в последние несколько лет. Безусловно, она неоднородна и динамична, в ней присутствуют "швы" и противоречия, часть которых осознается в самом сообществе (например, отсутствие опыта "близкой" войны у ряда обывателей, к чему мы еще вернемся), часть заметна лишь при аналитическом рассмотрении. Однако оформившиеся за время жизни в новой политической и экономической системе практики, тексты, узнаваемые символы новой власти и политической культуры так или иначе работают в двух функциях. Как схемы само- и репрезентации перед условным внешним наблюдателем (его роль зачастую играет обобщенное "государство" как гарант и источник реализации социальной справедливости), а также как возможности горизонтальной солидарности сообщества в новых границах и условиях. И в том и в другом случае речь, безусловно, идет и о спонтанно возникающих контекстах новой самоидентификации, и о появлении ритуалов и ритуализированных практик, к ней апеллирующих. И повседневные контексты, и контексты ритуала связаны (1) со знанием/усвоением символов новой власти, (2) с опытом существования в условиях границ, появившихся на карте бывшей Донецкой области, (3) с наличием локальных сюжетов о войне и способов говорить о военной повседневности, которые не совпадают с дискурсом российской или украинской пропаганды. В повседневной жизни житель ДНР нуждается во всем этом, чтобы хотя бы узнавать на страницах газет полезную информацию и понимать соседей, и таков результат социальной трансформации, которая привела к оформлению сообщества внутри самопровозглашенной республики. Оно связано символической системой, языком, социальным порядком, высокой степенью зависимости от неформальной экономики. Говоря в терминах современной этнографии, ряд практик и социальных категорий внутри ДНР приобрели за 2014–2015 гг. "эмные", т. е. понятные местным обывателям, объяснения, – а также подбор "этных" ("граница", "война", "военные", "государство") – аналитических, внеконтекстуальных, сопряженных с риском обобщений или чрезмерной политизации. Точно так же новые явления социальной жизни или, как в случае с украинским языком в школах, сохранение прежнего порядка получают "эмные" объяснения, часто опирающиеся на узнаваемые тексты из местных органов массовой информации, слухов, циркулирующих в повседневных разговорах или в интернет-фольклоре. Рассмотрим наиболее важные идеи, понятия и социальные явления, вокруг которых строится само- и идентификации жителя ДНР, их контексты в медийном пространстве и в обыденных разговорах. К ним относятся дебаты в широком смысле вокруг государства и государственной власти ("новой", "старой", "советской"), реалии режима пересечения линии, где соприкасаются самопровозглашенная ДНР и Украина, а также бытовой и ритуальный символизм текущего военного противостояния. Государство Государство и государственная власть – общее место постсоветских общественных дискуссий, в какой бы плоскости они ни строились – советской ностальгии, публичных интерпретаций истории или обсуждений социальной жизни. Однако в условиях смены политического режима и дезинтеграции государственной монополии на насилие и, далее, военных действий тема государства особенно важна для саморепрезентации сообщества. Это касается, во-первых, темы "ухода" государства (украинского), во-вторых, появления новых символов государственного порядка – то, что касается самопровозглашенного государства. В первом случае для саморепрезентации и выражения индивидуальной и коллективной памяти жители прибегают к описанию бездействия/безразличия или "вакуума" власти разного уровня в 2014–2015 гг., когда символическим и административным ресурсом государства обладала практически исключительно украинская власть. Тема "как государство от нас отказалось" занимает значительное место в прессе того времени и в повседневных воспоминаниях вплоть до сегодняшнего дня. Важными топосами таких историй служат отсутствие коммуникации власти и жителей конфликтных территорий во время военных действий (например, когда не было распоряжений о переходе города на военный режим, предполагающий прекращение работы ряда учреждений и пр.), замалчивание текущей ситуации в информационном пространстве, а также ряд ограничений (свободы передвижения, блокирование банковских карт), вынуждавших искать способы выживания. Кроме того, описываются ситуации, когда власть – старая либо новая – заявляет о себе только при помощи насилия, имеющего символическую функцию или направленного на преодоление внесистемного насилия ("беспредела"). Со временем дискурс "вакуума власти" становится актуальным и для обывательского описания социальной жизни внутри непризнанного государства, причем как у сторонников Донецкой республики, так и у людей с невыраженной политической позицией. Слишком велик разрыв между ожиданиями от сменившейся власти, претендующей на новую государственность, и личными усилиями по нормализации и обеспечению социальных гарантий. Ожидания же, как правило, связываются с воображаемыми советскими практиками договора "начальников" (политиков) и "бригадиров" (производственников) об обмене труда и ресурсов, в числе которых не только материальные ценности, но и толерантность к неформальной экономике и отсутствию полной политической лояльности. Во втором случае мы отмечаем ряд способов (тексты, ритуалы, практики, артефакты), с помощью которых власть ДНР, претендующая на статус государственной, артикулирует идентичность сообщества. Среди них цитирование узнаваемых советских символов и прямая отсылка к советскому прошлому (и практикам взаимодействия с ним) для обозначения "дээнэровского" как "не-украинского", а также оформление способов символического обмена между государством и обывателем (оплата коммунальных услуг – выплата социальных пособий, перерегистрация предприятий в ДНР – размещение в витринах рекламы военкоматов). В результате появляется набор релевантных форм взаимодействия обывателей с новой властью, отражающих ожидания от нее (например, борьбы со "спекуляциями" на рынке) и рецепцию новой политической реальности (флаг, расчет по "республиканскому" курсу в 2014–2015 гг.), а также события с высоким семиотическим статусом (диалоги с Захарченко в прямом эфире, например, или возложение цветов к памятнику Ленину) и государственные ритуалы, апеллирующие к представлениям о коллективном прошлом, советском и ближайшем, среди которых главное место занимают военные или милитаризованные парады. Ввиду экономической слабости ДНР символическая политика становится единственным доступным способом возобновления присутствия государства в разных контекстах социальной жизни после периода, когда представление о том, чья власть, относилось к военному присутствию той или иной стороны. Параллельно и власти самопровозглашенной республики, и местная пресса, и обыватели в достаточно близкой манере конструируют дискурс долга государства (Украина) перед рядовыми гражданами. Так, обращение к материальным (социальные выплаты, кредиты) и символическим (документы, обучение в вузе) ресурсам украинского государства рассматриваются как реализация долговых отношений. Символическим капиталом сообщества ДНР в таком случае становится представление о том, что они "свой долг государству отдали сполна" – в исторической перспективе (т.е. во времена индустриального расцвета Советской Украины, о котором пишут местные авторы и говорят на лавочках и в очередях на границе) или современной, испытав тяжести военных действий и "безвластия". Экономические ограничения, которые с 2014 г. по настоящее время вводит украинское правительство в отношении неподконтрольных территорий, пресса и местные жители называют "блокадой" (апеллируя к узнаваемой символике блокады Ленинграда). До настоящего момента они являются предметом споров на пунктах пересечения линии соприкосновения (так называемые КПВВ) и жалоб внешней стороне (представителям ОБСЕ, журналистам или случайным попутчикам из других стран). Границы Современная антропологическая теория уделяет особое внимание границам и трансграничному обмену – миграционным потокам, экономическим и культурным связям. Именно границы и связанные с их пересечением практики служат контекстом формирования и бытования новых типов самоидентификации и идентификации других. Более того, как и в случае с саморепрезентацией жителей ДНР, сама по себе граница, точнее ее появление в повседневной жизни, становится ресурсом самоидентификации. В повседневном восприятии, ретранслируемом местной прессой, граница используется для описания асимметричных, то есть несправедливых, отношений между государством (Украиной) и частью его жителей (одновременно являющихся жителями ДНР). Эти отношения становятся краеугольным камнем для самоопределения сообщества. Есть и иные аспекты символического и практического восприятия границы. Сама повседневная жизнь представляется как "пограничье" между "той" и "этой" территорией. Оно имеет не столько культурный смысл, хотя люди склонны отмечать для "иностранца" смену содержания рекламных щитов и прочих надписей, указывающих на культурный и политический контекст. Важнее существование режима пересечения границы, сопряженного с усвоением кодов поведения и общения с попутчиками, пограничной инфраструктурой двух сторон конфликта, и наконец с людьми "на той территории". Поездки "туда и обратно" чаще всего связаны с получением социальных выплат, приобретением дефицитных, более дешевых или привычных по качеству, внешнему виду и пр. товаров (иногда "украинским" товарам придается более высокий символический статус и/или они маркируются особым качеством по сравнению с товарами на спорной территории, которым соответственно приписывается "спорное" качество). Но среди целей перемещения – поездки на работу, учебу или в медицинские учреждения. Все это создает гиперсемиотичные пространства самоидентификации и солидаризации внутри сообщества, а это проявляется в формировании сетей доверия и взаимопомощи с разной степенью устойчивости – от спонтанных до условно постоянных. В этом смысле самоидентификация жителей ДНР служит "культурным ресурсом". С помощью данного термина американский антрополог Ольга Шевченко определяет характер повседневных отношений в постсоветской культуре тотального кризиса. Они включают систему личных связей и технологий для выживания, перманентное ощущение разрушения порядка (социального, государственного – и здесь мы возвращаемся к разговору о государстве), которые позволяют широко прибегать к практикам неформальной экономики, соблюдая коды внешней лояльности по отношению к политическим режимам. Например, до перехода ДНР на официальный курс обмена валют (рубль к гривне как 3:1) и свободного хождения обеих валют на территориях самопровозглашенных республик (т. е. до сентября 2016 г.) официальным был т. н. "республиканский курс" (2:1). Соответственно, повсеместной была практика неформального обмена по "нормальному" или договорному курсу (3:1 или выше), что сочеталось с проявлением лояльности к властям ДНР. Государственные кампании ДНР по повышению социального обеспечения и контроля над неформальной экономикой получают определенный резонанс (и даже типичные для постсоветского пространства оценки "борьбы со спекуляциями"). Но более важной структурной особенностью сообщества жителей непризнанной республики является понимание того, что государственный и социальный (или социально-экономический) порядки не совпадают. Самопровозглашенное государство важно постольку, поскольку обеспечивает образование, здравоохранение, сохранение городской культуры (общим местом рассказов о жизни в ДНР является удивление чистотой улиц, скверов, работой коммунальных служб в ситуации обострения военных действий, а также политикой в области образования, молодежного спорта и досуга) и привычные мемориальные практики (в частности сохранение поздне- и постсоветской городской среды с присущей ей топонимикой и праздничными мероприятиями, в отличие от современной Украины). Однако социальный порядок и нормализация жизни в условиях военных действий намного шире, чем сфера деятельности этого государства, и предполагает – и здесь ДНР находится в одном ряду со многими постсоветскими странами – большую значимость сетей миграции и неформальной экономики. Вообще, жители придают большое значение своим (негосударственным) инициативам по возвращению в "нормальную" жизнь, к которым относятся организация бизнеса, деятельность творческих коллективов, проведение спортивных соревнований, благотворительная помощь, монетизация личных увлечений. Рутинизация "мирной повседневности" проявляется в символических акциях, направленных на то, чтобы указать агентам государственной власти на "довоенный порядок". Так появляются надписи "С оружием не входить" или имплицитные правила поведения военных в публичном пространстве, такие же, как и для гражданских лиц. Таким образом, несмотря на многочисленные проявления в ДНР государственного патернализма, пользующиеся широким одобрением, и просоветскую риторику, возвращения к советским представлениям о взаимодействии человека и государства не происходит. С приходом новой власти, которая действительно пользуется таким символическим ресурсом, как ностальгия по 1970-м гг., жители ДНР не становятся "большими детьми", по выражению Ильи Калинина, которыми "...