Пятилетие возобновления «5+2»: ситуация и перспективы

30 ноября 2016

Виталий Игнатьев – Министр иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики, Чрезвычайный и Полномочный Посол, магистр международного права

Резюме: Российские структуры не скрывают удовлетворения в связи с победой на президентских выборах в Молдове Игоря Додона, который в своих геополитических предпочтениях в значительной степени ориентируется на выстраивание партнерских отношений с Россией.

Осень 2016 года связана с заметными внутриполитическими трансформациями в государствах, представляющих интерес для внешней политики Российской Федерации. Президентские выборы в США, Республике Болгария и Республике Молдова нашли живейший отклик в экспертно-журналистской и политической среде Российского государства и рассматриваются многими комментаторами как определённый шанс для урегулирования отдельных противоречий, как на глобальном уровне, так и в региональном пространстве у западных границ России.

Активное транслирование позитивных ожиданий в связи с динамикой развития отношений РФ с Западным миром и примыкающими к нему республиками бывшего СЭВ – достаточно нерядовая, хотя и понятная практика для России, на протяжении последних лет вошедшей в клинч с Западом по широчайшему набору тем. В частности, российские структуры не скрывают удовлетворения в связи с победой на президентских выборах в Молдове Игоря Додона, который, судя по декларируемой платформе возглавляемой им Партии социалистов РМ и предвыборной агитации, в своих геополитических предпочтениях в значительной степени ориентируется на выстраивание партнерских отношений с Россией.

В Российской Федерации от нового Президента Молдовы ожидают прагматичного и сбалансированного подхода к выстраиванию отношений по оси «Молдова – Европейский союз – Россия», замедления сотрудничества с Румынией, США и НАТО, как в политической, так и в военной сфере, устранения ограничений, внедрённых молдавскими властями против российских телевизионных каналов, политических деятелей, журналистов.

В свою очередь, Молдова, если судить по недавним заявлениям Игоря Додона, рассчитывает на снятие ограничений в торгово-экономической и миграционной сфере. С учётом того, что данные проблемы имеют преимущественно политический генезис, их устранение политическими средствами можно ожидать уже в ближайшей перспективе.

Между тем отдельное внимание, прежде всего, российских комментаторов словно как «по отмашке» оказалось приковано к ещё одной проблеме, на протяжении многих лет находящейся в повестке российско-молдавских взаимоотношений. Заявления с единственным посылом о том, что Игорь Додон является человеком, способным добиться нормализации отношений между Приднестровьем и Республикой Молдова, посыпались с российских трибун «как из рога изобилия». Сам избранный Президент Республики Молдова раздаёт довольно щедрые обещания по данному поводу, прогнозируя прорыв в молдавско-приднестровском урегулировании чуть ли не в 2017 году.

Несмотря на общеизвестную ограниченность молдавского Президента в полномочиях по части переговоров с Приднестровьем (поскольку цели и стратегию урегулирования в соответствии с законодательством Молдовы устанавливает Парламент РМ, а реализует на практике Правительство), предвыборные обещания Игоря Додона и регулярно доносящиеся из Москвы слова поддержки позволяют прогнозировать активизацию работы различных сил над «приднестровским досье».  

В данном контексте представляется важным проанализировать текущую динамику переговорного процесса между Приднестровьем и Молдовой, особенно с учётом приближающейся рубежной, с точки зрения внутренней логики диалога, даты – 5-летия с момента возобновления в официальном качестве заседаний Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию. Следует напомнить о том, что 30 ноября и 1 декабря 2011 года в городе Вильнюсе состоялась первая с 2006 года официальная встреча формата «5+2». Перезапуск официальной работы «Постоянного совещания…», среди прочего, означал обязательность исполнения всех принимаемых в нём решений и, следовательно, большую ответственность сторон и их международных партнёров за осуществляемую деятельность.

Интересным представляется сравнение обсуждённых тогда, в конце 2011 года, вопросов с проблемами, над которыми сегодня работают переговорщики сторон. В рамках вильнюсского раунда участники «Постоянного совещания…» работали над согласованием и утверждением Принципов и процедур ведения переговоров. Также в качестве наиболее актуальных тем назывались обеспечение свободной внешнеэкономической деятельности Приднестровья, возобновление автомобильного и железнодорожного сообщения, административные санкции против граждан России и Украины, проживающих в Приднестровье, уголовное преследование Молдовой должностных лиц Приднестровья.

