В Америке главный конфликт: инсайдеры против аутсайдеров

24 февраля 2016

Майкл Линд - американский писатель, журналист, историк, старший научный сотрудник Фонда Новая Америка. Автор одиннадцати книг, посвященных внешней и внутренней политике США, двух романов и эпической поэмы "Аламо".

Борис Межуев - историк философии, политолог, доцент философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Председатель редакционного совета портала "Русская идея".

Резюме: Аудитория Трампа – это аутсайдеры правого толка. Это та же аудитория, что у Ле Пен во Франции, UKIP в Великобритании и шведских демократов в Швеции. Не надо считать их взгляды расизмом, это популистский национализм, который считает, что глобальные элиты предали национальное государство.

РI продолжает следить за сенсационными праймериз в Соединенных Штатах, которые стали более захватывающим зрелищем, чем мировой турнир по футболу. Все пока идет к тому, что миллиардер Дональд Трамп одержит победу над своими конкурентами на республиканских праймериз в штате Южная Каролина 20 февраля 2016 года. В настоящий момент Трамп превосходит по опросам в процентном отношении своего главного противника сенатора от Техаса Теда Круза более, чем в два раза. Истеблишмент явно напуган перспективами Трампа: против него мобилизованы основные телеканалы, ведущие газеты, активисты обеих партий, все семейство Бушей, наконец, сам действующий президент Барак Обама, который недавно объявил, что такой человек, как Трамп, не подготовлен к тому, чтобы занимать столь ответственную позицию, как положение хозяина Белого дома. И все же Трамп уверенно рвется к победе. Что все-таки стоит за его феноменальным успехом? Об этом мы решили поговорить с одним из самых глубоких американских обозревателей и экспертов, старшим сотрудником Фонда Новая Америка и в последнее время одним из редакторов журнала «The National Interest» Майклом Линдом.

Борис Межуев

Дональд Трамп одержал заметную победу на праймериз в Нью-Гемпшире: 35% против 15.8% у второго места, которое получил Джон Кейсик. Каковы, на Ваш взгляд, факторы этой победы? Сможет ли Трамп сохранить свое преимущество до супер-вторника 1 марта и после него? В чем состоит секрет успеха Трампа?

Майкл Линд

В США, как и в Европе, политический спектр больше не делится на левых и правых, вернее, этот водораздел не является главным. Главный водораздел проходит по линии «верхи и низы», «инсайдеры против аутсайдеров». Инсайдеры — это инвесторы, CEO и хорошо оплачиваемые профессионалы, выигрывающие от рабочей силы, которую представляют собой мигранты. Аутсайдеры – это рабочий класс, состоящий из коренного белого большинства, который выполняет плохооплачиваемые работы в третичном секторе и который вынужден конкурировать с мигрантами, готовыми работать за гроши и который вынужден адаптироваться к условиям, когда хорошо оплачиваемые работы в промышленности исчезли в связи с автоматизацией производства или его выводом за рубеж.

Аудитория Трампа – это аутсайдеры правого толка. Это та же аудитория, что у Ле Пен во Франции, UKIP в Великобритании и шведских демократов в Швеции. Не надо считать их взгляды расизмом, это популистский национализм, который считает, что глобальные элиты предали национальное государство.

Борис Межуев

До успеха Трампа казалось, что основным оппонентом американского истеблишмента будут консерваторы Чайной партии типа Теда Круза. В чем причина того, что люди, недовольные истеблишментом, оказались готовы предпочесть его ставленнику не стопроцентного консерватора, а почти неизвестную, с политической точки зрения, для них фигуру?

Майкл Линд

Американцы, как и европейцы, становятся все менее и менее религиозными. Это значит, что мейнстримные консерваторы уже больше не могут отвлекать внимание республиканских избирателей, которых волнуют непопулярные экономические программы и реформы, проведенные в интересах богатых, переключая тему разговора на аборт, права геев или молитвы в школах. Религиозных правых становится все меньше. И в США, да и в Европе, наблюдается резкий рост светских национал-популистских правых взглядов, которые бросают вызов традиционному консерватизму, продвигающему идеи маленького правительства и свободного рынка.

Борис Межуев

Можно ли сказать, что американский республиканский избиратель не только недоволен истеблишментом (что есть общее место), но и не полностью удовлетворен существующей консервативной альтернативой истеблишменту?

Майкл Линд

В ответ на популизм мейнстримные консерваторы уже начинают говорить об ограничении иммиграции, хотя торговлю и рынок пока не трогают. Это угрожает интересам – и, соответственно, злит – богатых республиканских доноров, которые традиционно заинтересованы в иммиграции и либерализации торговли.

Борис Межуев

Можете ли Вы назвать Трампа консерватором? Если да, к какому направлению американского консерватизма он примыкает?

Майкл Линд

Трамп – это национал-популистская версия консерватора. В прошлом это течение представлял Патрик Бьюкенен. Данная версия популизма апеллирует как ко многим республиканцам, так и к некоторым демократам.

Борис Межуев

Существуют ли у Трампа устойчивые убеждения в области внешней политики? Сможет ли он сформировать эффективную внешнеполитическую команду? Или же он обречен на маргинальность во внешнеполитическом сообществе США? Знаете ли Вы влиятельных экспертов в области внешней и внутренней политики, которые сегодня поддерживают Дональда Трампа?

Майкл Линд

В отличие от Росса Перо, который баллотировался на пост президента и также был аутсайдером в 1992 г., Трамп не смог пока что собрать команду серьезных экспертов-международников. Пока возникает такое ощущение, что он следует исключительно своим инстинктам, которые основываются на национализме и реализме.

Борис Межуев

Насколько принципиальным является отношение Трампа к России и ее лидеру? Не являются ли слова симпатии в адрес Путина, высказанные Трампом, такой же бравадой, как и его известные антифеминистские и антимусульманские высказывания?

Майкл Линд

Я бы не рассматривал заявления Трампа в качестве утверждений, имеющих зачатки системного подхода.

Борис Межуев

Насколько серьезно испуган истеблишмент феноменом Трампа и, кстати, Сандерса? Можно ли ожидать очередных попыток ограничения демократии в случае победы истеблишмента, например, выведения определенных вопросов регулирования экономики на транс-атлантической уровень, введения новых избирательных фильтров ?

Майкл Линд

Трамп представляет собой более серьезную угрозу для истеблишмента, нежели Сандерс. Сандерс всего лишь хочет, чтобы в США были более щедрые программы социальной помощи, типа тех, что существуют в северной Европе. Трамп же ставит под вопрос массовую иммиграцию и свободную торговлю – эти две идеи дружно поддерживают и продвигают элиты обеих партий.

Я не думаю, что американскую политическую систему ждут структурные изменения. Наоборот, элиты обеих партий скорее всего постараются успокоить популистов, усвоив некоторые их идеи: для правых это будет ограничение иммиграции, а для левых это будет увеличение размера государства всеобщего благоденствия.

Борис Межуев

Ожидаете ли Вы еще каких-то неожиданностей в ходе предвыборной кампании в виде присоединения к ней каких-то неожиданных фигур типа бывшего мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга?

Майкл Линд

Блумберг – кандидат истеблишмента, и его взгляды близки к центристским взглядам демократа Хиллари Клинтон, так что я не думаю, что он выдвинет свою кандидатуру в том случае, если Хиллари получит номинацию от партии. Если же в финал выйдут Дональд Трамп от республиканцев и Берни Сандерс от демократов, тогда Блумберг может баллотироваться. Однако история независимых кандидатов в США говорит о том, что это очень сложное предприятие.

Русская Idea

} Cтр. 1 из 5