Танки грузинской весны, или До и после Варшавы

8 мая 2016

Тедо Джапаридзе – председатель комитета по внешним связям парламента Грузии, экс-секретарь Совета национальной безопасности и бывший министр иностранных дел

Резюме: Курс Грузии на европейскую, евроатлантическую интеграцию неизменен. Это выстраданный выбор нашего народа, которому нет и не может быть альтернативы.

«Достойный партнер» – так называются военные учения американских, британских и грузинских военных, которые проводятся в мае на Вазианской военной базе министерства обороны Грузии. Там, где еще совсем недавно были казармы и полигоны сначала советских, а затем российских солдат. Уникальная ситуация. С одного направления от грузинской столицы, всего в 40 километрах, расположены российские танки, занявшие места дислокации в Южной Осетии после трагедии 2008-го. С другого же, и тоже в считанных километрах от Тбилиси, – американские «Абрамсы» и боевые машины пехоты «Брэдли», которые будут задействованы в маневрах. Согласитесь, яркая и при этом многоговорящая картина! Она хорошо показывает, в какой непростой ситуации находится сегодня Грузия и какими выверенными, разумными, рациональными, согласованными с партнерами и доброжелателями должны быть все ее действия.   

26 мая Грузия отметит 25-летие своей независимости. На проспекте Руставели в этот день вместе с грузинскими военными будут их западные коллеги, которые привлечены к этим учениям. Завидный символизм. Всего лишь четверть века постсоветской свободы, но на долю Грузии за это время выпало столько испытаний, сколько другим странам не достается и за столетия. И ведь еще совсем недавно мы разве что мечтали о «разовом пропуске» в элитный военно-политический клуб. Приближали этот день, как могли. Я вспоминаю свою работу на посту посла в США и секретаря СНБ Грузии, когда в самом начале 2000-х гг. была осуществлена первая программа американской помощи грузинской армии «Обучи и оснасти» и в страну прибыли военные инструкторы из Америки. Сейчас же нам выписывается «регулярный абонемент» на все миссии и учения Альянса. «Грузинские военные – прекрасные бойцы», - говорят все без исключения представители НАТО.

При этом сегодняшние власти Грузии – прагматики и реалисты. Мы хорошо понимаем, что с учетом известных политических реалий в современной сложной мировой обстановке в июле на саммите НАТО в Варшаве Грузия не получит «План действий по членству» (ПДЧ). Не создаем завышенных ожиданий в обществе.

Но что будет после Варшавы? Разочарования, фрустрация, как избежать их?

Признаюсь, еще осенью прошлого года, когда я проводил встречи с западными политиками и дипломатами, мы уже понимали, что ПДЧ Грузии в Варшаве не получить. Это был откровенный разговор, и суть вопроса заключалась в том, как практически достичь результатов в обеспечении безопасности Грузии. Например, обсуждалась возможность инициировать саммит стран Восточной Европы, входящих в НАТО, чтобы конкретно и откровенно поговорить о безопасности на Черном море с учетом грузинских интересов. На мой взгляд, созыв такого форума представляется сейчас крайне важным и актуальным, особенно в свете предложения Румынии привлечь военно-морской флот Грузии и Украины к совместным с натовцами программам по Черному морю, ситуация на котором после Крыма чревата опасными вызовами.

Тогда же, во время этих встреч, мои коллеги рассуждали о том, что можно добиться внесения в коммюнике Варшавского саммита ссылки на 10-й пункт Вашингтонского договора о создании НАТО, который допускает присоединение к блоку европейских государств, вносящих вклад в безопасность и разделяющих принципы Североатлантического альянса. Так, в частности, говорилось, что, устарела запись в декларации Бухарестского саммита НАТО (апрель 2008 г., за 4 месяца до грузино-российской войны) о присоединении Грузии к блоку через ПДЧ, поэтому ее и можно заменить на этот самый 10-й параграф.

Однако, как я уже говорил, мы – прагматики и приверженцы реальной политики. Поэтому очевидно, что на нынешнем этапе нужно найти подход, приемлемый и для нас, и для тех государств Альянса, которые не желают жертвовать отношениями с Россией. Недавно в Париже на встречах в МИД Франции я четко сформулировал позицию Грузии: мы не желаем становиться для Запада новой головной болью. Наоборот, готовы стать элементом механизма решения скопившихся между Западом и Россией проблем. Тем самым, на наш взгляд, мы сможем помочь Западу в диалоге с Россией. То есть, как мы полагаем, чем лучше будут у США, у Европы отношения с Россией, тем эффективнее могут решаться в контексте и грузинские проблемы.

