Дни хаоса в Берлине

12 марта 2018

Матиас Брюгманн - Международный корреспондент «Handelsblatt», ежедневной деловой и финансовой газеты Германии. В течение 11 лет работал корреспондентом газеты в Москве, затем в Брюсселе и Варшаве.

Резюме: В Берлине наступили дни хаоса – таково единодушное мнение СМИ и политически подкованных местных граждан. Вы, конечно, тоже сейчас не верите глазам своим: хаос в Германии?

В Берлине наступили дни хаоса – таково единодушное мнение СМИ и политически подкованных местных граждан. Вы, конечно, тоже сейчас не верите глазам своим: хаос в Германии? Политики из других стран совершенно не представляют, что такое возможно в государстве, которое является крупнейшем членом Европейского союза. Однако в немецких политических кругах растёт недовольство.

Канцлер Ангела Меркель подвергается жёсткой критике со стороны её однопартийцев по Христианско-демократическому союзу (ХДС). По их мнению, она пошла на слишком большие уступки в адрес нового-старого партнёра по коалиции СДПГ, отдав социал-демократам посты министра финансов и министра иностранных дел. Это самые важные портфели в правительстве. Меркель пытается успокоить своих критиков, привлекая в правительство новых молодых министров, но понятно, что следующие четыре года в качестве канцлера она будет сталкиваться с жёсткой оппозицией в своей родной партии.

В СДПГ тоже раскол. Ныне противники и сторонники обновлённой коалиции с Меркель открыто противостоят друг другу. Лидер партии Мартин Шульц уже объявил, что оставляет пост председателя партии – его займёт лидер фракции СДПГ Андреа Налес. Она занимала пост министра труда и общественных дел в предыдущем кабинете, а после выборов 24 сентября 2017 года возглавила фракцию социал-демократов в Бундестаге. Шульц также отказался от своих амбиций стать министром иностранных дел вместо Зигмара Габриэля. Пока не ясно, согласны ли члены СДПГ с коалиционным соглашением или блокируют переизбрание своих членов в правительство. Также нет ясности, кто и какие посты окончательно займёт. 

И в ХДС, и в баварской партии-побратиме ХСС, и в СДПГ налицо реальный страх за само будущее существование этих политических структур. Налицо размывание политической узнаваемости из-за слишком многих компромиссов, потери целевой аудитории и в конечном счёте – избирателей, которые уходят к крайне правой «Альтернативе для Германии» (АдГ) или к популистской партии «Левая».

На последних федеральных выборах СДПГ и ХДС/ХСС получили худшие результаты со времён основания Федеративной Республики. ХДС/ХСС получила 32,9% (-8,9%), СДПГ – примерно 20,5% (-5,2%), а правая АдГ с 12,6% впервые попала в парламент Германии. Попытка Меркель собрать коалицию с либералами из СвДП и «зелёными» потерпела неудачу. Пришлось обращаться к СДПГ, и это несмотря на первоначальные заявления об отказе от сотрудничества с социал-демократами.

На заднем плане

На фоне хаоса в Берлине практически незамеченным осталось то обстоятельство, что впервые в истории Германии две женщины сконцентрировали власть в двух крупнейших партиях – и, следовательно, определяют политику страны. Также немногие обратили внимание на то, что, согласно коалиционному соглашению, Берлин, несмотря на все потрясения и изменения курса в Вашингтоне, Вене и Лондоне, продолжает фокусироваться на укрепление единой Европы, на унилатерализме вместо национального эгоизма, на мире, свободном от ядерного оружия. И теперь новое федеральное правительство имеет 46 миллиардов евро, чтобы тратить их на совместные проекты в течение следующих четырёх лет – например, на поддержку детей, повышение пенсий для матерей, повышение базовых пенсий и других социальных пособий, расширение детских садов и школ, развитие цифровой инфраструктуры. 1438 миллиардов евро доступны правительству с 2018 года до 2021 года (для сравнения: 1254 миллиарда – в 2014–2017 годах). Поэтому газета Handelsblatt уже назвала новое правительство «самой дорогостоящей коалицией Меркель». Со стороны бизнес-ассоциаций последовала критика в связи с высокими расходами и отсутствием налоговых льгот.

