Он вернулся

20 декабря 2017

Андреа Афатикати – журналист-фрилансер.

Резюме: Пока социал-демократы ссорятся, Берлускони снова пробрался на политическую арену.

Как такое могло произойти? Сильвио Берлускони, «кавалер», оказавшийся в центре скандалов и осужденный за уклонение от уплаты налогов, снова появился на политической арене. Нынче он выдает себя за основную силу, противостоящую протестному движению комика Джузеппе Грилло «Пять звезд». Виноваты в этом и социал-демократы, которые заняты главным образом сами собой. Лишь поэтому возник политический вакуум, в который ворвался Берлускони. Но обо всем по порядку.

В ноябре 2011 года Италия оказалась на краю пропасти. Бушевал экономический кризис, разница между доходностью итальянских и немецких займов с начала года достигла критической отметки. Но вопреки всем сигналам тревоги премьер Берлускони упорно повторял, что Италия пала жертвой интриг международных спекуляций, итальянцам живется хорошо, в ресторанах отбоя от клиентов нет, а все авиарейсы раскуплены. И только под давлением Европейского центрального банка (ЕЦБ) и тогдашнего главы государства Джорджо Наполитано он в конце концов был вынужден передать свою должность профессору экономики и бывшему комиссару ЕС Марио Монти. Кроме того, в том же году Берлускони был осужден к четырем годам лишения свободы за уклонение от уплаты налогов. И хотя «кавалер» подал апелляцию, в 2013-м кассационный суд, высшая инстанция судебной власти в Италии, утвердил этот приговор.  А это опять-таки повлекло за собой запрет занимать официальные должности до конца 2019 года вследствие принятого в 2012 году Lex Severino («Закона Северино»), названного по имени тогдашнего министра юстиции. Он обжаловал и это решение, теперь уже в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). Нет никакой уверенности в том, что судьи в Страсбурге своевременно огласят свой вердикт и таким образом дадут ему возможность выдвинуть себя в качестве главного кандидата своей партии Forza Italia на парламентских выборах, которые должны пройти в марте или не позже мая 2018 года.

Берлускони надеется, что ЕСПЧ согласится с его доводами, но неопределенность не мешает его появлению на политическом паркете в качестве одного из основных действующих лиц. Что бы кто ни говорил, а именно ему удалось снова сшить воедино недавно рассорившийся правоцентристский лагерь и привести его к победе на местных выборах на Сицилии. Поэтому столь уверенная манера держаться на публике – это не только бравада 81-летнего политика. Его уверенность подкреплена результатами нынешних опросов: блок правоцентристов с результатом в 34 процента занимает первое место, за ним следует движение «Пять звезд» (28 процентов), тогда как социал-демократическая партия (СД) под предводительством бывшего главы правительства Маттео Ренци оказалась лишь на третьем месте (23,4 процента).

Однако то, что провозглашенному политическим мертвецом Берлускони удалось воскреснуть, – следствие не только его таланта утешать итальянцев своими обещаниями. Ему в этом помогли левоцентристы своим самоубийственным благодушием. Ведь задача Маттео Ренци заключалась в том, чтобы перекрыть дорогу Джузеппе Грилло и защитить Италию от прихода к власти движения «Пять звезд». И хотя старая партийная гвардия в СД с неодобрением воспринимала зачастую грубую и бесцеремонную манеру поведения Ренци, но сцепив зубы все же мирилась с ней во благо партии и страны, ведь он казался единственным человеком, способным одержать победу над Грилло.

Вот только как говорят в таких случаях? Когда двое ссорятся, третий потирает руки. Причем имеются в виду не Грилло и Ренци, а Ренци и его заклятый враг, бывший глава партии и правительства 68-летний Массимо Д'Алема. И без того обидчивый Д'Алема так никогда и не простил Ренци за то, что тот однажды причислил и его к партийным кадрам, подлежащим списанию. С тех пор премьер в отставке только и ждал возможности рассчитаться с молодым выскочкой. А такую возможность ему предоставил сам Ренци в декабре прошлого года в связи с конституционным референдумом. Ренци, занимавший к тому моменту пост главы правительства, высокомерно поставил все на карту ради своей победы. Однако проиграл и был вынужден уйти в отставку. Но Д'Алема не довольствовался только этим. Так как Ренци никак не желал отдавать должность партийного предводителя, Д'Алема вместе со своими сторонниками в феврале 2017 года вышел из партии и основал движение «Статья 1 – Демократическое прогрессивное движение» (ДПД). Примеру Д'Алемы через несколько месяцев последовали и другие социал-демократы, в том числе и руководители фракций в двух палатах парламента. Но вместо того чтобы примкнуть к движению ДПД, многие основали собственные партии, в связи с чем вокруг Социал-демократической партии образовалось столько осколков, что от них в глазах рябит.

Обвинять в этом незавидном положении одного Д'Алему было бы неверно. Ренци в равной мере несет ответственность за эту окопную войну. Слишком долго он оставался глухим к любой критике, звучавшей из уст его собственной партии, слишком часто он позволял себе заносчивые и едкие высказывания в адрес многих своих (к нынешнему моменту бывших) товарищей по партии. И то, что ныне он вместе с окружением Ренци разъезжает по всей территории Италии вдоль и поперек и покорно принимает освистывания в свой адрес, похоже, мало в чем ему помогло. На предстоящих парламентских выборах многие из разочарованных ранее избирателей, неизменно голосовавших за левоцентристов, вообще могут не прийти на выборы либо же отдать свои голоса за движение «Пять звезд», об этом по крайней мере свидетельствуют опросы общественного мнения. Причем отказаться от похода к избирательным участкам могут не только обычные избиратели. Известный автор-песенник Франческо Де Грегори, проявлявший некогда большую политическую активность, на вопрос, что он думает о политике сегодня, ответил так: «Я этим больше не занимаюсь». Но журналист продолжал упорствовать и напомнил ему одну из его песен, призывавших к участию в политике, начинавшуюся такими словами: «Все говорят, они ведь все одинаковы, все забираются в твой карман, все одинаково воруют, но они хотят одного, чтобы ты остался дома». На это Де Грегори возразил: «Да, это были времена, когда я еще верил в “Красную шапочку”».

Многие из тех, кто на последних парламентских выборах повернулся к Берлускони спиной, могут посмотреть на все по-новому. То, что «кавалер», как высказался в одном из радиоинтервью историк Антонио Гибелли, почти 20 лет назад занялся политикой, чтобы в первую очередь защитить собственную свободу и собственные интересы, для них снова стало второстепенным. Точно так же, как и скандал вокруг «красных фонарей» и «бунга-бунга», а также связанные с ним судебные процессы, многие из которых длятся до сих пор. В это почти не верят, но Берлускони вернулся. Сегодня многие итальянцы снова смотрят на него как на удачливого предпринимателя и успешного собственника знаменитой футбольной команды, что для некоторых из его соотечественников даже более важно.

IPG – Международная политика и общество

} Cтр. 1 из 5