Дипломатия деэскалации: стратегическое терпение в расколотом мире

16 октября 2017

Тео Зоммер - Ведущий немецкий журналист, издатель и политолог, бывший главный редактор Die Zeit.

Резюме: Четверть века спустя после окончания холодной войны мир впал в состояние неопределённости.

Четверть века спустя после окончания холодной войны мир впал в состояние неопределённости. Одна из проблем заключается в том, что в настоящее время все основные державы или группы влияния находятся в переходном состоянии. Это касается США и ЕС, России и Китая, Саудовской Аравии и Ирана, Индии, Бразилии и Южной Африки. В то же время их геополитические отношения претерпевают конвульсивные изменения.

Другая проблема возникает из-за того, что мир снова глубоко разделён идеологически. В одном лагере у нас государства, придерживающиеся западного либерального порядка, основанного на ценностях свободного рынка, индивидуальных прав и прав меньшинств, верховенства закона, свободной прессы и откровенного публичного дискурса. В другом лагере находятся те нелиберальные государства, которые отвергают западные нормы просвещения, полагаясь вместо этого на способность улучшать жизнь граждан при сохранении авторитарного политического контроля. Их источником легитимации является не демократическое представительство, а материальная компетентность – умение обеспечивать процветание.

Однако во многих отношениях либералы и сторонники авторитаризма сталкиваются с одинаковыми вызовами: стареющее население, урбанизация и исчезновение крестьянства, изменение климата, недостатки глобализации, а также нежелательные последствия внедрения цифровых технологий для рабочего мира. Вместо того, чтобы спорить о своих идеологемах, лучше идти навстречу друг к другу и совместно решать общие проблемы. Это касается – в частности – России и Запада.

Когда закончилась холодная война, на Западе царило общее настроение, что Россия собирается присоединиться к западной системе, что она станет близким партнёром. В Москве присоединение к Западу тоже было главной внешнеполитической задачей. Между тем начался процесс отчуждения.

Вопрос состоит в том, как долго продлится новый ледниковый период? Некоторые эксперты утверждают, что много лет, возможно, несколько десятилетий, целое поколение. Но я думаю, что просто сидеть подбоченившись и ничего не делать – было бы позорным пятном в государственной деятельности.

Основными задачами сейчас являются управление конфронтацией, предотвращение эскалации, сохранение того, что может быть сохранено в рамках остатков сотрудничества, укрепление мер доверия, сколь бы тяжёлым и кропотливым это ни казалось. Для украинского кризиса это означает прежде всего прогрессивную реализацию минских договоренностей в сочетании с постепенным снятием санкций. Однако в более широком плане желательна новая грандиозная сделка между Россией и Западом или, по крайней мере, между Европейским союзом и Россией. Они должны отойти от края пропасти. После ряда сбоев необходима новая «перезагрузка».

Признание Западом того факта, что Россия была, есть и будет великой державой, даже мировой державой, обладающей реальными и законными интересами, рассматривая её именно под таким углом зрения, – одна из предпосылок успеха. Ещё одним предварительным условием является признание Кремлём принципа территориальной целостности и неприкосновенности своих западных соседей, сдержанность и дипломатическая щепетильность в отношениях с ними. Все лидеры должны прислушиваться к предостережению Эдмунда Берка, согласно которому «ничто не является более фатальным для нации, чем экстремальная самососредоточенность и тотальное желание осуществить то, чего другие самым естественным образом боятся».

Вызовы нашего времени требуют партнёрства. Они требуют глобального управления. Более того, необходимо избегать пустословия и взаимных обвинений, нужно учиться жить с нашими различиями, одновременно опираясь на наши общие интересы.

Недавно я слышал, как высокопоставленный немецкий дипломат описывает это как «сотрудничество по категориям» – метод, который он рекомендует и для отношений между друзьями, и для отношений с соперниками или противниками. Вы не согласны с тем, с чём не согласны, и здесь ваши интересы расходятся, но вы объединяетесь там, где у вас общие интересы. Вы превращаете горячие конфликты в замороженные, а не навязываете сами себе максималистские цели. Стратегическое терпение – это добродетель, а не порок. Дипломатия деэскалации должна стать основой современной повестки дня.

Международный дискуссионный клуб «Валдай»

} Cтр. 1 из 5