Барак Обама vs спецслужбы

9 октября 2014

Арег Галстян - эксперт по политике США на Ближнем Востоке и Южном Кавказе, факторам лоббизма во внешней политике США, по внутриполитическим процессам в США, руководитель научно-аналитического портала American Studies.

Резюме: Проблема «Исламского государства» стала ключевой во внешнеполитической повестке Белого дома

Проблема «Исламского государства» стала ключевой во внешнеполитической повестке Белого дома. В Америке сложилось три политических лагеря, имеющих видение дальнейшей стратегии борьбы против террористов. Первый, представленный администрацией и большинством членов Демократической партии, выступает за формирование коалиции, участники которой окажут официальному Багдаду финансовую и военно-техническую помощь при непосредственной поддержке с воздуха без развертывания наземной операции. Вторая группа – военное лобби и спецслужбы, которых поддерживает большинство республиканцев, призывает Обаму к более активным действиям. Третья состоит из членов «чайной партии», призывающих не вмешиваться в дела других государств и сосредоточиться на внутренних проблемах в самой Америке.

До публичной казни ряда журналистов боевиками «Исламского государства» американская общественность воспринимала иракский кризис и «Халифат» как один из обыденных внешнеполитических вопросов. Однако отрезанные головы соотечественников заставили задать правительству ряд вопросов. Теперь Бараку Обаме приходится не только объяснять народу причины провала военной кампании, которую начинал вовсе не он, но и старательно убеждать американцев, что те могут чувствовать себя в безопасности. Обама не случайно подчеркнул, что «тот, кто угрожает Америке, нигде не скроется». Несмотря на многочисленные заявления и официальное обращение, связанное с принятой стратегией по борьбе с террористами, Обама не добился желаемого отношения внутри страны. Тем более что республиканские оппоненты охотно используют растущие проблемы для ослабления демократов накануне ноябрьских промежуточных выборов в Конгресс.

Обама действует превентивно, возлагая ответственность на спецслужбы. В интервью CBS News «60 минут» он заявил, что «угроза со стороны Исламского государства была недооценена спецслужбами». По сути, он открыто обвинил их в некомпетентности, отметив, что провал начался еще в Сирии. На вопрос ведущего Стивена Крофта, было ли ожидаемо, что террористы возьмут большие территории в Ираке, Обама ответил: «Я думаю, глава нашей разведывательной службы Джеймс Клеппер и сам признал, что они недооценили те события, которые имели место в Сирии, стране, где Исламское государство обрело силу и начало нападения на Ирак». Действительно, Клеппер заявил об этом в своем интервью Washington Post, но, это было давно и речь шла лишь об отдельной операции в Сирии.

Кризис в отношениях администрации и разведки возник задолго до обострения ситуации в Ираке. Обама пришел к власти, построив свою кампанию, в том числе, и на противодействии сомнительной разведывательной деятельности, включая необоснованную слежку и жестокие методы допроса подозреваемых в терроризме. Еще в молодости, будучи редактором университетского издания Harvard Law Review, Обама писал, что спецслужбам предоставлено слишком много полномочий. В тот период в газете The New York Times вышла статья о перспективном юристе-правозащитнике, первом чернокожем в Гарвардском клубе юристов, который выступает за государственное реформирование в области образования, медицины и жесткого контроля над деятельностью спецслужб. В бытность свою сенатором Обама говорил Fox News, что его долг как законодателя руководствоваться исключительно Конституцией США и другими нормативно-правовыми актами. «Никто не должен использовать закон в своих корыстных целях. Мы также не можем прикрывать нарушение закона и находить тому оправдания. Общество должно знать, что мы делаем, давать моральную и правовую оценку этой деятельности». Так, сенатор Барака Обама более трех лет проработал в комитете по иностранным делам и заработал себе репутацию крайне либерального правозащитника. Тогдашний сенатор-республиканец Ричард Лугар отмечал, что «Для Обамы важны две истины – свобода и закон».

