Смерть от долгового бремени - Мой ответ министру финансов Германии

8 августа 2015

Джеффри Сакс – декан Факультета Земли Колумбийского университета и специальный советник Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна по Целям развития тысячелетия.

Резюме: Самый глубокий кризис в истории Греции накладывает на ее самого могущественного кредитора историческую ответственность. Германия должна помочь начать все заново, не доводя до полного краха.

Доктор Лудгер Шукнехт, старший экономист в Министерстве финансов Германии, объяснил позицию своего ведомства в отношении Греции. Согласно его видению, странам Еврозоны следует жить по средствам, приспосабливаться к бремени долга и принимать лекарство в виде реформ, если потребуется. Если они будут так поступать, их ждет успех, как видно на примере Ирландии, Испании и Португалии. Греции некого винить, кроме самой себя, и ее экономика уже находилась на пути к восстановлению в конце 2014 года, но, к сожалению, страна сошла с верного пути, на который тогда встала.

Я питаю огромное уважение к доктору Шукнехту как способному и вдумчивому экономисту, и все же мне представляется, что он упускает из виду историческую реальность. Хотя предписываемая им политика в большинстве случаев срабатывает – странам следует возвращать свои долги и с этой целью проводить необходимые реформы – иногда и она оказывается неверной. Это происходит тогда, когда обслуживание долга, вкупе с другими экономическими бедами, может подвести общество к опасной черте, к надлому. Мудрость в том, чтобы распознать момент, когда подобная политика может быть неверной, и в такую эпоху действовать изобретательно.

Эта политика была бы неуместна в случае с Веймарской Германией 1920-х гг. и начала 1930-х гг., когда Германия вступила в полосу гиперинфляции, а затем погрузилась в депрессию. Немцы просили США о долгосрочной финансовой помощи по причине тяжелых репараций и долговых выплат, но вовремя ее не получили. Сначала страну захлестнула волна гиперинфляции, потом массовой безработицы, последовал коллапс банковской системы, после чего в 1931 г. немецкие банки начали закрываться один за другим, как сегодня это происходит в Греции. В конце концов американский президент Герберт Гувер объявил мораторий на долговые выплаты, но было слишком поздно: Гитлер пришел к власти в январе 1933 года.

Эта политика была бы неверной во многих странах Латинской Америки в 1980-е годы. Непродуманное кредитование со стороны банков США и беспечные заимствования со стороны латиноамериканских правительств в 1970-е гг. накликали на Латинскую Америку большую беду в виде долгового кризиса 1980-х гг., который спровоцировал резкий рост американских процентных ставок в 1981-м. Несколько лет в 1980-е гг. Соединенные Штаты настаивали на проведении политики, которую можно охарактеризовать формулой «выдавай займы и притворяйся». Иными словами, стране-должнику ссужают деньги, необходимые для обслуживания долга. Тем не менее, Латинская Америка свалились в пике высокой инфляции и политической нестабильности. В конце концов США помогли осуществить необходимые реформы и облегчили долговое бремя.

Эта политика, конечно же, была неуместна в Польше 1989 г., когда долг, накопленный за советскую эпоху, убивал в людях всякую надежду и провоцировал высокую инфляцию, угрожая уничтожить нарождающуюся посткоммунистическую демократию в самом зародыше. В то время я был экономическим советником правительства Польши и настойчиво призывал «Большую семерку» облегчить стране долговое бремя. США быстро и дальновидно согласились, и другие члены «семерки» вскоре последовали этому примеру. Германия последней согласилась предоставить отсрочку, но Польша смогла вздохнуть с облегчением, ее экономика начала быстро восстанавливаться, и новая демократия пустила корни.

Было неправильно настаивать на полноценном обслуживании долга Россией в 1992 г., когда Ельцин унаследовал обанкротившуюся постсоветскую экономику. Как и в Польше-1989 я призывал к тому, чтобы облегчить России долговое бремя. Но на этот раз Соединенные Штаты, Германия и другие отказались принять мой совет. В итоге страна пережила страшные финансовые потрясения и несколько лет нестабильности, вследствие чего широкая российская общественность разуверилась в полезности новых и хрупких демократических институтов. То, как Запад обошелся с Россией в те годы, укрепило националистические настроения внутри страны. Реакция была аналогична той, что сотрясала Веймарскую Германию после жестких послевоенных репараций.

Я полностью разделяю веру в то, что суверенные правительства всегда должны обслуживать свои долги, какими бы тяжелыми они ни были, в девяти случаях из десяти.

Но в каждом десятом случае подобная политика чревата катастрофой. Мы не должны подталкивать общество к опасной черте, доводить его до надлома, даже если какая-либо страна сама виновата в огромном долговом бремени.

