Почему Китай не будет спасать КНДР

8 февраля 2018

Чем грозит ухудшение ситуации

Ориана Скайлар Мастро – доцент Джорджтаунского университета, специалист в области исследований безопасности.

Резюме: За последние 20 лет отношения Китая и Северной Кореи резко ухудшились: Пекин устал от заносчивости Пхеньяна и пересмотрел свои интересы на Корейском полуострове. Сегодня Китай уже не озабочен выживанием КНДР.

Американцы уже давно приняли знаменитую формулировку Мао Цзэдуна об отношениях Китая и Северной Кореи - эти две страны близки, «как губы и зубы». Пхеньян зависит от Пекина в сфере энергетики, продовольствия и обеспечения торговли с остальным миром, поэтому американские администрации одна за другой пытались привлечь Китай к попыткам денуклеаризации КНДР. Следуя этой логике, президент Дональд Трамп обратился к Китаю за помощью, угрожая в противном случае ввести санкции. Политики полагают, что, если Северная Корея окажется на грани распада или вступит в войну с США, Китай постарается поддержать своего любимого клиента и разместит вдоль границы войска, чтобы остановить поток беженцев.

Но такое представление уже давно устарело. За последние 20 лет отношения Китая и Северной Кореи резко ухудшились: Пекин устал от заносчивости Пхеньяна и пересмотрел свои интересы на Корейском полуострове. Сегодня Китай уже не озабочен выживанием КНДР. В случае конфликта или падения режима китайская армия может вмешаться, но только для защиты собственных интересов, а не для спасения своего якобы союзника.

В нынешнем цикле провокаций и эскалации напряженности понимание позиции Китая по Северной Корее перестает быть сугубо научной проблемой. В июле прошлого года Пхеньян провел успешное испытание межконтинентальной баллистической ракеты, способной нанести удар по Западному побережью США. А в сентябре была взорвана водородная бомба, по мощности в 17 раз превышающая бомбу, сброшенную на Хиросиму. Американская риторика только усугубила ситуацию. Трамп назвал северокорейского лидера Ким Чен Ына «коротышкой с ракетами», пригрозил, что КНДР «скоро перестанет существовать», и заявил, что «военное решение уже готово». Чтобы подкрепить свои угрозы, Соединенные Штаты направили к Корейскому полуострову стратегические бомбардировщики и военные корабли.

Реальность возникновения хаоса на полуострове должна заставить США пересмотреть представления о мотивации Пекина. В случае эскалации конфликта Китай, вероятно, попытается взять под контроль ключевые территории, включая ядерные объекты КНДР. Крупномасштабное присутствие американских и китайских войск на Корейском полуострове повышает риск открытого столкновения двух держав, чего не хочет ни та, ни другая сторона. Но учитывая отсутствие тесных связей между Пекином и Пхеньяном сегодня, а также озабоченность Китая по поводу ядерной программы КНДР, две великие державы неожиданно могут обнаружить точки соприкосновения. Дальновидная политика позволит Соединенным Штатам снизить риск случайного конфликта, а также задействовать Китай в целях уменьшения затрат и продолжительности второй Корейской войны.

Пересмотреть подход

Согласно расхожему мнению, Китай не готов подталкивать Северную Корею к денуклеаризации из-за собственной уязвимости. Такое мнение базируется на трех предположениях: Китай и КНДР – союзники; Китай опасается нестабильности на Корейском полуострове и проблемы беженцев; Пекину нужна Северная Корея как буфер между Китаем и Южной Кореей, ключевым союзником США. Эти предположения соответствовали действительности 20 лет назад, но с тех пор взгляды Пекина существенно изменились.

Китай и КНДР долгое время связывали тесные отношения, основанные на взаимозависимости. Через год после рождения Китайской Народной Республики Пекин пришел на помощь своему юному коммунистическому соседу в период Корейской войны. Чтобы предотвратить новую «агрессию» против Пхеньяна, в 1961 г. стороны подписали договор о взаимопомощи. После окончания холодной войны, когда КНДР лишилась советского покровительства, экономическую и военную помощь ей стал оказывать Пекин. Но сегодня Пекин и Пхеньян едва ли можно назвать друзьями или союзниками. Председатель КНР Си Цзиньпин ни разу не встречался с Ким Чен Ыном, а, по мнению китайских экспертов, близких к руководству компартии и правительству, он презирает северокорейский режим. В китайских внешнеполитических кругах говорят, что даже посол КНР в Пхеньяне не встречался с Ким Чен Ыном.

