Россия – Африка: среднесрочный план действий

10 августа 2018

Андрей Бакланов – советник заместителя Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ, заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов.

Резюме: В мире обостряется борьба за ресурсный потенциал, одновременно вырабатываются новые правила игры в сфере финансов и международной торговли. Эти процессы и явления во многом предопределяют политический ландшафт планеты.

В мире обостряется борьба за ресурсный потенциал, одновременно вырабатываются новые правила игры в сфере финансов и международной торговли. Эти процессы и явления во многом предопределяют политический ландшафт планеты. Совпадение или расхождение интересов в финансово-экономической сфере существенно, а иногда и решающим образом, влияет на политический курс государств и международных организаций. Это нашло очень наглядное отражение в «феномене Трампа». Американский президент декларирует желание сделать политику США предельно прагматичной, ориентированной на интересы Америки и опирающейся на объективные экономические, торговые и финансовые показатели.

Минеральные и энергетические ресурсы планеты распределены по странам и континентам неравномерно. Наиболее обеспеченными в ресурсном отношении частями мира являются африканский континент и Российская Федерация.

По данным экспертов, на страны Африки приходится порядка 30% мировых запасов минеральных ископаемых, в том числе 83% мировой добычи платины, 45% – алмазов, 40% – золота, 47% – кобальта, 43% – палладия, 42% – хрома. Доля нашей страны (с учетом Арктической зоны) – свыше 25% по минеральным ископаемым, мы имеем также порядка 20% энергетического потенциала мира. Номенклатура полезных ископаемых Африки и России отличаются. Оба партнера дополняют друг друга в плане поставок на мировые рынки сырьевых товаров.

На обозримую перспективу Россия может испытывать дефицит по ряду полезных ископаемых, которые добываются в Африке. Помимо этого, важно учитывать, что в силу особенностей залегания полезных ископаемых и дешевизны рабочей силы, доходность вложений в добывающую промышленность в Африке значительно выше, чем в других регионах мира, а стоимость добытой продукции – существенно, зачастую на 20-30% ниже, чем в других местах.

Африка и Россия – еще и «легкие» планеты. Здесь располагаются крупнейшие лесные массивы. В Африке лесом покрыто около 20% площади континента, а в Центральной Африке их площадь доходит до 45 процентов. От этих лесов зависит контроль за парниковыми газами, охрана биологического разнообразия, стабилизация почвы, запасы и величина стока грунтовых вод. Площадь лесов в России составляет 45% территории страны, что составляет одну пятую лесных ресурсов Земли. Вместе мы имеем порядка трети лесных массивов всего мира. Россия и Африка (к югу от Сахары) также имеют крупные запасы водных ресурсов, значение которых будет быстро возрастать в ближайшие годы.

В целом, на Россию и Африку приходится примерно 50-52% всего ресурсного потенциала Земли. Это объективно ведет к наличию у нас совпадающих подходов в вопросах организации мирового хозяйства.

Существенным является и политический вес африканских стран, на долю которых приходится более четверти всех членов Организации Объединенных Наций.

В разворачивающейся сегодня схватке за использование ресурсного потенциала и формирование политического миропорядка ХХI века объективно интересы Африки и России по многим направлениям смыкаются.

Для тесного партнерства между Россией и Африкой имеются исторически обусловленные предпосылки.

В своем большинстве африканцы традиционно относятся к России как своему другу и естественному союзнику. Россия не имела колоний в Африке. В отличие от большинства крупных европейских стран она в свое время выступала против преступной политики вывоза африканцев в качестве рабов в Америку. В послевоенные годы Москва сыграла уникальную роль в создании условий для освобождения африканских стран от колониальной зависимости. Именно по инициативе нашей страны и вследствие ее политической поддержки Организация Объединенных Наций приняла в 1960 г. историческую декларацию о предоставлении свободы колониальным и зависимым странам. СССР оказывал всестороннюю, в том числе и военную поддержку национально-освободительным движениям африканских стран, помогал новым режимам отстаивать завоеванную ими политическую независимость.

