Повтор ошибок прошлых

14 августа 2018

На парламентских выборах в Латвии известен победитель, но не проигравший

Евгений Антонов, руководитель представительства ТАСС в Латвии

Резюме: К намеченным на 6 октября выборам в парламент (Сейм) Латвия подходит в состоянии интересной неопределенности. Победитель выборов по большому счету известен – отстаивающая интересы русскоязычной части населения крупнейшая оппозиционная социал-демократическая партия “Согласие” с большим отрывом опережает конкурентов.

К намеченным на 6 октября выборам в парламент (Сейм) Латвия подходит в состоянии интересной неопределенности. Победитель выборов по большому счету известен – отстаивающая интересы русскоязычной части населения крупнейшая оппозиционная социал-демократическая партия “Согласие” с большим отрывом опережает конкурентов. Однако эта победа может оказаться пирровой, если приклеившейся к партии ярлык “прокремлевской партии” вновь не позволит “Согласию” сформировать правящую коалицию и прийти к власти. В этом случае Латвия, вероятно, так и не дождется перемен, которые, по мнению многих, давно назрели.

 

Численный перевес

Опросы общественного мнения фиксируют, что рейтинг “Согласия” растет весь год, достигнув к настоящему моменту 21,4%. Входящие в правящую коалицию партии заметно отстают – у идущего в опросах вторым Союза зеленых и крестьян 12,4%, у Национального объединения – 6,8%. Формальный лидер правящей коалиции - партия “Единство”, которая к выборам сменила название на “Новое Единство” – со своими 2,9% и вовсе не преодолевает необходимый для попадания в Сейм пятипроцентный барьер.

Перевес “Согласия” выглядит еще внушительней если пропорционально разделить голоса неопределившихся избирателей среди всех участников выборов: тогда, указывают социологи, “Согласие” получит на выборах более 33%, Союз зеленых и крестьян – 19%, Нацобъединение – чуть менее 11%, ну а “Новое Единство” пока не проходит в Сейм даже при такой форме подсчета.

“Согласие” уже не первый год является самой представительной партией в Сейме, однако в этом году рост ее популярности стал особенно стремительным. Он произошел на фоне скандальной реформы школьного образования, которую парламент страны утвердил в марте.

 

Легкости перевода

Реформа предусматривает перевод школьного образования к 2021/2022 учебном году с нынешней билингвальной системы (когда в школах нацменьшинств 60% предметов преподаются на латышском, 40% – на русском) полностью на латышский язык.

Запуск реформы стал в какой-то мере неожиданным. Еще в начале 2016 года премьер-министр Латвии Марис Кучинскис заявлял, что хотя вопрос латышезации школьного образования входит в число приоритетов правящей коалиции, сроки его решения не установлены.

“Перевод русских школ на латышский язык можно осуществлять только очень, очень постепенно, – сказал он тогда. - Это нельзя стимулировать законами и нормативными актами. Надо, чтобы люди сами осознали, что если они выбрали своей родиной Латвию, им надо учить латышский язык".

Однако уже к концу 2017 года реформу внезапно решили ускорить. Локомотивом перемен стала партия “Единство”, которая к тому моменту в результате ряда внутренних скандалов и кризисов, столкнулась с резким снижением популярности и реальным риском не переизбраться в новый парламент.

Возглавляемое представителем “Единства” Карлисом Шадурскисом Министерство образования и науки разработало концепцию реформы, в Сейме ее поддержали депутаты всей правящей коалиции.

 

Русский ответ

Отмена образования на русском языке спровоцировала волну резкого недовольства со стороны русскоязычной части населения. В Риге впервые за долгие годы стали проходить массовые публичные акции, участники которых призывали отменить перевод школ на латышский язык. Политическую часть протеста олицетворяли евродепутаты Татьяна Жданок и Андрей Мамыкин. На выборы-2018 Жданок и Мамыкин идут  во главе отдельного движения - Русского союза Латвии (РСЛ).

“Согласие” от протестных акций против школьной реформы сразу дистанцировалось. Мэр Риги и лидер партии “Согласие” Нил Ушаков, на словах резко осудив реформу, не пришел ни на митинги, ни на так называемое Вселатвийское родительское собрание, где с трибуны звучала резкая критика в адрес властей по поводу реформы. Вместо этого он пообещал  выделить рижским школам 2 млн евро в год на то, чтобы те организовали дополнительные занятия на русском для школьников, которые не смогут усвоить сложные уроки на латышском. Вдобавок “Согласие” оспорило  школьную реформу в Конституционном суде.

