Грузия – Россия: поиски выхода из тупика

27 января 2014

Ираклий Гарибашвили – премьер-министр Грузии.

Резюме: Статья премьер-министра Грузии Ираклия Гарибашвили для журнала «Россия в глобальной политике»

Эту статью я передал для опубликования в журнале «Россия в глобальной политике» за десять дней до начала сочинской олимпиады. Прежду всего с надеждой на то, что игры пройдут успешно, мирно и без всяких неприятных сюрпризов, в том числе для грузинских спортсменов.

Решение принять участие в Олимпиаде было для грузинской стороны очень непростым. Ведь игры проходят вблизи грузино-российской границы, Абхазии. Большинство населения этого региона – грузины – до сих пор находятся в изгнании. И спустя более 20 лет после окончания трагического конфликта они до сих пор не могут вернуться в свои дома.

После августовской войны 2008 года в нарушение всех международных норм и договоренностей Россия не выводит свои войска из Цхинвальского региона и Абхазии. В отношении указанных регионов действует закон Грузии об оккупированных территориях, а вблизи этих территорий, по «живому телу», строятся колючие заграждения. Совсем недавно, вглубь территории Грузии, в Абхазии, создана 11-километровая «пограничная зона». Страдают люди, проживавшие вместе поколениями. Многие из них стали беженцами в собственной стране. Между Грузией и Россией разорваны дипломатические отношения и перспектива их восстановления пока не видна. Этот перечень можно было бы продолжить.

И все же грузинские спортсмены направляются в Сочи. Наш аргумент состоит в том, что при политизации спорта больше всего страдают спортсмены. Мы также уверены, что наше решение – это шаг доброй воли в адрес международного  сообщества, олимпиийского движения и российского народа. И, конечно, своим участием мы подчеркиваем нашу твердую приверженность принципам мира и стабильности в регионе Кавказа. Более того, мы предложили российской стороне сотрудничество в обеспечении безопасности сочинской Олимпиады. В период проведения Олимпиады на территории Грузии будут задействованы дополнительные меры безопасности, в том числе в аэропортах и приграничных регионах.

Решению о направлении грузинских спортсменов в Сочи безусловно способствовали определенные позитивные результаты в формате двустороннего грузино-российского диалога, начатого по инициативе правительства «Грузинской мечты» в конце 2012 года. За год с лишним удалось восстановить торговые связи, грузинские продукты возвращаются на российский рынок. Сняты политические препоны для транспортых сообщений, рассматривается вопрос об облегчении визового режима для поездок граждан Грузии в Россию. За 2013 год количество российских туристов, посетивших  Грузию, увеличилось по сравнению с предыдущим годом на 50%. Кстати, граждане РФ посещают Грузию без всяких виз и мы приветствовали бы дальнейшее увеличение потока российских туристов. Отношение к ним в Грузии доброжелательное.

К сожалению, практически нет прогресса на Женевских международных консультациях. Этот формат с участием представителей международных организаций (ООН, ЕС, ОБСЕ) и западных партнеров был создан сразу после окончания российско-грузинской войны 2008 года и в целях решения сложных проблем, возникших в результате конфликта. Это проблемы гуманитарного характера и безопасности.

Признав независимость  Абхазии и Южной Осетии,  Россия создала в правовом смысле закалдованный круг. Поиску выхода из этого тупика должны послужить Женевские консультации. Без придания конструктивной динамики этому важнейшему формату, на каком-то этапе непременно столкнется «об стенку» и грузино-российский двусторонний диалог.

Важно отметить, что обязательство о неприменении силы, предусмотренное Соглашением о прекращении огня от 12 августа 2008, Грузия, в отличие от России, выполняет со дня  подписания этого документа. В 2010 году, Грузия, в одностороннем порядке, вновь взяла на себя международное юридическое обязательство о неприминении силы, что было подтверждено грузинским парламентом в марте 2013 года. К сожалению, Россия по-прежнему отказывается сделать ответный шаг и взять на себя аналогичное юридическое обязательство. Из-за неконструктивной позиции российской стороны, не удается достичь прогресса по данному вопросу в рамках Женевских консультаций. Мы настойчиво призываем российскую сторону сделать встречные шаги.