Прежде всего коалиционное соглашение предусматривает «новый старт для Европы», который ранее настоятельно рекомендовал молодой президент Франции Эммануэль Макрон, а в переговорах с ХДС/ХСС особенно настоятельно требовал бывший председатель СДПГ Мартин Шульц, до этого возглавлявший Европейский парламент. «Новые приоритеты США, укрепление Китая и политика России свидетельствуют о том, Европа должна сама управлять своей судьбой», – подчёркивается в соглашении. «Только объединившись, ЕС имеет шанс утвердиться в этом мире и отстаивать свои общие интересы. Только вместе мы сможем защитить наши ценности и нашу социальную модель, основанную на солидарности, объединённой с социальной рыночной экономикой».

Сигналы для Восточной Европы

Коалиционное соглашение также посылает чёткие сигналы восточноевропейским странам: «Демократические и конституционные ценности и принципы, на которых основывается европейское единство, должны соблюдаться в ЕС ещё более последовательно, чем до сих пор». При этом не упоминаются Венгрия, Польша и другие государства, которые обвиняются в нарушении принципов ЕС. Документ посылает амбивалентные сигналы в адрес Сербии и других стран, надеющихся вступить в Европейский союз: «Политика расширения ЕС остаётся важной для содействия миру, стабильности и сотрудничеству. В то же время ЕС должен обеспечить свою содержательность посредством внутренних реформ. Все страны Западных Балкан имеют перспективу присоединения».

ЕС должен пережить глубокие реформы, которые призваны усилить конкурентоспособность, чего, в частности, требует ХДС, и в то же время закрепить минимальные социальные стандарты. Это уже почерк социал-демократов, которые настаивают на усилении борьбы с уклонением от уплаты налогов – речь идёт о транснациональных корпорациях, таких как Google, Apple, Facebook и Amazon, которые прямо называются в документе. Кроме того, должны быть установлены «общие, консолидированные основы оценки и минимальные ставки корпоративных налогов». В главе, посвящённой Европе, также указывается: «Мы намерены укрепить ЕС в финансовом отношении, чтобы он мог лучше выполнять свои задачи». Для этой цели «особенно в тесном партнёрстве с Францией еврозона должна быть укреплена и реформирована». Чёткое требование СДПГ заключается в том, что «к бюджету ЕС должен применяться принцип взаимной солидарности». Кроме того, в документе говорится о важности германо-польское партнёрства.

Россия и Украина

Россия и Украина также включены в коалиционное соглашение. Однако никаких изменений курса политики Берлина не замечено. «Германия очень заинтересована в хороших отношениях с Россией и тесном сотрудничестве в целях обеспечения мира и решения важных международных проблем», – говорится в документе. Основанием для этого являются принципы ОБСЕ и экономические интересы. «Поэтому мы сожалеем, что политика России, в том числе ситуация с правами человека, представляет собой значительный шаг назад. Россия нарушает европейский мирный порядок посредством незаконной аннексии Крыма и интервенции на востоке Украины, – говорится в коалиционном соглашении. – Российская внешняя политика требует от нас особой внимательности и стойкости». Однако Москве также кое-что обещано: «Мы придерживаемся видения общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока». Целью германской политики в отношении России остаётся «возврат к отношениям, основанным на взаимном доверии и мирном примирении интересов, которые позволяют возобновить тесное партнёрство».

В коалиционном соглашении упоминается конфликт на востоке Украины, а также предложения президента России Владимира Путина: «Германия и Франция будут продолжать интенсивно работать над урегулированием конфликта на востоке Украины и претворением в жизнь Минских соглашений. В основе этого – соблюдение режима прекращения огня на востоке Украины и вывод всех тяжёлых вооружений и вооружённых сил из этого района. Эти события должны быть обеспечены миссией Организации Объединенных Наций. Как Россия, так и Украина должны выполнить свои обязательства по Минским соглашениям. При осуществлении Минских соглашений мы готовы сократить санкции и вести диалог с нашими европейскими партнёрами».

Украине следует активно поддерживать «восстановление полной территориальной целостности и укрепление стабильности и социального развития». Но в адрес Киева последовало предупреждение: «Мы ожидаем последовательной реализации реформ на Украине, в частности касающихся борьбы с коррупцией, в целях всесторонней модернизации страны. Мы будем предоставлять нашу финансовую помощь только на строгих условиях. Германия готова внести существенный вклад в реконструкцию Донбасса, как только ощутимый прогресс в реализации Минских соглашений сделает это возможным».

