Традиционный компромисс, "вторая Ялта" или конфликт в "междуморье"

1 сентября 2014

Алексей Фененко – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН, старший преподаватель кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова.

А.В. Фененко – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН, старший преподаватель кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова.

Резюме: Сценарии отношений России и НАТО после окончания украинского конфликта

Минские переговоры между лидерами Украины, Таможенного союза (ТС) и ЕС не завершились подписанием договоренностей о прекращении огня в Донбассе. Вместе с тем они продемонстрировали, что украинская сторона начинает консультации об условиях урегулирования конфликта. Наступление ополченцев юго-востока также может сделать Киев более податливым для переговоров. Похоже, стороны начинают вырабатывать формулу компромисса, как было во время других вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве.

Но, несмотря на появление обнадеживающих сигналов, между Россией и НАТО растет напряженность. Президент РФ Владимир Путин (в отличие от своего украинского визави) не приглашен на саммит НАТО в Уэльсе. Генсек альянса Андерс Фог Расмуссен заявил о намерении НАТО выработать стратегию противостояния «российской агрессии», включая развертывание инфраструктуры в Восточной Европе. Администрация Барака Обамы жестко критикует любой шаг Москвы в украинском конфликте и обвиняет российскую сторону в нарушении Договора РСМД 1987 года. Под угрозой оказался «Основополагающий акт Россия–НАТО» 1997 года.

Летом российская дипломатия делала ставку на создание Контактной группы по Украине с участием России, Германии и Франции. Предполагалось, что Париж и Берлин выступят посредниками между Кремлем и Белым домом и предложат взаимоприемлемый вариант разрешения украинского кризиса. Такая стратегия была закономерной. В большинстве конфликтов последних 20 лет (от Боснии до Пятидневной войны 2008 года) французская и немецкая дипломатия умела вырабатывать компромисс между Москвой и Вашингтоном. Хотя условия компромисса были ближе к американским, чем российским интересам, итоговое соглашение выглядело именно как взаимоприемлемый вариант.

Для отношений России и НАТО сценарий франко-германского посредничества был бы лучшим, но вероятность его мала. Жесткая позиция кабинета Ангелы Меркель доказала, что в принципиальных вопросах Берлин поддерживает не Москву, а Вашингтон. Администрация Франсуа Олланда занимает более гибкую позицию, но по важным вопросам выступает на стороне Киева. Украинский кризис еще раз подтвердил неприятный для России факт, что между США и странами континентальной Европы сохраняется высокая степень взаимодействия. Без франко-германского посредничества Запад предстал перед Россией единым недружественным (если не враждебным) пространством. Вариант игры на разногласиях внутри Запада пока не прошел.

Менее благоприятен, но в целом приемлем вариант «второй Ялты». Это понятие придумали американские аналитики в начале 2011 года. Под ним понимали проведение международной конференции, которая определит правила игры на территории бывшего СССР, подобно тому, как Ялтинская конференция 1945 года определила раздел Европы на сферы влияния. Вице-президент США Джозеф Байден тогда заявлял, что Белый дом отвергает подобный сценарий. Однако его вероятность может возрасти в двух случаях. Первый – распространение вооруженного конфликта на другие территории Украины, например Харьковскую или Запорожскую область. Второй – экономический коллапс Украины, вызванный газовыми проблемами или деградацией ее социальной инфраструктуры.

США и Германия не заинтересованы в разделе Украины. Для них украинское государство в его нынешних границах – это гарантия невозможности восстановления СССР в какой-либо форме. Однако деструктивные процессы на украинской территории могут вынудить их пойти на участие в подобной конференции. Приоритетное место для ЕС занимают проблемы украинской атомной и химической инфраструктуры, а также судьба газотранспортной системы Украины и тех квазигосударственных образований, которые могут появиться на украинской территории. Поэтому ситуацию, когда Россия и НАТО будут вынуждены сообща решать судьбу Украины, исключать нельзя.

Вариант проведения международной конференции по Украине гипотетически может привести к замораживанию военного конфликта по образцу Приднестровья или Нагорного Карабаха. Однако для отношений России с США и странами ЕС он не сулит позитива. Если «балканизация» Украины станет неизбежной, страны НАТО постараются отодвинуть линию своего влияния как можно дальше на восток украинской территории. Последствием станет окончательный распад модели российско-германского партнерства, которая на протяжении последних 20 лет приносила Москве немалые дивиденды. Берлин выступал посредником в спорных вопросах, смягчая накал конфронтации между Россией и США и позволяя российской дипломатии маневрировать внутри западного сообщества.

Пока события развиваются по негативному сценарию разрастания конфликта между Россией и НАТО. Эксперты часто сопоставляют его с холодной войной, что не совсем верно. После 1962 года между СССР и США не было спорных территорий в Европе – соперничество разворачивалось в третьем мире. Теперь ситуация иная. Расширение НАТО на восток возродило Балтийско-Черноморскую конфликтную систему, или «междуморье»: соперничество Москвы и Вашингтона за влияние в широком поясе государств от Финляндии до Грузии и Азербайджана.

Сама программа ЕС «Восточное партнерство», породившая конфликт в Украине, ведет к территориальному переделу «междуморья». Странам ТС требуется обустраивать полноценные границы со странами – партнерами ЕС, что разморозит конфликты вокруг статуса «непризнанных» или «частично признанных» государств: Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, Нагорного Карабаха, а в последнее время и Новороссии. Между тем и Россия, и НАТО располагают военной инфраструктурой в Балтийско-Черноморском регионе. Трудно сказать, удастся ли им в случае разрастания конфликта провести мирную ревизию границ между Балтийским и Черным морями.

На этот сценарий накладывается одно тревожное обстоятельство. Нынешний конфликт в Украине российские эксперты прогнозировали с момента запуска программы «Восточное партнерство» в мае 2009 года. Однако страны ЕС старательно уходили от обсуждения этой проблемы. Сегодня реалистический диалог России и НАТО об изменении ситуации в «междуморье», по сути, блокирован. Вопрос в том, удастся ли запустить его в ближайшее время.

| Независимая газета

} Cтр. 1 из 5