Следует признать тот факт, что упомянутые темы на сегодняшний день также составляют актуальную ткань переговорного процесса. В 2012-2015 годах над этими аспектами велась кропотливая работа, позволившая добиться определенного продвижения вперед. Так, летом 2012 года были согласованы и подписаны Принципы и процедуры ведения переговорного процесса.[1] 30 марта 2012 года посредством подписания Протокольного решения «О принципах возобновления полноценного грузового железнодорожного сообщения через территорию Приднестровья»[2] была ликвидирована многолетняя железнодорожная блокада Приднестровья. Интенсивная дискуссия продолжается по вопросу участия транспортных средств, зарегистрированных в Приднестровье, в международном дорожном движении. За прошедшие 5 лет стороны, ОБСЕ, Европейский союз предлагали уже более 10-ти инициатив, нацеленных на урегулирование данного вопроса.

В начале 2014 года, подписав Протокольное решение «О некоторых аспектах свободы передвижения»[3], стороны смогли урегулировать проблему, связанную с применением контролирующими органами Молдовы административных санкций в отношении пересекающих молдавскую государственную границу жителей Приднестровья, не обладающих молдавскими документами (преимущественно граждан России и Украины).

Осенью 2013 года в рамках соответствующей Протокольной записи стороны приблизились к разрешению застарелого вопроса уголовного преследования должностных лиц Приднестровья в Республике Молдова.

Летом 2015 года, уже в условиях снижения динамики и содержательного наполнения сотрудничества между сторонами, Приднестровье и Молдова договорились об отмене платы за таможенное оформление экспорта и импорта, а также платы за загрязнение окружающей среды, ранее перечислявшихся приднестровскими предприятиями в бюджет Республики Молдова.

Таким образом, по всем краеугольным вопросам переговорного процесса либо были приняты согласованные решения, либо имелись реалистичные проекты договорённостей, дальнейшая работа над которыми позволила бы достичь обоюдно приемлемых результатов. При этом собственно переговорный процесс в 2012-2014 годах носил ярко выраженную социальностью направленность, поскольку переговорщики сторон в своей работе ориентировались, прежде всего, на урегулирование проблем социально-экономического и гуманитарно-правового спектра, оказывающих непосредственное воздействие на качество и уровень жизни граждан. Несмотря на то, что далеко не каждый обсуждаемый сторонами вопрос находил своё эффективное решение, общие тенденции в урегулировании позволяли говорить о сближении позиций Приднестровья и Республики Молдова, об успехах в построении атмосферы доверия, о желании международных партнёров вносить собственный вклад в дело мирного урегулирования конфликта. Освоенная сторонами парадигма «малых шагов» приносила свои, возможно, скромные, но устойчивые плоды и при этом обеспечивала относительное спокойствие и контролируемость ситуации в рамках традиционно конфликтных и сложных областей, таких как безопасность и миротворческий процесс, работа румынских школ в Приднестровье, свобода передвижения.

Однако примерно с середины 2014 года ситуация под влиянием целого ряда серьёзных факторов, имеющих, в основном, косвенное отношение к молдавско-приднестровскому диалогу, начала заметно ухудшаться.

Факторы, определившие эту деградацию, связаны с тектоническими изменениями в российско-украинских отношениях, а также в отношениях между Россией и Западом (как по поводу Украины, так и в целом), повлекшими за собой значительное смещение акцентов и переформатирование контактов по оси «Украина-Молдова» и «Украина-Приднестровье». Противостояние России и Запада отразилось на молдавско-приднестровском урегулировании не только через призму подхода Украины, но и через реформирование позиции Европейского союза и США, также являющихся участниками «Постоянного совещания…», как по отношению к России, так и к диалогу между Приднестровьем и Молдовой. Изменение подходов или инертность ключевых для Молдовы игроков позволили молдавским представителям приступить к активной фазе разрушения ранее согласованной тактики «малых шагов» и коренному пересмотру позиции относительно характера диалога с Приднестровьем. Отдельно следует обозначить окончательное складывание режима личной власти (позволившего Генсеку Совета Европы Турбьерну Ягланду назвать Молдову «захваченным государством») в Республике Молдова, позволившего синхронизировать между всеми органами государственной власти единообразный подход к отношениям с Приднестровьем, состоящий в максимально широком использовании инструментов дискриминации, давления, санкций и шантажа.