«Заслужила» ли послевоенная Германия План Маршалла? Нет. Был ли План Маршала и долговое соглашение 1953 г. мудрой политикой, позволившей Германии начать все заново? Да. «Заслуживала» ли Россия в 1992 г. облегчения долгового бремени? Нет. Было бы мудро предложить России подобное облегчение? Да.

Греция заимствовала слишком много, не смогла подавить коррупцию и кумовство, и у нее не получилось закрепиться в новых конкурентоспособных отраслях. В итоге Греция не способна в полной мере обслуживать свой долг. Экономика разрушена. Экспортная база слишком мала, чтобы рассчитывать на экспортно-ориентированный рост, которого удалось достичь Ирландии и другим странам. Банки в ступоре, поэтому компаниям негде взять оборотный капитал. Грецию затягивает в смертоносную спираль жесткой экономии, декапитализации, утечки мозгов, бегства капитала и усиливающихся социальных волнений.

Откуда мне это известно? Я ежедневно наблюдаю за этой страной уже шесть лет и пытаюсь помочь нескольким греческим правительствам – левым, правым и центристским – достичь разумного компромисса и урегулирования долгов с Германией и остальной Еврозоной, чтобы закрепить начавшееся восстановление. Однако я убедился на личном опыте, что Министерство финансов Германии все эти годы не стремилось найти жизнеспособное решение греческих проблем.

Греция переживает не менее острый экономический кризис, чем Германия при Генрихе Брюнинге в 1930–1933 годах. Безработица достигает 27%, а среди молодежи – почти 50%; спад промышленного производства – 30%, банки в панике и закрываются один за другим, страна на грани полного краха. Германия может сколько угодно читать Греции нотации и предъявлять ей всевозможные требования, но Греция не выдержит обслуживания всего долгового бремени и соответственного сокращения государственных расходов. Эта политика неосуществима в данном конкретном случае, как и в Германии при Брюнинге. В результате ни одно демократически избранное правительство в Греции не сможет продержаться больше нескольких месяцев. Нынешний путь может лишь привести государство к катастрофе.

Немецкие налогоплательщики считают, что были слишком щедры по отношению к Афинам, предоставляя Греции один заем за другим, но это отчасти иллюзия, поскольку налогоплательщики были щедрыми не в отношении Греции, а в отношении собственных банков.

От Греции потребовали, чтобы первый пакет финансовой помощи в размере 100 млрд евро, предоставленный в 2010 г., был использован не для собственных потребностей, а для возврата кредитов банкам, прежде всего немецким и французским. Точно так же от Греции потребовали, чтобы второй и третий пакет финансово-экономической помощи пошел на возврат долгов внешним кредиторам. Едва ли какая-то часть из предоставленных средств была использована для инвестиций в экономику, которые нужны Греции для поддержки экономического роста, ориентированного на экспорт, или для удовлетворения насущных социальных потребностей.

Теперь Греция получает четвертый пакет финансово-экономической помощи, которая снова направится на погашение кредитов МВФ, ЕЦБ, Европейскому фонду финансовой стабильности и другим кредиторам, а также для предоставления ликвидности своим испытывающим затруднения банкам. Да, немецкие налогоплательщики были щедры к банкам-кредиторам Греции и прочим учреждениям, но не к простым грекам.

Короче,

обслуживание долга – настоящее жульничество: давать Греции каждые пару лет десятки миллиардов евро, чтобы страна гасила свою задолженность перед банками.

Профессионалы характеризуют подобную политику фразой «притворяться и выдавать займы». Проблема в том, что долговое бремя растет, греческие банки умирают, малые и средние предприятия Греции банкротятся и закрываются. Продолжается утечка мозгов. Это называется смерть от долгового бремени. Данная стратегия не сработала в Латинской Америке в 1980-е г., она не позволит и Греции избежать экономической удавки.

Короче, самый глубокий кризис в истории Греции накладывает на ее самого могущественного кредитора историческую ответственность. Германия должна помочь начать все заново, не доводя до полного краха. Германии нужно действовать и хотя бы частично облегчить бремя долга для Греции – во имя европейского процветания, демократии и единства.

Конечно, подобное облегчение долгового бремени должно сопровождаться серьезными структурными реформами. Однако Германия слишком хорошо знает, благодаря реформам в рамках Плана-2010, осуществленным при канцлере Герхарде Шрёдере, что требуется время, чтобы реформы рынка труда, государственного управления, судебно-правовой системы, а также открытие «закрытых профессий» привели к ускорению экономического роста. В те годы Германия нарушила Маастрихстские соглашения ради осуществления внутренних реформ. Сегодня Греция, находящаяся в гораздо худшем состоянии, нуждается в облегчении долгового бремени, чтобы внутренние реформы имели шанс на успех.

Sueddeutsche Zeitung

} Cтр. 1 из 5