Традиционные и новые вызовы безопасности в международных отношениях

15 июня 2015

Д.В. Тренин – директор Московского центра Карнеги.

Резюме: Деление проблематики безопасности на традиционные и новые вызовы и угрозы довольно условно. Традиционные угрозы – такие как трансграничная агрессия – не столько отходят на второй план, сколько меняют форму.

Деление проблематики безопасности на традиционные и новые вызовы и угрозы довольно условно. Традиционные угрозы – такие как трансграничная агрессия – не столько отходят на второй план, сколько меняют форму. Угроза глобальной ядерной войны снизилась, но процесс распространения ядерного оружия привел к тому, что эта угроза возникла в регионах, считавшихся прежде периферийными. Идеологическая борьба между коммунизмом и либеральной демократией уступила место борьбе между демократией и религиозным экстремизмом. Религиозные войны, межэтнические конфликты, вооруженный сепаратизм и ирредентизм охватывают страны и целые регионы. При этом главным источником напряженности становятся внутристрановые проблемы. Угроза терроризма, возникшая еще в XIX веке, с развитием науки и техники поднялась до глобального уровня. Наука и техника открывают новые сферы противоборства, в том числе военного – такие, как киберпространство. Ряд угроз – от эпидемий смертельно опасных болезней до последствий изменения климата – не имеет источника в человеческом обществе, но представляет опасность для человечества в целом. Глобализация проблематики безопасности, тесное переплетение внутренних и внешних факторов ведут к формированию чрезвычайно широкой и разнообразной повестки дня. В этом состоит одна из главных особенностей международной среды начала XXI столетия по сравнению с более простой обстановкой второй половины XX века.

С точки зрения эволюции системы международных отношений, рубеж между современной эпохой и ее непосредственной предшественницей – периодом холодной войны – приходится на конец 1980-х – начало 1990-х гг. Прекращение военно-политического противостояния и идеологического противоборства между Востоком и Западом, Советским Союзом и КНР; начало эпохи реформ в Китае; ускорение экономического роста в Индии; начало формирования единой Европы под флагом Европейского союза; демократизация десятков государств от Латинской Америки и Африки до Восточной Европы и Юго-Восточной Азии: эти и другие важнейшие перемены ознаменовали становление нового качества международных отношений.

Это новое качество потребовало фундаментального пересмотра проблематики международной безопасности. В течение всего периода холодной войны с конца 1940-х по конец 1980-х гг. в ней преобладали вопросы отношений двух сверхдержав, в их ракетно-ядерной, политико-идеологической, блоковой редакции. Ядерное сдерживание на различных уровнях и в различных условиях обстановки оставалось доминирующей темой. Остальные важные темы – международные военно-политические кризисы, подобные Берлинским и Карибскому; региональные конфликты с участием третьих стран, типа Ближневосточного; локальные войны, типа Корейской, Вьетнамской и Афганской; партизанские движения в Азии, Африке и Латинской Америке дополняли картину всемирного противоборства двух блоков. Обеспечение минимального уровня международной безопасности в этих условиях ставило на первый план проблемы контроля над вооружениями, прежде всего ядерными, и обеспечение стабильности на центральном фронте холодной войны – на Европейском континенте.

Быстрое завершение холодной войны на рубеже 1980-х гг. практически в одночасье изменило повестку дня в сфере безопасности. Создалась ситуация, в которой все крупные державы оказались в состоянии мира между собой, а одна из держав – Соединенные Штаты Америки – выдвинулась на никем не оспаривавшуюся тогда позицию глобального лидера-гегемона.

Ядерное оружие осталось на вооружении тех немногих государств, которые им обладали, но ядерное сдерживание с авансцены мировой политики быстро ушло на «фоновый» уровень. Баланс обычных вооружений, постоянная борьба за поддержание которого давала неослабевающий импульс гонке вооружений, с прекращением военно-политической конфронтации утратил прежнее значение. Экономические связи и финансовые потоки, не сдерживаемые более закрытыми границами и идеологическими барьерами, создали подлинно глобальное пространство капитализма. Главными проблемами безопасности с начала 1990-х гг. стали формирование партнерских – а в ряде случаев союзнических - отношений между бывшими противниками в холодной войне и стабилизация стран и регионов, где с распадом биполярного порядка возник вакуум безопасности. С отступлением угрозы мировой ядерной катастрофы важнейшее значение приобрели вопросы нераспространения – за пределами «признанных» ядерных держав - оружия массового уничтожения, особенно ядерного, а также ракетных и других передовых военных технологий.