Си Цзиньпин публично заявил, что договор 1961 г. перестанет действовать, если КНДР спровоцирует конфликт, что вполне вероятно. Во время моих поездок в Китай за последние 10 лет проблема КНДР обсуждалась с экспертами, политиками и военными, но никто из них не упоминал договор или обязательства Пекина защищать Пхеньян. Мои китайские коллеги, напротив, говорили об ухудшении отношений двух стран и стремлении Китая дистанцироваться от КНДР. Кстати, по данным опроса Global Times, этот тренд пользуется поддержкой в обществе. Китайский эксперт Чжу Фэн на страницах Foreign Affairs отмечал, что решение сдать КНДР будет стратегически разумным и обеспечит поддержку населения.

Двусторонние отношения ухудшились настолько, что офицеры Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в частных беседах не исключали, что в случае новой корейской войны Пекин и Пхеньян могут оказаться по разные стороны линии фронта. Китайские военные полагают, что им придется противостоять северокорейской армии, а не поддерживать ее. Китай может вмешаться в конфликт не для защиты северокорейского режима, а для формирования жизни на полуострове после его падения.

Изменения в политике Китая обусловлены ростом уверенности в собственных возможностях и региональном влиянии. Опасения по поводу нестабильности на Корейском полуострове и последующего кризиса с беженцами перестали доминировать в китайском подходе. Ранее стратеги НОАК были сосредоточены на укреплении границ и создании буферной зоны, чтобы остановить поток беженцев. На протяжении десятилетий это была задача максимум. Но за последние 20 лет в Китае появилась современная армия, ее вооружение модернизировано, а организационная структура реформирована. И теперь Китай способен справиться с нестабильностью у своих границ и одновременно проводить операции на полуострове.

В случае падения режима Ким Чен Ына Народная вооруженная милиция Китая, насчитывающая около 50 тыс. человек в северо-восточных провинциях страны, возьмет на себя защиту границ и регулирование потока беженцев, в то время как НОАК сможет проводить операции на юге. Китай имеет три армейских группировки, подчиненные Северному командованию – одному из пяти командований ТВД НОАК, которое отвечает за Корейский полуостров. В каждой армии от 45 до 60 тыс. военнослужащих плюс армейская авиация и спецназ. В случае необходимости Китай сможет передислоцировать силы Центрального командования и более активно задействовать ВВС. После реорганизации военных округов в феврале 2016 г. провинция Шаньдун включена в Северное командование, по-видимому, военному руководству нужен доступ к побережью для переброски войск в Северную Корею по морю. Модернизация и реформирование вооруженных сил в последние 20 лет, а также географические преимущества Китая позволяют говорить о том, что китайская армия сможет быстро оккупировать большую часть Северной Кореи, еще до того как американцы перебросят дополнительные силы в Южную Корею, чтобы подготовиться к вторжению.

В прошлом тесные связи Пекина и Пхеньяна отчасти объяснялись идеей о том, что КНДР служит буфером между Китаем и некогда враждебной, капиталистической, а затем демократической Южной Кореей. Но с усилением мощи и влияния Китая этот аргумент тоже утратил актуальность. Раньше Пекин настороженно относился к перспективе объединения Кореи под эгидой Сеула. Теперь многие влиятельные китайские эксперты предлагают и дальше дистанцироваться от Пхеньяна и налаживать отношения с Сеулом. Даже Си Цзиньпин высказался в поддержку идеи корейского объединения в долгосрочной перспективе, но через мирный процесс. В июле 2014 г., выступая в Сеульском национальном университете, он заявил: «Китай надеется, что обе стороны полуострова улучшат отношения и в конце концов поддержат реализацию идеи независимого и мирного воссоединения полуострова».

Тем не менее расчеты Китая по поводу Южной Кореи изменились лишь отчасти. Энтузиазм по поводу объединения Кореи достиг пика в 2013-2015 гг., когда президент Южной Кореи Пак Кын Хе провозгласила приоритетом двусторонние отношения с Пекином. Но после северокорейских ядерных испытаний в начале 2016 г. Сеул стал укреплять отношения с Вашингтоном и согласился на размещение системы ПРО THAAD, что вызвало разочарование китайского руководства, поскольку политика дружелюбия так и не дала результатов. Главной проблемой для Китая остается присутствие американских войск в объединенной Корее. Пекин по-прежнему поддерживает объединение Кореи, но на своих условиях. В дальнейшем этот подход, вероятно, будет зависеть от состояния двусторонних отношений с Южной Кореей.