Менее благоприятная ситуация складывалась в финансовой и торгово-экономической сфере. Запад создал хорошо продуманную систему удержания африканских стран в своей финансово-экономической орбите. Надо сказать, что в 1960-е – 1970-е гг. параллельно с созданием интеграционных объединений в странах Африки начал формироваться и фактический блок африканских стран и СССР в борьбе за более выгодные условия международной торговли и инвестиционной политики.

После серии консультаций, в основном закрытого характера, проведенных Москвой со столицами африканских стран, министр иностранных дел СССР Андрей Громыко выступил в октябре 1976 г. в Организации Объединенных Наций с инициативой формирования «нового международного экономического порядка». Это предложение органично включало в себя основные требования, которые выдвигали молодые африканские государства. Главным из этих требований был пересмотр доставшейся от периода колониализма неравноправной системы международной торговли (заниженные цены на сырье африканских стран, завышенные цены на готовую продукцию стран Запада, кабальные условия кредитов и займов).

В этот период укрепление позиций СССР и его союзников, успех нефтедобывающих государств, объединившихся в ОПЕК и добившихся существенного повышения цен на нефть, казалось бы, создавали предпосылки для успеха «экономического наступления» СССР и африканских стран на позиции западных государств и находящихся в их орбите финансово-экономических организаций. Страны, экспортировавшие какао и некоторые другие сырьевые товары, начали прорабатывать возможности создания собственных объединений, подобных ОПЕК, для более успешной корпоративной борьбы за «справедливые цены». Африканские и другие развивающиеся страны сформировали новые объединения – «Группа 77», Группа «Юг-Юг», которые в довольно динамичном ключе при содействии Москвы взялись продвигать тезис о необходимости преодоления последствий колониализма в сфере мировой экономики и финансов.

Надо признать, страны Запада самым серьезным образом отнеслись к этим вызовам. В начале 1980-х гг. после проведении серии закрытых многосторонних и двусторонних контактов западные государства сумели перестроить свои ряды, укрепить групповую дисциплину и «переиграть» в финансово-экономической области формировавшуюся в то время советско-африканскую финансово- экономическую группировку. В дальнейшем в условиях упадка мощи СССР, последующего распада Советского Союза, крушения системы социализма, лозунг «нового международного порядка» был фактически снят.

Находящиеся под контролем США, стран Запада Международный валютный фонд и Международный банк реконструкции и развития осуществили масштабную и весьма успешную операцию по восстановлению и закреплению своего фактического контроля во многих отраслях экономики африканских стран. Активизировался, в том числе и через подставные фирмы, процесс скупки западными странами плодородных земель и районов залегания полезных ископаемых на африканском континенте. В дальнейшем Запад расширил фронт наступления в финансово-экономической сфере и добился включения в орбиту своего влияния и «благодеяний» бывших стран социализма, а на рубеже 1990-х гг. также и СССР.

Параллельно свои позиции в Африке резко укрепляла Китайская Народная Республика. В Пекине ресурсный потенциал самого Китая сочли недостаточным для динамичного развития огромной страны. Этот фактор подталкивал китайское руководство к масштабному проникновению на африканский континент. На этом пути Китай достиг впечатляющих успехов. В 2009 г. КНР стала ведущим партнером Африки, обогнав по объему торговли Соединенные Штаты Америки. Сегодня ее объем превышает 200 млрд долларов.

В последние два десятилетия успехов в работе на африканском направлении добились и другие страны – Индия, скандинавские государства. арабские страны-производители нефти. На этом фоне африканское направление политики Российской Федерации выглядит довольно скромно. Общий объем торговли – на уровне 14 млрд долларов. Мы утратили позиции в сфере комплексных поставок оборудования для строительства крупных промышленных и энергетических объектов. На несколько порядков снизился поток студентов, получающих образование в нашей стране. Так, по официальным данным, в 2017 г. на обучение в российские вузы было принято 1,8 тыс. студентов из 50 стран Африки. Всего в российских вузах обучается порядка 15 тыс. студентов из африканских стран, из них 4 тыс. – за счет федерального бюджета России.

Конечно, это небольшие цифры – даже наши традиционные партнеры в сфере образования – Ангола, Нигерия, Замбия, Египет, Гана и др. делегируют всего несколько сотен или даже десятков студентов, тогда как в советское время счет шел на тысячи. По оценке, в целом потенциал подготовки кадров для Африки за три последних десятилетия сократился примерно в двадцать раз.

