Иранское соглашение: образец для России?

16 июля 2015

Сальваторе Бабонес – адъюнкт-профессор социологии и социальной политики факультета общественных наук и политологии, Сиднейский университет.

Резюме: Иран и его партнеры по переговорам из шестерки международных посредников согласовали «Совместный всеобъемлющий план действий», который положит конец озабоченности западных стран в отношении целей иранской ядерной программы.

14 июля 2015 г. Иран и его партнеры по переговорам из шестерки международных посредников согласовали «Совместный всеобъемлющий план действий», который положит конец озабоченности западных стран в отношении целей иранской ядерной программы. Подписание документа знаменует окончание 36-летнего периода западных санкций против Ирана. После утверждения плана действий всеми членами Совета Безопасности ООН большинство действующих санкций против Ирана будут сняты.

Шестерка посредников представлена пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН, а также Германией, которая была поставщиком технологий для иранской ядерной программы еще до Исламской революции 1979 года. Группа также известна как Евротройка+3, поскольку в ее состав вошли три европейские и три неевропейские державы.

Подписание плана действий не означает немедленную отмену всех западных санкций в отношении Ирана. Некоторые американские санкции прописаны непосредственно в законодательстве США и не могут быть отменены без одобрения Конгресса. В связи с положением об истечении срока действия многие из этих санкций автоматически утратят силу 31 декабря 2016 года, если Конгресс не примет решение продлить их. Ожидается, что Б. Обама просто дождется истечения срока этих санкций.

Американский президент также вправе отказаться от применения, прекратить действие либо внести исключения в отношении большинства санкций США против Ирана. Конечно, новый президент США сможет возобновить действие санкций, однако в американской политической культуре случаи пересмотра таких решений президентом весьма редки. Во избежание нового витка напряженности между США и Ираном следующий президент, скорее всего, не станет пересматривать решения Б. Обамы по этому вопросу.

Это шаг вперед как для народа Ирана, так и для международного сообщества. В. Путин приветствовал подписание соглашения, в переговорный процесс по которому Россия внесла существенный вклад. Увеличение объемов добычи нефти в Иране в результате отмены санкций может привести к дальнейшему снижению цен на нефть и повышению давления на российскую финансовую систему, однако большинство аналитиков полагают, что в целом Россия получит преимущества от снятия санкций с Ирана.

Далеко не все испытали радость по поводу подписания плана действий: некоторые западные аналитики утверждают, что поддержка Россией международного соглашения с целью снятия санкций с Ирана — это часть российско-иранского заговора, направленного на распространение ядерных технологий и подавления демократии на Ближнем Востоке. Разумеется, ярым противником соглашения остается правительство Израиля: один из министров израильского Кабинета назвал 14 июля «одним из самых мрачных дней в мировой истории». Однако в целом новость была воспринята мировыми СМИ весьма положительно.

Кому это выгодно?

Президент Обама, чей президентский срок подходит к концу в январе 2017 года, стремится к внешнеполитическим успехам, чтобы «обеспечить себе место в истории» (как говорят в Вашингтоне). В 2015 году он предпринимал решительные действия для разрешения многолетних конфликтов с Кубой и Ираном, в отношении которых санкции США действовали на протяжении нескольких десятилетий. Подобные действия стали неожиданностью для многих.

Я сам писал для РСМД меньше года назад, что «режим санкций США в отношении Ирана и Кубы подтверждает, что введенные США санкции практически невозможно отменить». Однако оказалось, что и Куба, и Иран идут на сближение с США (а то и стремятся к установлению дружеских отношений). Это уже реальные изменения, а не просто слова.

И все же основная логика моего тезиса остается верной. В 2014 году я отмечал, что санкции США против России весьма опасны, поскольку относительное отсутствие экономических интересов США в России означало, что в США не будет внутреннего лобби, призывающего к снятию санкций. Поэтому я написал, что санкционную войну с Россией «легче начать, чем закончить».

