Резкое сокращение российского военного бюджета и другие сказки

25 мая 2018

Майкл Кофман – старший научный сотрудник Корпорации CNA и глобальный научный сотрудник Международного центра Вудро Вильсона при Институте Кеннана.

Резюме: Можно лишь с некоторым недоумением наблюдать за растущей численностью, боеготовностью и модернизацией вооруженных сил России, сопоставляя эти факты с недавно опубликованными новостями о якобы имевшем место 20-процентном сокращении оборонных расходов России.

Можно лишь с некоторым недоумением наблюдать за растущей численностью, боеготовностью и модернизацией вооруженных сил России, сопоставляя эти факты с недавно опубликованными новостями о якобы имевшем место 20-процентном сокращении оборонных расходов России в 2016-2017 гг., которое было преподнесено как первое существенное сокращение оборонного бюджета с 1998 года. Понятно, что это взаимоисключающие тенденции и факты. В действительности российский оборонный бюджет в полном порядке, а сокращение выражается не более, чем однозначным числом. Объявление о резком сокращении бюджета, сделанное Стокгольмским международным институтом исследования проблем мира (СИПРИ) было ошибочным. Изменения в подходе России к финансированию обороны побудили СИПРИ, а до него журнал «Джейнс Дифенс Уикли» – изложить искаженную информацию о сокращении расходов. И теперь уже во второй раз за эти годы средства массовой информации распространяют ошибочные расчеты.

Истоки данного заблуждения лежат на поверхности, какими бы загадочными они ни казались: в 2016 г. российское правительство начало выплачивать оборонной отрасли долг, который накапливался на протяжении многих лет, создавая иллюзию гораздо более высоких расходов на национальную оборону. Соответственно возникло обманчивое ощущение резкого спада оборонных расходов в следующем году. До 2016 г. Министерство обороны умудрилось накопить долг перед подрядчиками, выполнявшими военные заказы, почти на один триллион рублей. Эти средства были выплачены за счет кредитов, предоставленных разными банками. Минобороны выплачивало проценты по этим кредитам, что не радовало российское руководство. Когда правительство решило погасить большую часть этой задолженности, Министерство финансов выделило на эти цели 792 млрд рублей, за счет чего расходы на оборону за 2016 г. поднялись с фактических 3,09 триллионов рублей до 3,8 триллионов рублей (в 2017 г. было выделено еще 186 млрд рублей на погашение этой задолженности, из-за чего расходы на оборону и за этот год оказались завышенными). Согласно отчету Минобороны, эта мера позволила сэкономить 130 млрд рублей на одних процентах.

Еще один фактор, искажающий данные о расходах на оборону в России – меры, принятые российским правительством в 2017 г. по ужесточению контроля над средствами, остающимися в распоряжении оборонного ведомства в случае несвоевременной поставки вооружений. До этого правительство позволяло оборонной индустрии наращивать объемы наличности, выделяемой на закупку вооружений, которые не производились строго по графику. Кроме того, некоторые оборонные предприятия быстро смекнули, что можно получать проценты на те крупные авансы, которые оседали на их счетах. В конце года примерно 250-300 млрд рублей оказывалось неизрасходованными и «связанными» на счетах, и Министерству обороны приходилось делать непростой выбор: либо продолжать финансирование невыполненных заказов и, таким образом, поощрять разгильдяйство и правонарушения, либо возвращать средства в госбюджет и потенциально терять эти деньги. Для разрешения дилеммы министерство решило возвращать неизрасходованные средств в госбюджет на условии, что они будут снова выделены в качестве отложенного платежа на следующий год. Это означает, что какая-то часть бюджета на каждый год (возможно, 5% или около этого) перетекает на следующий.

Осуществляя свои расчеты, СИПРИ также конвертировал непомерно раздутый оборонный бюджет за 2016 г. в доллары США, что усугубило ощущение резкого спада в расходах на оборону за 2017 год. Измерять российский оборонный бюджет в долларах совершенно необоснованно с аналитической точки зрения, поскольку российская оборонная отрасль почти ничего не покупает за доллары. Таким образом, итоговые показатели искажаются вследствие изменений валютного обменного курса, и они не корректируются по паритету покупательной способности. В итоге несколько процентных пунктов якобы имевшего место снижения расходов на оборону, по данным СИПРИ, можно списать на обесценивание национальной валюты, что практически неактуально для рассматриваемого нами вопроса.