либеральная критика увидела советских людей эпохи перестройки. И была не очень далека от истины". Напротив, жители ДНР активно создают социальные сети, завязанные на экономических интересах, вырастающие из практик солидаризации во время кризиса. Нельзя не отметить, что в эти сети часто активно включены люди, живущие на территории Украины, – разрыва повседневных взаимодействий во многих случаях не происходит, люди просто стараются избегать неудобных тем и вопросов. Война И, наконец, важнейшим ресурсом групповой солидаризации и самоидентификации жителей ДНР выступают представления об общем опыте "этой войны", определяющем текущую жизнь – ее экономическую и политическую неустойчивость, перманентный вопрос о миграции всех членов семьи или тех или иных ее поколений, сохранение индивидуальной и коллективной памяти о событиях. Последнее включает и типичные сюжеты из военной повседневности, которые фигурируют в бытовых разговорах, и оформление мест памяти и коммеморативных практик в реальном и виртуальном пространствах. Внутри сообщества понятие "война" обладает, как было указано выше, "эмной", т. е. опирающейся на местные контексты, интерпретацией. Так, под войной местные жители могут понимать текущий конфликт полностью, отсчитывая его от весны 2014 г., от первых столкновений сторонников Донецкой республики с Вооруженными силами Украины в Славянске и Краматорске или от 26 мая (условный день начала боев за аэропорт Донецка). Последняя дата фигурирует в прессе и в социальных сетях жителей ДНР как день, с которого война началась. И ее годовщина является триггером для своеобразных флешмобов по описанию в соцсетях собственных воспоминаний (политическая составляющая риторики, как правило, заключается в применении ВСУ вооружения с большой поражающей способностью без предупреждений и контроля над ситуацией) и иных текстов коммеморативного характера. В обыденной речи "войной" могут называть также период или периоды (и тогда в некоторых местах, как например в Горловке, можно услышать "первая война", "вторая война") обострения боевых действий, включающие масштабные обстрелы городов – лето 2014 г. и январь-февраль 2015 года. Так появляются странные для внешнего наблюдателя ситуации несовпадения хронологии и "разрывы" в коллективной памяти, когда события, важные для одних людей как ключевые эпизоды войны, могут быть малоизвестны в других городах и даже в других районах одного города. Похожее противоречие коллективного восприятия войны фиксируется самими местными жителями. Так, при описании повседневной жизни типичны указания на то, что если для одних людей "война" – это уже скорее событие в прошлом ("я всегда говорю: в моем дворе все спокойно"), то для других – это скорее "настоящее", постоянно переживаемый опыт в силу близости к зонам непосредственных боевых действий или невосполнимости человеческих или материальных потерь. В ряде ситуаций подобная разница в восприятии может приобретать моральную сторону: в одном из интервью студентка осуждает преподавателя, который отказывается смягчать условия сессии для студента, живущего близко к зоне соприкосновения, говоря, что "войны сейчас нет", с другой стороны, другая информантка осуждает коллегу за негативное (по ее мнению) отношение к тем, кто "войну забыл и не хочет вспоминать", поскольку живут в условно более спокойных районах. В целом повседневные разговоры часто фокусируются на противопоставлении "центра" (центральных районов Донецка) и "периферии" ("пограничных" районов), причем связано оно не только с отдаленностью линии фронта, но и с сохранением довоенной экономической и культурной жизни. Впрочем, сохранение это достаточно условное, при оценке экономических реалий жители проявляют единодушие, говоря о довоенных ценах, товарах, работе, перспективах. Если довоенные цены всегда ниже, а товары и услуги – доступнее, качественнее, разнообразнее, то в отношении рынка труда и дальнейших перспектив существует – пусть и в небольшом количестве случаев – указание на позитивную динамику в личном опыте, связанную, как правило, с переориентацией на российский рынок или на собственную инициативу в бизнесе. В большей степени, чем повседневные контексты обращения к личному опыту, война формирует сообщество жителей ДНР в поле символическом. Здесь очень важно появление еще в 2014 г. и в повседневном общении, и в местных публикациях самого термина "война" – в противовес официальной номинации (до недавнего официального признания в Украине войны с внешним агрессором) Антитеррористической операции (АТО). И если идеологический дискурс (который может присутствовать и в повседневных разговорах), говоря о "войне в Донбассе", имеет в виду войну оборонительную, гражданскую, гибридную, "современную", то обыватели обращаются к символизму "необъявленной войны", подразумевая неблагоприятную информационную и социальную политику государства и трагедию случайных жертв среди мирного населения. Отметим, что похожим образом описываются события 1992 г. в Приднестровье, а словосочетание "невинные жертвы необъявленной войны" присутствует и в подписях к фотографиям из Бендер в местных изданиях, и на памятных знаках в городах ДНР, устанавливаемых районными администрациями. Вообще ритуалы вокруг так называемых мест памяти и практики совместной коммеморации – признанные способы говорить о единстве воображаемых сообществ. Вполне закономерно, что мемориализация войны становится частью инициированной властями ДНР политики памяти. Государственные ритуалы как бы реконструируют память, пытаются собрать единый нарратив о войне и погибших из локальных эпизодов для упрочнения легитимации политического режима. Этот процесс начинается еще до возникновения конкретных государственных структур самопровозглашенной республики, а именно с появления мемориальных знаков "первым жертвам" (ими были назначены бойцы спецподразделения "Беркут", пострадавшие во время событий февраля 2014 г. в Киеве, житель Славянска Рубен Аванесян и медсестра из Краматорска Юлия, далее – жители Одессы, погибшие в столкновениях 2 мая 2014 г.) возле здания облгосадминистрации в Донецке (оно захвачено 7 апреля 2014 г. сторонниками Донецкой республики). А кульминация выражается в символических актах открытия памятника погибшим гражданам ДНР, и отдельно – "Аллеи ангелов", посвященной погибшим детям ДНР (середина 2015 г.). Включение всех жертв среди гражданского населения в рамки истории одного события, одной войны, происходит и на местах: так усилиями местной администрации на месте памятного знака жертвам обстрела 27 июля 2014 г. в Горловке в 2017 г. появляется мемориал всем погибшим горловчанам (с перечислением имен и фамилий). Вмешательство государства меняет не только хронологию, но и нарратив – вместо "необъявленной войны" на стеле появляется "агрессия киевской хунты". Государственные ритуалы и их риторика задают новые уровни восприятия войны как события. С самого начала противостояния местная пресса пользуется соположением текущих событий и Великой Отечественной войны, имея целью легитимацию комбатантов ДНР. С 2015 г. они принимают активное участие в привычных коммеморативных практиках касательно ВОВ, параллельно изобретаются новые, призванные объединить историческую память и близкие воспоминания в один текст. "Та" и "эта" война рассматриваются как события одного порядка и в поэтических произведениях местных авторов, и в ритуалах, инициированных республиканской властью. Основываясь на идеологии по крайней мере части комбатантов, в нарратив о войне как о едином событии, которое "не закончилось в сорок пятом", вписываются не только противостояние Советской Армии и подполья в Западной Украине примерно до 1953 г., но и боевые действия в Афганистане, Таджикистане, Нагорном Карабахе, Абхазии, Приднестровье, бывшей Югославии. Ветераны этих войн, вошедшие в армию ДНР, выступают на официальных мероприятиях вместе с ветеранами ВОВ, местными жителями, присоединившимися к ополчению, а после к армии ДНР, жителями, пострадавшими от текущего конфликта, подчеркивают неразрывность конструируемой ими цепи противостояний, частью которой становится сообщество жителей ДНР. Кроме того, ветераны афганской войны и другие "воины-интернационалисты" проводят дни памяти, привлекая прессу, общественные организации, школы. Неоднозначность "патриотизма локальных войн" на постсоветском пространстве частично встраивается в коммеморативные тексты. Так, одновременно говорится и о гражданском долге, и о волюнтаристском распоряжении политических деятелей человеческими жизнями ("[погибли]... по прихоти ЦК", поется в песне местного барда-афганца), и о забвении в 1990-е годы. И тот и другой месседж перекликаются с отношением к войне местных жителей, в котором могут одновременно присутствовать и патриотический пафос, и ощущение несправедливости происходящего в социальном плане. Помимо ритуалов, коммеморация военных событий встраивается и в обычную жизнь как ритуализированная практика. К примеру, один из моих информантов ведет фотодневник событий с 1 июля 2014 г. (начало военных действий в его местности), запечатлевая присутствие войны в повседневной жизни. Здесь и окопы посреди улиц, и тела погибших, и оглохшая от попадания снаряда кошка, и работа на предприятии во время обстрелов. Связь между публичным и приватным пространством воспоминаний фиксируют, во-первых, посты в соцсетях, во-вторых, публикуемые дневники и рассказы очевидцев. Все они так или иначе представляют саморепрезентации отдельных индивидов и всего сообщества на территории, разграниченной блокпостами и переживающей военные действия. Через призму военной повседневности человека авторы показывают ту сторону самоидентификации жителей ДНР, которая заключается в узнавании сюжетов, действующих лиц, эмоционального опыта. И обыденные рассказы, и опубликованные произведения описывают повышенную чувствительность к звукам, напускное безразличие и сохранение обыденного поведения из мирной жизни во время обстрелов, знание требуемых при разной степени опасности действий, ресурсы оперативной информации о безопасности в городе (такие как группы "Самооборона" внутри социальной сети "ВКонтакте"), топографию мест памяти, принципиальную нерефлексируемость кризисного события ("мне все равно, кто стреляет"). *  *  * Итак, с внешней точки зрения есть два полюса. Мирные жители с украинскими паспортами, оказавшиеся на территории военного конфликта и вынужденные мириться с новыми условиями, и "граждане ДНР", принявшие сторону местных лидеров и новые паспорта. Но если изучать практики и тексты, которые я рассматриваю как максимально близкие повседневному дискурсу обывателя, получается, что ни та ни другая формулировка не отражают всех возможных контекстов, в которых у обывателей в ДНР появляется общее "Мы". Наблюдения позволяют говорить о том, что начиная с 2015 г. самоидентификация жителей ДНР постепенно закрепляется в публичном поле ("Ты надолго к нам в ДНР" – из личной переписки летом 2015 г.) вместе с государственной символикой. При этом само представление о ДНР как о военной власти трансформируется в представление о государстве и территории. Местные жители в ряде контекстов – повседневных и ритуальных – становятся жителями и гражданами ДНР. Определенные ожидания от "молодой республики", возникшие весной-летом 2015 г. частичным возвращением к "довоенному" порядку (регулярная выплата зарплат и социальных пособий, определенные гарантии малому бизнесу, восстановление довоенной культуры досуга и сферы потребления), завершились на нынешнем этапе представлением о неопределенности статуса и необходимости существования в нескольких правовых и экономических полях (местном, украинском, российском и др.). Таким образом, самоидентификация жителей ДНР, как и повседневный опыт, чаще всего определяется в терминах мобильности/иммобильности, проявляющих существование особых правовых статусов, экономическую структуру рынка труда и способов малого бизнеса, постоянную или "плавающую" миграцию одного из нескольких членов семьи. Она определяется не столько лояльностью к ДНР, сколько разнообразным, но уникальным в своей совокупности опытом – во-первых, военной повседневности, во-вторых, усвоения правил и практик нарушения правил пересечения границ, взаимодействия с государственными структурами и социальными сетями. И в конечном счете – опытом нормализации жизни, в котором большую роль играет представление о государстве как должнике, от которого ожидается погашение долга, и с другой стороны – как о власти, которая не меняется по своей сути и вынуждает к игре на границе правового поля и "справедливости". http://www.globalaffairs.ru/number/Russkii-mir-2030-kakim-on-budet-19491 "Русский мир"-2030: каким он будет Wed, 11 Apr 2018 12:18:00 +0300 События 2010-х гг. перевели