В настоящее время подходят к концу санкционные войны США с Кубой и Ираном (они длились 55 и 36 лет соответственно). По-видимому, режим санкций подходит к концу благодаря тому, что второе поколение эмигрировавших американских кубинцев хотят инвестировать в Кубу и крупные американские нефтесервисы, в то время как производители самолетов хотят продавать свою продукцию на территории Ирана. Ожидается, что проекты в обеих сферах принесут американским компаниям значительную прибыль.

Скорее всего, именно финансовый аспект стал решающим фактором при разрешении обеих санкционных проблем. К концу срока своего президентства Б. Обама имел достаточно политической воли для того, чтобы использовать именно его. Тем не менее без перспектив огромной непредвиденной прибыли для американских компаний ни одно из соглашений, по-видимому, не было бы достигнуто. Ведь именно денежные вопросы и привели к введению санкций.

Не все помнят, но изначально американские санкции против Кубы были введены не из-за ситуации с правами человека или надуманных обвинений в пособничестве терроризму. США в 1960 году ввели в отношении Кубы эмбарго в ответ на национализацию Кубой сахарных плантаций, а после и нефтеперерабатывающих заводов и банков, которыми владели американские компании.

Аналогичным образом, санкции США против Ирана были введены не из-за угрозы распространения ядерного оружия. США одобрили санкции против Ирана в 1979 году в ответ на нападение на посольство США иранских студентов и захват американских заложников. В 1981 году 52 заложника были отпущены, проведя в плену 444 дня. Ответные санкции длились 36 лет (и не отменены до сих пор).

После введения первых санкций против Кубы и Ирана были введены новые, расширенные либо дополнительные санкции, которые номинально применялись, чтобы наказать правящие режимы за нарушения прав человека или пособничество терроризму. Однако некоторые страны, в которых дела с правами человека обстоят гораздо хуже, являются верными союзниками США и даже получают от них значительную помощь. А доказательств того, что Куба или Иран поддерживают террористов, весьма мало или нет совсем.

Было бы полезно сравнить санкции в отношении Кубы и Ирана с применением американских санкций против Китая после событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 г. Большинство из этих санкций не продержались и двух лет. К 2014 году годовой товарооборот между США и Китаем превысил 590 миллиардов долларов США, однако китайский режим остается репрессивным.

Для сравнения: товарооборот США с Россией в 2014 году составил менее 35 миллиардов долларов США, а пик был достигнут в 2011 году, когда товарооборот между двумя странами составил 43 миллиардов долларов США. Западные санкции были введены в марте 2014 года в ответ на аннексию Крыма. С тех пор снижение взаимного товарооборота составило 25% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Перспективы отмены американских санкций против России выглядят не очень обнадеживающими.

«Историческое» соглашение

Практически все издания в своих новостных статьях назвали «историческим» соглашение по ядерной программе Ирана. Это несомненно так, ведь для его достижения потребовалось больше десяти лет. По степени важности его можно сравнить с соглашением, направленным на нормализацию отношений США с Кубой. Когда международные споры решаются при помощи дипломатии, а не бомб, нельзя не радоваться. А в случае, если еще одна страна отказывается от ядерного оружия, мир становится еще более безопасным.

В то же время

соглашение с Ираном создает негативный прецедент: получается, что сильные государства могут запугивать более слабые с целью заставить их уступить в важных политических вопросах.

У Ирана нет ядерного оружия. Оно есть у его соседей — Индии, Израиля и Пакистана. Но за столом переговоров сидят представители Ирана, которым приходится идти на уступки просто ради того, чтобы вновь получить возможность стать полноправным игроком на мировой арене. Индия, Израиль и Пакистан разрабатывали ядерное оружие и остались безнаказанными.

