Коалиция а-ля Итальяно?

28 февраля 2018

Эрнст Хиллебранд – руководитель представительства Фонда им. Фридриха Эберта в Риме.

Резюме: Меню парламентских выборов в Италии может преподнести не один сюрприз

Выборы в Италии 4 марта пройдут в совершенно ином контексте по сравнению с выборами в бундестаг в сентябре прошлого года. Именно сейчас Италия медленно преодолевает последствия самой длинной рецессии в своей новейшей истории. ВВП все еще на 5,7 процента ниже уровня 2007 года. За этот период промышленное производство кое-где снизилось на 25 процентов по сравнению с докризисным уровнем. Безработица составляет (по меньшей мере) 11 процентов, а среди молодежи она достигла критической отметки в 32 процента. На юге положение во всех отношениях еще более удручающее: в южной Италии, где проживает треть всех итальянцев, уровень безработицы составил 17,3 процента, а в молодежной среде – 60 процентов. Даже у высококвалифицированных молодых итальянцев мало шансов на рынке труда, поэтому в последние годы наблюдался настоящий «отток мозгов» молодых итальянцев с высшим образованием, ищущих работу севернее Альп.

За несколько дней до выборов в Италии совершенно неясно, как в конечном счете будет выглядеть большинство в Палате депутатов и Сенате. Три блока противостоят друг другу, причем только один – правоцентристский – может всерьез рассчитывать на победу с небольшим отрывом. Согласно недавно обнародованным результатам опросов общественного мнения блок «Вперед, Италия» и партия правых популистов «Лига Севера», объединившиеся вокруг Сильвио Берлускони, набирают 35 процентов. Правящая Демократическая партия Италии (социал-демократы) в одиночку может получить 22,6 процента голосов, а вместе со своими маленькими сателлитами – в частности партией «Европа+» во главе с бывшим европейским комиссаром Эммой Бонино – почти 28 процентов. Но самой крупной отдельно взятой партией является «Движение пяти звезд» (M5S). Эта протестная партия, возглавляемая молодцеватым главным кандидатом Луиджи ди Майо, которому всего 31 год, может рассчитывать на 28,6 процента голосов.

Исходя из этих цифр, ни у одного блока нет реальных перспектив получить большинство в обеих палатах. Однако не исключено, что правоцентристы все же сумеют достичь незначительного преимущества собственными силами, если им удастся завоевать большинство мажоритарных мандатов на юге страны. Но если победу одержит «Движение пяти звезд», тогда именно эта сила станет самой крупной отдельно взятой партией в парламенте. Впрочем, шансы обрести такой же статус есть и у Демократической партии во главе с Маттео Ренци. С учетом своеобразного избирательного законодательства, по сути своей направленного против движения M5S, голоса маленьких партий, не преодолевших трехпроцентный барьер, объединены в одном списке и не пропадают, а зачисляются самой большой партии в этом списке. Поэтому при окончательном подсчете Демократическая партия все же имеет шансы обойти последователей Беппе Грилло.

Таким образом, 4 марта страну ожидает напряженный во всех отношениях вечер выборов. А вот о предшествующей избирательной кампании такого не скажешь: все блоки используют свои ключевые темы и обрабатывают свой основной электорат. Спорных тем, к которым в Италии прежде всего относится иммиграция, изо всех сил пытаются избежать (за исключением правых, которые надеются извлечь выгоду из явно враждебных настроений по отношению к иммигрантам в стране). В то время как МВФ заявляет, что ввиду государственной задолженности, достигшей 132 процентов, любому итальянскому правительству в последующие годы придется повышать налоги и понижать расходы государственного бюджета, матадоры итальянской избирательной кампании наперебой обещают все в точности наоборот: снизить налоги и повысить государственные расходы. По сути все партии занимаются своеобразным фискальным популизмом, различаясь лишь по своим целевым группам. Это все внушает мало доверия, что, похоже, хорошо понимает и итальянский избиратель. Чемпионом по обещаниям снова стал Сильвио Берлускони, в который раз пообещавший ввести не только пропорциональное налогообложение, но в придачу к нему еще и налоговые льготы, а также государственные блага всевозможного рода. При этом «кавалер» делает ставку прежде всего на пожилых избирателей, которым обещает в частности бесплатное протезирование зубов и визиты к ветеринарным врачам за счет государства.

Зато избирательная кампания Демократической партии, несмотря на вполне внушительный итог работы правительства за последние годы, никак по-настоящему не наберет силу. Партии пока так и не удалось сформулировать свою избирательную программу в форме нескольких общеизвестных ключевых требований. К этому следует добавить, что в рядах Демократической партии пребывает премьер-министр Паоло Джентилоне, самый популярный ныне политик в Италии, в ней же числится Маттео Ренци, самый нелюбимый избирателями среди главных кандидатов (если не брать в расчет топ-кандидата от левой партии LeU («Свободные и равные»), председателя Сената Пьетро Грассо; хотя его низкий рейтинг объясняется не столько его личностью, сколько партией, которую он представляет). Ренци же, похоже, все еще расплачивается своим имиджем за потерпевший неудачу референдум по конституции и свой политический стиль, порождающий конфликты.

Если сохранится нынешний расклад сил, то наиболее вероятным вариантом формирования правительства все же представляется большая коалиция по-итальянски из Демократической партии и движения «Вперед, Италия». Правда, обе партии и оба их лидера заявляют, что не имеют ни малейшего намерения создавать после выборов большую коалицию. Однако различия в программах Демократической партии, взявшей при Ренци курс на центризм, и движения «Вперед, Италия», в составе которого Сильвио Берлускони вновь полюбил Европу и евро, слабо видны. В то же время по итогам текущих опросов голосов для коалиции двух сил не хватит. Но необходимые дополнительные голоса в довольно текучей системе итальянских партий и парламентской жизни найти, вероятно, будет нетрудно. Ведь 36 депутатов прошлого созыва поменяли свои фракции, а некоторые из них сделали это неоднократно. Поэтому недостатка в «стабилизаторах» шаткого большинства и после 4 марта не будет.

IPG – Международная политика и общество

} Cтр. 1 из 5