понятие "Русский мир" из сферы интеллектуальных изысканий в инструмент практической политики. Оно стало более действенным, но столкнулось с сопротивлением, в том числе военно-политическим. Специально для этого выпуска журнала ведущим экспертам задавали вопрос, каким мог бы, а каким не должен быть "Русский мир" к концу следующего десятилетия. Алексей Чеснаков, директор Центра политической конъюнктуры: Сейчас не самое лучшее время для того, чтобы строить долгосрочные прогнозы о будущем русского мира. Причин несколько. Главная из них – гипертрофированная мифологизация той практической роли, которую концепция "Русского мира" сыграла в последних событиях на Юго-Востоке Украины. Отсюда – постоянная путаница в терминах. Отсюда – нагромождение смыслов. Отсюда – опасное стирание границ между теоретической доктриной и реальным политическим проектом. Первое, что нужно понимать, – в новейшей истории России интерес к образу русского мира возник не в связи с украинским конфликтом, а в рамках предпринимаемых в нулевые годы попыток осмысления задачи выживания страны как особого историко-культурного пространства со своими традициями и правилами. Можно сказать, что концепт "Русского мира" дополнял и помогал раскрыть идею политического суверенитета России. Впоследствии слишком частое и не к месту использование этого, безусловно, яркого, многосложного термина уже в контексте событий 2014 г. на Украине без необходимого современного теоретического содержания сделало его заложником идеологических и персональных особенностей некоторых апологетов. В результате концепт сохраняет актуальность лишь в определенном пропагандистском дискурсе как негативный конструкт для описания российской внешней политики на постсоветском пространстве, а также все еще употребляется некоторыми псевдоинтеллектуальными манипуляторами, которые пытаются найти самое простое описание для сложных и часто не связанных друг с другом явлений. Не будет большим преувеличением сказать, что никакой целостной политической стратегии создания русского мира в 2014 году не существовало. Нужно также учесть, что образ "Русского мира" имел важное значение в процессе воссоединения России с Крымом. Развитие конфликта на Юго-Востоке Украины и те решения, которые принимались в Москве и Киеве, определялись инерцией предыдущих установок в политике самой Украины, России и Запада. Конфликт и до сих пор разворачивается в такой инерционной логике. Его в большей степени определяют предыдущие действия сторон, а не их долгосрочные интересы или геополитические риски. Поэтому в 2014 г. концепт по большей части служил универсальным объяснением действий России постфактум со стороны части экспертов и непосредственных участников событий "на земле". Сейчас идеология "Русского мира" остается основой образа будущего для части активных участников гражданского сопротивления на Юго-Востоке – как для украинских, так и для некоторых российских граждан, которые приняли участие в вооруженном противостоянии Киеву. Они были частью довольно рыхлой и многосоставной коалиции. Помимо националистов и национал-большевиков в сопротивлении активно участвовали сторонники возрождения советской общности наций, коммунисты-имперцы, левые интернационалисты, сторонники реставрации многонациональной империи на демократических или монархических началах, наконец, сторонники независимости Донбасса, который считали и считают жителей этого региона отдельной политической нацией и т.д. Эти разрозненные идеологические группировки играли куда большую роль, чем русские националисты, которые выступали за объединение русских в рамках единой политической общности на постсоветском пространстве. После того, как сецессия Большого Юго-Востока Украины перестала присутствовать в актуальной повестке дня и особенно с момента заключения Минских соглашений, когда конфликт на неопределенное время локализовался в Донбассе, завышенные ожидания радикальных сторонников "Русского мира" уступили место разочарованию. Бесчисленные попытки объяснять многие локальные проблемы геополитическими противоречиями и национальными ценностями потерпели естественное фиаско. Тем более что концепт порой нисколько не помогал понять мотивацию вовлеченных в этот конфликт сторон, и уж тем более прогнозировать дальнейшие события. Однако все это совсем не значит, что "Русский мир" мертв. Наоборот, именно сейчас начинается самый интересный этап в его развитии – наполнение новыми смыслами. События на Юго-Востоке Украины сделали более очевидными ряд фронтиров – как между этническими общностями, так и между национальными интересами.  Более того, некоторые фронтиры оказались даже внутри наций и этнических групп. Российские политики часто утверждают, что русские и украинцы – это один народ. Однако имеется в виду не этническое единство. Объединяя русских и украинцев в этой констатации, Путин явно не имеет в виду, что украинцы – это какие-то особые русские и что украинский язык, образование, культура и политическая субъектность, основанная на них, не имеют права на существование. Не противопоставляет Путин русских и украинцев и другим этносам, которые живут в России. Фразу о едином народе следует понимать, как апелляцию к длительной совместной жизни русских и украинцев в рамках СССР и Российской империи, в рамках общей  православной культуры, а не как утверждение о том, что русские и украинцы должны быть одной политической нацией и жить в одном государстве. Говоря о едином народе, Путин подчеркивает, что для России идея политического, военного и экономического союза с Украиной не потеряла актуальности, несмотря на кризис. Для российского президента русские и украинцы не должны быть врагами и могут (неизбежно будут) иметь общую судьбу. В свою очередь, противоположные интерпретации такого подхода – политическое объединение русского этноса на постсоветском пространстве или реставрация империи в каком-либо виде – политически нереалистичны, неизбежно войдут в противоречие с международным правом и, сверх того, представляют серьезные риски для самой России. Невозможно представить себе, что современное российское государство развяжет большой войну на территории бывшего СССР, чтобы объединить всех русских под своей властью. Реализация и даже артикуляция такой стратегии поставила бы под угрозу существование прежде всего самой России. Как невозможно представить себе и реставрацию большой империи. За годы независимости интересы элит бывших советских республик стремительно расходились, о чем свидетельствуют неудачные попытки запустить жизнеспособную интеграцию с большим количеством участников. Как говорилось выше возвращение вопроса о "Русском мире", в том числе в геополитическом контексте, кажется неизбежным. Однако акцент будет делаться на языке и культуре как реальных и эффективных инструментах "мягкой силы". Поддержка и укрепление "Русского мира" как мира русского языка, русской культуры, мира политики на русском языке, безусловно, будет оставаться одним из приоритетов российской внешней политики в долгосрочной перспективе. Это и есть естественная среда российского влияния, в которую включаются не только, собственно, русскоязычные граждане постсоветских и других государств, но и все люди, которые интересуются Россией или учат русский язык. Россия не сможет стать одним из технологических, идейных лидеров будущего мира, если русскоязычное пространство будет постепенно, но неуклонно сужаться. Поддержка и распространение русскоязычного образования – одно из важнейших условий выживания "российского проекта" как самостоятельного и мощного военно-политического и экономического центра. Вместе с тем, России придется более жестко защищать границы этого реального "Русского мира", который создавался и расширялся сначала Российской империей, а затем Советским Союзом. В последнее время на постсоветском пространстве вызовов для мира русского языка становится все больше. Казахстан переходит на латиницу, в Латвии хотят полностью отказаться от образования на русском языке, на Украине принят закон об образовании, ущемляющий права русскоязычного населения. Верховная Рада скоро приступит к рассмотрению нового закона о языке, который также может носить дискриминационный характер для миллионов русскоязычных граждан. Российской дипломатии придется быть активной, последовательной и жесткой в отстаивании интересов и прав людей, которые хотят говорить на русском языке. Если же попытаться эксплицировать стратегию "Русского мира", то она состоит в следующем. Во-первых, отстаивать право людей говорить на русском языке. Во-вторых, обеспечить право получать образование на русском языке, по крайней мере, сохранить и усилить русские школы. Нужно больше русских школ на постсоветском пространстве. В-третьих, необходимо бороться за право русскоязычных граждан вести диалог и документооборот на русском языке с представителями муниципальных властей в своих странах на пространстве бывшего СССР. Если русский язык не может быть вторым государственным языком, то он должен быть одним из признанных региональных или местных языков в тех местах, где проживает значительная доля граждан, говорящих на русском языке. Россия – политическая нация, а не национальное государство. Поэтому в ближайшие годы внешняя политика России будет склоняться к тому, чтобы не поддерживать моноэтнический принцип в строительстве национальных государств на постсоветском пространстве. В этом смысле русский политический проект и украинский националистический проект неизбежно будут находиться в состоянии конфликта. Дальнейшее обострение этого конфликта при нынешней украинской власти можно считать неизбежным. Россия не может ставить цель возвращение всех русских или русскоязычных домой в Россию. Для России выгодно, чтобы русскоязычные продолжали жить и работать на территории постсоветского пространства, сохраняя и распространяя русскую культуру и поддерживая политическое пространство на русском языке в своих странах. Предложенные соображения не имеют четкой структуры и тем более не являются частью какой-то политической программы. В то же время нельзя исключать, что такая программа вполне может появиться. Для этого есть реальные предпосылки. Серьезные ограничения, впрочем, тоже присутствуют. С одной стороны, запрос на такую программу растет. С другой – ресурсов для ее реализации явно не достает, и это очевидно не только элитам, но и простым людям. Как бы то ни было, с началом нового шестилетнего политического цикла в России следует ожидать обострения внимания к этой теме. Тем более, что отсутствие прогресса в урегулировании конфликта в Донбассе и усиливающееся расхождение между Россией и Западом будут катализировать этот процесс.   Алексей Миллер, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге: У понятия "Русский мир" очень много трактовок. Кстати, это не единственная подобная концепция. Есть еще Святая Русь, например. И она, кстати, для РПЦ даже более значима. Но давайте посмотрим, чем занимается, например, фонд "Русский мир". Культурные вопросы, библиотеки, центры изучения языка, фестивали, научные проекты и т.д. Тем же занимаются немцы в Институте Гёте, французы в своих центрах – побуждение, развитие и поддержание интереса к национальной культуре, искусству и т.д. В этом смысле не обязательно быть этническим русским, чтобы ощущать свою принадлежность к русскому миру. И такое ощущение совершенно не обязательно должно манифестироваться в политике. Политический аспект "Русского мира" опять же трактуется по-разному. И эти трактовки меняются со временем. В ноябре 2009 г. патриарх Кирилл произнес большую, практически программную речь о "Русском мире". Он говорил о том, что мы должны научиться уважать суверенитет тех государств, которые в большей или меньшей степени принадлежат к "Русскому миру", что мы должны избавиться от комплекса "старшего брата", что мы ни в коем случае не должны ничего навязывать, что это должны быть партнерские, уважительные отношения и т.д. Так было. Понятно, что после 2014 г. для таких разговоров места не осталось, но тогда патриарх выступал адвокатом "Русского мира" через "мягкую силу". Он часто ездил на Украину, в Белоруссию, в Молдову с пастырскими визитами и говорил: мы принадлежим одной культуре, вере (но не одной церкви, кстати!) и так далее. Понятно, что после 2014 г. те, кто не принимает концепции "Русского мира" (и не принимал до 2014 г.), утвердились во мнении, что "Русский мир" – это концепция аншлюса. Тогда многие посчитали, что Крым – это начало большого пути, "русская весна", но со временем стало ясно, что это не так. И необходимо творческое переосмысление, переформулирование концепции "Русского мира". Надо понять, что пошло не так, а что – так. Нужно попытаться вернуть – насколько это возможно – "Русский мир" в сферу культурную, неагрессивную, конструктивную.   