Итогами этой ревизии стало, прежде всего, «разбазаривание» капитала, с таким трудом наработанного в 2012-2014 годах, а также дальнейшая ниспадающая динамика переговоров и деградация общей ситуации. Принципы и процедуры, согласованные в 2012 году, не исполняются уже не только Республикой Молдова, но и Действующим Председательством ОБСЕ. Если РМ игнорирует такие базовые принципы, как недопустимость выдвижения предварительных условий, согласование принимаемых решений, принятие во внимание ранее достигнутых договорённостей, то ОБСЕ не исполняет процедуры ведения переговоров, упорно отказываясь от организации очередного заседания формата «5+2», несмотря на поступление такой инициативы от Приднестровья уже трижды во втором полугодии 2016 года.

В области железнодорожного сообщения Молдова не только нарушает (при помощи Украины) некоторые положения Протокольного решения о возобновлении грузового сообщения, но и частично запретила импорт нефтепродуктов (горюче смазочных материалов) в Приднестровье, чем создала невыносимые условия логистики уже не только для приднестровских предприятий, но и для хозяйствующих субъектов Украины и самой Молдовы.

По автомобильному транспорту позиция Молдовы в последние два года заметно ужесточилась. По просьбе Правительства РМ государства-члены Европейского союза запретили въезд на свою территорию автомобилям с приднестровской регистрацией. Осенью 2015 года на протяжении двух месяцев действовал запрет на пересечение молдавско-украинской границы для транспортных средств, зарегистрированных в Приднестровской Молдавской Республике.

В 2014-2015 годах было возбуждено несколько десятков новых уголовных дел в отношении должностных лиц Приднестровья, в том числе против Председателя Правительства ПМР Татьяны Туранской. Более того, впервые за долгие годы один из приднестровских чиновников Максим Кузьмичёв (сын Министра внутренних дел) был задержан властями Греческой Республики по заявке молдавской стороны в Интерпол. Несмотря на то, что греческий суд признал уголовное дело в отношении Максима Кузьмичёва политически мотивированным и принял решение о его освобождении в зале суда, произошедший инцидент стал очередным индикатором ухудшения ситуации во взаимоотношениях между сторонами конфликта. Более того, пограничная полиция и Служба информации и безопасности РМ начиная с 2015 года организуют регулярные «облавы» против приднестровских представителей, а также российских (и не только) чиновников, учёных, экспертов и журналистов, следующих транзитом в Приднестровье через аэропорт в городе Кишинёве.

Значительно деградировало взаимодействие между Приднестровьем и Республикой Молдова в области экономики, торговли и банковской деятельности. Ключевой угрозой в этом смысле является молдавско-украинское намерение установить совместный таможенно-пограничный контроль в пункте пропуска «Кучурган» на границе с Приднестровьем.

В связи с деструктивными шагами молдавской стороны оказались заблокированы отдельные важные инструменты миротворческой операции и работы её руководящего органа – трёхсторонней Объединённой Контрольной Комиссии. При этом Республика Молдова нарастила число совместных мероприятий (включая военные учения), проводимых с государствами НАТО, в особенности США и Румынией. В самой Молдове активизировалась давняя дискуссия относительно вопросов идентичности: румынский язык был признан государственным, нейтральный и внеблоковый статус Молдовы всё больше приобретает фиктивные черты, а российские военнослужащие и боеприпасы, складированные в Приднестровье, были объявлены вне закона.

Сводя произошедшие в последние годы тревожные изменения к метафоре, можно отметить, что если после возобновления работы «Постоянного совещания…» в официальном качестве обсуждались вопросы создания «зелёных коридоров» для приднестровских товаров, приднестровского транспорта и приднестровских граждан, то сейчас РМ провоцирует дискуссии о «зелёном коридоре» для вывода российских военнослужащих и вооружений, дислоцированных в ПМР. [4] К сожалению, этим деструктивным усилиям явно потакают отдельные участники формата «5+2», изменившие свои подходы к процессу урегулирования. И это при том, что необдуманные односторонние шаги Республики Молдова создают проблемы не только Приднестровью, но зачастую ведут к прямым потерям для Украины, негативно сказываются на имидже ОБСЕ и Европейского союза в регионе.

