К вопросу о сценариях урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта

19 апреля 2016

Фархад Мамедов - директор Центра стратегических исследований при Президента Азербайджана.

Резюме: Эскалация армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, создала возможность высказаться большому количеству экспертов и открыть дискурс по этой теме. Постараемся продемонстрировать результаты данной эскалации с точки зрения урегулирования конфликта и степени вовлеченности в него заинтересованных сторон.

Эскалация армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта (именно так он и называется в международно-правовых документах ОБСЕ), имевшее место с 2 по 4 апреля 2016 года, создала возможность высказаться большому количеству экспертов и открыть дискурс по этой теме в российских научных и околонаучных кругах. Постараемся продемонстрировать результаты данной эскалации с точки зрения урегулирования конфликта и степени вовлеченности в него заинтересованных сторон. В данном контексте особое внимание следует уделить терминологии и использованию фактов, которые в большой своей части являются вымыслом или информационным вбросом, с целью отвести внимание от сути конфликта и путей выхода из него.

Эскалация на линии соприкосновения продемонстрировала, что конфликт не является замороженным, и нет практических механизмов нивелирования возможных вспышек вооруженного конфликта. Именно этот фактор является важным в контексте мирного урегулирования и составной частью большого переговорного процесса.

События 2-4 апреля разрушили несколько мифов, которые были созданы за время 22-летнего перемирия. Во-первых, линия фронта не является неуязвимой и освобождение азербайджанской армией нескольких стратегических высот сломала всю логику обороны, создаваемой Арменией на линии соприкосновения в течение более 20 лет. Во-вторых, азербайджанцы не смирились с оккупацией 20 процентов общепризнанной территории государства. В третьих, продолжение статус-кво недопустимо и не является удовлетворительным для стран региона. В-четвертых, эскалация на оккупированных территориях показала возможности вовлеченности военно-политических блоков на данный конфликт. Вооруженные силы Армении действовали на оккупированных территориях Азербайджана и этот факт ограничил ее возможности для вовлечения в конфликт стран ОДКБ.

Информационные вбросы относительно участия на стороне Азербайджана боевиков ИГ (запрещенной в России организации), «серых волков» и т.д. не выдерживают критики, так как в Азербайджане уже несколько лет ужесточено законодательство по уголовному преследованию лиц, участвующих в незаконных вооруженных формированиях вне территории Азербайджанской Республики. Достаточно провести поверхностный анализ и удостовериться, что все участники вооруженного конфликта в Сирии, граждане Азербайджана, вернувшиеся на Родину были арестованы, и в их отношении возбуждены уголовные дела. О «серых волках» и говорить не стоит, так как каждый тюрколог в России может подтвердить, что следы данной организации потерялись еще в середине 90-х г.г. прошлого столетия. Ни один из упомянутых непроверенных фактов не был подтвержден со стороны официальных структур Азербайджана, Армении и России. Кажется, что эксперты, апеллирующие к откровенной лжи, старались сформировать альтернативную реальность с целью создания предпосылок участия России в конфликте  на стороне Армении. Однако, официальные лица России, в частности, министр иностранных дел Сергей Лавров именно в дни эскалации сделал заявление, что Россия не обвиняет Турцию в обострении конфликта в Нагорном Карабахе.

Вопрос  влияния Турции на эскалацию конфликта и поддержки позиции Азербайджана обрел новый окрас в контексте ухудшения взаимоотношений между Россией и Турцией. Следует напомнить, что поддержка Азербайджана со стороны Турции – историческая данность, и это единственная страна, которая применила санкции, закрыв свои границы с Арменией в знак протеста против оккупации территорий Азербайджана еще в 1994 году. Наряду с этим, отметим, что на территории Азербайджана нет военных баз иностранных государств, в том числе и турецких. Азербайджанская Республика с 2011 г. является членом Движения Неприсоединения и на линии соприкосновения находятся исключительно вооруженные силы Азербайджанской Республики. Об этом свидетельствует и список погибших с азербайджанской стороны, тогда как в списке погибших со стороны Армении, по официальным данным, большинство составляли граждане Республика Армения.