Чего на самом деле хочет Китай

Учитывая потенциальный ущерб от войны на Корейском полуострове, американские стратеги долгое время думали, что Китай приложит максимум усилий, чтобы не оказаться втянутым в противостоянии с американскими и южнокорейскими войсками. Если Пекин и вмешается, полагали политики, то ограничится урегулированием кризиса с беженцами или будет поддерживать режим Ким Чен Ына на расстоянии, оказывая политическую, экономическую и военную помощь. В любом случае, полагали в Вашингтоне, участие Китая не повлияет на американские операции.

Сегодня придерживаться такой точки зрения уже небезопасно. Вашингтону пора признать, что вмешательство Китая будет масштабным, включая переброску войск на полуостров, если США решат направить свои силы на север. Это не значит, что Китай предпримет упреждающие действия. Пекин по-прежнему будет стараться удержать обе стороны от войны. А если конфликт сведется к обмену ракетными или воздушными ударами, Китай скорее всего останется в стороне. Но если попытки сдержать США и не допустить эскалации конфликта провалятся, Пекин, не колеблясь, направит войска в Северную Корею, чтобы обеспечить защиту своих интересов во время войны и после нее.

Стратегическая агрессивность Китая в значительной степени будет обусловлена опасениями по поводу судьбы ядерного арсенала Ким Чен Ына. Именно они заставят Китай вмешаться и взять под контроль северокорейские ядерные объекты. Как отмечает китайский эксперт Шэнь Чжихуа, «если корейская ядерная бомба взорвется, кто пострадает от радиоактивного заражения? Китай и Южная Корея. Японию отделяет море, а Соединенные Штаты – Тихий океан».

Китай вполне способен справиться с этой угрозой. По оценкам американской некоммерческой организации Nuclear Threat Initiative, если китайские войска продвинутся на 100 км вглубь северокорейской территории, они смогут контролировать все приоритетные ядерные объекты страны и две трети ключевых ракетных объектов. Главная цель для китайского руководства – избежать распространения ядерного заражения, а присутствие НОАК на этих объектах позволит предотвратить развитие многочисленных пугающих сценариев. Китай не допустит аварий на объектах, помешает США, Южной Корее или Японии нанести по ним удары и не даст северокорейцам применить оружие или совершить диверсию.

Пекин также опасается, что ядерный арсенал по наследству перейдет объединенной Корее. Мои китайские собеседники убеждены, что Южная Корея стремится стать ядерной державой, а американцы поддерживают эти амбиции. В Китае боятся, что в случае падения режима Ким Чен Ына войска Южной Кореи захватят ядерные объекты Севера – с благословения Вашингтона или без него. Эти опасения можно называть надуманными, тем не менее идея получения ядерного оружия популярна в Сеуле. Главная оппозиционная партия призывает Соединенные Штаты разместить на полуострове тактическое ядерное вооружение, и администрация Трампа не исключает такую возможность.

Помимо ядерных опасений позицию Китая по КНДР изменила в целом большая геополитическая агрессивность Си Цзиньпина. В отличие от своих предшественников он не скрывает амбиций Китая как великой державы. В октябре во время выступления, длившегося три с половиной часа, он назвал Китай «сильной страной» и «великой страной» 26 раз. Дэн Сяопин предпочитал другой принцип: скрывайте свою силу, ждите подходящего момента. При Си Цзиньпине Китай все чаще берет на себя роль крупной державы. Инициированные Си Цзиньпином военные реформы нацелены на то, чтобы обеспечить победы НОАК в будущих войнах.

Война на Корейском полуострове может стать для Китая проверкой на прочность в региональном соперничестве с США. Опасения Китая по поводу будущего влияния Вашингтона объясняют, почему Пекин не готов давить на КНДР так, как этого хочет администрация Трампа. Китай не будет рисковать, провоцируя нестабильность или войну, если в результате роль Соединенных Штатов в регионе только усилится. Китай больше не хочет оставаться на вторых ролях. Один из офицеров НОАК спросил меня: «Почему здесь должны находиться американцы, а не мы?». Именно поэтому, утверждают китайские эксперты и военные, Пекин будет участвовать в событиях на Корейском полуострове.

Совместные усилия

Таким образом, Вашингтон прежде всего должен осознать, что любой конфликт на Корейском полуострове, в котором будут задействованы значительные силы США, приведет к китайскому военному вторжению. Это не означает, что Соединенные Штаты должны сдерживать Китай: такие действия скорее всего закончатся провалом, а риск прямой военной конфронтации между США и Китаем возрастет. Любые шаги, пагубно влияющие на отношения Пекина и Вашингтона, затруднят разработку плана действий и координацию перед кризисом и в ходе него, соответственно увеличится риск просчетов.

