Политика Меркель в отношении России

23 августа 2017

Александр Рар, научный руководитель Германо-российского форума

Резюме: За 12 лет на посту канцлера Ангела Меркель, несомненно, дистанцировалась от политики своих предшественников – Гельмута Шмидта, Гельмута Коля и Герхарда Шредера – в отношении России.

За 12 лет на посту канцлера Ангела Меркель, несомненно, дистанцировалась от политики своих предшественников – Гельмута Шмидта, Гельмута Коля и Герхарда Шредера – в отношении России. Все предыдущие немецкие канцлеры уважали Советский Союз (а затем Россию) как европейскую великую державу и стремились к стратегическому балансу с Москвой даже в период холодной войны. Примером можно считать процесс создания и функционирования ОБСЕ. Для всех немецких канцлеров до 2005 года было очевидно, что мир на европейском континенте может быть достигнут только путем сотрудничества с Москвой, а не противодействия ей. Историческое сближение с Россией после холодной войны стало аксиомой германской политики.

Почему Меркель отступила от политики своих предшественников? Тому есть как объективные, так и субъективные причины. Некоторые считают причиной ее восточногерманское прошлое. Однако она никогда не заходила так далеко как бывший президент Йоахим Гаук, требовавший от России покаяния за преступления коммунизма по аналогии с тем, что в свое время требовали от Германии за ужасы национал-социализма. Меркель стала канцлером, когда германской политики в отношении России уже не существовало, ее заменила панъевропейская политика.

Меркель заняла пост в период масштабных институциональных изменений в Европе: бывшие члены Варшавского договора и страны Балтии вступили в ЕС и НАТО. Элиты этих стран активно критиковали Россию, навязывая свою точку зрения старым членам западных альянсов, которые стремились к сближению с Москвой. Страны Центральной и Восточной Европы хотели реванша за 45 лет советской оккупации.

Приход Меркель к власти также совпал с назреванием нового геополитического конфликта между США и Россией по поводу размещения объектов американской системы ПРО в Центральной и Восточной Европе.

Чтобы не ставить под угрозу лидирующую роль Германии в ЕС и НАТО, канцлер решила принять критическую точку зрения новых членов НАТО/ЕС в отношении России. Это облегчало поиски консенсуса во внешней политике объединений. Несмотря на противодействие Бундестага, она разрешила американцам оставить ядерные ракеты малой дальности на территории Германии.

Став канцлером, Меркель выступала за стопроцентную лояльность и преданность Соединенным Штатам. Опасная ситуация, когда Германия и Франция совместно с Россией выразили несогласие с действиями США в Ираке, не должна была повториться. Меркель стремилась любой ценой избежать нового раскола Запада по вопросам безопасности. Теперь, когда в трансатлантических отношениях возникла напряженность из-за политики президента Дональда Трампа, Меркель хочет освободиться от влияния ведущей западной державы и своего давнего обещания быть на стороне Вашингтона «независимо от происходящего».

Критически настроенный читатель заметит: Меркель не виновата в том, что за годы ее канцлерства Россия превратилась из друга в противника. На самом деле канцлерство Меркель началось с обострения противостояния России и Украины. От газового конфликта пострадал и Евросоюз. Ее предшественник Шрёдер мог бы найти дипломатическое решение для энергетического конфликта между Москвой и Киевом, а Меркель оставила вопрос на рассмотрение Еврокомиссии, которая, под влиянием новых евробюрократов из Центральной и Восточной Европы, быстро встала на сторону Украины. За газовым конфликтом последовали споры вокруг польского мяса и военных мемориалов в Эстонии, а затем произошел вооруженный конфликт в Южной Осетии, начались разногласия по поводу американской ПРО, независимости Косово, «цветных революций» на территории бывшего СССР, «арабской весны» и т.д.

Когда демократ Барак Обама был избран президентом США с новой глобальной повесткой прав человека, Меркель увидела возможность для совместной работы по созданию универсального либерального мирового порядка. Внешняя политика Меркель, в особенности в отношении России, базировалась прежде всего на либеральных ценностях. Поскольку в ходе второго срока на посту канцлера Меркель потребовалась коалиция с «зелеными» (представитель которых стал министром иностранных дел), она пыталась действовать в соответствии с радикальными моральными принципами «зеленых» и последовательно игнорировала требования СДПГ перезапустить Ostpolitik и политику мира с Москвой.

Германия отказалась от модернизационного партнерства с Россией, когда Кремль окончательно отверг либеральные идеалы Запада. Меркель хотела сотрудничать с Москвой только на основе общих либеральных ценностей, в то время как «зеленые» выступали даже за смену режима в России.

Вместо того чтобы вести серьезный диалог с Москвой об общеевропейской безопасности, немецкая элита приняла точку зрения государств Центральной Европы, которые пострадали от коммунизма и теперь считали, что Россия всегда будет агрессором, а страны, расположенные между Германией и Россией, останутся вечными жертвами советского и российского империализма. Поэтому эти страны настаивали на покаянии.

Немецкие СМИ и аналитические центры склонялись к этой позиции, и лишь политики старшего поколения – Эгон Бар и Ганс-Дитрих Геншер – тщетно предупреждали, что превращать Россию в противника не нужно.

