Курц-подражатель

25 октября 2017

Барбара Тот (Barbara Tóth) – писатель и журналист.

Резюме: Стратегия копирования правых популистов, которую использовал Себастьян Курц, оправдала себя.

Выборы в Национальный совет Австрии назвали двух явных победителей: консервативную АНП во главе с новым, молодым и харизматическим главой партии Себастьяном Курцем и правопопулистскую Австрийскую партию свободы (АПС), возглавляемую старым, не столь харизматическим, но опытным председателем Хайнцем-Кристианом  Штрахе. Все, кто полагал, что Курцу и его насквозь устаревшему консервативному «Движению» удастся остановить правых популистов, ошиблись. Напротив: в связи с тем что Курц в своей предвыборной кампании неуклонно делал ставку на такие темы, как безопасность, миграция и шовинизм на почве социального государства, весь политический дискурс существенно сдвинулся вправо. Этим в конце концов воспользовались две правые австрийские партии – «политический старожил» АПС, получившая 27 процентов голосов, и новая АНП, завоевавшая 31 процент голосов избирателей.  

Курц по примеру Эммануэля Макрона преобразовал АНП в движение вскоре после своего вступления в должность председателя партии в мае этого года. Причем сделал это в отличие от своего французского образца не посредством выхода из партии и создания действительно нового движения. Он избрал для себя «гибридную» модель. Весь процесс появления на публике был «заточен» по-новому: новый партийный цвет (бирюзовый, а не черный), новые кандидаты в национальном избирательном списке и новые структуры внутрипартийной власти. Как глава «молодежной сети АНП» и президент партийной академии он мог рассчитывать на их поддержку. Но при этом была сохранена и «старая» АНП. Он ловко представил свой приход к власти в партии как ее перезагрузку и потребовал для себя далеко идущих верховных полномочий на принятие решений. Так он проявил свои «лидерские» качества, в том числе и благодаря постоянному повторению во время избирательной кампании послания о том, что ему в одиночку и вопреки сопротивлению Ангелы Меркель удалось закрыть балканский маршрут миграции.

«Если я стану канцлером, то...» – это предложение Курц с завидной регулярностью повторял во время многих теледебатов, наложивших свой отпечаток на избирательную кампанию в Австрии. В отличие от Германии, публично-правовым каналам и частным телекомпаниям не удалось договориться о совместных дуэлях между кандидатами за круглым столом. Вследствие этого избирательная кампания в последние две недели напоминала гонку на экранах телевизоров. Ни одного вечера без дуэли или разговора с политическими тяжеловесами. В фокусе и без того целиком нацеленной на Курца кампании оказалась его личность, а также его безупречный внешний вид. Юношеское лицо на экранах телевизоров производило впечатление невероятной свежести. Можно было услышать сравнения с «мессией», а последователей стали называть «апостолами». В начале кампании внутрипартийные аналитики общественного мнения в качестве одной из двух преград на пути к победе называли молодость 31-летнего кандидата. Тем самым многие считали его выдвижение рискованным. Второй преградой могли стать его высокомерие и самовлюбленность. Оба эти фактора Курцу удалось обойти за счет мягкосердечной, но в то же время твердой манеры поведения.

Поэтому благодаря четко выраженному притязанию Курца на лидерство более половины его избирателей, преимущественно мужская часть, проголосовали именно за него. Сигналами, которые Австрия после выборов послала Европе, стали ностальгия по лидерству и сдвиг вправо. Впрочем, в них определенно нет ответа на вопрос о том, как обуздать правых популистов. Скорее, они лишь свидетельствуют об их признании на длительную перспективу.

Социал-демократическая партия Австрии (СДПА) обязана извлечь свой урок: открытые обращения к избирателям АПС, а не их изоляция, призывы вернуться в обитель социал-демократии сработали лишь частично. С тех пор как в 1986 году к власти в АПС пришел Йорг Хайдер, СДПА категорически отклоняла возможность коалиции с АПС. Глава СДПА Кристиан Керн попрощался с такой позицией, как только вступил в эту должность с безупречной репутацией. На съезде СДПА в июне 2016 года он обратился к сотоварищам по партии с такими словами: можно склонить на свою сторону избирателей «синих», но этого не добиться поучениями о том, что «культурный плюрализм – это здорово». Необходимо продемонстрировать им, что мы всегда были вашей партией и отныне хотим снова делать политику вместе с вами.

Впрочем, Керну удалось извлечь выгоду не от избирателей СДПА, которые услышали этот призыв и поспешили назад к социал-демократам, а в большей степени от зеленых, рассорившихся изнутри и расколовшихся на две мини-партии. Одна из них, судя по сложившейся ситуации, вообще не попадает в парламент. Именно избиратели «зеленых» толпами перешли на сторону СДПА и спасли итог выборов для Керна. Ему удалось закончить гонку почти вровень с АПС, снова набрав 27 процентов, однако этот результат остался далеко позади победоносного движения Курца.

В Австрии, которая в отличие от Германии имеет три десятилетия опыта присутствия в парламенте правой популистской партии, длительное время была употребительной фраза: «Die Wähler gehen zum Schmied, nicht zum Schmiedl» («Избиратели идут не к кузнецу, а к подмастерью»). Другими словами, тот, кто пытается изобразить себя лучшим правым популистом, чем другие, отдает избирателей в руки «синих». Курц впервые показал, что эта фраза может быть верной и неверной одновременно. При нем избиратели побежали как к кузнецу, так и к кузнечику. Ведь Курц последовательно представлял Штрахе как кроткого и мягкотелого правого популиста.

Такое позиционирование стало результатом длительных размышлений. Штрахе отлично понимает своих избирателей, говорилось в стратегическом документе для внутреннего использования, написанном ближайшим окружением Курца еще осенью 2016 года. Как раз эту роль Курцу и предстояло отобрать, чтобы стать олицетворением «тематики АПС с прицелом на будущее» – еще один девиз из его стратегического документа. Таким образом, Курц в содержательном плане резко сдвинулся вправо, но внешне остался классическим образцом венских обывателей, знающим, как правильно поцеловать даме ручку.

Этот шпагат между содержанием и внешним поведением стал возможным и потому, что по своему типажу Курц напоминает двух весьма успешных политиков, которые преуспели в политической карьере, маневрируя между АПС и АНП: Йорга Хайдера, который возглавил АПС в 1986 году в качестве ее главы, сформировал на ее основе еще тогда «движение» против истэблишмента и овладел современным и глубоко личным языком образов и символов в сфере политических медиа, а также Карла-Хайнца Грассера, которого открыл Хайдер и который в нулевые годы стал «самым молодым министром», попавшим в заголовки газет и работавшим в качестве беспартийного министра финансов на АНП во главе с Вольфгангом Шюсселем, прежде чем снова исчезнуть вследствие обвинений в коррупции. Грассер был талантом в сфере медиа и продаж, выглядел привлекательно и был красноречив, умело подавая неолиберальные шаги в сфере социальной политики с неизменным обаянием и в качестве веления времени и исторического достижения.

Очевидно, такая же ниша в распределении политических ролей существует и для Курца. Главное не выходить при этом в свет в качестве продукта партии, а сделать партию собственным продуктом, производным от своей личности. Курцу удалось сделать это во время избирательной кампании. Время покажет, сможет ли такая тактика пережить и коалиционные переговоры – а все указывает на коалицию с АПС – и будничную деятельность правительства.

IPG – Международная политика и общество

} Cтр. 1 из 5