В поисках лобби

5 октября 2017

Андрей Сушенцов – кандидат политических наук, руководитель аналитического агентства «Внешняя политика», директор программ «Валдайского клуба», доцент МГИМО (У) МИД России.

Резюме: О российском бизнес-лобби в Европе и США

Тема российского вмешательства в американские выборы продолжает тревожить западные СМИ. Накал страстей нешуточный. Американская пресса активно продвигает угрозу российского лоббизма интересам США. Утверждается, например, что в ходе выборов на российские деньги была оплачена часть политической рекламы в социальных сетях, направленная против демократов.

В действительности Россия не обладает разветвленной и организованной системой лоббирования в США. Попытки продвижения интересов российских компаний носят эпизодический характер и ограничиваются отдельными мероприятиями. При этом рыхлая система лоббирования российских интересов в США объективно отстает от набирающей масштабы международной экспансии отечественного бизнеса. Американская политическая система основана на состязании интересов и открыта к разнообразным влияниям. Учитывая значительный интерес России в формировании благоприятного бизнес-климата, было бы неразумно продолжать игнорировать лоббистскую деятельность на американском направлении.

Большинство крупных российских компаний адаптировались к работе в условиях санкций и даже смогли нарастить свое присутствие на мировом рынке. Особенно впечатляющие успехи в сфере энергетики. Так, «Роснефть» выкупила второй по величине нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) в Индии, куда поставляет собственную нефть из Венесуэлы. Эта производственная цепочка открывает для нефтяного гиганта растущий рынок АТР. «Росатом» заключил серию контрактов по строительству АЭС в Турции, Венгрии, Финляндии, Иордании, Иране и Бангладеш. «РУСАЛ» подписал ряд долгосрочных контрактов на поставку алюминиевой катанки из сплавов новой серии на рынки Европы и США. Активно ведут экспансию на международном рынке отечественные digital-гиганты «Яндекс» и «Лаборатория Касперского».

Закрепившись на рынках ЕС и США, российские компании начинают задумываться об адекватном представлении своих интересов в местном экономическом и политическом сообществе. Хорошим примером является деятельность «Роснефти» на германском направлении, которая в этом году открыла офис дочерней компании в Берлине. Несмотря на санкции, за четыре года «Роснефти» удалось увеличить поставки нефти в ФРГ почти в два раза. Корпорация стала участником немецкого нефтеперерабатывающего рынка, вложив более €300 млн в модернизацию немецких НПЗ.

Интересна и тактика компании по закреплению своих позиций в Германии. В пятницу стало известно, что бывший канцлер ФРГ Герхард Шрёдер вошел в совет директоров компании и стал его председателем. В годы пребывания на посту канцлера Шрёдер стремился к установлению тесных экономических связей с Москвой, действуя в духе восточной политики Вилли Брандта. Главная роль отводилась энергетике, что сделало возможным реализацию проекта «Северный поток». После истечения своих полномочий Шрёдер продолжил работать над укреплением российско-германского энергетического сотрудничества, став председателем комитета акционеров Nord Stream AG. После фактического завершения политической карьеры бывший канцлер неоднократно привлекался в качестве медиатора для разрешения споров между крупнейшими немецкими компаниями. Авторитет Герхарда Шрёдера делает его, очевидно, наиболее влиятельным лоббистом российского бизнеса в Европе.

А вот в США российский бизнес действует гораздо менее активно. Практически отсутствуют представительства крупных отечественных компаний; редкий пример в этом смысле — работавший в 2008–2012 гг. офис дочерней компании «Яндекса» в Калифорнии. При этом значимость законотворческой деятельности США для российских компаний огромна. И прямая выгода от сотрудничества с американскими партнерами очевидна. Возьмем, к примеру, проект сотрудничества между «Роснефтью» и «ЭксонМобил» по добыче углеводородов на арктическом шельфе России. В случае реализации этого проекта между Россией и США впервые в истории появится устойчивый канал экономической взаимосвязи и взаимозависимости. Но, несмотря на ежегодные запросы в адрес правительства, пока «ЭксонМобил» не может получить разрешение на продолжение этого взаимовыгодного проекта.

В условиях продолжающейся антироссийской кампании в США российскому бизнесу будет трудно продвигать свои интересы напрямую или при посредничестве лоббистских фирм. Подозрения американских политиков вызывают даже осторожные предложения по пересмотру отдельных аспектов санкционного пакета. В сложившейся ситуации российским компаниям остается представлять свою позицию как часть более широкой повестки дня. Например, путем формирования консорциумов с местными компаниями и продвижения совместной экономической и социальной программы. Именно так выстраивает свою стратегию «Роснефть» в Германии или «Росатом» в Финляндии.

Другая возможная стратегия в работе с американским конгрессом — объединение усилий с отдельными национальными лобби в США, например с влиятельными армянским или произраильским. В этом плане показателен опыт украинской диаспоры в США. Не обладая большой численностью и ресурсами, она активно продвигает собственные интересы через лоббистское объединение коалиции диаспор стран Центральной и Восточной Европы. Результатом этой работы в последние годы стало принятие конгрессом США целого ряда антироссийских законодательных инициатив.

Российским компаниям предстоит проделать большую работу по формированию инфраструктуры лоббистской деятельности в США. Постепенно придется избавляться и от легенды о «русском вмешательстве». Целевая перспектива — достичь такого уровня принятия местным сообществом, чтобы в состав совета директоров вошла крупная фигура с политическим прошлым. Например, бывший глава «ЭксонМобил», госсекретарь Рекс Тиллерсон, который сейчас, как известно, «попал в плохую кампанию». То, что получилось в Германии у «Роснефти» с Герхардом Шрёдером, вполне может повториться и на других рынках. Однако для этого нужны последовательные и целенаправленные усилия.

IZ.RU

} Cтр. 1 из 5