Накопившийся негатив и минимальное количество достигнутых в последние год-полтора компромиссов, проистекающие из смены конструктивной парадигмы взаимодействия на некую неупорядоченную череду односторонних дискриминационных шагов, грозят обернуться дальнейшим обострением конфликта, заложником которого станут не только абстрактные миротворческие интенции международных участников переговорного процесса, но и законные права, интересы граждан сторон.

Не менее опасными в условиях утраченного доверия и диаметрально противоположных взглядов на потенциальную формулу окончательного политического урегулирования молдавско-приднестровского конфликта являются активизировавшиеся в последнее время дискуссии вокруг предоставления Приднестровью т.н. «особого статуса» в качестве некой части Республики Молдова. И это при отсутствии общего видения (или хотя бы минимально проработанного и вменяемого видения одной из сторон) по всем темам, которые могут составить ткань будущей политической договорённости между Приднестровьем и Республикой Молдова. Поддерживаемая отдельными участниками формата «5+2» беспочвенная амбиция молдавской стороны сужает область для поиска и реализации конструктивных шагов практически до нуля, редуцируя существующие проблемные вопросы до возвращения к старому «камню преткновения» – проблеме политического урегулирования, не имеющей на сегодняшний день приемлемого для обеих сторон решения, но несущей в себе непреодолимый конфликтный потенциал. Такой резкий откат назад неминуемо ведет к тупику, поскольку подразумевает под собой вместо дискуссий, ориентированных на результат, полезный для всех граждан, обсуждение проблемы, для урегулирования которой ни в Молдове, ни в Приднестровье не созданы ни законодательно-политические, ни экономические, ни общественно-патриотические рамки. К тому же в отношении выработки окончательной формулы политического урегулирования в Приднестровье и Республике Молдова отсутствует ярко выраженный общественный запрос, а мнение тех представителей общества, которым данная тема небезразлична, остаётся в значительной степени поляризованным. Не следует забывать и о позициях внешних участников «Постоянного совещания…», каждый из которых тоже руководствуется собственным восприятием и анализирует возникающие в связи с динамикой и параметрами молдавско-приднестровского урегулирования риски, включая экстраполяцию возможных шагов на их «внутреннюю кухню».

Таким образом, на сегодняшний день перед Приднестровьем и Республикой Молдова и их международными партнёрами стоит вполне предметный и осязаемый выбор – вернуться к работе, ориентированной на результат, критерием оценки которой будет являться повышение уровня благосостояния граждан, или, повинуясь амбициям и личной выгоде, попытаться взгромоздить на существующую хрупкую переговорную конструкцию очередной, потяжелевший за 26 лет конфликта «валун» политического решения. Второй путь представляется тупиковым, ведущим к параличу существующих переговорных механизмов, обострению и дальнейшей пролонгации издержек конфликта.

Республика Молдова за рассуждениями о подготовке неких предложений по «предоставлению особого статуса» Приднестровью традиционно маскирует свою неготовность к зрелому равноправному диалогу по актуальным вопросам, а также желание воспользоваться открывающимися ресурсами и привилегиями для того, чтобы «обложить данью» приднестровскую экономику, ограничить и ущемить законные права и интересы граждан Приднестровья.

Вместе с тем Приднестровская сторона также располагает значительным инструментарием для реализации целого спектра ответных мер против интересов Республики Молдова, которые неминуемо будут задействованы в случае возрастания напряжённости конфликта и повлекут за собой дополнительное раскручивание конфликтной спирали. Ежегодно транзитом через территорию Приднестровья проезжает более миллиона молдавских автомобилей, значительная часть торгового оборота Молдовы проходит через приднестровский участок железной дороги, в Приднестровье по-прежнему функционируют десятки молдавских учреждений, молдавская продукция активно продаётся на приднестровском рынке, а вырабатываемая в Приднестровье электроэнергия является, по сути, единственным надёжным источником поставок в Молдову. Взвешенный и ответственный подход Приднестровской стороны, состоящий в отказе от принятия ответных мер в целях недопущения ухудшения условий жизни граждан, не может быть бесконечным, и любые дополнительные искусственные дисбалансы могут провоцировать несимметричную реакцию Приднестровья. Более того, не стоит забывать о важнейшем значении итогов народного волеизъявления 17 сентября 2006 года, а также о предложенной Президентом Приднестровья Евгением Шевчуком концепции «цивилизованного развода».