Александр Тарасов, социолог, политолог, историк (Москва): Никто до сих пор не смог внятно объяснить, что такое "Русский мир"; каждый, кто пользуется этим выражением, понимает под ним что-то свое. Лучше всего эту формулировку научилась использовать украинская националистическая пропаганда, у которой "Русский мир" – это тупой, злобный, агрессивный империалистический монстр, наследник Орды. При таком уровне теоретического осознания бессмысленно рассчитывать на какие-то серьезные (гео)политические успехи существующей российской власти, в том числе и на Украине. Наша власть не обладает стратегическим мышлением, она ведет себя ситуативно, как пожарная команда – тушит, где загорелось. Украина и Сирия – последние примеры. И там, и там стратегическое мышление (и, соответственно, способность формировать события) продемонстрировали США с союзниками (НАТО), это касается и созданных для России проблем. Поскольку российский правящий класс озабочен (как и при Ельцине) исключительно собственным обогащением, он не способен противопоставить американской стратегии какую-то равную, не ситуативную. Поэтому всякие рекомендации бессмысленны. России была навязана новая холодная война (и Украину при этом использовали как таран), и у российской власти нет шансов выиграть эту войну. Экономика России несопоставима с экономикой СССР, Советский Союз был сверхдержавой, а Россия – "страна-гигант" третьего мира; при этом, напоминаю, СССР холодную войну проиграл. Россия серьезно сократилась географически, потеряв в том числе важные с геополитической точки зрения территории. Наконец, СССР выступал – неважно, обоснованно или нет – как представитель коммунистической идеи и потому мог рассчитывать на союзников во всем мире. Нынешняя российская власть маркирует себя как антикоммунистическую, ничем в этом не отличаясь от своих западных противников; непонятно, почему антикоммунисты за рубежом должны предпочесть российских антикоммунистов своим собственным. Представление, что в 2030 г. будет существовать какой-то "Русский мир", по-моему – необоснованный оптимистический взгляд на вещи.   Роман Манекин, историк, журналист, политический аналитик (Москва–Донецк): "Русский мир", или, если говорить шире, русское цивилизационное пространство нуждается в восстановлении утраченной целостности. Двадцать пять миллионов этнических русских остались за пределами "материка" после 1991 года. И это только этнических русских. Мы не говорим о людях, системообразующей компонентой сознания которых является русский цивилизационный код. "Русский мир" сегодня болен. Он нуждается в реанимации. Украина – болевая точка. Врагам "Русского мира" вполне удалась операция по противопоставлению украинского социального сознания российскому. И свидетельство тому – война в Донбассе. Объективно ситуация состоит в том, что Украина противопоставлена Донбассу ровно в той мере, в которой Донбасс противопоставлен Украине. Русский духовный цивилизационный ландшафт – естественная среда обитания трехсот миллионов человек. И эта среда сегодня разрушена. Это обстоятельство, по сути, является угрозой всему человечеству. Отсюда главной содержательной задачей грядущего десятилетия станет не достижение нового уровня технического развития, а, возможно, с использованием технических достижений, восстановление естественной экологии души русского человека. В свете сказанного мы должны всячески противостоять деструктивным мотивациям, направленным, быть может, на достижение кратковременного успеха, но в стратегическом плане подрывающим единство русского мира. Иначе говоря, Украина России не враг. Враг – деструктивные элементы, засевшие во властных структурах Украины. И прямым военным противостоянием здесь мало что можно решить по существу. Хотя и приходится. Но это – вынужденная тактика. Стратегия должна состоять в выработке эффективных идеологических средств противостояния националистической заразе и точечной, буквально ювелирной работе с общественным мнением и правительственными кругами Украины. Роль Донбасса в этой истории – роль образца, к которому надо стремиться Украине. Так по крайней мере должно быть! Пока, к сожалению, ситуация обратная. Ее, эту ситуацию, нужно исправлять.   Михаил Ремизов, президент Института национальной стратегии: Во-первых, не следует игнорировать русский фактор внутри и вне России. Во-вторых, не следует зацикливаться на прямолинейном территориальном реваншизме. Сегодня мы одновременно совершаем обе эти ошибки. То есть, разумеется, их совершают разные части нашего исторического "мы". "Власть" в лучшем случае игнорирует, в худшем – дискриминирует русскую идентичность внутри и вне страны. "Общество" не видит других способов реализации и восстановления этой идентичности, кроме исторически привычного "собирания земель". Эти две крайности поддерживают друг друга. Так, например, развиваются отношения с постсоветскими государствами. За весь постсоветский период Российская Федерация не сформулировала никакой внятной и последовательной повестки по "русскому вопросу" за рубежом. Это катализировало дерусификацию в разных формах по периметру наших границ и привело к тому, что любые попытки российской реакции на нее и запоздалой постановки "русского вопроса" автоматически воспринимаются как выдвижение территориальных претензий. История с Крымом стала "моментом истины". Со стороны все выглядит так, что Россия больше 20 лет молчала о законных правах и интересах русских, а потом махнула рукой и решила вопрос радикально. После этого в Белоруссии и Казахстане ничего не хотят слышать о "Русском мире". Как нам на это реагировать? Снова молчать? Между тем, концепция "Русского мира" по своему замыслу состояла именно в том, чтобы иметь эту срединную зону между игнорированием и прямым ирредентизмом. Т.е. выстроить жизнеспособное пространство русской культуры поверх государственных границ. А также пространство взаимопонимания и солидарности ее носителей. Что для этого необходимо? Прежде всего – внутреннее ядро, без которого все остальное невозможно и бессмысленно. Это сама русская идентичность и ее "бытование" внутри России. Во-первых, она должна быть растабуирована. Русские должны привыкнуть к тому, что присутствие в пространстве страны других народов ни в коей мере не должно нам мешать быть собой, культивировать свою идентичность и передавать ее в поколениях. Во-вторых, ее следует истолковать как преимущественно культурно-языковую идентичность. Это снимет многие идентификационные проблемы, замешанные на наивном "биологизме" (подсчет "процентов крови" той или иной национальности в своем "организме"). В-третьих, она должна обрести новую гравитацию с точки зрения массовой культуры, бытовой культуры, политики памяти. Как именно – отдельный большой вопрос. Здесь достаточно отметить, что многие национальные самообразы – результат удачных сознательных стилизаций. Следующий слой – периферия русского "этнического поля" в России, слой людей с множественной, смешанной самоидентификацией. На этом уровне базовый подход – естественная ассимиляция. Сдвиг критериев этнической самоидентификации от "биологических" к культурно-языковым будет ей немало способствовать. Например, 6,2% участников переписи населения 2010 г. назвали родным язык, не соответствующий национальности. В абсолютном большинстве речь идет о людях, называющих русский в качестве родного языка, но не идентифицирующих себя как русские. Именно они образуют существенный потенциал для естественной ассимиляции. Не нужно и бессмысленно отрицать происхождение как фактор этнической самоидентификации – оно таковым является. Но надо всеми доступными средствами просвещения настойчиво вводить в качестве достаточного фактора такой самоидентификации – родной язык и культуру. Не единственного, но именно достаточного. Точно так же не стоит исключать возможности двойной этнической самоидентификации – по происхождению и по культурно-языковой принадлежности. Это вряд ли может быть массовой нормой, но вполне способно стать нормой для промежуточных и переходных идентификационных процессов. Далее – механизмы репатриации для русских и сфокусированная диаспоральная политика. В своей "крымской речи" президент впервые признал положение русских как крупнейшей разделенной нации в Европе. Но как раньше, так и по сей день этот кардинальный факт не учитывается государством ни де-юре, ни де-факто. Русские диаспоры за рубежом не являются в должной мере адресатом государственной поддержки со стороны Москвы; русские не имеют должных преимуществ в приобретении российского гражданства; не имеют преференций в сфере трудовой и образовательной миграции (в этом отношении была бы крайне востребована так называемая "карта русского" – по аналогии с "картой поляка", "картой венгра" – дающая широкий набор прав в "материнском" государстве без обязательного переезда и смены гражданства). Иными словами, международный опыт "разделенных наций" (Германии, Израиля, Венгрии, Польши, Казахстана и других стран) так и не стал ориентиром для Российской Федерации. И сам по себе этот факт кардинально снижает гравитацию русской идентичности на постсоветском пространстве: если русские не признаются Москвой, почему они должны признаваться в других столицах? После присоединения Крыма и войны в Донбассе восполнить этот пробел особенно важно. С одной стороны – чтобы реализовать возросшие ожидания русского населения прирубежных территорий (и, разумеется, самой России). С другой – чтобы снять опасения международных партнеров по поводу того, что после долгого периода бездействия попранные национальные права будут восстанавливаться "внезапно" и в "максимальном" варианте (по крымскому сценарию). Наиболее адекватное средство от подобных опасений – предсказуемая настойчивость и последовательность в отстаивании культурно-языковых и иных прав русского населения.   Борис Межуев, доцент философского факультета МГУ, председатель редакционного совета сайта "Русская идея": Выражение "Русский мир" имело и имеет множество самых разных трактовок, но мы для простоты и краткости будем исходить из той, что можно назвать геополитической. Речь идет о тех территориях соседних с Россией государств, которые, сопротивляясь их сплочению на этнократической или какой-то другой почве, тяготеют к России. Это тяготение может иметь отчетливо сепаратистский характер – как было в Абхазии, Южной Осетии, как продолжает быть на Донбассе и в Приднестровье, а может оставаться исключительно культурным, что пока имеет место в Северном Казахстане и отдельных районах Прибалтики. Наконец, возможно допустить – чисто гипотетически – возникновение чего-то подобного "Русскому миру", допустим, в Гомельском районе Белоруссии, если на смену режиму Лукашенко придут проевропейские силы, с поддержкой в западных районах этой страны. Я бы сравнил отношение России с "Русским миром" с отношением Евро-Атлантики и самой Россией. Аналогия во многих аспектах хромает, но есть сходство в ритмах втягивания и отбрасывания от себя Европой России, а Россией – "Русского мира". В определенные моменты Европа испытывает нужду в участии России в политической игре на континенте, но когда за такое участие приходится платить слишком большую цену, все силы Европы сплачиваются в общем стремлении поставить барьер российской экспансии, выведя из-под ее контроля лимитрофные территории. Отсюда – вечная раздвоенность самой России в вопросе о ее идентичности: европейская или неевропейская она страна?  Россия ведет с себя с "Русским миром" аналогичным образом, в определенные моменты используя его против выходящих из-под ее контроля государств, как бы шантажируя их угрозой территориального раскола, однако когда риск распада по тем или иным причинам оказывается слишком высок или шанс на присоединение "Русского мира" к России блокируется Евро-Атлантикой, это понятие мгновенно забывается, а его наиболее радикальные адепты в самой России удаляются с политического поля. "Русский мир" оказывается таким капиталом, от которого невозможно отказаться, но которым и не воспользоваться без риска фатально осложнить отношения как с ближайшими соседями, так и с крупными государствами мира, опасающимися окончательной декомпозиции существующего миропорядка. Есть ли выход из тупика? Можно ли построить "Русский мир", одновременно не подвергая риску сложившуюся систему отношений в Евразии? Вероятно, следовало бы найти какую-то политическую форму, в которую могла бы быть канализирована и активность прорусских активистов, и их поддержка со стороны России. Весной 2014 г. был упущен шанс на возникновение прорусского федералистского движения, способного захватить юго-восток Украины, но при этом потенциально являвшегося бы привлекательной идеологической основой для самоопределения других регионов "Русского мира". Тогда борцов за Новороссию короткое время именовали в российских СМИ сторонниками федерализации. Потом призрак Новороссии съел этот самый федерализм. Ведь в самой России подобное "федералистское" движение может носить только оппозиционный характер. Для российской власти союз, условно говоря, с Назарбаевым важнее, чем самоопределение русских жителей Северного Казахстана. Взаимодействие с "Русским миром" станет в этом случае проблемой внутренней политики. Судьба этого феномена в 2030 г. зависит от того, появится ли подобное федералистское движение, имеющее прорусский, но транснациональный характер? Если да, то можно ожидать, что лимитрофный пояс государств, отделяющий Россию от Евро-Атлантики, приобретет мирную и цивилизованную форму пояса нейтральных федераций с максимально либеральной культурной и языковой политикой. Если нет, сохранится нынешняя динамика системы Россия-"Русский мир", в котором последний продолжит играть роль субверсивного полюса силы, противостоящего прозападным и этнократическим тенденциям столиц лимитрофных государств. Конечно, у России должно оставаться достаточно материальных и духовных ресурсов поддерживать и укреплять в "Русском мире" "прорусскую идентичность". По событиям 2014 г. мы видели, как отличалось поведение в кризисный момент жителей Севастополя от, скажем, Харькова и тем более Днепропетровска. Боюсь, инерционный сценарий будет благоприятствовать в большей мере "харьковской" и даже "днепропетровской", а не "севастопольской" модели поведения. Поэтому стоит надеяться на первый сценарий развития событий, хотя в настоящий момент он представляется крайне маловероятным.   