Мы не одни в сумасшедшем доме

23 мая 2017

Георгий Бовт — российский политолог, журналист

Резюме: Как американские медиа тоже потеряли здравый смысл

Политическая шизофрения оказалась штукой заразной. Никого не щадит. Еще недавно трезвые головы у нас возмущались гонениями на ученых, вступивших в неосторожные связи с иностранцами, и приравниванием «несанкционированных контактов» к шпионажу (в том числе на уровне законодательства). На контакты особенно с американскими дипломатами стали смотреть с «конторским прищуром», а чиновникам было не рекомендовано ходить в резиденцию посла США даже по большим праздникам. Какая чушь и глупость, говорили тогда многие. И во многом были, видимо, правы.

В ту пору в Спасо-Хаузе обретался позиционировавший себя как русофил улыбчивый Майкл Макфол, который ввиду своей чрезвычайной общительности за пределами посольства стал для МИДа и, главное, Кремля фигурой «токсичной» до такой степени, что вынужден был уехать и теперь пишет из Стэнфорда статьи о том, как надо задавить Путина санкциями.

Обличительные передачи российских телекиллеров с поименным перечислением состава «пятой колонны» казались неуместным в ХХI веке проявлением «маккартизма по-русски». Такие теледоносы казались образчиком реакционности. В не меньшей степени общественность возмущалась, когда за СМС по поводу перемещения эшелона с войсками по направлению к украинской границе против отправившей его женщины завели уголовное дело за шпионаж. Да много чего можно перечислить в этом длинном списке, по прочтении которого хочется крикнуть кондуктору: «Остановитесь уже тут, я сойду!»

Но теперь, слава богу, обнаружилось, что мы не одни во всемирном сумасшедшем доме.

Берем свежий номер журнала Time. На обложке — вашингтонский Белый дом (бывший «вашингтонский обком») «переплавляется» в собор Василия Блаженного. Почему именно в собор?

Потому что таков стереотип восприятия русских и России, которому проще следовать, чем корректировать в сторону здравого смысла. Водка, матрешки, медведи на улицах, балалайки, милитаризм и империализм — далее везде. Руки-то помнят, как говорится.

Согласно журналу Time, страшные русские уже перешли от «примитивных» атак по электронной почте к полномасштабным операциям в социальных сетях. Цель — манипулирование американским общественным мнением. Лишь в Пентагоне жертвами твиттер-атак стали не менее 10 тыс. человек. Русские использовали «тысячи агентов под прикрытием», ботов и прочих гоблинов, чтобы через Twitter и другие соцсети навязать американскому обществу, по сути, свою информационную повестку.

Наши-то блюстители чистоты народных помыслов, составляя охранительные доктрины информационной безопасности, считают фейсбуки да гуглы агентами американского влияния, требуя переноса серверов чуть ли не на Лубянку, а оказывается, те сами стали невольными «агентами влияния Кремля». И пляшут под дудку «Раша тудей».

Будучи зомбированным «многотысячными фабриками русских троллей» и попутанным бесами ГРУ, наивный американский народ избрал Трампа. Русские спецслужбы проникли буквально в мозг каждого простого американца. Прямо через аккаунт. Они изучили алгоритмы его действий, научились ими управлять и тем самым «хакнули» не только американскую демократию, но и Twitter, Facebook, Reddit и даже Google.

Еще недавно прогрессивные наши общественники возмущались «бредовыми претензиями» к «Яндексу» от родных мракобесов на предмет того, почему это там не те в политическом смысле новости в топах стоят. Теперь этот «темник» изучен за океаном, и обеспокоенная либеральная американская пресса ужасается тому, как это новости, генерируемые Russia Today, оказываются в топах американских поисковиков. Не просто же так. Те на полном серьезе оправдываются.

Разведслужбы США, пугает один из носителей эталона беспристрастной журналистики, заметили, что русские выкупали на Facebook аж целые блоки информации, таргетируя определенные слои населения. Тут же в скобках вроде бы приводится «для беспристрастности» опровержение от самого Facebook, а также опровержение эффективности такого таргетирования в политических целях в принципе, но нам знакома и эта методичка. Вот он классический вопрос — «а вы уже перестали пить коньяк по утрам?».

Из той же серии: сенатор-демократ Марк Уарнер, оказывается, выяснил, что в момент обнародования информации от разведсообщества США о вмешательстве русских в выборы, топ-пять ссылок на «Гугле» вели к RT. Вот они уши откуда торчат!

Они же — мельница, на которую льют свою грязную воду ГРУ и журналисты в погонах чином не ниже майора КГБ. Откуда, как, где доказательства?

