Общение через ять

30 мая 2018

Светлана Бабаева - член Совета по внешней и оборонной политике.

Резюме: Заход в один книжный магазин на Тверской-Ямской обернулся приятной неожиданностью: на полке, вполне заметно, кстати, а не в самом дальнем углу, обнаружилось «Сочинение Алексъя де Токвиля». Тот самый знаменитый француз Алексис де Токвиль, написавший еще в первой половине XIX века книгу о демократии в Америке...

Заход в один книжный магазин на Тверской-Ямской обернулся приятной неожиданностью: на полке, вполне заметно, кстати, а не в самом дальнем углу, обнаружилось «Сочинение Алексъя де Токвиля». Тот самый знаменитый француз Алексис де Токвиль, написавший еще в первой половине XIX века книгу о демократии в Америке. Пытаясь ответить на вопросы печально завершившейся на тот момент Французской революции (монарх, хоть и либеральный «король-буржуа», вернулся на трон), Токвиль отбыл за океан в эту мало кому известную тогда страну и провел в ней почти год, изучая, как устроены общественные отношения, чем опасна воля большинства и что такое социальное равенство.

По итогам путешествия и появилась его знаменитая «Демократия в Америке», а сам Токвиль стал одним из немногих иностранцев, чьи книги о США признаны самими американцами. Таких авторов немного. Другим полвека спустя стал англичанин лорд Брайс, еще одним – еще через 70 лет – наш Александр Фурсенко, историк, американист, отец помощника президента Андрея Фурсенко, ныне почему-то не впускаемого в Америку из-за санкций.

Но что тут интересного, помимо, собственно, потрясающего содержания самой книги, во многом актуальной по сей день?

Интересно то, что Токвиль практически не переиздавался в России последние лет 120. Были небольшие тиражи в 1990-е, потом в нулевые, которые с трудом можно найти даже в интернете. И вот, хотя и снова небольшим тиражом, его переиздали в 2018 году! Когда отношения двух стран хуже некуда, когда каждый месяц того и гляди прилетит новый пакет санкций и контрсанкций, когда вообще непонятно, смогут граждане двух стран пересекать океан или рейсы – визы – поездки закончатся со дня на день безвозвратно.  И вдруг – Токвиль в новой обложке.

Почему только обложке? Потому что обложка новая, а текст старый, дореволюционный, с ятями. А значит, не каждому будет легко сквозь них продраться. И второе, Токвиль, конечно, не дешевый – под тысячу рублей. Не каждый выложит даже за 600 страниц. Впрочем, сегодня почти все книги, достойные прочтения, стоят не копейки. Поэтому маститых авторов в книжных магазинах многих регионов давно не найти – там у людей просто нет денег на такие покупки. А следовательно, завозить и тем более издавать нет никакой выгоды. В итоге на полках лежит в основном малобюджетная лабуда – читайте, граждане, что продается.

Впрочем, Токвиль в принципе не для всех. Он для тех, кто реально хочет что-то узнать про Америку. Не послушать или прочитать легковесные конъюнктурные рассуждения, коих сегодня с умными лицами много, а именно попытаться понять страну. Понять, почему Америка стала именно такой, какова там логика принятия решений, что такое конгресс и почему, например, в большинстве американских боевиков действующими лицами становятся не члены госдепа или администрации президента, а сенаторы.

Вот наша проблема сегодня. Все думают, что всё знают про Америку и понимают ее. В реальности – логика политического поведения, принятия решений да просто мировоззрения там и у нас – принципиально разная. Мы как две большие планеты, но и только. У нас разные истории появления в галактике, разные орбиты, температуры и даже почвы.

Справедливости ради нужно сказать, что и американцы воспринимают Россию примерно так же, как мы – Америку. То есть неверно, поверхностно, примеряя свою логику жизни к нам. Ну, а мы, соответственно, свою – к ним.

И это обидно ужасно. Что у нас в отношениях доминируют сейчас сиюминутные конъюнктурные интересы, что у них. И на всё это заинтересованными игроками умело накладывается страх. Нам везде мерещится рука госдепа – ну просто ни одного плохого поступка не совершается без американского участия. А им, соответственно, везде чудятся русские хакеры и тайные агенты Кремля.

Причем обе стороны хорошо умеют в довершение нагонять еще экспрессию и патетику. Как мы регулярно заявляем, что все несогласные в России – агенты Вашингтона, так там получается, что любой русский бизнесмен, журналист и тем более программист едет ныне в США подрывать американскую демократию. Которую, собственно, с огромным интересом и изучал французский дипломат Алексис де Токвиль, сравнивая, сколь нравы и подходы там отличаются от европейских. Размышлял о том, почему в Америке так мало неграмотных и так много партий, почему люди охотно вступают в ассоциации, а власть прессы «почти беспредельна».

Сегодня общая беда мира в том, что никому, увы, нет дела до того, что писали умные люди пятьдесят, сто лет назад. Мало кто хочет думать, анализировать, сопоставлять. Все увлечены твитами, «микрофонной дипломатией», обличениями. Так увлечены, что это стало частью жизни. Не только нашей, многих стран. Голословность и легковесность вошли в новую реальность так же уверенно, как фейки, боты и тролли.

Возможно, когда-нибудь вновь возникнет нужда в настоящих американистах и русистах, понимающих Россию, а не просто оперирующих лозунгами про авторитаризм и угрозу демократии. Понадобятся те, кто отличает одного Рузвельта от другого, знает, кто такие выборщики и почему отличаются сроки у президента, конгрессменов и сенаторов. Соответственно, с другой стороны будут востребованы те, кто в Раскольникове может увидеть настоящего страдающего русского персонажа и сможет объяснить или хотя бы попытаться, что значат для русских слова «справедливость», «сила», «душа», и чем они смыслово отличаются от американского восприятия их аналогов.

Есть огромное количество книг и авторов, которые просто жизненно нужны обеим странам для понимания друг друга и которые либо неизвестны, либо тоже отсутствуют в сети и магазинах. Тот же Джеймс Брайс не переиздавался в России с… 1890 года, его даже у букинистов можно найти с трудом. То же с трехтомником классика американской истории Даниела Бурстина, изданным у нас первый и последний раз 25 лет назад. Для американцев, в свою очередь, почти ничего не говорят такие имена как Карамзин, Бердяев, Булгаков, хотя последнего и можно найти на полках книжных магазинов рядом с Достоевским и Толстым.

Возможно, когда-нибудь мир выйдет из сегодняшнего состояния полубезумия, захочет более внимательно изучить себя и других. Но когда наступит это время, неизвестно. Ни его признаков, ни желания, чтобы оно побыстрее пришло, нет. Пока все увлечены сегодняшним хайпом. Но Токвиль уже есть в книжном. Надо купить. Вдруг все-таки понадобится?..

} Cтр. 1 из 5