Георгий Полеводов, писатель (Донецк): Какую роль может и должно сыграть такое понятие, как "Русский мир", в предстоящие годы, когда Украине предстоит так или иначе преодолевать последствия братоубийственной гражданской войны? Целительную, поскольку другого средства восстановить страну, по сути, и не будет. Взаимосвязи между украинским народом, каким бы обманутым и одураченным он ни был, и народом русским крепче, чем думают те киевские политики, которые и посеяли вражду. Заглянем, например, на десятилетие вперед. Донбасс, успешно переборов послевоенные трудности, развивается при деятельной поддержке Российской Федерации. Теперь это не только мощный промышленный регион, но и своего рода "хаб" между Востоком и Западом, часть федеративной Украины, созданной после провала "майданной" модели. Годы войны закалили жителей Донецкого региона, и они дали новый импульс развития не только собственному краю, но и России в целом. Именно Донбасс стал примером деятельного патриотизма и любви к Родине. Консолидировал он эти силы и общественное движение и внутри России. Существование Украины-2030 возможно лишь на условиях федеративного устройства. Отчасти даже и потому, что унитарное государственное устройство изжило себя в принципе. Развязанная киевской властью агрессия против Донбасса разобщила украинское общество. Если жители ДНР и ЛНР объединились вокруг идеи патриотизма, "Русского мира" и резкого неприятия радикального национализма, то население Украины, напротив, раскололось, и раскол будет усугубляться по мере ухудшения экономической ситуации и радикализации отдельных групп населения. Но есть значимая категория населения современной Украины. Те, которые просто привыкли работать, трудиться на своей земле. И эта категория людей презирает "майданных выскочек" и борцов с "русской агрессией". Разделение на "воинов" и "землепашцев" только усугубит социальную вражду с риском откровенного вооруженного противостояния. При этом если и начнется возрождение Украины, то именно с ее "срединных земель" – тех самых, воспетых Николаем Гоголем. Именно в Полтавской, Сумской, Черкасской областях и сохранился тот спокойный, работящий настрой простых украинцев. Того "працьовитого" и хлебосольного народа. Для всех этих людей, привыкших жить своим умом и своим трудом, неприятны любые потрясения и революции, именно они – последний оплот стабильности. В корне неверно утверждение, что подобные люди нерасторопны. Да, они терпеливы, и, пожалуй – излишне. Но если кто-то всерьез покусится на их святое право трудиться на своей земле – поднимут на вилы. С той же крестьянской основательностью, с которой обсуждают виды на урожай. Украинский народ является братским русскому, и потерять его никак нельзя. Поскольку украинская народная культура, язык, традиции также являются важной составляющей единого гуманитарного пространства "Русского мира". И радикализация взглядов здесь может только навредить. Общество обманутой и низвергнутой в пучину хаоса страны должно само прийти к осознанию собственных катастрофических ошибок. Многие факторы объединяют народы России, Донбасса и Украины. Это прежде всего родственные семейные узы, которые зачастую не может разорвать даже война. Остались еще и экономические связи, общая культура и история. Трагедия Украины и в том, что она выбирает устаревшую историческую парадигму. Дать стране после разрушительной войны и деградации новый смысл существования, не запятнанный кровью и откровенным фашизмом – вот главная задача и, если хотите, гуманитарная миссия Донбасса в будущем.   Алексей Дзермант, научный сотрудник Института философии НАН Беларуси: "Русский мир" в 2030 году лучше всего представить конфедерацией суверенных государств, придав новую позитивную динамику Союзному государству России и Беларуси. Именно в рамках этого проекта нужно выходить на самую тесную экономическую и военно-политическую интеграцию, промышленную кооперацию, особенно в сфере новых технологий. Двигаться к созданию единой валюты, полноценного союзного парламента, общей гуманитарной политики. Самая большая проблема – Украина. К ней нужен комплексный подход: специализированное информационное вещание с учетом реально существующей украинской национальной идентичности, разработка союзной программы привлечения и переселения граждан Украины, интеграция Донбасса, Приднестровья в состав России или Союзного государства в случае невозможности восстановления отношений с Украиной и Молдовой. России точно не следует отрицать существование разных русских национальных проектов – белорусского и украинского – и стремиться интегрировать их исключительно в форме включения в состав Российской Федерации. России нельзя игнорировать первостепенную важность технологической и промышленной платформы интеграции со своими союзниками. У России не получится уклониться от вооруженного конфликта в случае, если процесс нацификации Украины приобретет необратимый характер. Украинский национализм крайне токсичен, имеет откровенные экспансионистские планы в отношении России и Беларуси, и к прямому столкновению с ним надо быть готовым, в том числе политически и экономически. "Русский мир" должен иметь социально-ориентированный, а не этнонациональный, характер и антифашистский вектор.   Анна Гусарова, научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК (Астана): Концепция "Русского мира" обречена, а негативное ее восприятие продолжит доминировать в среднесрочной перспективе. Очевидно, что посткрымский миропорядок во многом повлиял на восприятие России как агрессора, а ее место и роль как привлекательного центра "мягкой силы" значительно недооценивается на государственном уровне. Чем активнее Россия будет использовать свой дипломатический ресурс в международной повестке, тем больше вопросов возникнет по переосмылению "Русского мира" как такового. Секъюритизация и милитаризация российской внешней политики заметно осложнит реализацию концепции в целом. Дальнейшее противостояние по линии США – Россия усугубит негативные тенденции. Националистические страхи и фобии, которые легли в основу многих решений политических элит стран СНГ, в первую очередь, важно минимизировать. Необходимо учитывать – проекция "Русского мира" на пространство СНГ не должна осуществляться в контексте "великой войны с Западом", а силовые методы не должны преобладать в процессе принятия решений. Для повышения прозрачности и восстановления уровня доверия к "Русскому миру" требуется заметная активизация дипломатического ресурса на пространстве СНГ (в частности, приграничных государств), поощрение публичной дипломатии и поддержка русскоязычных сообществ. Вместе с тем, важно восстановить главный элемент "Русского мира" – приверженность русскому языку и культуре. Для России крайне важно сохранить статус русского языка как lingua franca, посредством которого Россия пока продолжает так или иначе сохранять свои позиции.   Ольга Иванова, депутат Рийгикогу (парламент Эстонии): Чтобы ответить, каким должен быть "Русский мир" через 15 лет, необходимо понять, что он представляет собой сегодня. Насколько созданная когда-то система себя оправдала, главное, дала ли результат. Кроме того, адресат проектов "Русского мира" кардинально меняется. Если раньше основное внимание было направлено на поколение, воспитанное в Советском Союзе, то современный потенциальный участник сообщества – молодой или среднего возраста человек, выросший в другой социальной и образовательной системе. Насколько мне известно, на сегодняшний день не проведено ни одного исследования, например, в странах Балтии, которое дало бы ответы на эти вопросы. Одним словом, отсутствует понимание, кто они – эти русскоязычные европейцы, которые заинтересованы в идее "Русского мира". Их достаточно много, но об их ожиданиях известно мало или почти ничего. Если смотреть на перспективу 15 лет и пофантазировать, то он мог бы представлять собой глобальную структуру, деятельность которой делилась бы по направлениям: культура, образование, политика, социальное обеспечение, молодежная работа, просветительская деятельность, но и активное участие в формировании повестки дня международной политики. Особенность русскоязычного населения стран Балтии объяснима: в начале 1990-х гг. они пережили гигантский шок от того, что страна, в которой они жили, от них уехала, и они оказались в совершенно новых реалиях. К основополагающим ошибкам того времени можно отнести нерешенный вопрос нулевого варианта гражданства (Эстония и Латвия). Люди оказались не нужны ни своей стране, ни новой родине. Если говорить конкретно о том, что русскоязычные, например, молодые люди могли бы ожидать от России – возможность получить там высшее образование, сделать карьеру в огромном мегаполисе. Пожилых людей, кто, возможно, родился в России, или ветеранов, конечно, интересует роль исторической родины в международной политике. Поэтому их интересы распространяются и в область политических решений Москвы.   Янис Урбанович, президент "Балтийского форума", председатель фракции "Согласие" Сейма Латвии: Есть мир, и есть русские. А словосочетание "Русский мир" не все воспринимают в позитивной толстовской интерпретации – как русское общество. Чаще это воспринимается как противопоставленность "Русского мира" всему остальному, что только раздражает русских за пределами России и даже в самой России. Есть русские, люди, разговаривающие на русском, люди, которым симпатична русская культура. Словосочетание "Русский мир" подразумевает некую организованность, что вредит развитию русской культуры в мире. Это даже звучит воинственно. Все знают, что в мире живут британцы, немцы, русские и так далее – свободные люди разных национальностей, которых объединяет язык и культура. И только организаторы работы с диаспорой в России придумали, что есть некий специальный "Русский мир". Эту тему нужно изучать. Невозможно в Кремле сформулировать мнение и взгляды русских, основываясь на жалобах и челобитных "профессиональных соотечественников". На этом основании неправильно делать выводы, ведь это не позиция всех тех русских, которые живут за пределами России. Организованность в формулировке "Русский мир" предполагает даже некоторую подчиненность, а это неправильно. По всему миру должны рождаться центры русской культуры, а роль Москвы в этом – помощник, а не арбитр, командир. Для всех нас нет лучше новости, чем об успехах России, а для этого прежде всего нужно развитие России, особенно экономическое. Поэтому богатейте, развивайтесь, становитесь примером для подражания, чтобы каждый, кому симпатична русская культура, мог гордиться этой симпатией. http://www.globalaffairs.ru/number/-19490 Одиночество полукровки (14+) Wed, 11 Apr 2018 12:12:00 +0300 Разные бывают работы. За иную можно браться только в состоянии, несколько отличном от нормального. Так, пролетарий информационной индустрии, рядовой поставщик новостей это, как правило, человек со всклокоченным мозгом, пребывающий как бы в лихорадке. Неудивительно, ведь новостной бизнес требует спешки: узнать быстрее всех, скорее всех сообщить, раньше всех интерпретировать.  Возбуждение информирующих передается информируемым. Возбужденным их собственная возбужденность часто кажется мыслительным процессом и заменяет его. Отсюда – вытеснение из обихода предметов длительного пользования вроде "убеждений" и "принципов" одноразовыми "мнениями". Отсюда же сплошная несостоятельность прогнозов, никого, впрочем, не смущающая. Такова плата за быстроту и свежесть новостей.  Мало кому слышно заглушаемое фоновым медийным шумом насмешливое молчание судьбы. Мало кому интересно, что есть еще и медленные, массивные новости, приходящие не с поверхности жизни, а из ее глубины. Оттуда, где движутся и сталкиваются геополитические структуры и исторические эпохи. Запоздало доходят до нас их смыслы. Но никогда не поздно их узнать.  