Центр тяжести проблематики международной безопасности сместился от отношений сверхдержав и возглавляемых ими коалиций на отношения внутри нестабильных стран и территорий, возникших в результате распада ряда государств – прежде всего на Балканах, а также на пространстве бывшего СССР, от Молдавии до Кавказа и Таджикистана. Появился термин «несостоявшееся (или падающее) государство» (failed state). Актуальной темой в этой связи стало миротворчество – от традиционных операций ООН по поддержанию мира до усилий по восстановлению мира и принуждения к нему. Необходимость обеспечения постконфликтного урегулирования вызвало необходимость международной помощи в становлении новых государств (nation/statebuilding). Все эти усилия осуществлялись, как правило, на коллективной основе, на основе мандата Организации Объединенных Наций, в Совете безопасности которой возникло небывалое прежде единодушие постоянных членов Совета.

Это единодушие, однако, длилось не долго. Возникшие во второй половине 1990-х гг. разногласия между Россией и странами Запада во главе с США заблокировали возможность принятия согласованных решений. Миротворчество в этих условиях трансформировалось в практику гуманитарных интервенций. В области теории были предприняты усилия по модернизации международного права с перенесением акцента с государственного суверенитета и территориальной целостности на права человека. Произошел поворот от усилий по прекращению конфликта между сторонами к вмешательству в пользу одного из участников конфликта и последующему «наведению порядка». Новый мировой порядок 1990-х отличался отчетливым доминированием одной державы, «организующей» остальной мир. Военные, политические и экономические возможности США позволяли осуществлять такое вмешательство практически в любом регионе мира. Операция США и НАТО против Югославии (1999 г.), воздушные удары по Ираку, Афганистану, Судану имели, однако, серьезные последствия для американо-российских отношений. В российской внешнеполитической концепции, стратегии национальной безопасности и военной доктрине появились элементы хеджирования потенциальных угроз, исходящих от партнера.

Террористические удары по Нью-Йорку и Вашингтону, нанесенные исламистами 11 сентября 2001 г., для США стали переворотом в развитии проблематики безопасности.

Исламский радикализм и экстремизм, взявший на вооружение терроризм и выведший его на глобальный уровень, стали восприниматься во всем мире как главная угроза международной безопасности.

Возникла широкая антитеррористическая коалиция, объединившая страны Запада, Россию, Китай, Индию, Иран и многие другие государства. Поиск путей эффективного противодействия терроризму и нейтрализации социально-экономических, политических и идеологических факторов, его порождающих, стал главным направлением исследований в сфере международной безопасности.

Антитеррористичекая коалиция, однако, не долго просуществовала в широком формате. Если операция США в Афганистане, начавшаяся в октябре 2001 г., была активно поддержана практически всеми государствами, то вторжение в Ирак в 2003 г. произошло без мандата СБ ООН. При этом если критиковавшие действия США союзники – Германия и Франция – спустя некоторое время восстановили прежнюю атмосферу в отношениях с Вашингтоном, то в отношениях с Россией разногласия по вопросам международной безопасности углубились и вскоре приобрели фундаментальный характер. В то время как в США актуальным направлением исследований стали контртеррористические и противоповстанческие операции, а также нациестроительство – применительно к таким странам, как Ирак и Афганистан, – в России обозначилась тенденция к противостоянию гегемонизму США. В яркой форме эта тенденция проявилась в речи президента Владимира Путина в Мюнхене в феврале 2007 г. Проблематика безопасности, таким образом, оказалась тесно увязанной с вопросами миропорядка и мирового управления (global governance).

С другой стороны, все более тесное переплетение внутриполитических проблем с внешнеполитическими – в том числе в аспекте безопасности –привело к возрастанию роли идеологического фактора и новейших коммуникационных технологий. Вначале «цветные революции» в странах Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии в 2000–2005 гг., а затем события «арабской весны» 2011–2012 гг. и «майданная революция» на Украине 2013–2014 гг. стали возможными во многом благодаря применению протестными силами социальных сетей. При этом в Грузии, Сирии, Ливии и на Украине внутриполитические процессы привели к войнам с участием внешних сил.