При таком развитии событий возможность вести беседы с представителями политического руководства и бизнеса стран Африки на русском языке уходит в прошлое. Как справедливо подчеркивают сегодня многие российские эксперты, представители нового поколения, приходящего к власти на африканском континенте, видят зачастую в России лишь одну из крупных держав мира, помощь СССР африканским народам – перевернутая страница истории. Они полагают, что Москва должна более определенно проявить себя на африканском направлении

В целом России в новых экономических реалиях пока не удается найти механизмы поддержания связей с Африкой. Созданные в последние два десятилетия между Россией и некоторыми африканскими странами деловые советы были структурами полезными, но, надо признать, весьма слабыми по своему потенциалу. Они стремились привлечь к работе на африканском направлении представителей предпринимательского сообщества, однако обеспечить на систематической основе помощь в отладке двусторонних связей они не могли.

Деятельность торговых представительств России в странах Африки была практически свернута. Давно ликвидирован ГКЭС – Государственный комитет по внешнеэкономическим связям, который занимался строительством за рубежом, в том числе и в африканских странах, крупных экономических объектов. Разговоры о неэффективности ГКЭС и в целом экономической помощи Африке в советский период, которые активно велись в период перестройки и на рубеже 1990-х гг., не соответствуют действительности.

Проиллюстрирую это на хорошо знакомом мне по работе в Каире примере технико-экономического сотрудничества по линии ГКЭС с Египтом. При нашем содействии в АРЕ было сооружено 94 предприятия в сфере энергетики, промышленности, строительства, сельского хозяйства, в том числе Высотная Асуанская плотина, Хелуанский металлургический завод, некоторые другие предприятия в ключевых отраслях народного хозяйства. Все построенные объекты были состоятельны в финансово-экономическом отношении. Они сыграли важную роль в формировании современной квалифицированной рабочей силы в АРЕ. Через различные виды производственного обучения прошло более 120 тыс. египтян — каждый пятый рабочий. Египет пунктуально расплатился за выделенные ему кредиты на экономическое развитие (президент Анвар Садат заморозил выплаты только по военным кредитам).

В целом африканским странам была оказана по линии ГКЭС помощь в строительстве более 400 крупных и средних по своим размерам предприятий. По оценке, их вклад в ВВП отдельных стран достигал 15%, при этом речь шла о предприятиях, составивших костяк современного сектора производства. С конца 1990-х гг. и до середины первого десятилетия текущего века торгово-экономические связи с Африкой были фактически свернуты.

Визит президента Российской Федерации Владимира Путина в страны Африки в 2006 г. положил начало периоду восстановления связей, однако, следует признать, темпы все еще нельзя признать удовлетворительными и мы сегодня все ниже в рейтинге стран, присутствующих на африканских рынках. Между тем, выявившиеся сложности с обеспечением на перспективу наших потребностей в сырьевых материалах вынуждает нас более настойчиво и системно работать на африканском направлении.

 Основные сложности в работе на африканском рынке заключаются в следующем. Получению концессии или контракта на поставку товаров или услуг в африканских странах предшествует большая, кропотливая подготовительная работа: проведение большого числа демонстраций, презентаций достоинств предлагаемой продукции или услуг. Также нужна твердая поддержка высших политических государственных структур. Все это сопряжено с крупными «стартовыми» затратами, которые могут в дальнейшем и не окупиться.

Как показывает опыт, пробиться на африканский рынок можно, только располагая мощной государственной поддержкой и масштабными финансовыми возможностями. Малый и даже средний бизнес такими возможностями, как правило, не обладает, поэтому в начальный период налаживания связей особая роль принадлежит крупным госкомпаниям и мощным частным корпорациям. Огромное значение при определении основных направлений взаимодействия с африканскими странами имеет политических фактор. Определенная отстраненность от Африки, имевшая место с конца 1980-х гг. привела к тому, что Москва растеряла потенциал поддержки своих инициатив со стороны африканских стран.