Тем не менее Меркель нужно отдать должное: она приложила максимум усилий, чтобы избежать серьезного конфликта между Россией и Западом, который мог произойти не на востоке Украины, а на шесть лет раньше. На саммите НАТО в Бухаресте в 2008 г. немецкий канцлер выступила против присоединения Украины и Грузии к Североатлантическому альянсу. Когда Владимир Путин передал пост президента более либеральному Дмитрию Медведеву, Меркель пыталась работать с ним над урегулированием постсоветских территориальных конфликтов в рамках так называемого «мерзебергского процесса». Однако намеченного укрепления ОБСЕ и создания новых механизмов консультаций России и Запада так и не произошло, отчасти потому, что другие европейские страны не поддержали Берлин.

Меркель сдержанно отнеслась к идее нового «восточного партнерства» ЕС, предложенную Великобританией, Швецией, Польшей и прибалтийскими государствами, чтобы закрепить партнерство со странами бывшего СССР и вынудить Россию переориентироваться на Азию.

Неправильно осуществлявшееся «восточное партнерство» закончилось в 2013 г. катастрофой на Украине, где Россия и ЕС неожиданно оказались лицом к лицу как военные противники. Осознав опасность сложившейся ситуации, Меркель вместе с Францией возглавила мирный процесс, не привлекая архитекторов «восточного партнерства». Без ее решимости не было бы ни «нормандского формата», ни Минского мирного процесса. Меркель удалось предотвратить войну в Европе, которая имела бы более тяжелые последствия, чем войны в бывшей Югославии в 1990-е годы.

Меркель – отличный антикризисный менеджер, но ее долгосрочная политика в отношении России пугает. Вместо того чтобы направить свои усилия на проект создания общеевропейского пространства от Лиссабона до Владивостока, которое включало бы Россию и единую Европу, она постоянно оказывается заложницей собственного морализаторства. Вместо того чтобы воспользоваться возможностью сотрудничать с Путиным по таким вопросам глобальной безопасности, как деэскалация информационной войны и киберпространство, она громче других западных лидеров выступает в поддержку санкций и читает нотации Кремлю по поводу нарушений прав человека. Путин чувствует себя оскорбленным, Меркель срывает овации немецкой публики, но это не приближает континент к решению стратегических, жизненно важных вопросов безопасности.

Сегодня Германия и Россия максимально расходятся в своих позициях. Меркель требует от Москвы возвращения к либеральным принципам Парижской хартии без всяких условий. Из заявлений немецких и американских политиков и публикаций СМИ складывается впечатление, что мы отрицаем легитимность Путина как руководителя страны из-за недостатков демократии в России и готовы сотрудничать с Москвой, только если она вернется к внешней политике Михаила Горбачева и Бориса Ельцина.

Москва хочет, чтобы Германия освободилась от влияния США и сосредоточилась на интересах континентальной, а не трансатлантической Европы. Континентальная Европа отнесется к России с большим пониманием, чем трансатлантическая. Меркель верит в Европу как модель ценностей для всего мира, в то время как для Путина мировой порядок изменился уже давно. Тон в нем задают не США и ЕС, а новые центры силы в Азии, с которыми Россия теперь укрепляет альянсы.

После выборов в Бундестаг Меркель предстоит сделать важный внешнеполитический выбор. При этом ее оппоненты теперь не только в Москве, но и в Вашингтоне, Анкаре и некоторых европейских столицах. Трамп, если его не подвергнут импичменту, изменит ориентацию Запада на ценности, предложив прагматичную политику национальных интересов конкретных государств. Англосаксонские державы – США и Великобритания – покидают Европу, а раскол в отношениях ЕС с Турцией может произойти в любой момент. Меркель надеется, что президент Франции Эммануэль Макрон станет новым Обамой и вместе с ним она сможет спасти сообщество, основанное на общих западных ценностях. Ее желание укреплять Европу как экономическую силу и блок с единой политикой безопасности – при необходимости без Америки – понятно, но нереалистично. Многие европейские страны не захотят менять американское военное лидерство на франко-германскую модель.

Европейцы неожиданно оказались в изменившихся геополитических условиях. Америка как традиционный защитник и ведущая ядерная держава вдруг ушла, а вторая крупнейшая ядерная держава, Россия, осталась на месте и даже стала сильнее, чем несколько лет назад. Более того, Меркель опасается, что Трамп и Путин могут заключить соглашение по глобальной безопасности без участия европейцев, например по борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке.  Это означает, что сейчас, впервые после окончания Второй мировой войны, у ЕС нет другого выхода, кроме как начать диалог с Россией по европейской безопасности, независимо от национальных интересов США. Однако такой диалог нельзя вести с позиции силы.

Скорее всего Меркель сохранит пост канцлера по итогам выборов в Бундестаг в сентябре, после этого ей предстоит много работы. Внешняя политика Германии должна стать многоаспектной и включать следующие пункты:

  1. Поиск общеевропейского знаменателя в политике безопасности;
  2. Пересмотр трансатлантических отношений;
  3. Создание международного антитеррористического альянса на фоне участившихся атак исламистов в западных странах;
  4. Укрепление экономических связей с Китаем как азиатской супердержавой;
  5. Начало обсуждения «общеевропейского пространства от Лиссабона до Владивостока как продолжение Минского процесса.

Последний пункт является ключевым для мира в Европе и сотрудничества с Россией.

} Cтр. 1 из 5