Почему Южная Корея не ввела санкций против России

9 сентября 2014

Андрей Ланьков – историк, кореевед, преподаватель Университета Кукмин (г. Сеул)

Резюме: Несмотря на формальную географическую близость, нельзя сказать, чтобы в Корее существовал устойчивый интерес к России и российским делам.

Неудивительно, что россиян очень интересует, как их соседи по планете относятся к тому, что в последние месяцы происходит в Восточной Украине и на российско-украинской границе. Вопрос о том, что же именно думают по поводу происходящего корейцы, мне задавали неоднократно – и ответить на этот вопрос непросто в основном по той причине, что ничего особенного об этом кризисе корейцы не думают. Обитатели Южной Кореи относятся к происходящему на далекой (от них) границе достаточно спокойно, не осуждая, но и не поддерживая Россию.

Несмотря на формальную географическую близость, нельзя сказать, чтобы в Корее существовал устойчивый интерес к России и российским делам. К нашей стране в Корее в целом относятся неплохо, для рядового корейца Россия – это страна музыки, ракетных технологий, морозов и красивых женщин и, конечно, водки. Однако в корейской картине мира Россия не входит в число, так сказать, «стран первой категории». Таких стран в корейской картине мира вообще-то немного: США, Китай и Япония (ну и Северная Корея, с которой не совсем понятно, является ли она отдельной страной или нет) – вот и весь список.

Поэтому когда весной начинал развертываться сначала крымский кризис, а потом – восстание и война на востоке Украины, корейская общественность особого интереса к происходящему не проявляла. Эти события воспринимались как обычный этнический конфликт, разворачивающийся где-то далеко. В те дни, когда западная печать воспринимала Украину как важнейшую тему международной политики, южнокорейские газеты писали о происходящем там весьма скупо. Обычно весной и в начале лета сообщения на украинскую тему появлялись в ведущих газетах раз в несколько дней, вместе с сообщениями о событиях в иных экзотических (для корейцев) регионах – вроде Африки.

Говоря о событиях на Украине, южнокорейская пресса часто фактически ограничивается пересказом сообщений иностранных СМИ. Понятно, что эти СМИ в своей массе являются западными и обычно занимают проукраинскую позицию, что до некоторой степени сказывается на тоне сообщений и подборе фактов. Однако в целом тон этот почти нейтрален. Показательно, что силы Донецка и Луганска обычно именуются в корейской печати «пророссийскими повстанческими», хотя иногда к ним применяется и негативно окрашенный термин «сепаратисты». С другой стороны, корейская пресса, описывая референдум по поводу Крыма, подчеркивала, что решение о вступлении Крыма в состав России поддерживается большинством населения, – тогда в ведущих газетах страны появилось несколько фотографий с изображением ликующих крымчан.

Ситуация несколько изменилась после гибели малайзийского «Боинга», многим в Корее напомнившая о крушении «Боинга» корейского в 1983 году (событие, о котором в Корее не очень много говорят, но которое при этом хорошо помнят). Пожалуй, после этого количество публикаций на украинские темы несколько возросло, а общий тон прессы по отношению к России стал более критическим, хотя в целом и сейчас тамошние медиа в массе своей стремятся не занимать никаких позиций.

Лишь в последнее время, на рубеже августа и сентября, сообщения об украинских событиях стали иногда появляться на первых полосах под броскими – и не очень благостными по отношению к России – заголовками вроде «Путин заявил, что может занять Киев за две недели». Одновременно в прессе начали с обеспокоенностью писать о том негативном влиянии, которое украинский кризис оказывает на мировую экономику и, соответственно, на экономику Кореи. На этом фоне новость о перемирии вызвала немалое облегчение.

Этим спокойно-равнодушным отношением к происходящему обусловлено и явное нежелание Сеула присоединяться к санкциям Запада против России. С точки зрения Сеула, ничего экстраординарного не происходит, конфликт как конфликт, и «наказывать Россию за ее деяния» в корейском правительстве не рвутся. Вообще говоря, в Корее нет мессианского отношения к миру, и стремление вмешиваться в события в дальних странах, дабы защищать убогих и карать злочинцев, для корейской политики не характерно – ну а в данном случае, полагает большинство в Сеуле, и однозначных злочинцев тоже не наблюдается.

Конечно, если по поводу санкций на Сеул надавят из Вашингтона, ситуация изменится. Союз с США – дело святое, причем не только для элиты: антиамериканские настроения, одно время довольно распространенные, сейчас ощутимо ослабли, почти исчезли (сказывается беспокойство по поводу Китая, который слишком уж велик и слишком уж быстро растет). Вдобавок и как экономический партнер Америка несравнимо важнее России, поэтому если в Вашингтоне будут всерьез давить на Сеул, то Корея к санкциям, пусть и нехотя, но присоединится. Однако пока до этого не дошло, а просто так, из-за каких-то мутных дел в десяти тысячах километров от Сеула, с Россией ссориться в Корее совсем не хотят.

Так что отношение южнокорейской прессы и публики к событиям на Украине примерно такое: где-то далеко, за тысячи километров, происходит территориально-этнический конфликт, который нас напрямую не касается. В конфликте этом у каждой стороны, наверное, есть своя правда, но разбираться в том, в чем именно правда каждой из сторон состоит, у нас, корейцев, нет нужды: своих забот хватает. Поэтому Южная Корея, молодая часть цивилизованного мира, давний союзник США и Запада, никаких санкций против России не ввела и, соответственно, никаких в ответ не получила.

| Slon

} Cтр. 1 из 5