Россия и «берлинско-вашингтонский» порядок в Европе

23 июля 2016

Тимофей Бордачев - кандидат политических наук, директор Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», директор евразийской программы Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Резюме: В Европе формируется новый международный порядок. Назовем его «берлинско-вашингтонский». По аналогии с прошлыми – венским, версальско-вашингтонским и ялтинско-потсдамским.

Этот порядок является региональным развитием Вестфальской системы, и ему присущи её важнейшие отличительные черты. Этот порядок не включает в себя Россию и, более того, активно её антагонизирует. Он органично встроен в структуру глобального Запада и играет свою роль в его противостоянии с глобальным не-Западом. Противостоянии, которое в ряде случаев (Россия) является грубым и прямолинейным, а в ряде (Китай) – сложноорганизованным и учитывающим фактор экономической взаимозависимости.

Этот порядок нацелен на сохранение и устойчивое развитие старейшей части Запада – Европы Европейского союза. В его основе лежит военно-политическое (НАТО), экономическое (грядущее ТАТИП или его другая инкарнация), культурно-цивилизационное (либеральный протестантизм) и даже национальное (относительное большинство белых граждан США имеют немецких предков) единство. Вряд ли даже самый бездарный будущий президент США сможет остановить формирование этого порядка. Он продиктован объективными факторами и интересами. Этот порядок, как и всякий другой порядок, востребован политическими и экономическими элитами Европы, явно метавшимися в последние годы.

Новый европейский порядок формируется четырьмя важнейшими международно-политическими процессами. Во-первых, это завершение периода попыток инкорпорации России на правах младшего и возвращению её на историческое место соперника и угрозы. Во-вторых, глубочайшим кризисом европейского интеграционного проекта и необходимостью выхода из него через сильное лидерство. В-третьих, выходом из ЕС Великобритании, что делает возможным переформатирование склеротичной системы управления и экономического регулирования в Евросоюзе. И, наконец, необходимостью «вписать» Европу в новую систему отношений внутри коллективного Запада.

В основе этой системы – новые мегарегиональные торгово-экономические объединения, не отвергающие глобализацию, а развивающие её в выгодном историческим лидерам направлении. Одно из таких объединений – Транстихоокеанское торговое партнёрство (ТТП) – уже создано. И представляет собой настолько гениальный документ, что даже провал его ратификации не станет препятствием к его введению в действие тем или иным образом. Например, через совершенствование системы двусторонних договоров о торговле и инвестициях. Другое – Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТАТИП) будет, видимо, создано в ближайшие годы. Несмотря на возникшие в последние месяцы препятствия, которые позволяют отдельным наблюдателям говорить о провале переговоров.

Новый «берлинско-вашингтонский» порядок сможет стать ответом на угрозу хаоса, которая всё более явственно рисуется перед Евросоюзом. В центре этого порядка будет стратегическое, всеобъемлющее и взаимоуважительное партнёрство между экономическими гигантами Запада – США и Германией. Его военно-политическим фундаментом будет блок НАТО, сплотившийся в противостоянии России. Будет окончательно покончено с попытками построения европейской идентичности в сфере безопасности и обороны. Такая идентичность уже сформировалась в ходе драматических событий на востоке Европы после переворота на Украине. Однако институтом этой идентичности станет не эфемерная общеевропейская политика в сфере безопасности, а вполне конкретный блок НАТО. С вполне конкретным лидерством США как военно-политического вождя Запада.

Формирование нового порядка приведёт к изменению всей системы торгово-экономических отношений в Евроатлантическом регионе. Общий рынок Европейского союза станет одной из составных частей этой системы в рамках грядущего Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства. Наряду с США, Канадой и Великобританией.

Выход последней из ЕС серьёзно изменит Евросоюз и Европу в целом. Скорее всего, доминирующими станут здесь два процесса. С одной стороны, будет происходить дальнейшее сплачивание союза в вопросах экономики. С другой, будут, по всей видимости, приостановлены процессы интеграции политических систем и систем обеспечения безопасности. Внешнюю безопасность союза полностью возьмёт на себя НАТО. С мечтами о создании европейских оборонных структур уже покончено. Благодаря драматическим событиям последних лет в Восточной Европе США и проамериканские лобби в ЕС смогли полностью восстановить контроль над ситуацией.

Выход Великобритании может способствовать и прогрессу на переговорах о создании Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства. Увеличится гомогенность внутри оставшихся членов союза. Без раздражающего британского фактора Германии будет проще убедить Францию и собственных колеблющихся в том, что только скрытая либерализация и общее сокращение социальных обязательств смогут спасти экономику Европы. А о том, что последняя нуждается в радикальной встряске, консенсус элит в Берлине, по всей вероятности, существует. Как и убеждённость в том, что уверенно проведя Европу через кризис евро, Германия должна спасти её стратегически и «вытолкнуть» на новый уровень развития. Мирным, само собой, путём. Сейчас популярность идеи ТАТИП в самой Германии снизилась до 17 процентов, а последний из раундов переговоров между Европейской комиссией и США не привёл к существенному прогрессу. Но это не означает, что идея утоплена. Она будет реализована в том или ином виде, хотя и не в столь короткие сроки, как на это рассчитывали энтузиасты в Брюсселе.

Вообще о том, что после разрешения кризиса зоны евро и в связи с предстоящим выходом из ЕС Великобритании масштабы германского могущества становятся опасными для единства ЕС, сказано уже много. Укрепление стратегического партнёрства Берлина с США может решить эту проблему. Германия, надёжно и крепко впаянная в трансатлантическое сообщество, не будет вызывать подозрений у других стран в желании создать «рейх 2.0 ».

