«…Он слишком хорош»: о пользе популизма

9 ноября 2018

Сергей Артеев - соискатель кафедры мировых политических процессов МГИМО (У) МИД России

Резюме: «Вы можете не заниматься политикой, но она в любом случае займется вами», – авторство и точная формулировка этой фразы доподлинно не установлены. Тем не менее именно приведенная цитата как нельзя лучше подходит на роль девиза политологии сегодня.

«Вы можете не заниматься политикой, но она в любом случае займется вами», – авторство и точная формулировка этой фразы доподлинно не установлены. Тем не менее именно приведенная цитата как нельзя лучше подходит на роль девиза политологии сегодня. Политические процессы в глобальном мире отличаются динамичностью, турбулентностью и сложностью прогнозирования. Еще вчера казалось, что популисты обречены на роль вечных маргиналов политической сцены. Однако сегодня так уже мало кто думает. Что представляет собой популизм XXI века? Популизм – это политическая норма современности. Для доказательства данного тезиса в статье представлен анализ понятия «популизм» с точки зрения его ключевых свойств, схематично рассмотрена мирополитическая карта популизма и предложена концепция, объясняющая электоральный успех популистских лидеров и движений.

Что такое популизм? На сегодняшний день общепринятого определения не существует ни в России, ни за рубежом. Каждый раз, когда кто-то употребляет этот термин и его производные, без дополнительных пояснений практически невозможно однозначно интерпретировать, что же именно имеется в виду. Почему один из наиболее популярных терминов не только в академическом дискурсе, но и в лексиконе масс-медиа оказался без четкой общепринятой дефиниции или хотя бы набора более-менее распространенных определений? Объяснить это можно, если провести критический анализ критериев, которые обычно приписывают популизму как политическому стилю, образу действия, идейной платформе и т.п.:

  • Апелляция к народным массам. Ярлык популиста часто навешивается после обращения политиков к широким слоям общества в надежде встретить поддержку по вопросам, которые истеблишмент игнорирует. Однако жесткое противопоставление народа и элиты характерно отнюдь не только для популизма. Консерваторы, либералы, левые – все традиционные идеологические платформы так или иначе обращаются в своей риторике к нуждам и чаяниям «простого человека» и сетуют на косность правящего класса. И характер политического режима не играет здесь решающей роли. О трудностях рядовых американцев или европейцев говорится как в демократиях (дебаты Обамы и Маккейна 2008 г., где ключевым персонажем стал «водопроводчик Джо»), так и в диктатурах (новогоднее обращение Ким Чен Ына). Смысловое содержание речей и программ традиционных политических сил и популистов идентично в этом вопросе: «простой человек – это основа основ».
  • Простые решения для сложных проблем. Считается, что для популистов характерна безответственность. Это проявляется в предложении четких и быстрых решений для тяжелых застарелых проблем как во внутренней политике, так и в международных делах. Якобы такие идеи в принципе не могут быть реализованы. А если даже последуют конкретные действия, то это приведет к тяжелым последствиям сразу или в перспективе. Но насколько успешны в претворении в жизнь своей программы «традиционные» политики? Общеизвестно, что их успехи весьма скромны. Чем нереализованное обещание «ядерного нуля» Барака Обамы отличается от так же пока не осуществленного проекта «прямой цифровой демократии» Беппе Грилло из «Движения пяти звезд»?
  • Манипулятивный характер. Попытку добиться поддержки путем использования скрытых психологических приемов вряд ли можно оправдать с точки зрения морали. Публичная политика со времен античности является полем ожесточенного противоборства. И, как выясняется, побеждает зачастую не тот, кто прав и честен, а тот, кто изворотлив и склонен к плутовству. Приходится констатировать, что ставка на честность в политике – это риск без страховки и низкие шансы на успех. Скорее, манипулятивность является характерной чертой политика как субъекта политической борьбы. И эпоха информационных войн наглядно в ежедневном режиме демонстрирует нам это. Разоблачения Wikileaks, Сноудена и журналистов-расследователей показывают, что обывательские взгляды на политику как «грязное дело» весьма близки к реальному положению вещей.  При этом скандалы в равной мере затрагивают как «традиционалистов», так и «борцов с системой». Какая-либо четкая корреляция между идеологической принадлежностью и моральным обликом не выявлена. К сожалению, для успеха политик в первую очередь должен уметь «продавать» свой образ и свои идеи, а честность – факультативная опция.

В общем, сегодня популизм неотделим от «обычной» политики. Можно дискутировать и делать выводы по конкретным заявлениям, поступкам и т.д.: насколько они популистские? Однако предложить валидное теоретическое обобщение с претензией на общепризнанность на основе эмпирического материала крайне сложно. И чем больший массив «популистской» фактологии собран – тем труднее эта задача. Тем не менее, вполне возможно предложить своеобразную карту популизма в мировой политике.