Принцип «кто сильнее, тот и прав» — опасная и аморальная основа для международных отношений. Соединенные Штаты — не единственная страна, негласно им пользующаяся. Китай, Россия и многие другие государства также не упускали случая воспользоваться им. Тем не менее, будучи наиболее влиятельной державой в мире, Соединенные Штаты несут особую ответственность за то, чтобы воздерживаться от подобных практик. Более того, действия США имеют такую значимость ввиду того, что в ближайшие десятилетия (если не века) эта страна с большой долей вероятности останется мировым гегемоном, устанавливающим нормы, которым будут следовать другие государства.

Можно только догадываться о том, какие нормы международного взаимодействия будут сформированы на Ближнем Востоке. Остается надеяться, что обычные иранцы смогут воспользоваться новоприобретенными свободами и благосостоянием. Но у них для этого может быть не так много времени. Сегодня в Иране не ведутся военные действия. Тем не менее войны идут в соседних странах — Сирии, Ираке и Йемене, и Иран так или иначе принимает в них участие. В Пакистане и Афганистане — восточных соседях Ирана — также всегда неспокойно.

Теперь все внимание в плане санкций переключится на Россию. После шестнадцати месяцев санкционного противостояния с Западом Россия, несомненно, находится в гораздо лучшей форме, чем Иран. Но шестнадцать месяцев в мгновение ока могут превратиться в шестнадцать лет (или тридцать два, а может даже шестьдесят четыре года). Усилятся ли санкции в отношении России (или российские встречные санкции), как это было в случае с Китаем после событий на площади Тяньаньмэнь? Или это превратится в долгую войну санкций, направленную на истощение противника?

Во введении Западом долгосрочных санкций в отношении России мало логики. Подобно Кубе и Ирану, Россия не худшая страна в мире. В ней намного больше демократии, чем в Китае, и намного больше свободы, чем в Саудовской Аравии. По правде говоря, она намного свободнее и демократичнее Кубы и Ирана. Россия не является государством, угрожающим международной безопасности.

Тем не менее в экономическом плане Россия недостаточно интегрирована в глобальные цепочки создания добавочной стоимости и так же, как Иран, во многом зависит от экспорта энергоносителей. Одним из аспектов советского наследия стало то, что российские промышленные кластеры сосредоточены на территории страны и в пределах Содружества независимых государств. Лишь небольшое количество иностранных игроков действительно заинтересованы в обеспечении беспрепятственного перемещения товаров и услуг через границы России.

Разумеется, Европа зависит от поставок энергоносителей из России. Однако подобная межгосударственная экономическая зависимость по своему характеру отличается от четких цепочек поставок, связывающих страны Центральной Европы или северо-восточной Азии. Несмотря на масштабные межгосударственные провокации, в северо-восточной Азии сохраняется мир во многом благодаря тому, что в каждой из стран экономическая деятельность очень сильно зависит от тесной интеграции государств.

Вызывает беспокойство предположение о том, что в будущем введение санкций против России может пойти по иранскому сценарию.

Изначальной целью санкций было наказать Россию за аннексию Крыма, однако они могут быть расширены по причине нарушения прав человека, а затем расширяться вновь уже по другим причинам, пока в один прекрасный день (почему бы и нет?) Россию не обвинят в распространении ядерного оружия или финансировании терроризма.

Конечно же, Россия не Иран. Ее население в два раза больше, экономика — более чем в четыре раза крупнее, военный потенциал — намного масштабнее. Кроме того, Россия — постоянный член Совета Безопасности ООН. Как минимум в ближайшем будущем она продолжит играть важнейшую роль в обеспечении энергетической безопасности Европейского союза.

Западные санкции могут не принести такого же результата, как в случае с Ираном. Но России следует быть готовой к подобному сценарию, по крайней мере, как к худшему из возможных.

Подчеркну: принцип «кто сильнее, тот и прав» является опасной и аморальной основой для международных отношений. Многие в Украине, Европейском союзе и США могут заявить, что, аннексируя Крым, Россия сама воспользовалась этим принципом. Однако народная мудрость гласит: злом зла не поправишь. Путь к разрешению украинского кризиса пока неясен, однако очевидно, что новая война санкций — это неправильный выбор.

РСМД

} Cтр. 1 из 5