Медиаисследователи из Университета Южной Каролины встревожены не на шутку: около 20% политических «твитов» осенью 2016 года были продуцированы «ботами неизвестного происхождения». Приписка: «Расследователи пытаются установить, сколько из них могли быть связаны с русскими». То есть они не знают. Но уже «разжигают».

«Русские опередили нас на 10 лет в использовании соцсетей для манипуляции общественным мнением», — пугает анонимный представитель «отсталых» американских спецслужб.

И добавлено нечто про «циничный русский взгляд на вещи». Интересно, в американской прессе возможно выражение, к примеру, «циничный афроамериканский взгляд на вещи»? Скажем, применительно к политике Обамы.

Если это «объективная журналистка», а не «маккартизм-лайт», то все почитаемые отечественными либералами за мракобесов пропагандисты на федеральных каналах — это просто дети, простецки прямолинейные в своих словах и умственных построениях, копающиеся в песочнице примитивными совочками (от слова «совок»).

Чтение мейнстримовских американских СМИ сегодня оставляет ровно то же ощущение, что от просмотра советских газет разгара «холодной войны» или российских коммунистических газет периода пика противостояния левых с Ельциным.

День за днем все пространство первых полос The Washington Post отдается теме «борьбы с Трампом». Других сюжетов и нет фактически. The New York Times публикует на днях пространный материал в жанре доноса (и тут приходит на память какой-нибудь отечественный «Постриптум» Пушкова вместе со всеми разоблачениями НТВ) на конгрессмена-республиканца Дану Рорабахера как «агента Путина». Термин «проплаченный» в статье тоже проброшен, хотя, мол, добавлено, доказательств нет. Тот, будучи вообще странным парнем, действительно не раз высказывался за улучшение отношений с Россией и против санкций. Это и есть почти что преступление.

И оказывается, ФБР еще в 2012 году его предупреждало (у отечественных спецслужб есть на сей счет термин «упреждение», он даже был пару лет назад кодифицирован в нашем законодательстве, вызвав ряд справедливых замечаний по части ограничения прав граждан), отведя в укромный уголок на Капитолии (там есть защищенная от прослушки комната для таких бесед): мол, господин Рорабахер, по нашим данным, вас хотят завербовать как агента влияния Кремля. Дело было аж в 2012 году. Что ж молчали так долго? Он успел пару раз успешно переизбраться с тех пор.

Гарвардский центр по изучению массмедиа провел исследование освещения первых 100 дней Трампа в прессе и на ТВ. Ряд СМИ выдали аж 98-процентный уровень негативного освещения его работы.

Вот лишь некоторые цифры. CNN и NBC — соотношение негатива к позитиву 93:7, New York Times, Washington Post и Wall Street Journal — 87:13, 83:17 и 70:30 соответственно. Даже на «протрамповском» Fox News преобладала негативная подача — 52:48.

В среднем в американских СМИ мейнстрима подача таких тем, как нелегальная иммиграция, реформа медицины, отношения с Россией, на 85% или больше (по иммиграции — на 98%) была негативной применительно к действиям Трампа. Лишь по общеэкономическим проблемам получилось более умеренная подача: 54 негатива против 46 позитива.

Единственным исключением стала на 80% позитивная подача позиции Трампа по Сирии (включая удары по войскам Асада).

Однако в целом такая подача, похожая на оголтелую (этот советский термин тут более всего и подходит) травлю, мало коррелирует с отношением к нему в среднем по стране. При всем низком, на уровне 40%, рейтинге одобрения его действий, и впрямь не блещущих высокой компетентностью (но разве все президенты США были высокими интеллектуалами?), у него остается крепкий костяк его фанатов, которые верят именно ему. Как бы ни презирали вашингтонские чистоплюи этих неотесанных «реднеков», он по-прежнему пользуется поддержкой относительного большинства в самой Республиканской партии. И именно поэтому так просто сдать его на съедение импичменту у республиканцев не получится. И они это понимают, поэтому пока и тормозят все расследования.

И даже назначение независимого прокурора в ФБР с символичной для такого случая фамилией Мюллер для расследования дела о вмешательстве русских в выборы и о препятствовании Белым домом правосудию в форме увольнения директора ФБР Джеймса Коми — это еще не финальная стадия «Уотергейта 2.0» (кстати, тот длился 18 месяцев).

Интересный феномен: «четвертая власть» в виде независимой (от определенной части общества) прессы, по сути, проводит информационную политику либо в собственных узкокорпоративных интересах, либо в интересах лишь отдельных элитных групп. Но является ли такая политика выражением подлинной свободы слова?