Против Трампа

Текущей политике США в документе также уделяется немалое внимание: «США переживают глубокие перемены, что представляется нам большой проблемой». В качестве ответа ожидается «открытый, интенсивный диалог с администрацией США, Конгрессом и представителями американских штатов», а также активизация усилий, чтобы позиции Германии и других европейских стран были услышаны в Вашингтоне. Это предусматривает более частое и регулярное присутствие в США немецких и европейских лиц, ответственных за принятие решений. Реакция на экономическую политику Трампа весьма чёткая: «Мы хотим честных и надёжных торговых отношений с США. Протекционизм – это не путь, по которому следует идти».

Коалиционное соглашение предусматривает определённые изменения в политике Запада – бо?льшую независимость от США и более самостоятельную европейскую политику в области обороны. В документе упоминается «принцип примата политического фактора над военным». Германская политика «направлена на обеспечение мира, смягчение напряжённости и предотвращение гражданских кризисов». Хотя Трамп подрывает роль международных организаций, «главной задачей политики Германии является укрепление и развитие основанного на правилах международного сотрудничества, институтов и организаций в качестве основы для мира, безопасности и стабильности». В то же время в документе говорится: «Европа должна стать более независимой и способной действовать на международной арене. В то же время мы хотим консолидировать связи с США. Мы хотим оставаться в трансатлантическом пространстве, но при этом стать более ориентированными на Европу». При этом возник новый нюанс: «ЕС также нуждается в общей внешней политике и политике в области прав человека». Изменение курса, особенно под влиянием СДПГ, заключается в том, что «помимо расходов на оборону, ассигнования для предотвращения кризисов, гуманитарную помощь, внешнюю политику в области культуры и образования и сотрудничество в целях развития» должны увеличиваться в соотношении 1:1.

Новая политика в области обороны

«Мы вдохнём жизнь в Европейское оборонительное сообщество», – подчёркивается в коалиционном соглашении. «Мы полны решимости предоставить хорошо оборудованную штаб-квартиру ЕС для гражданских и военных миссий. Мы хотим, чтобы процессы планирования в рамках ЕС более эффективно координировались и согласовывались с планами НАТО». ЕС должен «более внимательно планировать, развивать, приобретать и управлять своим военным потенциалом». В то же время «НАТО остаётся незаменимым гарантом и основой нашей безопасности. Германия является и останется надёжным партнёром в альянсе. Германия будет и впредь вносить надлежащий вклад в сохранение возможностей сдерживания и обороны Североатлантического союза, а также в усиление европейской обороны». При этом подчёркивается готовность НАТО к диалогу.

В документе отмечается, что коалиция «приветствует возобновление регулярных консультаций в рамках Совета «Россия – НАТО» и продолжит свои усилия по более широкому использованию этого инструмента для укрепления доверия и сокращения конфликтов».

Особое внимание уделяется тому, что «контроль над вооружениями и разоружение остаются приоритетными задачами германской внешней политики и политики в области безопасности». «Цель нашей политики – мир, свободный от ядерного оружия», –говорится в документе. «В ядерной области мы привержены строгому соблюдению Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (INF). Здесь необходимо полное соблюдение контроля и проверок. Нарушение Россией Договора, по поводу чего имеются разумные опасения, окажет значительное влияние на безопасность, поскольку такое оружие может достигать любой точки в Европе». Кроме того, «должен быть усилен контроль над обычными видами вооружений».

Позиция Германии в отношении международных организаций ясна: «Мы подтверждаем центральную роль Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в отношении общеевропейской безопасности и укрепления доверия и для разрешения вооружённых конфликтов. Мы привержены укреплению роли Специальной наблюдательной миссии в качестве центрального элемента в реализации Минских соглашений на Украине». Кроме того, следует укреплять Организацию Объединённых Наций. «ООН является фундаментом основанного на правилах международного порядка. Германия хочет взять на себя большую ответственность за мир и безопасность даже при условии получения постоянного места в Совете Безопасности».

Если учесть всё вышеизложенное, то становится понятно, что впереди долгий путь. Но для начала члены СДПГ должны согласиться с коалиционным соглашением и тем самым расчистить путь для нового кабинета Ангелы Меркель. Лишь тогда будут названы имена всех новых министров. А пока Берлин переживает дни хаоса.

Международного дискуссионного клуба «Валдай»

} Cтр. 1 из 5