«Часть нашей территории оккупирована Россией. Но в то же время мы понимаем, что стратегические переговоры Запада с Россией открывают перспективы и для нас», – говорил я французским дипломатам.

Мы не случайно обсуждали это именно в Париже. Франция эффективно помогает нашей обороне. Несколько лет назад открыла школу горных стрелков в Сачхере, которая отвечает всем стандартам НАТО. В прошлом году именно во Франции Грузия закупила современные средства ПВО. Почему бы тогда саммиту НАТО в Варшаве не предоставить Грузии некий, скажем так, «компенсированный пакет» по укреплению нашей безопасности через двусторонние связи? Образно говоря, те или иные страны Альянса должны стать «Франциями» – кураторами конкретных направлений модернизации нашей обороноспособности...

Курс Грузии на европейскую, евроатлантическую интеграцию неизменен. Это выстраданный выбор нашего народа, которому нет и не может быть альтернативы. Он отвечает нашим ценностям, соответствует нашей самобытности. И вот здесь самое важное, на мой взгляд, что должно быть после Варшавы. По моему глубокому убеждению, сам процесс сближения Грузии с НАТО (или же Евросоюзом) не менее важен и полезен для нашей страны, чем очевидная окончательная цель вступления в эти организации. Процесс движения позволяет Грузии модернизировать страну с помощью американских и европейских партнеров, проводить успешные политические и экономические реформы, строить стабильное общество на основах институциональной демократии. Военная составляющая – важный компонент, но только один из прочих. Мы должны стать функциональной, содержательной, полезной для наших партнеров страной. Мои коллеги на Западе признают, что Грузия уже сегодня является площадкой демократии в этой части мира. Я же предлагаю им сравнивать нас не только с соседями, но и со странами Прибалтики, Болгарией, Румынией... 

Теперь обязательно о месте и роли России. Исторический выбор Грузии не направлен против кого-нибудь. Мне кажется, особенно это должны понять и принять именно в России.

Мы – за равноправное партнерство, но право выбирать вектор развития является суверенным. Мы готовы к добрососедству, но не за счет наших национальных интересов. Мы не можем изменить нашу географию. Мы за то, чтобы жить в мире с Россией. Но мы не хотим жить в России.

Мы не приемлем формулы, которая предлагает нам Москва: «Или с нами, или против нас». В этом же стиле, почти по Громыко, прокомментировали российские дипломаты учения в Вазиани: «Рассматриваем их как провокационный шаг, нацеленный на сознательное раскачивание военно-политической обстановки в Закавказском регионе. В немалой степени этому способствует и откровенное потакание Вашингтоном и его союзниками реваншистским устремлениям Тбилиси». Язык холодной войны!

Кстати, все коллеги в США и Европе говорили мне, что рады нашему диалогу с Россией. «Россия тяжелый партнер. Но она должна быть частью, элементом разрешения кризисов», – так они рассуждали. Согласен! Но мы суверенное государство (двадцать процентов территории которого оккупировано), в какой союз или блок нам вступать, с кем, когда и где проводить учения – наше дело. Не думать же об укреплении нашей обороноспособности мы не можем, и это, уверен, хорошо осознают в Москве.

Что касается переговорного процесса с Россией, то есть проблески позитива в Праге, где специальный представитель премьер-министра Грузии Зураб Абашидзе ведет диалог с заместителем министра иностранных дел Григорием Карасиным о гуманитарных и экономических вопросах. И никакого прогресса по самым болезненным политическим проблемам в рамках Женевских встреч по безопасности на Кавказе, где тот же Григорий Карасин, но уже в другой ипостаси. Вот такие два лица российской политики по отношению к нам.

Итак, главным итогом саммита НАТО в Варшаве должно стать укрепление нашей страны. После Украины и на фоне недавнего кризиса в Карабахе все больше западных политиков понимают: безопасность Грузии означает и безопасность Европы (кстати, и безопасность России на тех же ее южных рубежах, что в прошлом хорошо понимали российские правители).

И мы, конечно, уже сегодня достойные партнеры. Именно так – без всяких кавычек.

} Cтр. 1 из 5