Азербайджанская Республика в силу своей геополитической идентичности является членом большого количества международных организаций и выступает за равноправные и взаимовыгодные отношения с государствами. Азербайджан не приемлет позиции «патрон – клиент» и в контексте этих условий реализует масштабные энергетические, транспортные и инвестиционные проекты. Партнерами в реализации проектов выступают заинтересованные страны, в их числе Турция, Грузия, ЕС, США и, конечно же Российская Федерация и Иран. Именно на дни эскалации пришлось заседание министров иностранных дел  трехстороннего формата Россия-Азербайджан-Иран в Баку. Данный формат имеет большой потенциал развития и создает возможности для создания стратегического транспортного коридора Север-Юг. Обозначая свои проекты в качестве приоритета, руководство Азербайджана демонстрирует, что готово формировать взаимозависимые отношения с соседями, которые являются результатом предсказуемой внешней политики.

Президент не раз заявлял, что территория Азербайджана не будет использована против его соседей и наша страна не станет пространством противоборства мировых центров сил. Именно в этом контексте и следует рассматривать степень влияния внешних сил на урегулирование армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Азербайджан сразу же откликнулся на призыв руководства Российской Федерации приостановить огонь на линии соприкосновения с надеждой на интенсификацию переговорного процесса. Последовавший визит в Армению и Азербайджан премьер-министра Дмитрия Медведева продемонстрировал высокий уровень заинтересованности России в мирном урегулировании конфликта.

Экспертное сообщество выдвигает различные сценарии развития ситуации, которые подчас не вяжутся с реальностью и предполагают желаемое за действительное. За 22 года перемирия внешняя политика Азербайджана продемонстрировала последовательность во взаимоотношениях со всеми странами. Азербайджан не приемлет двойных стандартов, и именно это стало причиной отказа Баку от санкций в отношении России со стороны США и ЕС. С другой стороны, приоритетом внешней политики Азербайджана является урегулирование армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта в рамках территориальной целостности государства, против чего не выступает ни одна страна сопредседатель Минской группы ОБСЕ. По этой причине, Азербайджан реализует политику изоляции страны-агрессора Армении от региональных проектов, следствием чего стала уязвимость экономики Армении. Это единственная мера страны, 20 процентов территории которой оккупировано, и со стороны мирового сообщества нет однозначного давления на страну агрессора.   

В обозримом будущем следует ожидать комплексных мер по интенсификации переговорного процесса. Эскалация на линии соприкосновения продемонстрировала, что стороны не пойдут на отвод вооруженных сил без подписания мирного договора и четкого представления урегулирования конфликта. На сегодня Российская Федерация выступает в роли основного модератора, который может принести долгосрочный мир на Южный Кавказ.  Заинтересованность России в урегулировании конфликта обусловлена несколькими причинами. Процессы, произошедшие в дни и после эскалации, привели к имиджевым потерям России в Армении и Азербайджане. В Ереване прошли митинги у посольства России в знак протеста продажи вооружения Азербайджану, и на самом высоком уровне было высказано недовольство продолжением военно-технического сотрудничества между Россией и Азербайджаном. Общественное мнение Азербайджана также негативно отнеслось к информационной составляющей конфликта, так как фэйковая информация на российских информационных каналах считалась проармянской. Однако это не привело к акциям протеста и ограничилось недовольством на форумах и социальных сетях. То есть нерешенность конфликта ставит под сомнение эффективность политики России на Южном Кавказе.  Делать однозначный выбор в конфликте Россия не будет, так как это чревато еще большим усложнением конфликта. Не для кого не секрет, что в армянском и азербайджанском обществах наличествуют завышенные ожидания именно от России.

Наряду с этим, Россия провела консультации с союзниками по ОДКБ и ЕврАзЭС, так как конфликт может иметь влияние на интеграционные проекты, о чем говорил президент Армении Серж Саргсян во время встречи с Дмитрием Медведевым в Ереване. Страны члены ОДКБ и ЕврАзЭС, также как и Россия являются союзниками Армении, однако выстроили взаимовыгодные отношения с Азербайджаном. Конфликт происходит на оккупированных территориях Азербайджана и не может быть причиной завышенных ожиданий Армении от стран-союзников по военно-политическому блоку и таможенному союзу. Реакция членов ОДКБ и ЕврАзЭС на эскалацию конфликта на линии соприкосновения подтверждает данный тезис.   

Таким образом, Российская Федерация более других стран сопредседателей заинтересована в активизации переговорного процесса для достижения практических результатов. Это позволит создать для России новые возможности в постконфликтном регионе. На протяжении длительного периода времени имплементации договоренностей Россия будет выступать в качестве их гаранта. И за этот период времени Россия сможет сформировать новые сферы сотрудничества для реализации своих ожиданий от Южно-Кавказского региона.

} Cтр. 1 из 5