Технологический прогресс создал новую сферу цифровых коммуникаций, которая стала полем не только сотрудничества и взаимодействия, но также и новых угроз. Зависимость всех современных обществ от информационных технологий заставляет искать методы противодействия различным киберугрозам и – одновременно – способы ведения наступательных операций против возможных противников. Речь сейчас идет не только о возможностях, но о реальных фактах противоборства государств в киберпространстве. Фактически впервые со времен появления ядерного оружия в 1940-х гг. появилась принципиально новая сфера применения силы в международных отношений. Обеспечение кибербезопасности, соответственно, становится одной из важнейших проблем современной международной безопасности.

Еще одним новым направлением политики безопасности является противодействие негативным изменениям климата на Земле. С 1990-х гг. идет процесс согласования усилий всех государств с целью сокращения выбросов углекислого газа в атмосферу, разрушающих озоновый слой вокруг Земли и создающих эффект глобального потепления. Несмотря на продолжающиеся научные споры вокруг причин повышения температуры Земли, сам факт повышения средней температуры является общепризнанным. Потепление способно вызвать серьезные последствия общепланетарного масштаба, такие как затопление обширных и ныне густонаселенных территорий, целых государств.

Многократно возросшая в последние десятилетия мобильность населения создала ряд серьезных проблем. Неконтролируемая миграция создает этнополитическую нестабильность в развивающихся государствах и дополнительную нагрузку на социальную сферу в развитых странах. Концентрация инокультурных элементов без их ассимиляции приводит к формированию социально-культурных анклавов, разрушающих традиционный уклад жизни и бросающих вызов ценностям принимающего общества. Во всех случаях внешняя среда оказывается источником серьезных угроз для внутреннего устройства современных обществ.

Развитие средств передвижения делает современные общества более уязвимыми по отношению к различного рода эпидемиям.

В принципе, угроза трансграничных эпидемий – одна из древнейших в истории человечества. Достаточно вспомнить Великую чуму 1348 г., существенно сократившую население средневековой Европы, или страшную эпидемию гриппа («испанку»), которая свела в могилу миллионы европейцев в 1918 г. Колоссальное снижение «болевого порога» современных обществ заставляет правительства ведущих государств заботиться о медицинской безопасности в самых отдаленных точках мира, купируя распространение эпидемий.

Развитие трансграничных связей создает также возможности для формирования трансграничных преступных сообществ. Международная преступность – от отмывания денег и торговли людьми до наркоторговли и тайной торговли оружием – оказывается тесно связанной с другими глобальными угрозами, в том числе международным терроризмом. В принципе, такая ситуация способствует объединению самых разных государств мира перед лицом грозящей им общей опасности. В реальной действительности, однако, политические разногласия, коренящиеся в различии или противоположности интересов отдельных государств, препятствуют эффективному взаимодействию.

Современные технологии привели к актуализации очень старых угроз безопасности, таких как пиратство или работорговля. В 2000-е гг. обстановка вакуума власти – и соответственно безопасности – в Сомали возродила пиратский промысел у восточных берегов Африки, для борьбы с которым пришлось создать международную коалицию в составе США и других стран НАТО, Китая, Индии, России и других стран.

Работорговля превратилась в выгодный бизнес, особенно на Ближнем и Среднем Востоке, а захваты заложников с последующим использованием их в пропагандистских целях стали одной из технологий современного терроризма.

Несмотря на перечисленные колоссальные сдвиги последних трех десятилетий, традиционная повестка дня не ушла окончательно в прошлое. Украинский кризис 2014 г. продемонстрировал, что процесс формирования многополярного мира не обязательно будет проходить бесконфликтно. Санкции, наложенные на Россию Соединенными Штатами Америки, Европейским союзом, Японией и рядом других стран, очевидно, подрывают процесс глобализации и совершенно в иной плоскости ставят вопросы экономической, а также информационной безопасности. Роль ядерного сдерживания в отношениях между великими державами вновь повысилась, при том, что число этих держав выросло. Очевидно, что возвращается – в обновленном, но в целом знакомом виде – проблематика европейской безопасности. На повестке дня стоит задача обеспечения безопасности в Азии – от Корейского полуострова и Восточно- и Южно-Китайского морей. Сложнейший комплекс проблем безопасности возник на Ближнем и Среднем Востоке. Появление исламистских образований в Ираке и Сирии, а также попытки их создания в Западной и Восточной Африке (Нигерия, Мали и Сомали) бросают новый вызов практикам и теоретикам международных отношений и внешней политики.

РСМД

} Cтр. 1 из 5