Антироссийские санкции: краткое пособие для неспециалистов

4 октября 2018

Алексей Еременко – сотрудник консалтингового агентства Control Risk

Резюме: Российские эксперты продолжают обсуждать, является ли напряженность между Москвой и Вашингтоном новой холодной войной. Какое бы название ни получил нынешний конфликт в учебниках истории, очевидно одно: санкции стали его главным оружием.

Российские эксперты продолжают обсуждать, является ли напряженность между Москвой и Вашингтоном новой холодной войной. Какое бы название ни получил нынешний конфликт в учебниках истории, очевидно одно: санкции стали его главным оружием. Но даже те, кто постоянно следит за российско-американскими отношениями, могут запутаться в паутине западных санкций против России, которые вводятся, снова и снова расширяются уже более четырех лет. Попытаемся кратко изложить основные санкции, которые США и ЕС ввели с 2014 г., когда действия Москвы в соседней Украине вызвали осуждение ряда ведущих экономик мира. Остановимся на нескольких базовых категориях: за какое поведение санкции должны были наказать Россию и от каких шагов ее удержать, какие виды деятельности оказались запрещены или ограничены, какие люди и организации стали объектом санкций и каковы временные рамки ограничений. Хотя в данное пособие включены экспертные оценки экономических и других аспектов санкций, мы не будем детально рассматривать воздействие этих мер на поведение и экономику России, так как эта тема требует отдельного обсуждения.

Международные санкции практически так же сложно отследить, как и придумать. Меры против России превратились в запутанный клубок запретов и ограничений с разным сроком действия, написанных непонятным юридическим языком и касающихся различных видов деятельности. Иногда регион или отрасль экономики, которых касаются санкции, повторяются – как в случае с введенным Соединенными Штатами запретом на экспорт в Россию технологий и оборудования двойного назначения. Этот запрет вступил в силу в начале сентября и стал ответом на отравление бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля в Великобритании весной 2018 года. Британские следователи и западные дипломаты обвиняют Москву в организации покушения. Но аналогичный запрет уже был введен в 2014 г. Директоратом по оборонной торговле США, а нынешняя мера – лишь формальный шаг в соответствии с Законом о химическом и биологическом оружии, обусловленный предполагаемым применением отравляющих веществ в «деле Скрипаля».

Чиновники, придумывающие санкции против России ведут затяжную игру. С помощью санкций Запад пытается добиться от Москвы изменения поведения на международной арене, включая возвращение Крыма Украине, прекращение поддержки сепаратистов в Донбассе, отказ от кибератак, в том числе на американскую избирательную систему, а также выполнение обязательств по неприменению химического и биологического оружия, которые якобы были нарушены при покушении на Скрипаля. Пока Москва не идет на уступки. Срок прекращения действия американских санкций не определен. Они введены в рамках Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA), который может быть отменен только решением Конгресса, или указом президента США с неограниченными временными рамками. У санкций Евросоюза есть срок действия – обычно шесть месяцев с момента вступления в силу, но с 2014 г. их действие постоянно продлевается. (ЕС и США часто – но не всегда – вводят одинаковые санкций, у других стран, например Канады и Норвегии, собственная санкционная программа, но она в основном совпадает с американской и общеевропейской политикой)

При всем многообразии большинство санкций следуют одному принципу: правительство определяет деятельность, заслуживающую наказания – например, поддержка крымских сепаратистов или экспорт в Россию товаров двойного назначения (который раньше был допустим), – а затем устанавливает виновных. Запреты, касающиеся определенных видов экономической деятельности, называют секторальными санкциями, меры против иностранных граждан и организаций считаются индивидуальными санкциями.

Однако наказание может различаться. Самой распространенной мерой против иностранных организаций является заморозка активов, иностранным гражданам обычно запрещают въезд. Американским компаниям, уличенным в нарушении режима санкций, грозят штрафы, физическим лицам – до 20 лет тюремного заключения. В Евросоюзе каждая страна-член сама принимает решение о наказании виновных, но меры должны быть «эффективными, пропорциональными и убедительными». Некоторые санкции против американских и неамериканских компаний в рамках CAATSA предполагают дополнительное наказание, в частности запрет на долларовые транзакции или экспорт из США. Американское законодательство также предусматривает «вторичные санкции», т.е. наказание для тех, кто сотрудничает с организациями из санкционного списка. Соответственно, против юридических и физических лиц могут быть применены санкции или наложен штраф. Так, в 2014 г. на французский банк BNP Paribas был наложен штраф в размере $8,9 млрд за нарушение американских санкций против Кубы, Судана и Ирана.

Наконец, следует отметить, что санкции нередко специально формулируют нечетко, чтобы препятствовать экономической активности в конкретной стране. Яркий пример – американский запрет на «значительные транзакции» с российскими военным и разведывательным сектором, в котором отсутствует определение «значительности». Угроза вторичных санкций способствует неопределенности в самих Соединенных Штатах. По сути, если российский партнер какой-то компании оказывается под санкциями, необходимо прервать с ним все контакты, иначе правительство США может – хотя и не всегда – наказать уже эту компанию, даже если она не является американской. (Санкции против китайского закупщика вооружений, введенные в сентябре, попадают в обе категории и являются первым случаем вторичных санкций, связанных с Россией.) Так что если вы не всегда понимаете, что запрещают Вашингтон и Брюссель и кого они наказывают, знайте: вы в хорошей компании. Юристы, специалисты по оценке рисков, политологи и бизнесмены по всему миру задаются теми же вопросами.

Оценки воздействия санкций на экономику России и ее поведение существенно различаются. Например, давний соратник президента Путина Алексей Кудрин – бывший министр финансов, известный своими либеральными взглядами, сейчас возглавляет Счетную палату РФ – заявлял год назад, что сначала санкции замедлили рост ВВП России на 1 п.п. в год, а затем почти на 0,5 п.п. в год. Питер Харрелл, юрист и бывший заместитель помощника госсекретаря США, отмечает, что политики не могут системно оценить «пользу и издержки от санкций». Санкции, отмечает он, были направлены в том числе на постепенное сокращение добычи российской нефти, но в 2017 г. она достигла «30-летнего максимума». Он также предупреждает, что санкции могут иметь обратный эффект: «союзники и крупные мировые компании начнут разрабатывать альтернативу существующим финансовым и торговым каналам, которые сегодня обеспечивают глобальный вес американских санкций». С точки зрения поведения России на международной арене, эффект санкций также сложно оценить, поскольку изменения должны происходить постепенно. Специалист по международным отношениям Найджел Гулд-Дэвис утверждает, что благодаря санкциям удалось удержать Россию от эскалации военной агрессии на Украине, а также закрепить «международные нормы и осуждение их нарушения». В то же время Марк Галеотти, изучающий деятельность российских спецслужб, отмечает, что санкции только укрепили позиции сторонников жесткой линии в Кремле и позволили президенту Путину винить в экономических трудностях в стране Запад. В общем, пока наше пособие остается кратким.

 

Санкции против России

tab

Статья опубликована впервые на сайте Russia Matters.

} Cтр. 1 из 5