В последние годы при обсуждении на международных площадках, в том числе в ООН, сложной и очень важной для нашей страны тематики – введения против России санкций, ситуации на Востоке Украины, дипломатическое признание суверенитета партнеров России – Южной Осетии и Абхазии, возвращение в состав России Крыма и ряда других – африканские страны вели себя достаточно индифферентно. Со всей очевидностью стало ясно, что поддержка Москвы со стороны африканских стран – отнюдь не данность, она не предоставляется автоматически, за нее требуется вести напряженную политико-дипломатических борьбу.

В настоящее время вопрос о возвращении России в Африку поставлен в повестку дня. Вместе с тем, это не может, конечно, быть повторением или копированием советского опыта. Россия – другая страна с другим экономическим базисом и политическим строем. Изменилась и Африка, она далеко шагнула вперед за три десятилетия. Другими стали ее потребности и характер помощи, которую африканские страны хотели бы получать от зарубежных стран, в том числе и России.

Приведем характерные высказывания человека, хорошо знающего историю и современное состояние наших связей с африканскими странами – нынешнего дуайена группы послов африканских стран, аккредитованных в Москве, посла Республики Мадагаскар в РФ Масима Дуву. Выступая на встрече в Российском комитет солидарности и сотрудничества с народами Азии и Африки, он, в частности, обратил внимание на то, что СМИ посюду, и Россия – не исключение, дают мало информации о реальной ситуации и процессах на африканском континенте. Интернет зачастую приносит только тревожные новости (бесконечные конфликты, покушения на жизнь людей, неудачи в кампаниях по ликвидации бедности и т.п.), и это формирует несбалансированный, сугубо негативный образ Африки. На самом деле Африка сегодня, – заявил посол, – быстро меняющийся в лучшую сторону континент, роль которого во современном мире растет. Африка преодолела порог в один миллиард жителей. И в 2050 г. ее численность составит уже 2 миллиарда.

Африка – один из стимуляторов мирового экономического развития. Темпы экономического роста составляют порядка 5%, что превышает среднемировой показатель. Это континент – не только самый богатый природными ресурсами, но и самый молодой. Возраст 43% африканцев не превышает 15 лет, только в одной Нигерии каждый год рождается детей больше, чем во всем Европейском союзе. Школьное обучение переживает бурное развитие. Снижается детская смертность. С 1950 г. средняя продолжительность жизни африканцев увеличилась на 16 лет. Африка, – подчеркнул посол, – это открывающиеся финансовые рынки, растущий уровень университетского образования, переворот в доступе к Интернету благодаря прокладке сети подводных кабелей. Африка – многообещающий континент, будущее планеты.

Представители африканских стран сегодня неизменно отмечают, что необходимо учитывать изменение отношения новой Африки к вопросам помощи. Время политики «протянутой руки» прошло. Африке не нужна помощь, которая стимулирует необходимость вновь и вновь прибегать к содействию зарубежных государств. Помощь должна вести к развитию самих африканских стран, импортозамещению, а не только к потреблению ввозимых товаров. В этом плане Африка традиционно полагается на нашу страну, которая всегда подчеркивала готовность помогать индустриальному развитию континента. Как показала недавняя встреча лидеров стран БРИКС в Йоханнесбурге, имеется большой потенциал нашего взаимодействия с африканскими странами в этом формате.

В ходе российско-китайских переговоров высокого уровня, проведенных в мае 2018 г. по линии обществ солидарности с народами Азии и Африки, китайские партнеры высказывались также за изучение возможностей совместной согласованной работы на африканском направлении по линии ШОС. Сегодня следует без бюрократических проволочек разработать конкретный план действий в отношении африканских стран на среднесрочную (3-5 лет перспективу). По итогам его выполнения можно было бы определиться в отношении дальнейших шагов.

В качестве важнейших составляющих такого плана можно бы предложить следующее.

1. Формирование единого, компактного государственного органа, к компетенции которого будут отнесены вопросы торгово-экономических и финансовых связей с Африкой, а также тематика оказания странам континента всех видов помощи. В «генетическом» отношении это должен быть «наследник» прежде всего Комитета по внешнеэкономическим связям (ГКЭС), естественно, учитывающий изменения общественно-политической и экономической системы в нашей стране.

