Элегантный юрист во главе дипломатии

21 марта 2018

Николаос Гавалакис - Руководитель Регионального офиса «Диалог Восточная Европа» Фонда им. Фридриха Эберта в Киеве. Ранее работал в Представительстве Фонда им. Фридриха Эберта в Афинах, а также референтом по вопросам Западной Европы и Северной Америки в Берлине.

Резюме: Какие изменения повлечет за собой назначение Хайко Мааса министром иностранных дел ФРГ.

В Германии назначен новый министр иностранных дел. Отныне дипломатию этой страны возглавляет не Мартин Шульц и не Зигмар Габриэль, а новичок во внешней политике Хайко Маас. Назначение Мааса стало откровенной неожиданностью, ведь оба его предшественника, социал-демократы Франк-Вальтер Штайнмайер и Зигмар Габриэль, вступали в должность с достаточным опытом деятельности на международной арене – в качестве бывшего главы Ведомства федерального канцлера или же министра экономики. В отличие от них Маас в этом смысле – табула раса.

Элегантный и сдержанный 51-летний юрист родом из Саара, региона на границе с Францией, высказывает свою позицию, не сглаживая острых углов. Его моральные ориентиры четко определены. За четыре года работы в должности министра юстиции Германии он придерживался твердой позиции против расизма, правого экстремизма и ксенофобии. Маас постоянно подвергал самой острой критике лозунги правопопулистской партии «Альтернатива для Германии» (AfD) и осуждал атаки на беженцев и их лагеря. Таким образом он стал объектом ярой ненависти и явной вражды со стороны правых и получал многочисленные угрозы в разных формах: однажды в почтовый ящик его частной квартиры бросили девятимиллиметровый патрон с письмом, в котором указывались место, дата и время его убийства.

За время пребывания Мааса в должности главы министерства юстиции особенно запомнились два закона: закон о резервном хранении персональных данных пользователей и закон против ненависти в интернете, так называемый закон о Фейсбуке. При принятии первого он продемонстрировал свою гибкость и склонность к прагматизму: после длительного периода негативного отношения к хранению персональных данных пользователей в 2015 году он, по желанию тогдашнего главы СДПГ Зигмара Габриэля, поменял свое мнение и сравнительно быстро добился принятия этого закона. «Закон о Фейсбуке» в свою очередь был направлен против преступности на почве вражды, травли и фейков в Интернете, прежде всего в социальных сетях. Поскольку благодаря этому закону появилась возможность удаления контента определенного направления, противники Мааса раскритиковали этот закон как вмешательство в свободу слова. Принятие данного закона можно также считать реакцией на использование фейковых новостей во время президентской предвыборной кампании 2016 года в США.

Европейское сотрудничество против авторитарных сил

На первый взгляд в фокусе внимания нового шефа немецкой дипломатии остается Европейский союз. «Я родом из сердца Европы. И я европеец в глубине своей души», - отметил он в своей речи по случаю вступления в должность в Федеральном министерстве иностранных дел Германии. Однако роль главы внешнеполитического ведомства Германии за последние 10 лет претерпела значительные изменения. Со времени финансового кризиса 2008 года интересы Германии в ЕС представляют главным образом министр финансов или же сам федеральный канцлер. Поле деятельности министра иностранных дел в большинстве случаев начинается вне пределов ЕС и ориентировано преимущественно на непосредственных соседей, из которых следует назвать в первую очередь страны Северной Африки, Ближнего Востока, Восточного партнерства, а также Израиль, Турцию и Россию.

Интересно, будет ли Маас в качестве министра иностранных дел выступать за верховенство права, свободу прессы и права человека в той же степени, что и в должности министра юстиции?

Еще в недалеком прошлом Маас требовал более жесткого подхода в отношениях с Турцией, а во время своего первого зарубежного визита во Францию назвал конфликт на востоке Украины по-прежнему одним из главных внешнеполитических приоритетов: «Наша поддержка территориальной целостности по-прежнему непоколебима». Но в отличие от своего предшественника Габриэля при этом он не упомянул о возможности смягчения санкций в отношении России. Итак, можно ли говорить о первом смещении акцентов?

В целом вполне вероятно, что Маас возьмет более жесткий курс по отношению к Москве. Он продемонстрировал полное понимание ответных мер со стороны Британии в связи с отравлением в Сейлсбери бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери, а также раскритиковал отсутствие готовности со стороны России способствовать раскрытию этого преступления.

Еще в 2017 году он предостерегал от восприятия мира в Европе как некой данности: «Тот, кто сомневается в справедливости этого утверждения, должен посмотреть в сторону востока Украины. Сплоченный европейский континент должен продемонстрировать свою силу Путину как раз в момент появления у ворот Европы агрессивной и авторитарной силы». Одновременно в духе традиций социал-демократов он подчеркнул, что в рамках своей официальной деятельности должен и впредь сохранять диалог. Возможно, после президентских выборов в России благодаря Маасу станут возможными возрождение Нормандского формата и посреднические успехи в урегулировании конфликта на востоке Украины.

Ближайшее будущее покажет, какие изменения повлечет за собой приход нового главы немецкой дипломатии. В целом внешняя политика Германии отличается определенной непрерывностью и последовательностью. Даже в случае изменения правящей партии основные направления во внешнеполитической ориентации остаются одинаковыми. Меняются, как правило, лишь нюансы. И все же в должности министра иностранных дел возможны индивидуальное толкование и различный стиль. Это продемонстрировало пребывание в этой должности в течение 14 месяцев Зигмара Габриэля с его не всегда дипломатическими выступлениями. Во всяком случае, следы, по которым предстоит двигаться Хайко Маасу, довольно крупные по размеру.

IPG – Международная политика и общество

} Cтр. 1 из 5