Перед нами стоит невероятной сложности задача. С одной стороны, Россия не собирается отозвать свое решение о признании Абхазии и Южной Осетии в качестве «независимых государств», а Грузия никогда с этим не смирится. В этом ключе говорил и Президент В. Путин. Было сказано и о том, что грузины, абхазы и осетины сами должны найти общий язык. Формула правильная, но она может заработать лишь при заинтересованности и честном соучастии Москвы в процессе примирения. Грузия готова к прямому диалогу с абхазами и осетинами для обсуждения практических и гуманитарных вопросов. До восстановления между нами доверия, вопросы статуса можно было бы отодвинуть в сторону.     

В ноябре 2013 года Грузия парафировала Соглашение об ассоциированных отношениях с Евросоюзом. Документ будет подписан летом текущего года и это углубит наше двусторонне сотрудничество. В частности, мы ожидаем расширение торгово-экономических связей, а также существенную либерализацию визового режима для граждан Грузии, желающих посетить страны ЕС. Мое правительство, также, как и парламент страны, твердо намерены следовать пути дальнейшей интеграции Грузии с Европой.

Вместе с тем, высказываются мнения, что Россия попытается отговорить Грузию от подписания указанного Соглашения. Подобные мнения усиливаются на фоне последних драматических событий в Украине. Слышны и такие вопросы: какие меры применит Россия в отношении Тбилиси – силовое давление или «мягкую силу»? Введет ли опять Москва торговое эмбарго на грузинские товары? К сожалению, эти вопросы отражают  настроения людей и степень недоверия. Как показывают последние социологические опросы, около 70% населения Грузии поддерживает диалог с Россией, однако большинство из них считает северного соседа главной внешней угрозой.

Мы глубоко убеждены, что стабильное, демократическое развитие Грузии, ее право на свободный выбор, не противоречит интересам добрососедства.  А свободный торговый режим с Евросоюзом, что является главным компонентов указанного Соглашения, вовсе не мешает тому, чтобы Грузия расширила такое же сотрудничество со всеми странами и соседями, в том числе с Россией. Грузия, как малая страна, жизненно заинтересована в интеграции в развитые рынки, без этого у нас мало шансов на модернизацию. Таким крупнейшим в мире рынком является Евросоюз, который, кстати, главный торговым партнер России и это сотрудничество вполне успешно развивается.

Для Грузии европейский выбор – не дело отдельного политика, правительства или поколения людей. Это историческое стремление в ту цивилизационную среду, от которой нас оторвали и фундаментальные ценности которой мы столетиями разделяем.

Сегодняшняя Европа не идеальный мир. Но где лучший?

Когда в XVIII веке Грузия добивалась покровительства единоверной России, мои предки воспринимали ее европейской державой и одновременно мостом в Европу. Отчаянная попытка стать частью просвещенной Европы была предпринята Грузией и в 1918–1921 году. Разделяю мнение российской ученой, что Москва в сегодняшнем контексте не должна избрать для себя функцию стены между Грузией и Европой. Это было бы большой ошибкой и недальновидностью. И наоборот: поддержка Москвы в строительстве европейской Грузии в значительной степени укрепила бы ее авторитет, стала бы важным фактором создания стабильного и мирного Южного Кавказа.

Мы жизненно заинтересованы в том, чтобы никакая угроза в наш адрес не исходила со стороны наших соседей и всецело понимаем их желание иметь рядом стабильную и предсказуемую страну. В борьбе против терроризма и радикализма у Тбилиси и Москвы одинаковые цели.

Грузия открыта для российского бизнеса. В рамках двустороннего диалога мы готовы рассмотреть совместные и международные инвестиционные проекты в сфере энергетики, транспорта, инфраструктуры и др. К таким проектам уже проявляют интерес российские компании. Реализация общих экономических интересов должна способствовать справедливому решению сложных политических проблем.

В Грузии любят и ценят русскую культуру. Знаем, что такое же отношение к грузинской культуре в России. О взаимопроникновении наших культур можно  говорить долго и об этом написано много. Отмечу лишь недавнее событие – тбилисский театр им. Грибоедова был признан в Москве лучшим русским театром за рубежом. Осуществляется  сотрудничество между грузинской и русской православными церквами, которые даже в трагические дни августовской войны поддерживали между собой контакты.

Быстро меняющийся мир и общие вызовы требуют нестандартных подходов. Когда интересы совместимы, договориться можно о многом.

Ираклий Гарибашвили – премьер-министр Грузии

Тбилиси, 27.01.2014

} Cтр. 1 из 5