Политики, которых именуют популистами, действительно добились глобального успеха во втором десятилетии XXI веке. Пожалуй, никогда ранее они не получали столь широкую поддержку в самых разных странах и на всех континентах. Дональд Трамп стал президентом США вопреки воле американского политического класса и в условиях отсутствия мощной медийной поддержки. Популистская волна плотно накрыла Европу со всех сторон. От Великобритании до Греции, Венгрии и Польши у власти оказались те, кого еще несколько лет назад считали политическими маргиналами, причем как на левом, так и на правом флангах. И некоторые аналитики склонны видеть в этом проявление кризиса глобализации. Традиционалистская Азия также в тренде, правда, здесь в чести национал-популизм: от Эрдогана в Турции до Дутерте на Филиппинах. Окончание левого поворота в странах Латинской Америки не означает конца латиноамериканского популизма, а персона нового крайне правого президента Бразилии шокирует даже иных «умеренных» популистов. Так что есть предпосылки для появления правых популистов с хорошими шансами на электоральный успех. Тоже самое касается и Африки. А как обстоят дела с популизмом в России? Безусловно, Россия – страна с давней исторической традицией популизма, корни которой уходят вглубь веков. Весьма интересно было бы рассмотреть и советский период в контексте проблематики популизма, но для этого необходимо отдельное большое исследование. После 1991 г. продолжателем популистской традиции стал Владимир Жириновский. Однако в 2010-е гг. взошла звезда Алексея Навального. Объединяет обе эти фигуры призрачность шансов на реальный политический успех, но отнюдь не потому что Россия как цивилизационная общность обладает неким иммунитетом. Скорее дело в трудностях становления демократических институтов и ощутимом правоконсервативном повороте в последние годы. Впрочем, российский популизм небезуспешно использует имеющуюся конъюнктуру.

Почему популизм так востребован в жесткую, прагматичную эпоху информационного общества? Конечно, причины успеха популистов разнятся от страны к стране. Тем не менее, можно увидеть нечто общее. Успех популистов на выборах является реакцией на усталость от традиционной схемы взаимодействия власти и общества. Мир стал чрезвычайно сложным. Практическая реализация любой политической платформы на национальном уровне все в большей степени зависит от неподконтрольных глобальных экзогенных факторов, что объективно повышает степень разочарования избирателей. Между тем, система общественных ценностей меняется революционным путем. Гендерная и возрастная структура общества, права меньшинств, мощные миграционные потоки – все это с новой силой поднимает проблему идентичности на личном и национальном уровнях. И, как видно, «обычная политика» оказалась слабо подготовленной к таким вызовам. Различия между правыми и левыми стремительно стираются (разве можно было себе раньше представить, что во Франции откровенно правые реформы трудового законодательства будут инициированы левым президентом Франсуа Олландом?). Дамоклов меч политкорректности довлеет над политиками по всему миру, что делает политическую жизнь все более аморфной и скучной. В то же время популизм как явление всегда отличался наличием ярких фигур, которые способны разговаривать с широкой публикой на понятном языке. Популисты-харизматики выполняют функцию путеводных маяков в глобальном политическом болоте, где идеологическая диффузия достигла огромных масштабов в угоду политкорректности. Как известно человек обладает базовой потребностью жить в понятной предсказуемой среде. «Традиционная» политика не предлагает такого когнитивного «деликатеса», а популисты – легко. Люди устали получать постное блюдо «мы за все хорошее и против всего плохого», им захотелось чего-нибудь более «натурального». И популисты дают им это.

Таким образом, популизм является сложным, многомерным феноменом. На сегодняшний день академическое сообщество далеко от конвенции по его дефиниции. В то же время популистские лидеры приходят к власти по всему миру. Основная причина электорального успеха популизма связана с его способностью делать картину мира рядового избирателя понятной, что внушает обывателю уверенность в будущем. А это очень важно в контексте стремительного усложнения реальности глобализованного мира и банкротства традиционных идеологий. Можно констатировать, что популизм стал нормой современности и вопреки стереотипным оценкам играет стабилизирующую, конструктивную роль на индивидуальном уровне восприятия. Безусловно, популизм как политическое явление нуждается в дальнейших широкомасштабных исследованиях. При этом российская полития по большому счету пока является в этом вопросе Terra Incognita. Возможно, единственная серьезная проблема популизма заключается в том, что он слишком хорош, чтобы не быть окончательно поглощенным «обычной» политикой в долгосрочной перспективе.

} Cтр. 1 из 5