Альянс только на словах?

29 августа 2018

Ричард Хаас – президент Совета по международным отношениям, автор книги A World in Disarray: American Foreign Policy and the Crisis of the Old Order («Мировая неразбериха: американская внешняя политика и кризис прежнего порядка»).

Резюме: Эрдоган начал процесс поиска новых союзников. США и Европа должны реально оценить ситуацию в Турции.

Сейчас, когда Турция на ножах со своим бывшим союзником, США, валютный кризис страны перерос в политическую проблему первого порядка. Актуальной проблемой является отказ Турции освободить американского пастора Эндрю Брансона, которого задержали по обвинению в терроризме, шпионаже и подрывной деятельности за его предполагаемую роль в провалившемся государственном перевороте в июле 2016 года против президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

Правительство США вправе возражать против задержания Брансона. Но его реакция была контрпродуктивной. В частности, введение США дополнительных тарифов на импорт турецкой стали и алюминия может еще больше подорвать доверие к экономике Турции, вызвав более широкий кризис, который нанесет серьезный ущерб мировой экономике. Более того, тарифы позволяют Эрдогану возлагать вину за экономические проблемы своей страны на Америку, а не на некомпетентность его собственного правительства.

Еще есть вероятность того, что правительство Турции найдет способ освободить Брансона и что президент США Дональд Трамп, стремящийся продемонстрировать верность евангелистам, которые составляют основную часть его избирательной базы, отменит тарифы. Но даже если нынешний кризис будет решен, структурный кризис в американо-турецких отношениях и западно-турецких отношениях в целом останется. Мы являемся свидетелями постепенного, но неуклонного спада отношений, которые уже являются альянсом только на словах. Хотя администрация Трампа имеет право противостоять Турции, она выбрала не только неправильные меры, но и не ту проблему.

Отношения между Турцией и Западом долгое время основывались на двух принципах, ни один из которых больше не применим. Первый это то, что Турция является частью Запада, что подразумевает, что это либеральная демократия. Однако Турция не является ни либеральной, ни демократической. Она была эффективно подвергнута однопартийному правлению Партии справедливости и развития (ПСР), и власть сосредоточилась в руках Эрдогана, который также является лидером ПСР.

Под Эрдоганом, сдержки и противовесы в основном были устранены из турецкой политической системы, а президент контролирует средства массовой информации, бюрократию и суды. Тот же неудачный переворот, который Эрдоган приводит в качестве основания для заключения в тюрьму Брансона, также послужил поводом для задержания тысяч других. На данный момент невозможно понять, как Турция Эрдогана может претендовать на членство в ЕС.

Второй принцип, лежащий в основе «Западного» статуса Турции – это согласование внешней политики. Недавно Турция купила более 100 передовых истребителей F-35 у США. Тем не менее, в последние годы Турция также поддерживала джихадистские группировки в Сирии, приблизилась к Ирану и заключила контракт на закупку ракет класса «земля-воздух» С-400 из России.

Прежде всего, Турция и США находятся по разные стороны в Сирии. Хотя сирийские курды были близкими партнерами США, они были признаны Турцией как террористы из-за связей с курдскими группировками внутри Турции, которые исторически стремились к автономии, если не к независимости. На этом фоне не будет преувеличением предположить, что США и турецкие вооруженные силы столкнутся.

Некоторые могут сказать, что нынешний уровень американо-турецких трений не является чем-то новым; эти две страны уже давно имеют свою долю разногласий. Турки были недовольны решением США вывести ракеты средней дальности из Турции в рамках сделки, которая завершила Кубинский ракетный кризис 1962 года. Эти две страны неоднократно сталкивались из-за захвата и последующей оккупации Турцией Северного Кипра в 1974 году, а также из-за поддержки Греции со стороны США. Турция отказалась предоставить вооруженным силам США доступ к авиабазе Инджирлик во время войны в Ираке в 2003 году. И в последние годы, турецкое правительство было разъярено отказом Америки выдать клерика Фетхуллаха Гюлена, проживающего в Пенсильвании, которого Эрдоган считает вдохновителем попытки государственного переворота в 2016 году.

Тем не менее, то, что мы наблюдаем сегодня, является чем-то иным. Антисоветский клей, который крепко держал две страны в период Холодной войны, давно исчез. То, что мы имеем на данный момент – это брак без любви, в котором обе стороны продолжают жить под одной крышей, хотя между ними уже нет никакой реальных отношений.

Проблема в том, что договор НАТО не предусматривает никакого механизма развода. Турция может выйти из альянса, но ее нельзя исключить. Учитывая эту реальность, США и Европейский союз должны придерживаться по отношению к Турции двухстороннего подхода.

Во-первых, директивные органы должны подвергать критике политику Турции, когда это обоснованно. Но они также должны снизить свою зависимость от доступа к турецким военным базам, таким как Инджирлик, отказать Турции в доступе к передовой военной технике, такой как F-35, и пересмотреть политику базирования ядерного оружия в Турции. Более того, США не должны экстрадировать Гюлена, если Турция не сможет подтвердить его причастность к перевороту доказательствами, которые предстанут в суде США и удовлетворят условия соглашения о взаимной выдаче 1981 года. США не должны отказываться от курдов, учитывая их неоценимую роль в борьбе с Исламским Государством (ИГИЛ).

Во-вторых, США и Европа должны дождаться окончания эпохи Эрдогана, а затем прийти к новому руководству Турции с грандиозной сделкой. Предложением должна быть поддержка Запада в обмен на приверженность Турции либеральной демократии и внешней политике, направленной на борьбу с терроризмом и противодействие России.

Недавно Эрдоган предостерег в New York Times, что американо-турецкое партнерство «может оказаться под угрозой», и что Турция вскоре начнет искать новых друзей и союзников, если односторонность и неуважение со стороны США не будут прекращены. Фактически, партнерство уже находилось под угрозой, в основном из-за действий Турции, и Эрдоган уже начал процесс поиска новых друзей и союзников. Для США и Европы настало время приспособиться к этой реальности.

(с) Project Syndicate

IPG - Международная политика и общество

} Cтр. 1 из 5