С учётом обозначенных факторов ещё более очевидной представляется востребованность парадигмы сотрудничества, парадигмы конструктивных шагов и «добрых дел» во взаимоотношениях между Приднестровьем и Республикой Молдова. Приднестровская сторона к такому подходу готова, тем более, что за 5 лет с момента возобновления официального переговорного процесса наработаны проекты решений по всем основным сферам социально-экономического и гуманитарно-правового характера. Приднестровьем подготовлены и внесены на рассмотрение всех участников переговорного процесса проекты компромиссных решений в сфере грузовых и пассажирских железнодорожных перевозок, участия приднестровского транспорта в международном дорожном движении, прорыва банковской блокады, урегулирования проблем в области экономики и торговли, налаживания межведомственного сотрудничества. Сторонами наработаны инициативы, позволяющие в случае принятия урегулировать проблемы гуманитарного характера, устранить противоречия, связанные с использованием сельскохозяйственных земель в Дубоссарском районе ПМР, снизить остроту проблемы уголовных дел, возбуждённых в отношении должностных лиц каждой из сторон. Российской Федерацией внесена важнейшая инициатива о разработке системы гарантий реализации достигаемых в формате «5+2» договорённостей. Представителями Европейского союза сформулированы проекты решений в области автотранспорта, некоторых аспектов образования, в таможенной сфере.

Огромным потенциалом по-прежнему обладает подписанный 3 июня 2016 года в рамках заседания «Постоянного совещания…» «Берлинский протокол», содержащий параметры разрешения целого ряда насущных проблем переговорного процесса. Все эти достижения и проекты договорённостей при наличии политической воли и готовности сторон к компромиссам представляют собой актуальную и довольно солидную базу для движения вперёд на переговорном треке.

Основной вопрос заключается в степени готовности, прежде всего, Республики Молдова, к тому, чтобы воспользоваться имеющимися наработками для улучшения ситуации в переговорном процессе, в способности молдавской стороны отказаться от «игры с нулевой суммой» и работать в рамках парадигмы «позитивного мышления и добрых дел».

В процессе нормализации отношений между Приднестровьем и Республикой Молдова крайне востребован переход к зрелому этапу принятия важных, взвешенных решений, от глубины проработки и ответственности в реализации которых будет зависеть качество диалога, благосостояние граждан обеих сторон и общая ситуация в области экономики и безопасности во всей Восточной Европе. Если молдавская сторона не найдет в себе силы и политическую зрелость для того, чтобы совершить в переговорном процессе «позитивный разворот», повернувшись лицом к существующим проблемам и интересам людей, то ситуация в переговорах продолжить деградировать.

Выбирать парадигму нужно уже сегодня, и от того, какое решение примет Республика Молдова, а также её международные партнёры, способные повлиять на её руководство – будь то Президент, Премьер-министр или Парламент РМ во главе с правящей коалицией и её «координатором», будет зависеть то, с каким «капиталом» участники переговоров подойдут к очередной годовщине с момента возобновления официальной деятельности «Постоянного совещания…» и подойдут ли вовсе. 


[1] Принципы и процедуры ведения переговоров в рамках «Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию» // Министерство иностранных дел ПМР. [Электронный ресурс] URL: http://www.mid.gospmr.org/ru/KLG

[2] Текст Протокольного решения «О принципах возобновления полноценного грузового железнодорожного сообщения через территорию Приднестровья» // Министерство иностранных дел ПМР. [Электронный ресурс] URL: http://www.mid.gospmr.org/ru/xDk

[3] Протокольное решение о некоторых аспектах свободы передвижения населения // Министерство иностранных дел ПМР. [Электронный ресурс] URL: http://www.mid.gospmr.org/ru/Dqz

[4] Шалару: Киев готов предоставить «зеленый коридор» для вывода российских войск из Приднестровья // Newsmaker.md [Электронный ресурс] URL: http://newsmaker.md/rus/novosti/shalaru-kiev-gotov-predostavit-zelenyy-koridor-dlya-vyvoda-rossiyskih-voysk-iz-pri-28214

} Cтр. 1 из 5