14-й год нашего века памятен важными и очень важными свершениями, о которых всем известно и все сказано. Но важнейшее из тогдашних событий только теперь открывается нам, и медленная, глубинная новость о нем теперь только достигает наших ушей. Событие это – завершение эпического путешествия России на Запад, прекращение многократных и бесплодных попыток стать частью Западной цивилизации, породниться с "хорошей семьей" европейских народов. С 14-го года и далее простирается неопределенно долгое новое время, эпоха 14+, в которую нам предстоит сто ( двести? триста?) лет геополитического одиночества.  Вестернизация, легкомысленно начатая Лжедмитрием и решительно продолженная Петром Первым, за четыреста лет была испробована всякая. Чего только ни делала Россия, чтобы стать то Голландией, то Францией, то Америкой, то Португалией. Каким только боком ни старалась втиснуться в Запад. Все оттуда поступавшие идеи и случавшиеся там трясения наша элита воспринимала с огромным энтузиазмом, отчасти, может быть, и излишним. Самодержцы усердно женились на немках, имперские дворянство и бюрократия активно пополнялись "бродяжными иноземцами". Но европейцы в России быстро и повально русели, а русские все никак не европеизировались.  Русская армия победоносно и жертвенно сражалась во всех крупнейших войнах Европы, которая по накопленному опыту может считаться наиболее склонным к массовому насилию и самым кровожадным из всех континентов. Великие победы и великие жертвы приносили стране много западных территорий, но не друзей.  Ради европейских ценностей ( в то время религиозно-монархических ) Санкт-Петербург выступил инициатором и гарантом Священного Союза трех монархий. И добросовестно выполнил союзнический долг, когда нужно было спасать Габсбургов от венгерского восстания. Когда же сама Россия оказалась в сложном положении, спасенная Австрия не только не помогла, но и обратилась против нее.  Потом евроценности сменились на противоположные, в Париже и Берлине в моду вошел Маркс. Некоторым жителям Симбирска и Яновки захотелось, чтобы было, как в Париже. Они так боялись отстать от Запада, помешавшегося в ту пору на социализме. Так боялись, что мировая революция, будто бы возглавляемая европейскими и американскими рабочими, обойдет стороной их "захолустье". Они старались. Когда же улеглись бури классовой борьбы, созданный неимоверно тяжкими трудами СССР обнаружил, что мировой революции не случилось, западный мир стал отнюдь не рабочекрестьянским, а ровно наоборот, капиталистическим. И что придется тщательно скрывать нарастающие симптомы аутического социализма за железным занавесом.  В конце прошлого века стране наскучило быть "отдельно взятой", она вновь запросилась на Запад. При этом, видимо, кому-то показалось, что размер имеет значение: в Европу мы не помещаемся, потому что слишком большие, пугающе размашистые. Значит, надо уменьшить территорию, население, экономику, армию, амбицию до параметров какой-нибудь среднеевропейской страны, и уж тогда нас точно примут за своих. Уменьшили. Уверовали в Хайека так же свирепо, как когда-то в Маркса. Вдвое сократили демографический, промышленный, военный потенциалы. Расстались с союзными республиками, начали было расставаться с автономными... Но и такая, умаленная и приниженная Россия не вписалась в поворот на Запад.  Наконец, решено было умаление и принижение прекратить и, более того, заявить о правах. Случившееся в 14-м году сделалось неизбежным.  При внешнем подобии русской и европейской культурных моделей, у них несхожие софты и неодинаковые разъемы. Составиться в общую систему им не дано. Сегодня, когда это старинное подозрение превратилось в очевидный факт, зазвучали предложения, а не шарахнуться ли нам в другую сторону, в Азию, на Восток.  Не нужно. И вот почему: потому что Россия там уже была.  Московская протоимперия создавалась в сложном военно-политическом коворкинге с азиатской Ордой, который одни склонны называть игом, другие союзом. Иго ли, союз ли, вольно или невольно, но восточный вектор развития был выбран и опробован.  Даже после стояния на Угре Русское Царство продолжало по сути быть частью Азии. Охотно присоединяло восточные земли. Претендовало на наследие Византии, этого азиатского Рима. Находилось под огромным влиянием знатных семей ордынского происхождения.  Вершиной московского азиатства явилось назначение государем всея Руси касимовского хана Симеона Бекбулатовича. Историки, привыкшие считать Ивана Грозного кем-то вроде обериута в шапке Мономаха, приписывают эту "выходку" исключительно его природной шутливости. Реальность была серьезнее. После Грозного сложилась солидная придворная партия, продвигавшая Симеона Бекбулатовича уже на вполне настоящее царство. Борису Годунову пришлось требовать, чтобы присягая ему, бояре обещали "царя Симеона Бекбулатовича и его детей на царство не хотеть." То есть, государство оказалось в полушаге от перехода под власть династии крещеных Чингизидов и закрепления "восточной" парадигмы развития.  Однако ни у Бекбулатовича, ни у потомков ордынского мурзы Годуновых не было будущего. Началось польско-казацкое вторжение, принесшее Москве новых царей с Запада. При всей мимолетности правлений Лжедмитрия, задолго до Петра огорчившего бояр европейскими замашками, и польского королевича Владислава, они весьма символичны. Смута в их свете представляется не столько династическим, сколько цивилизационным кризисом – Русь отломилась от Азии и начала движение к Европе.  Итак, Россия четыре века шла на Восток и еще четыре века на Запад. Ни там, ни там не укоренилась. Обе дороги пройдены. Теперь будут востребованы идеологии третьего пути, третьего типа цивилизации, третьего мира, третьего Рима... И все-таки вряд ли мы третья цивилизация. Скорее, сдвоенная и двойственная. Вместившая и Восток, и Запад. И европейская, и азиатская одновременно, а оттого не азиатская и не европейская вполне.  Наша культурная и геополитическая принадлежность напоминает блуждающую идентичность человека, рожденного в смешанном браке. Он везде родственник и нигде не родной. Свой среди чужих, чужой среди своих. Всех понимающий, никем не понятый. Полукровка, метис, странный какой-то.  Россия это западно-восточная страна-полукровка. С ее двуглавой государственностью, гибридной ментальностью, межконтинентальной территорией, биполярной историей она, как положено полукровке, харизматична, талантлива, красива и одинока.  Замечательные слова, никогда не сказанные Александром Третьим, "у России только два союзника, армия и флот" – самая, пожалуй, доходчивая метафора геополитического одиночества, которое давно пора принять как судьбу. Список союзников можно, конечно, расширить по вкусу: рабочие и учителя, нефть и газ, креативное сословие и патриотически настроенные боты, генерал Мороз и архистратиг Михаил... Смысл от этого не изменится: мы сами себе союзники.  Каким будет предстоящее нам одиночество? Прозябанием бобыля на отшибе? Или счастливым одиночеством лидера, ушедшей в отрыв альфа-нации, перед которой "постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства"? От нас зависит.  Одиночество не означает полную изоляцию. Безграничная открытость также невозможна. И то, и другое было бы повторением ошибок прошлого. А у будущего свои ошибки, ему ошибки прошлого ни к чему.  Россия, без сомнения, будет торговать, привлекать инвестиции, обмениваться знаниями, воевать (война ведь тоже способ общения), участвовать в коллаборациях, состоять в организациях, конкурировать и сотрудничать, вызывать страх и ненависть, любопытство, симпатию, восхищение. Только уже без ложных целей и самоотрицания.  Будет трудно, не раз вспомнится классика отечественной поэзии: "Вокруг только тернии, тернии, тернии... б***ь, когда уже звезды?!" Будет интересно. И звезды будут. http://www.globalaffairs.ru/number/Neulovimyi-maloross-istoricheskaya-spravka-19489 Неуловимый малоросс: историческая справка Tue, 10 Apr 2018 14:39:00 +0300 Данный материал представляет собой извлечение из статьи "Малоросс" в книге Миллер А., Сдвижков Д., Ширле И. (ред.) "Понятия о России". К исторической семантике имперского периода. М., НЛО, 2012. Т.2, p. 392-443.  Краткий вариант статьи - "“Малоросс”: эволюция понятия до Первой мировой войны", также опубликован в журнале "Новое литературное обо зрение" № 108 (2/2011)). Авторы – А.Л. Котенко, О.В. Мартынюк, А.И. Миллер. Понятие малоросс (малорус) – этно- и соционим с долгой историей и весьма драматичной судьбой. Этот идентификатор, бывший и самоназванием, и "внешним" определителем, в некий момент истории оказался оружием ожесточенной борьбы в сложных структурах взаимодействия с большим числом акторов. Поэтому малоросс и производные от него понятия функционировали в нескольких взаимосвязанных, но существенно различавшихся контекстах. С определенного времени для части самой группы, идентифицировавшей себя как малороссов, понятие малоросс стало заменяться понятием украинец. Это, в свою очередь, вызывало сопротивление, порой весьма ожесточенное, как среди тех, для кого малоросс оставался легитимным понятием самоидентификации, так и со стороны официальных властей империи и русского общественного мнения. Особенность русского дискурса о малороссе состояла в том, что сами понятия великоросс, русский, общерусский приобретали тот или иной смысл в зависимости от интерпретации понятия малоросс. В XVIII–XX вв. понятие малоросс пережило несколько кардинальных трансформаций, становилось не только оспариваемым, но и прямо "боевым", чрезвычайно нагруженным политически. Рождение и взросление малоросса Неологизм из греческого, Малая Росия, появился на свет в XIV веке и сначала обозначал польскую часть Киевской митрополии, а после 1648 г. –  территорию казацкой Гетманщины. Он особенно вошел в оборот во второй половине XVI века, но поначалу использовался местным духовенством исключительно во время контактов с Московией. В 1674 г. был опубликован подготовленный в среде киевского духовенства "Синопсис", который пытался связать Киев и Москву с помощью религии и династии, вместе с тем представив население Мало- и Великороссии как единое целое, назвав его общим славеноросским христианским народом (касательно киевских времен), или православнороссийским народом (во времена Алексея Михайловича). Однако эта идея во второй половине XVII века оставалась лишь одним из целого ряда вариантов оценки связи Малороссии с Великороссией и их "народов". В изданном в начале XVII в. "Лексиконе треязычном" Федора Поликарпова не было отдельных статей о малороссах или украинцах, но в некоторых местах автор словаря указывал на отличность последних от московитов. Своеобразный Sattelzeit в понимании малоросса/Малороссии наступил, вероятно, в начале XVIII века. После Полтавской битвы выходец из Киева Феофан Прокопович предложил заменить Украину/Малороссию в качестве "малороссийского отечества" и объекта первостепенной лояльности "малороссийского народа" на Россию. В его текстах под Полтавой сражаются уже не мало- или великороссияне, но российское воинство, россияне. Имперская Россия оказалась поднята на уровень нового отечества, опустив Малороссию на уровень локальной родины, или просто места рождения. Концепция Прокоповича прижилась, разумеется, не сразу, да и не до конца. Но в целом можно сказать, что понятие малоросс появляется в русском языке под влиянием из Киева на рубеже XVII–XVIII веков. В русский язык постепенно входят малороссияне/малороссийцы/малороссиянцы/малороссы в географическом (не этническом!) значении жителей, уроженцев Украины/Малороссии. Уничижительным вариантом понятия было малороссийчик. В XIX веке малоросс входит как понятие, обозначающее население Малороссии левого берега Днепра, соединенное с великороссами общим сувереном и религией, но ни в коем случае не этнически или же исторически. В имперской культуре 1790–1850-х гг. местный (малорусский) патриотизм и культурная лояльность империи не воспринимались антагонистически. В первой трети XIX века умы образованной публики занимали преимущественно вопросы армии и государства, а не этносов, его населяющих. Она проявляла интерес к Малороссии/малороссам только как к частному примеру более общих проблем. Кроме того, благодаря романтическому "открытию" Малороссии во многих "сентиментальных травелогах" путешественников из Великороссии, до 1830 г. в русских взглядах на южные территории складывается устойчивый шаблон: для представителей образованного общества это был преимущественно "туземный" любопытный руссоистский мир (Юг, "наша Италия", Швейцария или Шотландия), населенный патриотическими, добродетельными и просвещенными дворянами, а также изобретательным и добродетельным крестьянством. О "войнах исторической памяти" и речи не было. Тогда же появляются и публикации, которые, следуя идеям предыдущего поколения о том, что малороссы – "наши", подчеркивали в то же время, что они – "не мы"; что хотя "доныне Малороссияне только исповедуют Греческую веру, говорят особенным диалектом Русского языка, и принадлежат