Активисты РСЛ раскритиковали “Согласие” за ренегатство, однако именно “Согласие”, которое традиционно воспринимается в Латвии как главный адвокат русскоязычного населения, смогло добиться наиболее внушительного роста рейтинга на фоне вызванного школьной реформой скандала.

 

Имидж: всё?

Рост предвыборного рейтинга в реалиях латвийской политики сам по себе не приносит желаемого результата. “Согласие” последовательно выигрывало парламентские выборы трижды, начиная с 2011 года, но ни разу не попадало в кабинет министров.

Причина – парламентское устройство страны. Правительство здесь формируют партии, которые по итогам выборов смогли договориться о создании коалиции, контролирующей более половины Сейма. “Согласие” в правящую коалицию ни разу не приглашали в связи с ее реноме “прокремлевской” силы.

Однако именно в этом году “Согласие”, похоже, всерьез решило разорвать этот замкнутый круг и стать партией власти. В марте американские СМИ сообщили, что политконсультантом “Согласия” стал имиджмейкер Кристиан Ферри - ранее он помогал республиканским сенаторам Джону Маккейну и Линдси Грэму, известным своими антироссийскими настроениями.

Американские пиарщики даже организовали в декабре 2017 года в Вашингтоне званый ужин от имени мэра Риги. В приглашениях на мероприятие было указано, что Нил Ушаков – "центральная фигура в латвийской политике” – поддерживает размещение НАТО в странах Балтии, считает присоединение Крыма к России аннексией, а также что это он стал инициатором разрыва договора о сотрудничестве между "Согласием" и "Единой Россией", который действовал на протяжении 10 лет и являлся одним из главных препятствий на пути “Согласия” в коалицию.

Профили “Согласия” в социальных сетях давно ведутся на латышском языке и дублируются на русском. В разгар Праздника песни и танца в июле (этот грандиозный фестиваль латышского фольклора проходит здесь раз в пять лет, он включен в список культурного наследия ЮНЕСКО) в “Инстаграмме” мэра Риги появлялись его фото вместе с супругой в национальном латышском костюме.

 

Правый поворот

Одним пиаром перемены в “Согласии” не ограничились. Сначала от претензий на депутатское кресло в Сейме публично отказался сам Нил Ушаков, объяснив это решение заботой о любимых рижанах. Ушаков, который многократно посещал Москву и публиковал в своих соцсетях фото с Сергеем Собяниным и Патриархом, давно превратился для правящей латвийской элиты в фигуру, коалиционные соглашения с которой практически исключены.

Еще больше сюрпризов принес состав теневого кабинета министров, который “Согласие” утвердило в июле. На роль будущего премьера партия выдвинула экс-министра экономики, а также образования и науки страны Вячеслава Домбровского – эти посты он занимал, еще будучи членом нынешней правящей партии “Единство”. От нее Домбровский дважды избирался в Сейм, но в 2015 году сложил депутатские полномочия, основав авторитетный центр Certus, который в основном занимается экономическими исследованиями.

Кроме Домбровского “перебежчиками” из “Единства” в “Согласие” стали также Эвия Папуле, выдвинутая на пост министра образования, и Анрийс Матисс, претендующий на пост министра сообщения (транспорта). Папуле отработала в минобразования много лет, покинув  его в знак протеста против перевода школ на латышский язык. Матисс же возглавлял транспортную отрасль до конца 2015 года, но в результате противоречий внутри коалиции оставил пост, что привело в итоге к отставке всего правительства.

 

Вне зоны доступа

Своими кадровыми решениями и пиар-ходами “Согласие” посылает латышским политикам четкий сигнал: она изменилась, с ней можно сотрудничать. Но готовы ли те этот сигнал услышать?

Большинство партий, которые имеют какие-то шансы войти в новый парламент, уже заявили, что обсуждать с “Согласием” участие в новом правительстве не будут. Политологи сходятся на том, что единственная сила, с которой у партии Ушакова может получиться коалиция, – это Союз зеленых и крестьян (СЗК), представителями которого, среди прочего, являются президент, премьер, главы Минфина и Минобороны.

Председатель парламентской фракции СЗК Аугустс Бригманис ранее поспешил  откреститься от переговоров с “Согласием”, однако далеко не очевидно, что его позиция в этом вопросе окажется решающей. Мэр Вентспилса Айварс Лембергс, которого называют  главным “кошельком” СЗК, не раз высказывал недовольство политикой правящей коалиции, которая приводит у потерям бюджета не только его Вентспилса, но и всей страны. Он выступает против  перевода среднего образования на латышский язык, сокрушается о потере транзита из России, критикует  санкции ЕС.