Хотя мы на самом деле наблюдаем неуклонный спад российских расходов на оборону в процентном отношении к ВВП, в абсолютном выражении это в лучшем случае очень умеренное сокращение. Официально расходы на оборону снизились примерно на 8% в 2017 г. по сравнению с 2016 г., с 3,09 триллионов до 2,84 триллионов рублей, а на горизонте трех лет с 2017 по 2019 г. запланировано снижение расходов в среднем на 5-6% (цифры, приводимые в данной статье, отражают официальные расходы на оборону, а не общие военные расходы, которые могут включать финансирование других милитаризованных служб, таких как пограничники, войска МВД или военные пенсии, на которые можно смело добавлять еще один триллион рублей). Фактическое сокращение военных расходов началось в 2015 г., примерно на 5% в год. Экономические факторы, конечно, сыграли определенную роль – прежде всего, рецессия в России и падение цен на нефть. Но, наверно, важнее были геополитические факторы – утрата доступа к некоторым видам техники, импортируемой с Запада, а также беспорядочный разрыв связей с оборонным сектором Украины. Из-за войны с Украиной оборонная промышленность России не могла больше покупать комплектующие у своего давнишнего партнера и соседа; в свою очередь, это замедляло производство и сокращало военно-техническое обеспечение, доступное для закупок Министерством обороны России. В результате выделяемые средства оставались в государственных авуарах вместо их расходования на закупку необходимого военного инвентаря.

Российские расходы на оборону – не цельный массив данных, и в них легко запутаться с учетом происходящих изменений. Тем не менее, досадно снова читать ту же мантру об «урезании военных расходов из-за экономических неурядиц», поскольку аналогичный просчет был совершен в прошлом году журналом «Джейнс», сообщившим о 25-процентном сокращении российских на оборону в 2017 г. по сравнению с 2016 г., основываясь на заблаговременном объявлении Москвой о запланированном снижении расходов. Позже еженедельник «Джейнс» признал свою ошибку и отказался от своей первоначальной версии, но к тому времени сенсационная цифра уже была растиражирована во многих средствах массовой информации. Хотя невозможно заранее предугадать, сколько будет потрачено в 2018 г., уже складывается впечатление, что предусмотренное на этот год пятипроцентное снижение расходов вряд ли будет реализовано. Вместо запланированных 2,768 триллионов рублей, глава оборонных расходов в российском бюджете уже скорректирована до 2,953 триллионов рублей, то есть увеличена на 6,7%; эта более высокая цифра, скорее всего, включает ассигнования на закупку вооружений, перенесенные из прошлого 2017 года.

Следовательно, снижение расходов на оборону в 2018 г. маловероятно, хотя российские лидеры по-прежнему намерены снижать долю военных расходов в процентном отношении к ВВП. На 2019 г. предусмотрены расходы на оборону в размере 2,815 триллионов рублей, а на 2020 г. – в размере 2,807 триллионов рублей. Вряд ли это можно назвать резким снижением, и нынешние показатели говорят о том, что фактические цифры могут оказаться выше.

Более того, несмотря на снижение покупательной способности в России, новая государственная программа вооружений на 2018-2027 гг. довольно существенна для оборонной отрасли, особенно с учетом объема модернизации и закупок новой техники, уже осуществляемой при ранее принятом бюджете. Согласно новейшей программе, значительные средства выделяются на дополнительные закупки. Они рассчитываются по формуле 19+1+3, что означает 19 триллионов рублей на вооруженные силы, 1 триллион – расходы на инфраструктуру и еще 3 триллиона рублей – расходы на другие службы безопасности, такие как Национальная гвардия. Предыдущая программа на 2011–2020 гг. оценивалась почти в 19 триллионов рублей (плюс инвестиции в инфраструктуру). К 2017 г. было потрачено около половины этого бюджета, что соответствует годовым расходам в среднем на уровне 1,35 триллиона рублей.

Таким образом, российские расходы на оборону и закупку новых вооружений последовательно урезаются; однако их сокращение незначительно по сравнению с сенсационными заголовками в СМИ. Москва давно заявляла о своих намерениях остановить рост расходов на оборону и со временем уменьшить военные расходы в процентном отношении к ВВП. С учетом сложности оборонного бюджета России и отсутствия связности и непрерывности в массиве данных на эту тему, лучшее, что можно сделать – это соблюдать осмотрительность в отношении громких заявлений в СМИ.

Опубликовано на сайте Russia Matters

} Cтр. 1 из 5