Великобритания, со своей стороны, сможет одновременно вести переговоры о будущем формате своих отношений с ЕС и выступать в качестве третьего партнёра на переговорах о ТАТИП. Более того, именно формат ТАТИП может оказаться наиболее приемлемым для Лондона способом сохранить фактическое участие в общем рынке ЕС. Не принимая на себя при этом кабальных обязательств, как это делают Норвегия или Швейцария. Тем более что в Берлине, Париже и Брюсселе также понимают, что для Соединённого Королевства будет необходимо найти некий уникальный статус в отношениях с бывшими партнёрами. Поэтому выход Британии может не затормозить переговоры о ТАТИП (как бы такое партнёрство ни называлось в будущем), а стать стимулом для их «перезагрузки».

В этой связи важнейшей задачей переговорщиков в Лондоне, Брюсселе и Вашингтоне может стать синхронизация процессов переговоров о новом правовом формате отношений Британия – Евросоюз, с одной стороны, и переговоров о ТАТИП – с другой. Возможно, что именно с подготовкой движения в этом направлении связана задержка с запуском Лондоном механизма статьи 50 Лиссабонского договора. В том случае, если ТАТИП будет хотя бы отдалённо напоминать заключённое осенью 2015 года Транстихоокеанское торговое партнёрство, – это именно то, что нужно Великобритании в отношениях с ЕС – доступ на рынок и свободное движение капиталов. А для квалифицированной рабочей силы можно будет разработать отдельный формат. США, со своей стороны, будут вполне удовлетворены тем, что их важнейший союзник сохранит свой статус и значение для евроатлантической экономики. Великобритания сможет при таком раскладе стать своего рода гигантским Сингапуром на Атлантике – «хабом» пересечения торговых и инвестиционных потоков. Одновременно получив возможность произвольно регулировать доступ на свою территорию иностранной рабочей силы и её права.

Новый «берлинско-вашингтонский» порядок будет характеризоваться совмещением высокой степени рыночной открытости (всегда выгодной экономически сильным игрокам) и возвращению части политических полномочий в руки суверенных государств (что позволит сильным решать проблемы безопасности без оглядки на слабых членов сообщества). Стимулом к возвращению власти в руки суверенных государств станет и необходимость реально бороться с терроризмом. То, что его волна грозит захлестнуть Европу, становится в наши дни, после ужасающих терактов в Париже, Брюсселе и Ницце, всё более очевидно. Естественным следствием этого будет отказ от попыток создать действительно более или менее единые европейские специальные службы. Это, в свою очередь, неизбежно создаст необходимость усиления контроля над внутренними границами сообщества. Очевидно, что полиция и контрразведка одних стран будет справляться с террористической угрозой лучше, чем других. Поэтому необходимой мерой станет возвращение к эффективной охране границ. Ответ на вопрос о том, как совместить открытый рынок и усиление полицейских мер контроля над населением, станет важнейшим для европейских элит.

В результате мы будем иметь относительно единую в экономическом отношении Европу, способную объединиться политически только по очень ограниченному кругу вопросов – тех, которые не будут идти во вред трансатлантической солидарности. Ведь именно она и её институциональное воплощение в лице НАТО станут несущей основой выживания цивилизации Запада. И главным инструментом его борьбы за лидерство с окружающим миром.

При новом порядке Евросоюз не станет более простым и ответственным партнёром для России. Более того, он, как отмечают уже сейчас с тревогой многие наблюдатели, может стать даже более агрессивным. Не останавливаясь не только перед политически враждебными действиями, но и перед военными провокациями. При этом диалог по частным вопросам с наиболее вменяемыми европейскими государствами будет вполне возможен. Хотя это и не сможет подвигнуть их на нарушение правил железной «берлинско-вашингтонской» системы, которая формируется в Европе. Мы не должны ни в коем случае допустить возникновения разрыва между нашими обществами, размывания общего культурного и цивилизационного пространства.

Евросоюз никогда не признает возвращение Крыма в состав России и не отменит варварские санкции в отношении жителей полуострова. Россия, со своей стороны, должна будет всё более серьёзно относиться к гармоничному развитию своей территории за Уралом и связей с азиатскими экономиками. Для этого можно будет привлекать европейские компании, если они проявят достаточно гибкости в условиях санкционного давления. В том числе если Россия, Китай, Казахстан и другие региональные партнёры перейдут, наконец, от слов к делу и займутся строительством евразийской транспортно-логистической системы, за которой потянется и пространство совместного развития. Важно также готовиться (вместе с нашими союзниками) к отражению грядущих угроз с Юга, наращивать взаимодействие Москва – Пекин по обеспечению безопасности в Центральной Азии.

Россия не будет частью нового европейского порядка. Это, в числе прочего, может стать одной из причин его относительной неустойчивости и непродолжительности. Как это произошло с другим «порядком», который фактически её игнорировал – версальско-вашингтонским. И наоборот – те европейские порядки, в которых Россия была важной составляющей – венский и ялтинско-потсдамский – оказались успешными и обеспечивали мир в Европе.

Несмотря на это Россия будет важным внешним фактором существования «берлинско-вашингтонского» порядка, как и он для неё. Будущее России – в более широких и демократичных форматах межгосударственного взаимодействия. Форматах, которые необходимо развивать на евразийском пространстве и в рамках всеобъемлющего евразийского партнёрства. Только будучи частью своего сообщества Россия сможет достойно иметь дело с новым «берлинско-вашингтонским» порядком. Это сообщество должно быть основано на выработанных совместно со стратегическими партнёрами и союзниками России принципах и правилах игры. В другом мире нам места нет.

Международный дискуссионный клуб «Валдай»

} Cтр. 1 из 5