к политическому составу России, но по народности вовсе не русские". Наиболее радикальной попыткой изменить значение понятия малоросс в первой трети XIX века была "Русская правда" Павла Ивановича Пестеля, предполагавшая в рамках задачи по превращения империи в "единую и неделимую" нацию полную ассимиляцию малорусов и белорусов. Власти империи, разумеется, были более осторожны в своей политике, но отчасти идеи Пестеля в отношении малорусов и белорусов разделяли. После 1830 г., частично под влиянием польского восстания, но главным образом из-за идей народности появляется большое количество статей о русской истории и этнографии, а особенно (и здесь польский импульс был весьма важен) – об украинцах/малороссах, тексты (о) которых становятся своего рода аргументами против поляков. Проблематизация малоросса В 1840-е гг. началось переосмысление понятия малоросс со стороны зарождающегося украинского националистического движения. Провозглашая идею создания независимого украинского государства в составе славянской федерации, члены Кирилло-Мефодиевского общества, раскрытого в Киеве в 1847 году, выдвигали две трактовки понятия украинец. Николай Костомаров в духе элитарного старшинского патриотизма делал акцент на свободу и социальное равенство, которые считал главными ценностями украинца. Другой участник общества, Пантелеймон Кулиш, больше значения придавал "крови", то есть этничности. Раскрытие Кирилло-Мефодиевского общества вывело проблематизацию понятий малоросс и Малороссия в русской мысли на новый уровень. Виссарион Белинский уже в середине 1840-х гг. говорил о слиянии Малороссии с Россией и исчезновении "малороссийского языка". Другие авторы уже отмечали определенную политизацию самого "малороссийского" дискурса. Славянофилы же отчетливо следовали традиции видеть в малороссах/украинцах отдельный народ. Похоже, что в это же время именно в связи с делом Кирилло-Мефодиевского общества впервые появляется и термин украинофильство, скроенный по образцу уже ставшего к тому времени привычным славянофильства. Чуть позже между историками началась дискуссия вокруг наследия Киевской Руси, а в недрах имперской бюрократии – обсуждение отношения к малорусскости. На всех уровнях имперской власти от министра до рядового цензора "малороссийское особничество" рассматривалось прежде всего как проявление традиционалистского регионального патриотизма, как своеобразный пережиток старины, вызывавший недоверие и осторожное отторжение. К середине XIX в. в дискуссии Малороссия впервые прозвучала не как локальная "родина", а уже как "отечество" малороссов как отдельного народа, обсуждалась правильность написания – Укрáйна или Украúна, а в текстах малороссийское вытеснялось украинским. Так началось складывание националистического понятия украинец. Новые тенденции сразу же встретили протест в малорусской среде, а в 1861–1862 гг. произошла резкая эскалация враждебности к украинофильству и в русском общественном мнении. Аналогии с западноевропейским опытом ассимиляторской политики национального строительства, призванные подтвердить вредность и бесперспективность украинофильства, становятся общим местом. В целом в начале 1860-х гг. малоросс становится в дискурсе русской прессы обозначением человека, более или менее лояльного общерусской идее, а украинофил обозначает нечто по меньшей мере подозрительное или однозначно враждебное и нередко сопровождается понятием сепаратист. В среде бюрократии в начале 1860-х гг. безусловно доминируют понятия малоросс и Малороссия, причем и здесь за ними уже очевидно скрывается проблема. В 1860 г. петербургский цензор В.Н. Бекетов, не найдя в очередной книге Кулиша "ничего предосудительного, кроме некоторых слов, намекающих на стеснительное положение Малороссии при завладении ею русскими", тем не менее усомнился, "может ли вообще быть допущена история Малороссии, в чем как бы высказывается самостоятельность этого края". Традиционный мотив постепенно стирающихся различий между малороссами и великороссами сочетается с новыми темами – угрозой реанимации этих различий и параллелью с державами, десятилетиями проводившими политику строительства модерных наций. Вскоре, после 1866 и 1870 гг., к ряду этих параллелей добавится и Германия. В отношении к терминам язык и наречие применительно к украинскому/малорусскому языку еще некоторое время сохранялся разнобой, хотя идея о том, что следует настаивать на малорусском наречии русского языка, уже широко распространена. С 1860-х гг. начинается массовое использование разными авторами псевдонима "Украинец", и к концу 1860-х – началу 1870-х гг. для наиболее националистически настроенных из них этот вопрос приобретает первоочередное значение. В то время как украинцы стремились "со шкурой сдереть с себя" малоросса, малороссы ополчались против Украины и украинца. При этом, настаивая на русском, киевские противники украинцев не собирались отказываться от малоруса и хохла. Главный орган малороссов, газета "Киевлянин", в очерке из Воронежской губернии, где рядом жили велико- и малорусские крестьяне, с умилением рассказывала о "соединении малорусской опрятности и некоторого чувства изящества с великорусской энергией и предприимчивостью" как о символическом воплощении общерусского единства. "Киевлянин" боролся за право "собственности" на Шевченко, Костомарова, Максимовича с украинофилами. Либеральные публицисты в Петербурге старались найти какой-то средний путь между этими взаимоисключающими точками зрения, боровшимися на Киеве. В дискуссии возникает термин "раса", понятие украинца начинает антропологизироваться, и на первое место кроме языка выходит именно расовый признак. Украинец против малоросса Баталии по поводу статуса малорусского языка/наречия не утихали в течение всей второй половины XIX и начала ХХ в. Часто в контексте этих споров использовалось понятие общерусский язык. Новый импульс дискуссии получили после признания украинского самостоятельным языком в 1904 году. Это несколько убавило категоричности в высказываниях противников украинского движения, но отнюдь не прекратило полемику. "Понятийная война" захватила и Галицию. Обилие версий национальных самоназваний стало результатом борьбы сторонников разных концепций национального самоопределения, обострившейся в среде галицийских русинов во второй половине XIX – начале XX века. Для представителей всех направлений главным самоназванием вплоть до Первой мировой войны оставался традиционный этноним Русь, но интерпретировали его по-разному. За малозаметными различиями в написании прилагательного руский – русский – руський стояли существенные расхождения галицийских "старорусинов", "русофилов" и "украинофилов". Контакты как с украинофильскими, так и с панславистскими деятелями из Российской империи, заметно усилившиеся в 60-е гг. XIX в., привели к тому, что термины Малая Русь, малоруский, малороссийский стали самоидентификаторами в публичном дискурсе. Уже во второй половине 1860-х гг. ряд видных деятелей галицко-русского движения, не меняя малоруской самоидентификации, стали подчеркивать культурное единство "со всем русским миром". Украинофилы сначала повсеместно использовали термин малоруський народ, уравнивая понятия Русь и Малая Русь, а затем и Украина (Русь-Украина). Но уже в начале ХХ века Малороссия и малороссийский (наряду с русский) утвердились как национальные самоназвания русофилов ("москвофилов") и стали неприемлемыми для их оппонентов – украинофилов-народовцев. Русофилы подвергли эту тенденцию критике с теми же аргументами, что использовались противниками украинцев в России. Можно проследить и примеры влияния галицийских сочинений на русский дискурс. Уже в конце XIX века украинские деятели отказываются от терминов малоросс и украинофил. Кодифицированную форму украинский национализм приобрел в "Словаре украинского языка" Б.Д. Гринченко (1907–1909): в нем ожидаемо отсутствовали малоросс и хохол, а среди "украинских" статей было также "украинство: свойство и деятельность украинца в национальном смысле". Консолидация результатов этого нового этапа "борьбы за понятия" происходит после революции 1905 г., в принципиально новых условиях. Возникла легальная политическая конкуренция, связанная с выборами городских дум и Государственной думы. Резкое ослабление цензурного пресса позволило легально выходить украинским изданиям, которые включились в полемику с русскими. Среди первых особая роль принадлежала ежедневной газете "Рада". Главным оппонентом "Рады" был "Киевлянин", продолжавший антиукраинскую линию 1870-х гг. и ставший главным органом созданного усилиями Анатолия Савенко и Дмитрия Пихно под патронатом Петра Столыпина Киевского Клуба русских националистов (далее: ККРН). Примерно в это же время в Киеве создается и Общество украинских прогрессистов (Товариство українських поступовців, далее: ТУП). Эти организации олицетворяли два лагеря, непримиримых в своем отношении к украинству. Особенность киевской ситуации состояла в том, что украинские активисты и малороссы-антиукраинцы из ККРН обращались к одному и тому же местному читателю, то есть к тому политически еще не определившемуся малороссу, хохлу, которого одни хотели сделать украинским националистом, а другие – националистом русским. Прежняя борьба за интерпретацию понятия малоросс дополнилась борьбой за умы и сердца реальных людей. Следуя логике этой борьбы, оба лагеря, состоявшие из выходцев из одной среды и часто хорошо знакомых друг с другом, старались представить друг друга в самом черном цвете. ККРН в дискурсе "Рады" – черносотенцы, реакционеры и предатели собственной нации. В дискурсе КРНН круг "Рады" и ТУП – мазепинцы, отщепенцы, раскольники, сепаратисты, русофобы, агенты внешних сил, причем теперь не только и даже не столько поляков, сколько Австрии и Германии. Если для "Рады" малороссы-антиукраинцы все сплошь были реакционеры, то "Киевлянин" всех украинцев-националистов представлял космополитами, социалистами и беспринципными революционерами. Но ситуация кардинально менялась, когда обе стороны начинали говорить о малороссе неполитизированном. Для украинцев такие люди были прежде всего жертвами русификации и "несознательными украинцами", теми, кого надо было спасти для украинской нации. Великоросская же культура для украинских националистов была бедной и грубой. Они часто намекали на пристрастие великороссов к спиртным напиткам, бешеным пляскам и грубому обращению с близкими. В этом смысле украинский дискурс разделял западное видение русских как полудикого азиатского народа, неспособного к европейскому образу жизни. Центральные российские губернии подобно метрополии выкачивали из Малороссии средства, не возвращая их в форме развития школьного образования и развития инфраструктуры. Таким образом, великоросс – колонизатор, пренебрегающий потребностями порабощенного народа. В политическом плане восточный тип великороссов представлялся патриархально-реакционным, причем это касалось не только монархистов, но и кадетов – союзников украинских националистов. Стремление некоторых малороссов к подражанию великорусской культуре как непременно высшей в ущерб развитию собственной понималось как заблуждение или результат подавления и травмы от насильственной русификации. Для киевских русских националистов малоросс "звучит гордо". Они, продолжая линию "Киевлянина" 1860–1870-х гг., соревновались с украинскими националистами за культурное наследие Малороссии, стараясь утвердить малороссийскую принадлежность многих ключевых фигур, включая Шевченко, на которых претендовал и украинский пантеон. "Сепаратистические" нотки у Шевченко, по их мнению, появились только под воздействием вредных влияний полонофильского кружка Кирилло-Мефодиевского братства. При этом деятели клуба русских националистов уже не принимали безоговорочно привычных стереотипов образа малоросса как веселого, добродушного обитателя Юга, любящего вкусно поесть и спеть красивую песню. Они не раз жаловались на великороссов за упрощенное понимание ситуации в Юго-Западном крае, пытаясь показать, что малоросс может быть современным городским обывателем, истинным буржуа, которых так не хватало в империи. Мультимиллионеры Михаил Терещенко и Павел Харитоненко в этом смысле были блестящими образцами типа малоросса-предпринимателя и малоросса-купца. Со временем ККРН стал претендовать и на лидерство среди русских националистов в масштабе всей империи, ссылаясь, среди прочего, на свои успехи в ходе избирательных кампаний. Если в первой половине XIX в. в малороссе "заново открывали" русскость, искаженную и подавленную польскими влияниями, то в начале ХХ в. о польских влияниях почти забыли, русскость малоросса воспринималась (или представлялась) как естественная. Ее теперь нужно было "защищать" от "отравляющего влияния" украинской пропаганды, но по своему качеству малороссийская русскость даже претендовала быть более основательной и прочной, чем великорусская, податливая на искушения революционных идей и обманчивые голоса из среды окраинных меньшинств. Столичный взгляд на