Режим санкций и новая экономическая реальность

7 апреля 2017

Андрей Сушенцов – кандидат политических наук, руководитель аналитического агентства «Внешняя политика», директор программ «Валдайского клуба», доцент МГИМО (У) МИД России.

Резюме: Судя по всему, режим антироссийских санкций становится долговременной константой международной жизни. Однако в экономических отношениях России со странами Запада постепенно складывается новая реальность.

Судя по всему, режим антироссийских санкций становится долговременной константой международной жизни. Однако в экономических отношениях России со странами Запада постепенно складывается новая реальность. Несмотря на действие антироссийских санкций экономическое взаимодействие между сторонами расширяется, причём всё больше распространяясь на стратегические области. Это происходит потому, что санкции затрагивают интересы многих ключевых действующих лиц на Западе, которые начинают этим тяготиться.

На прошедшей в марте неделе российского бизнеса в Москве руководители зарубежных компаний шутили, нужно ли отменять антироссийские санкции? Да, приходится придумывать схемы финансирования проектов и получать дополнительные согласования на инвестиции. Однако работающие в России западные компании адаптировались к этим условиям, а для новых игроков санкции служат барьером для входа. Так что нет худа без добра.

По сути, отношения сейчас проходят краш-тест, в результате которого органически возникает ответ на вопрос – не как сделать экономические отношения лучше, а зачем? В осадке остаются только наиболее жизнеспособные и востребованные проекты. Многие из них ориентированы на стратегическую перспективу и устойчивы к политическим рискам.

Локомотивом сотрудничества и тестовой площадкой взаимодействия в новых условиях остаётся энергетика – как атомная, так и традиционная. В этой сфере Россия зарекомендовала себя как стабильный и незаменимый партнёр. Её собственные ресурсы и компетенции сохраняют за российскими компаниями ведущие позиции в отрасли, а активная военно-политическая линия Москвы на Ближнем Востоке, в Азии и Латинской Америке открывает для российского бизнеса новые рынки и создаёт почву для сотрудничества с западными компаниями. 

Россия укрепила свою репутацию как глобального игрока, заинтересованного в международной стабильности. В конфликтах в Сирии, Ливии, на Украине и в Нагорном Карабахе Москва ведёт себя как дееспособный участник и предлагает наиболее устойчивые и долгосрочные решения для урегулирования. В отношениях с ведущими поднимающимися державами – Турцией, Китаем, Индией, Египтом, Ираном, Вьетнамом, Катаром – Россия выдвигает приоритеты предсказуемости и взаимной выгоды. Несмотря последствия острого кризиса в двусторонних отношениях, продолжается создание российскими специалистами атомной отрасли в Турции и строительство «Росатомом» первой в стране АЭС. «Роснефть» вышла на газовый рынок Египта, заключив соглашение на поставку 10 танкеров сжиженного природного газа. Катарский суверенный фонд принял участие в приватизации этой крупнейшей российской нефтяной компании. Особняком стоит случай Украины, которая вынуждает свои компании искать обходных путей для продолжения сотрудничества с российскими предприятиями. Так, украинский производитель вертолётных двигателей «Мотор-Сич» вынужден поставлять двигатели в КНР, где на совместном производстве собирается российско-китайский вертолёт. 

Активность российской дипломатии и отечественных кампаний на развивающиеся рынках становится платформой для сотрудничества со странами Запада. Недавно правительство Египта согласовало покупку «Роснефтью» у итальянской Eni пакета в крупнейшем в регионе газовом месторождении Зор (Zohr), в ближайшее время будет закрыта сделка по приобретению той же «Роснефтью» второго по мощности нефтеперерабатывающего завода Индии. Крупнейшие российские нефтетрейдеры имеют «европейскую прописку», укрепляя ткань взаимосвязанности российских и международных финансов. Российско-японское сближение закономерно ставит вопрос о создании газотранспортной инфраструктуры между Сахалином и японскими островами. Даже в российско-американских отношениях впервые за долгое время открывается возможность наконец создать экономический фундамент отношений путём совместной разработки месторождений на арктическом шельфе России. Соглашение на этот счёт было заключено «Роснефтью и «ЭксонМобил» до украинского кризиса и две компании ожидают, когда политика перестанет довлеть над этим взаимовыгодным проектом. 

Особенностью обсуждения вопроса об антироссийских санкциях становится постепенное прекращение его увязывания с украинским кризисом. Это вызвано уходом украинского сюжета на периферию международной повестки дня и молчаливым признанием Западом того факта, что именно Киев затягивает реализацию Минских соглашений. Постепенно это создаёт условия для формирования трансатлантического консенсуса о необходимости отмены санкций.

Однако говорить об этом пока преждевременно. Процесс отмены санкций не будет скоротечным – для этого есть ряд объективных политических и процедурных препятствий. Последнее свидетельство тому – отрицательное решение Суда ЕС в Люксембурге по обжалованию санкций российской «Роснефтью». Решение, очевидно, политизированное, не учитывающее известных иранских прецедентов и нарушающее общеевропейские нормы права.

Кроме того, введённые конгрессом США санкции продолжат своё действие – для их отмены законодателями должны сложиться исключительные условия. Не исключено, что режим санкций станет инструментом внеэкономической конкуренции – например, развивая сотрудничество с Москвой в Арктике США могут продолжать блокировать сотрудничество России с ЕС или Японией.

Препятствия в экономических отношениях России и Запада остаются значительными. Однако серьёзный взаимный интерес, константы географической близости и комплиментарности экономических возможностей делают сотрудничество необходимым. Река создаёт новые русла, если на пути возникает препятствие. Через десятилетие станет ясно, что санкции были большой потерей – времени и возможностей.

} Cтр. 1 из 5