Даже если СЗК и не горит желанием создавать правительство вместе с “Согласием”, непонятно, можно ли его создать иным путем. Чисто математически (если итоги выборов будут соответствовать ожиданиям социологов) СЗК для создания такой коалиции потребовалось бы объединиться сразу с несколькими весьма разноплановыми политическими силами. Добиться этого крайне непросто, а устойчивость сформированного таким образом кабинета вызывает вопросы.

 

Незримая угроза

Парламентские выборы в Латвии проходят в столь напряженный внешнеполитический момент, что просто обречены рассматриваться как эпохальные. В разгар противостояния Запада и Москвы в стране, по которой у Евросоюза проходит восточная граница с Россией, а 40% населения которой является русскоязычным меньшинством, к власти впервые может прийти партия, откровенно выступающая за смену внешнеполитического курса.

Представители правящих партий не жалеют красок, чтобы подчеркнуть, сколь многое может потерять Латвия, если “Согласие” окажется у власти. Глава МИД Эдгарс Ринкевичс (партия “Единство”), например, заявил, что такое правительство приведет страну в изоляцию от других стран Балтии и Европы в ЕС и НАТО. Бывший евродепутат от “Единства” Артис Пабрикс высказался  еще определеннее: "Ну не можем мы пускать "Согласие" в правительство! Что это такое будет? "Согласие" – в правительстве на столетие Латвии?”.

Ставший популярным в мировой политике в последнее время прием – если что-то идет не так, ищи руку Кремля – в Латвии, где годы пребывания в Советском Союзе нередко называют “периодом оккупации”, работает безотказно на протяжении десятилетий. Этот подход делает практически невозможной любую критику действующего кабинета министров, особенно если она исходит от идеологических противников.

В этой критике, меж тем, звучит немало разумных сомнений в том, насколько эффективно Латвия использует имеющиеся в ее распоряжении политические и экономические рычаги. И не похоже, что эти сомнения испытывают исключительно избиратели “Согласия”: две трети населения страны, согласно опросу Eurobarometer, не доверяют правительству, это самый высокий уровень в странах Балтии.

 

Поле экспериментов

Примеров спорных политических и экономических решений Латвии немало. Одна из таких сфер - продолжающаяся несколько лет под флагом борьбы с отмыванием денег в Латвии кампания за ужесточение условий вкладов нерезидентов в латвийские банки. Особенно остро проблема встала в нынешнем году, когда обвинения со стороны американского Минфина в пособничестве отмыванию денег и финансированию терроризма привели к закрытию одного из крупнейших банков страны ABLV. Доказательств этих серьезных обвинений представлено Риге так и не было.

Противники перевода школьного образования на латышский язык в первую очередь ставят под сомнение поспешность и непродуманность реформы. Их вопросы вызывает не только способность государства  переподготовить в течение пары лет тысячи учителей, которые в итоге должны начать преподавать на госязыке, но и то, справятся ли русскоязычные ученики с существенно возросшей нагрузкой.

История отказа правительства Латвии от сотрудничества в строительстве “Северного потока-2” вообще звучит как анекдот. Вентспилскому порту в прошлом году было предложено обеспечить хранение труб для строительства звена этого газопровода, взамен порт получал инвестиции в размере 14 млн евро, а общая выгода для бюджета оценивалась в 25 млн. Но политические убеждения не позволили Риге принять участия в проекте, в котором напрямую задействована, например, такая ведущая страна ЕС и НАТО как Германия.

Заведомая невозможность предвыборных дискуссий по подобным вопросам не дает обсудить и другую важную тему – а способно ли само “Согласие” покинуть зону комфорта “вечной оппозиции” и взвалить на себя бремя ответственности исполнительной власти?

Опыт соседней Эстонии, где полтора года назад в правительство впервые за 17 лет пришла отстаивающая интересы русскоязычных жителей Центристская партия, показывает, насколько тернист этот путь. Некогда самая популярная эстонская партия, центристы сегодня, за год до национальных парламентских выборов опустились  на вторую строчку, где им на пятки наступает националистическая Консервативная народная партия Эстонии.

В ситуации, когда выборы парламента Латвии превращаются по сути в референдум доверия европейской ориентации страны, все эти вопросы рискуют остаться без ответа.

несколькими

} Cтр. 1 из 5