На начальном этапе таким органом могло бы стать Федеральное агентство по связям со странами Африки в рамках Министерства промышленности и торговли. В такое Агентство должна была бы направляться информация о ситуации и потребностях в товарах, услугах и объектах развития африканских стран. В Агентство также должна стекаться информация о ресурсных потребностях и экспортных предложениях российских предприятий. Задача Агентства – поиск возможностей для сопряжения усилий африканских и российских структур в торгово-экономической и инвестиционной сфере.

2. В ключевых странах Африки следует переформатировать и воссоздать минимальные по численности, но укомплектованных опытными и знающими сотрудниками аппараты экономических представительств России, имеющие двойную подчиненность – министерству торговли и промышленности и министерству иностранных дел. Экономические представительства – формально самостоятельные структуры, работающие, как и другие российские зарубежные официальные представительства под общим руководством посла.

3. Экономические представительства должны иметь партнерские отношения с другими государственными, предпринимательскими и общественными структурами, деловыми советами, работающими на африканском направлении. Возможно заключение соответствующих соглашений о порядке осуществления взаимодействия с ТПП Российской Федерации и другими организациями.

4. Раз в два года стоило бы проводить саммиты «Африка – Россия: сотрудничество в интересах национального развития, укрепления мира и безопасности» с приглашением лидеров африканских стран, руководства Афросоюза, Лиги арабских государств, региональных африканских международных организаций.

5. Государству следует возродить системную поддержку Российского комитета солидарности и сотрудничества со странами Азии и Африки, который возобновил свою деятельность, причем в формате общероссийской общественной организации с филиалами и отделениями почти в 50 субъектах Российской Федерации. Также необходимо восстановить деятельность обществ дружбы с африканскими странами.

6. Принимая во внимание наличие объективных ограничений финансового характера, вряд ли можно прогнозировать кардинальное расширение масштабов подготовки в высших и научных учреждениях России кадров для африканских стран. Но можно рационализировать и сконцентрировать усилия, направленные на формирование из числа молодых лидеров Африки и представителей творческой интеллигенции сообщества единомышленников, симпатизирующих нашей стране. К примеру, общество «Молодежь Африки и России – за стабильное развитие и безопасный мир».

Такая структура занялась бы организацией встреч молодых лидеров Африки с представителями политического руководства Российской Федерации, крупнейшими учеными, артистами, писателями, своими российскими сверстниками, в первую очередь, теми, кто добился успехов в науке, искусстве, различных сферах производства. Эта структура могла бы также участвовать в организации ознакомительных поездок в российские регионы.

7. Следует резко увеличить масштабы деятельности наших культурных центров и средств массовой информации в африканских странах. Так, требуется восстановить вещание из России на языке суахили, ставшим одним из рабочих языков ООН, а также организовать вещание российского телевидения на Африку южнее Сахары, используя достижения группы журналистов-энтузиастов, которые при системной поддержке государственных структур создали систему телевизионного вещания на арабские страны, по охвату аудитории и ряду других параметров не уступающую, а иногда и превосходящую аналогичные показатели ведущих западных и арабских телеканалов.

8. Следует усовершенствовать координацию действий с нашими партнерами по БРИКС и ШОС. Особенно большое внимание уделить возможному сотрудничеству на африканском направлении с КНР.

России и Африке нужны более прочные партнерские связи. Это может сыграть важнейшую роль в укреплении позиций африканских государств и Российской Федерации в международных делах и мировой экономики. Стоило бы подумать о взаимодействии России, ее партнеров из БРИКС и ШОС и африканских стран по изменению организационных основ и принципов функционирования финансово-экономической системы современного мира. Наши страны не может устраивать нынешняя ситуация – диктат и произвольные действия стран Запада, которые по-прежнему руководят МВФ, Мировым банком и определяют правила игры в международной торговле и финансах. Назрела новая система, в которой не было бы места односторонним санкциям, попыткам нанесения ущерба суверенитету.

Принятие масштабных мер в целях укрепления основ нашего партнерства с государствами Африки положительно отразилось бы и на потенциале нашей страны и на общей ситуации в мировой экономике и политике.

} Cтр. 1 из 5