Во время президентской кампании он выступал не просто как противник «сомнительной деятельности разведывательных служб», но и как сторонник закрытия тюрьмы Гуантанамо. Своим вице-президентом Обама выбрал Джозефа Байдена, также известного негативным отношением к деятельности отдельных спецслужб, «способных перегнуть палку». Став президентом, Обама окружил себя людьми, которые выступают за осторожную внешнюю политику, сокращение военного бюджета и ограничение американского военного присутствия на Ближнем Востоке. При этом он не стал во время своего первого срока менять директора ЦРУ Леона Панетту и министра обороны Роберта Гейтса, которые были необходимы Обаме как опытные силовики. Но, принимая политические решения, Обама редко слушал советы ЦРУ, АНБ и Пентагона. Тот же Леон Паннета в книге Worthy Fights: A Memoir of Leadership in War and Peace отмечает, что президент Обама весьма поверхностно относился к докладам разведки. «Он слишком часто полагается на логику профессора права, вместо того чтобы следовать инстинктам лидера», – подчеркивает экс-глава ЦРУ.

Другой известный экс разведчик Роберт Гейтс также вспоминает, что «Обама крайне недоверчиво относился к советникам, не любил слушать рекомендации разведчиков и военных». «Чаще всего он прислушивался к Джо (вице-президент Байден. – Авт.), который последние 40 лет заблуждался практически по всем крупным вопросам внешней политики и национальной безопасности». При этом в администрации Обамы должность советника по вопросам национальной безопасности также занимали люди с либеральным правозащитным прошлым Томас Донилон (до 2013) и Сьюзан Райс. При этом важно отметить, что Обама стал первым в истории США президентом, назначившим на этот пост женщину. В Совете Безопасности ООН в период Обамы представали исключительно женщины: Сьюзан Райс, Розмари Ди Карло и Саманта Пауэр. При этом только Ди Карло имела дипломатический опыт.

После переизбрания на второй срок Барак Обама выдвинул на пост министра обороны Чака Хейгеля, который выступал против войны в Ираке и вмешательства США в ближневосточные вопросы. В тот период экс-сенатор Ричард Лугар, неофициальный консультант Обамы, заявил, что «ЦРУ придется провести переоценку своей роли ».

Более того, Обама – единственный президент в истории, который ни разу не посетил штаб-квартиру Агентства Национальной Безопасности. После того, как Эдвард Сноуден раскрыл тайны операций, направленных на союзников США и иностранных лидеров, представители АНБ и ЦРУ признавались, что чувствуют себя «брошенными правительством, которое знало о проводимой работе». Консервативные элиты были крайне раздражены отношением президента к делу Сноудена. Обама выжидал больше трех месяцев, чтобы высказаться по данному вопросу. В октябре, когда стало известно о прослушивании личного телефона Ангелы Меркель, Обама заявил, что не знал о подобных операциях, фактически сваливая все на разведку. Не получив поддержку от Конгресса в вопросе поставки наступательного вооружения сирийским повстанцам, Обама на время пошел навстречу спецслужбам. До официального разрешения Конгресса оружие в Сирию доставлялось через налаженные каналы связи ЦРУ и АНБ в Иордании и Турции. В тот период президент даже выступил с эмоциональной речью, в которой сравнил американских разведчиков с символами американского патриотизма – Полом Ревиром и «Сыновьями свободы». Но украинский кризис снова обострил отношения. После присоединения Крыма к России, высокопоставленные представители секретных служб поспешили объявить о том, что их ведомства заранее уведомили президента и администрацию.

Пассивность по делу Сноудена, скандалы с просушкой, бездействие в Сирии прошли для Обамы без серьезных ответных мер со стороны спецслужб. Но обвинения по Ираку американская разведка не собирается проглатывать. В игру против Обамы включились и влиятельные военные. Так, генерал-майор Майкл Флинн заявил, что лично представил сенатскому комитету по вооруженным силам доклад по «Годовой оценке безопасности», в котором содержались четкие предупреждения касательно ИГИЛ. Действительно в докладе отмечалось: «ИГИЛ способно в 2014 г. предпринять попытки захвата территорий Ирака и Сирии, чтобы продемонстрировать свою силу, как это недавно произошло в Фаллудже и Ромади, а также, чтобы показать способности группировки иметь многочисленные безопасные убежища на территории Сирии».

Флинн подчеркнул, что предупреждения были включены в доклад, чтобы привлечь внимание законодателей и представителей администрации к опасности, которую представляло собой «Исламское государство». После того, как боевики ИГИЛ захватили важные стратегические города Мосул и Тикрит, спецслужбы в очередной раз заявили, что Белый дом был предупрежден. Сам Джеймс Клеппер тогда отметил: «Мы годами следили за деятельностью группировки и предшествующих ей организаций. В течение последнего года наши аналитики представляли отчеты о нарастающей силе ИГИЛ в Ираке и об увеличении угроз для стабильности в этой стране». Конфликт набирает обороты.

} Cтр. 1 из 5