Вашингтону следует признать, что некоторые формы вмешательства Китая пойдут на пользу американским интересам, особенно с точки зрения нераспространения ядерного оружия. Важно, чтобы американское руководство понимало: китайские войска доберутся до ядерных объектов КНДР быстрее благодаря географическим преимуществам, дислокации и численности вооруженных сил, а также системе раннего предупреждения. И это хорошо, потому что уменьшается риск применения ядерного оружия теряющим власть северокорейским режимом против США и их союзников. Китай также поможет обнаружить ядерные объекты (при содействии американских спецслужб), обеспечить их безопасность и сохранность ядерных материалов и затем пригласить международных экспертов для уничтожения оружия. Соединенные Штаты, в свою очередь, могут возглавить международную операцию по перехвату северокорейских ядерных материалов на море, в воздухе и на суше и гарантировать их безопасное хранение и уничтожение.

Американским политикам необходимо изменить установку: участие Китая – это новые возможности, а не препятствие для операций США. Например, американская армия и морская пехота должны признать: хотя обеспечение безопасности северокорейских ядерных объектов является их ключевой задачей в случае конфликта, им придется изменить планы, если китайцы доберутся туда первыми.

На политическом уровне Вашингтон должен рискнуть и постараться улучшить координирование с Китаем в мирное время. Речь может идти о двусторонних консультациях с Пекином, хотя Сеул, ключевой союзник Вашингтона, предпочел бы держать Китай на расстоянии. Конечно, обмен разведданными, совместное планирование или военные учения маловероятны, учитывая стратегическое соперничество США и Китая. Пентагон рассматривает Китай как одну из пяти глобальных угроз наряду с Ираном, КНДР, Россией и экстремистскими организациями. Но стратегические вызовы и угрозы часто объединяют потенциальных противников, и это закономерно. Разобравшись с проблемой КНДР, Соединенные Штаты смогут перенаправить ресурсы на противодействие другим угрозам.

Для эффективного сотрудничества безусловно потребуется координация усилий. Китай долгое время отказывался обсуждать с США, как он поведет себя в случае конфликта на Корейском полуострове или падения северокорейского режима, из-за недоверия к американцам и опасений, что Вашингтон использует эти беседы, чтобы сорвать попытки Пекина разрешить кризис мирным путем. Однако Китай по-видимому смягчил позицию. В сентябре в колонке в East Asia Forum профессор Пекинского университета Цзя Цзинго отметил необходимость сотрудничества Китая с США и Южной Кореей, особенно по проблеме ядерного арсенала КНДР. По словам Цзя Цзинго, «призраки войны нависли над Корейским полуостровом. Если война станет реальностью, Китай должен быть готов. Учитывая это, Китай должен рассмотреть возможность переговоров с заинтересованными сторонами о координации действий».

Если Пекин будет и дальше отвергать предложения о сотрудничестве, Вашингтону стоит задуматься об одностороннем оповещении о своих планах, чтобы снизить риск случайных столкновений. Можно также передать китайской стороне данные, которые помогут НОАК обеспечить безопасность крупных ядерных объектов. Стороны могут использовать и существующие механизмы сотрудничества в сфере ядерной безопасности, включая совместные центры передового опыта или МАГАТЭ. Американцы имеют огромный опыт обеспечения безопасности ядерного оружия и его уничтожении. У Китая достаточно людей, чтобы взять под контроль ядерные объекты, однако неясно, обладают ли они необходимыми знаниями для безопасного хранения, транспортировки и уничтожения ядерных материалов и оружия. Благодаря обмену опытом китайские специалисты смогут разобраться с тем, что обнаружат на северокорейских объектах.

У любой стратегии есть недостатки. Критики безусловно укажут, что координация усилий и участие Китая в ситуации на Корейском полуострове имеет подводные камни. Во-первых, против любого вовлечения Пекина, не говоря уже о присутствии китайских войск, резко возражает Южная Корея. Усилия США по координации действий с Китаем навредят отношениям с Сеулом, хотя решение проблемы КНДР с более низкими затратами возможно того стоит.

Большее беспокойство может вызывать тот факт, что вмешательство Китая повлечет некоторое ослабление влияния Соединенных Штатов на Корейском полуострове. На фундаментальном уровне Китай будет действовать не для того, чтобы помочь Соединенным Штатам. Его цель – не допустить присутствия американцев в объединенной Корее. Но в конце концов это не так уж плохо. В откровенных беседах китайские эксперты отмечали, что Пекин вполне может согласиться на альянс США с объединенной Кореей. В таком случае вывод американских войск с полуострова окажется приемлемой ценой за максимально благоприятный исход второй Корейской войны.

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 1, 2018 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

} Cтр. 1 из 5