История Дональда Трампа — это история и о том, что бывает, когда политик идет против истеблишмента и каким-то образом оказывается у власти. Избиратель проголосовал и ушел домой, а истеблишмент остался. Кое-какие проблемы коммуникации внутри собственной партии Трампу решить удалось. Хотя далеко не все. Однако наладить отношения с прессой — нет. И она, «свободная и беспристрастная», будет травить его и дальше, пока не затравит до импичмента.

Пресса исходит при этом из собственных представлений о том, что есть в данном случае «общественное благо», навязывая их всему обществу, по сути, «либерально-тоталитарным» образом.

До сих пор не предъявлено никаких и никому конкретных обвинений в «преступных связях» с Москвой. Ни одному фигуранту скандала. Он уже не первый месяц представляет собой в основном лишь истерично подаваемый набор одних и тех же фактов, домыслов и порой извращенно трактуемых событий.

Нет ни публикации финансовых транзакций из Сбербанка Трампу, ни распечаток «подрывных бесед» с русскими. Фигурирует лишь одна цифра — $45 тыс., которые скоропалительно отставленный Майкл Флинн получил от Russia Today за то, что посидел рядом на приеме с Путиным. Он же успел получить до полумиллиона долларов как лоббист интересов Турции, но это никого так не волнует.

При «симметричном подходе» к факту получения Биллом Клинтоном и их семейным с Хиллари фондом сотен тысяч и даже миллионов долларов как непосредственно от Москвы (за лоббирование сделки по покупке одной уранодобывающей компании), так и от сомнительных арабских режимов, бывшая госсекретарь должна была бы уже давно присесть на скамью подсудимых.

Но сейчас «токсичны» и подаются как априори «преступные» всего лишь сами факты контактов с русскими, включая посла в США. Если это не «охота на ведьм», то что тогда считать такой охотой?

В нынешней кампании на тему «вмешательства русских» есть и еще один аспект. Ее тональность, методы подачи и стилистика выдают огромное количество самых замшелых стереотипов в отношении не столько даже демонизируемого Путина, но всего, что связано с русскими и Россией.

Вот вся эта вываленная на страницы газет и журналов страшная каша из голов «мировой элиты свободной прессы» выдает то, какими они нас видят. И в общем всегда видели. Мало что изменилось за годы после «холодной войны». Эта каша из мозгов никуда не делась.

Она продолжала там вариться и в 90-е, когда была «дружба и жвачка». Варилась и до Югославии, и после нее. И до знаменитой «мюнхенской речи» Путина, и после. Та речь легла уже на подготовленную «полочку» — мол, мы так и думали про вас, русских. С этой же кашей в головах готовили — и предсказуемо провалили — «перезагрузку». И ведь даже сам термин тогда не могли перевести правильно, посоветовавшись хоть с кем-то с Брайтон-бич, чтобы на символическую кнопку наклеить (там значилось «перегрузка»). Есть в этом эдакая англосаксонская высокомерная спесь: мол, мы сами знаем, как лучше это будет по-русски, и вас научим. Своего рода аналог русского зашуганного взгляда на мир как на сборище врагов по всему периметру.

При том что мы тоже прошли в этой деградации отношений до полного трэша свою часть пути, руководствуясь своими стереотипами в отношении Америки и Запада в целом.

То, что это повылезало в Америке в таком масштабе, с такой легкостью и без какого-либо подобия объективного подхода, когда обыденность противостояния спецслужб (теперь да, и в виртуальном пространстве тоже) вывалена в извращенном виде на головы обывателей в виде пропагандисткой истерики, говорит лишь об одном: мы изначально не могли ни о чем договориться. Ни о мире во всем мире, ни о новом политическом мышлении, ни о так называемых общечеловеческих ценностях.

Если бы не было «страшного Путина», его бы непременно выдумали или сделали таковым хоть бы и Медведева. Если бы не возникла тема «русских хакеров», могли бы с такой же легкостью раздуть другую — химического оружия в Сирии, к примеру, очередной «малайзийский «Боинг» (в переносном смысле), нарушения прав человека и геев в горах Кавказа в особенности (если кто забыл, именно тема секс-меньшинств была одним из аргументов не отправлять на Олимпиаду в Сочи статусную делегацию из США). Обиженная и связанная с Обамой часть истеблишмента, как ни крути, сыграла немалую роль именно в истеричном раскручивании нынешнего скандала.

Теперь представим себе, что в ноябре 2016 года с подобным «идейным багажом» и настроем победила бы «бабушка Хиллари».

Газета.Ру

} Cтр. 1 из 5