малоросса По мере того как правые русские националисты, прежде всего ККРН, усиливали позиции в ходе выборов, кадеты вынуждены были искать в Юго-Западном крае союзников против правых именно в среде украинского движения. Сотрудничество носило главным образом тактический характер, у сторон были весьма разные взгляды на "украинский вопрос", но, ведомые логикой партийной борьбы, кадеты включали в свои выступления некоторые постулаты украинского лагеря и заступались за украинцев в Думе, когда те подвергались репрессиям со стороны властей. ККРН же неизменно призывал дать правительству "навести порядок", когда это действовало против украинского движения. В этих условиях и ККРН, и ТУП пытались по-своему сформировать общественное мнение о малороссе и украинском вопросе в столицах империи. Правые представители Юго-Западного края охотно выпускали на трибуну Думы крестьянских депутатов, выступавших от имени всех крестьян-малороссов. А самой действенной пропагандистской акцией киевских малороссов-антиукраинцев стала публикация в Киеве в 1912 г. книги чиновника по особым поручениям, киевского цензора Сергея Щеголева "Украинское движение как современный этап южнорусского сепаратизма". До революции книга выдержала четыре издания, причем, наряду с первой пространной версией, Щеголев издал еще и краткую, более приспособленную для сугубо пропагандистских целей. Он собрал огромный объем информации (его книга до сих пор остается самым подробным описанием украинского движения того периода) и с помощью многочисленных цитат решительно доказывал сепаратистскую природу украинского движения. Он, между прочим, внес свою лепту в дискуссию о понятиях, разводя термины украинец и мазепинец и демонстрируя готовность первый из них "легализовать", превратив его в синоним лояльного малоросса. В том же 1912 г. Петр Струве, сильно разругавшийся со своими коллегами-кадетами именно из-за украинского вопроса, поскольку занимал в нем позиции, не предполагавшие даже тактического союза с украинским движением, демонстрировал, независимо от Щеголева, ту же тенденцию легализовать и перезагрузить понятие украинец, сделав его синонимом малоросса. Здесь можно увидеть один из источников того дуализма уже в понятии украинец в самой украинской среде, который столь характерен для XX и XXI века – в одной трактовке это человек заведомо враждебный России и русским, в другой – близкий. Украинский лагерь быстро пришел к мнению о необходимости ответить Щеголеву, чтобы нейтрализовать пропагандистский эффект его книги в столицах империи. Петр Стебницкий и Александр Лотоцкий, две наиболее влиятельные фигуры в украинских кругах Петербурга, подготовили большую брошюру "Украинский вопрос", анонимно изданную в Петербурге в 1914 году. Этот текст, обращенный к великорусскому читателю, представлял собой сознательную попытку подогнать под читателя не только идейное содержание, но и понятийную систему. В нем малоросс, хохол, кацап лишены негативной коннотации, уже вполне характерной для "внутреннего" украинского дискурса. Малоросс/малорусский неоднократно употребляется там, где во "внутреннем" дискурсе определенно стояло бы украинец/украинский. Вместе с тем Стебницкий и Лотоцкий стараются осторожно, без нажима, отстоять термин украинский и перед великорусским читателем, пытаются переосмыслить понятие общерусский язык, рассуждая в том смысле, что вернее было бы говорить об "общероссийском, в государственном смысле, чем общерусском как соединении велико- и малорусских черт". "Украинский вопрос" – наиболее полное выражение устойчивой тактики украинских авторов в их обращении "вовне", когда и тезисы, и понятия вынужденно или из тактических соображений приспосабливались к аудитории. Таким образом, понятия малоросс, украинец и другие, связанные с ними, были не только предметом рефлексии и споров внутри разных политических лагерей. Анализу и попыткам манипуляции подвергались понятийные системы оппонентов. Вместо послесловия: долгая смерть малоросса После революции 1917 г. и Гражданской войны идея общерусской нации, объединяющей великороссов, малороссов и белорусов, была вынуждена эмигрировать из Советской России вместе с ее носителями. Одними из главных ее хранителей были те, кто отстаивал свою малорусскую идентичность. Студенты, создавшие в Праге в 1925 г. "Общество единства русской культуры", писали: "Мы – малороссы и белорусы, не отказываемся от наших народных особенностей, знакомых и любимых нами с детства, от языка родного края, от песен своего народа. Нам дороги его нравы и обычаи, весь его бытовой уклад. Но мы не забываем, что все мы – украинцы, кубанцы, галичане, белорусы (здесь украинцы – одно из региональных названий. – Авт.), все, без различия политических убеждений, в то же время и русские, наравне с великороссами. Как баварцы и саксонцы – немцы наравне с пруссаками, провансальцы и гасконцы – французы наравне с бретонцами, тосканцы и сицилийцы – итальянцы наравне с ломбардцами. Для нас ясно, что великая Россия не равнозначна Великороссии. Над созданием общего отечества русских малороссы и белорусы трудились не менее великороссов…". Помимо таких безыскусных суждений были и попытки заново осмыслить эту ситуацию с осознанием ее сложности, изменений, произошедших в годы войн и революций. Вот, например, Василий Шульгин в 1922 г. в книге "Нечто фантастическое" призывает сосредоточиться на "прочном устройстве русского племени". И племя это у него включает "южнорусский народ, который сначала поляки, а потом немцы называли украинцами". Он рассуждает так: "Все окраины вместо федерации пожаловать широкой автономией. В то время, как в России будут областные автономии – Петроградская, Московская, Киевская, Харьковская, Одесская, здесь будут области: Литовская, Латышская, Грузинская. Там будет, например, Киевская областная Дума, а здесь – Литовский Сейм… В Харьковской областной Думе председатель обязательно должен говорить по-русски, а остальные – кто во что горазд, хоть по-украински. А здесь, например, в Латвии председатель – обязательно по-латышски, а остальные, если хотят – хоть по-русски". Это, конечно, сознательное фраппирование, но и попытка подсказать тем в России, кто как раз в 1922 г. занят проектированием СССР. Но были и такие серьезные люди, как, например, Николай Трубецкой, который уже позже, в 1927 г., рассуждает о том, что "краевая и племенная дифференциация русской культуры не должна доходить до самого верха культурного здания, до ценностей высшего порядка, в то время как на нижнем этаже племенные и краевые перегородки должны быть сильно развиты и отчетливо выражены". С такой программой он пытается обратиться к украинской части постреволюционной эмиграции и говорит о том, что "сама правомерность создания особой украинской культуры, не совпадающей с великорусской, уже не подлежит отрицанию, а правильное развитие национального самосознания укажет будущим творцам этой культуры как ее естественные пределы, так и ее истинную сущность и истинную задачу: быть особой украинской индивидуацией общерусской культуры". Трубецкому отвечал Дмитрий Дорошенко, но готовности принять аргументы знаменитого лингвиста он не продемонстрировал. В 1929 г. русские эмигранты в Праге создают издательство с символическим названием "Единство". Они издают целую серию брошюр, задача которых – объяснить историческую противоестественность украинства как отдельной национальной идеи. Профессора Лаппо, Волконский, Мякотин публикуют свои исторические и филологические рассуждения на эту тему. Особняком среди этих брошюр стоит брошюра Петра Бицилли – очень глубокого мыслителя, который преподавал не в Праге, а в Софийском университете. Он говорил следующее: "Аргумент исторический я оставляю не имеющим никакой силы. А аргумент филологический считаю основанным на недоразумении (это к вопросу о том, возможна ли отдельная украинская нация. – Авт.). Украинская нация существует "виртуально", существует "в потенции", в возможности. Я далек от того, чтобы считать это утверждение несерьезным. Напротив, в нем много правды. Расовое, культурное, языковое, историческое сродство – суть условия близости, а не доказательства ее. Близость одного народа другому – факт психологический. Она либо переживается, либо ее нет". И дальше Бицилли говорит, что "…украинскую нацию создать можно. В этом украинизаторы вполне правы". Заметим, что все эти рассуждения сделаны в 1930 году. До конструктивистских теорий нации, до Геллнера, Андерсена остается больше 50 лет. То есть Бицилли здесь пионер не только в плане политического понимания ситуации, но и в плане методологическом, научном. И можно даже сказать, что, вполне вероятно, Андерсен и Геллнер были знакомы с этими рассуждениями Бицилли, потому что он опубликовал их по-английски в статье в начале 1930-х гг., в чикагском журнале The Modern History. В Советской же России понятие малоросс тотально делегитимируется. Оно вообще исключается из политического языка. В переписи населения 1926 г. категории "малоросс" нет. Есть инструкция переписчикам, что если человек себя определяет как малоросс, ему нужно объяснить, почему этим словом далее пользоваться не нужно и почему правильно говорить "украинец". И в принципе маркер "малоросс" нагружается – это очень характерно для последующего развития украинского сознания – негативным содержанием, что "малоросс" – обидное прозвище, наследие русификации и колониализма. Это слово становится очень "токсичным". В конце 1920-х – начале 1930-х гг. разворачивается конфликт между Лазарем Кагановичем и комиссаром-украинизатором Александром Шумским, который, критикуя партийное руководство в том, что оно недостаточно быстро, решительно и агрессивно проводит украинизацию, как-то обозвал своих оппонентов из числа украинцев малороссами. И это стоило ему, скорее всего, жизни (он был сослан, а впоследствии убит), потому что до того, как это произошло, готовился план перевести его на какую-то хозяйственную работу неидеологического характера в центр. Убрать с Украины, чего он и сам хотел как единственного способа выйти из уже проигранного противостояния. Его надежда сохраниться в партийной номенклатуре была убита использованием понятия "малоросс" в отношении своих партийных коллег, потому что он этим "выдал свою агрессивную националистическую сущность". В этом смысле очень любопытно письмо двух школьных учителей из Черновицкой области, жаловавшихся Сталину на украинизацию школы сразу после войны. Эти люди, попавшие в СССР только в 1940 г., когда была аннексирована у Румынии Буковина, вскоре снова выпали из советской жизни, когда Румыния заново взяла Буковину в 1941-м. У них не было времени вполне усвоить советский подход к украинскому вопросу, и они излагают в письме ту дореволюционную концепцию триединой русской нации, которая включала в её рамки не только великорусов, но также белорусов и малорусов, и протестуют против украинизации, которую в 1940 г. не успели начать, зато в 1947 г. проводили весьма энергично. Эти лояльные советские граждане пишут Сталину: "Родственные племена, народы объединялись в одну нацию, в один народ, а эта тенденция отделения украинцев от русских и вообще разъединение русской нации на великорусов, белорусов и украинцев (малоросов) как на отдельные народы, это пагубный путь регресса, и если мы пойдем по этому пути назад, то и украинцев можно делить на еще более древние племена: на полян, древлян, дреговичей, радимичей и т.д., а ведь ни одно государство не раздробляет свой народ, свою нацию на племена глубокой седины, и наша задача – тоже объединить, сцементовать в единое, целое, монолитное государство все близкие, родственные русские племена". Никто, кто жил в Союзе в 20-е–30-е гг., такого письма написать бы не мог – ну только если бы он находился в коме все это время. Письмо показывает, что у людей, которые не подвергались советской идеологической обработке, идея общерусской нации оказывалась очень живучей. Это письмо последних "общеруссов", если можно так выразиться. И таким образом, отношение к понятию "малоросс" долгое время оставалось в СССР предметом очень жесткого идеологического регулирования. И когда во время Майдана понятие "малоросс" использовалось как презрительное обозначение таких украинцев, которые, с точки зрения майданной стороны, неизлечимо зомбированы советской и российской пропагандой, в этом нетрудно увидеть сарказм истории.  Александр Воронович исследовал политику памяти в непризнанных республиках (Донбассе, Приднестровье) и показал, что они не формируют отдельный национальный нарратив и в то же время не реанимируют общерусскость, не возрождают "малоросса" как вариант идентичности. Они скорее акцентируют интернациональность. Это позволяет уверенно утверждать, что понятие "малоросс" как выражение определенной идентификации отошло в прошлое. Концепт малоросса позволял сохранять множественную лояльность, множественную идентичность. Понятие "малоросс" как вариант самоидентификации сегодня уже умерло, но умирало оно долго и мучительно – не само по себе. Его вытравливали.