Война идеологий – технологии принятия решений

21 октября 2018

Андрей Ильницкий – член Совета по внешней оборонной политике (СВОП).

Александр Лосев – член президиума СВОП.

Резюме: Карл фон Клаузевиц в своей книге «О войне» писал: «Цель любой войны – это мир, комфортный для победителя». Очевидно, что ядерный мир в случае конфликта ни для кого комфортным не будет. Ядерное сдерживание сегодня, пожалуй, главный фактор обеспечения глобальной стабильности.

Карл фон Клаузевиц в своей книге «О войне» писал: «Цель любой войны – это мир, комфортный для победителя». Очевидно, что ядерный мир в случае конфликта ни для кого комфортным не будет. Ядерное сдерживание сегодня, пожалуй, главный фактор обеспечения глобальной стабильности. Как справедливо заметил почетный председатель СВОП Сергей Караганов: «Мир объективно живет, и еще долго будет жить в предвоенном состоянии. В этой ситуации опора на ядерное сдерживание оказывается спасением. Стоит сказать себе и миру правду: мы не выживем без ядерного оружия, сколь бы опасным оно ни было…».

В такое предвоенное состояние вводят мир Соединенные Штаты, теряющие свою гегемонию. Россия и Китай наращивают влияние на мировые процессы, поднимаются остальные государства БРИКС. Европа из союзника становится конкурентом США. Чтобы сохранить гегемонию и возможность для американских корпораций в следующие десятилетия получать миллиардные прибыли, Америке необходимо сдерживать развитие всех остальных стран, в том числе с помощью силы, оказывая экономическое и военно-политическое давление, а также провоцируя конфликты.

У Соединенных Штатов есть опыт получения прибыли от войн. После 1991 г. американское управление мировыми процессами шло через мощную идеологию неолиберализма и неоконсерватизма, подкрепленную экономическим и политическим могуществом гегемона. Следует ожидать смены стратегии противостояния. Новая война будет долго и тщательно готовиться для обеспечения быстрой победы. Об этом откровенно говорится в «Концепции быстрого глобального удара» и в Стратегии национальной обороны США. Западные державы стремятся избежать прямой военной конфронтации, поскольку Россия в состоянии нанести неприемлемый для них ущерб, потому вероятность ядерного конфликта низкая. Война будет иной.

Война XXI века – это война трех К: Когнитивная, Кибернетическая, Кинетическая (конвенциональная). Сначала разрушить волю к сопротивлению, затем взять под контроль все критические сферы государства и экономики, объекты и инфраструктуру, после чего точечными ударами уничтожить «опасные объекты» возможно ядерным оружием ограниченной мощности (о чем указывается в новой доктрине ядерных сил США). И порога для развязывания у такой «Войны ККК» нет. Идет поиск уязвимостей, а затем последуют атаки на уязвимости. Блицкригу будет предшествовать длительная подготовка. Кибератаки, скорее всего, произойдут на следующем этапе противостояния, поскольку сейчас они будут парироваться и только разозлят ядерных противников Запада.

Началась когнитивная война и атаки на сознание людей, на духовные ценности и символические области. Цель такой войны состоит в том, чтобы повлиять на моральный дух населения и сплоченность нации, подорвать политическую стабильность, уменьшить волю к сопротивлению и, в конечном счете, вынудить элиты снова капитулировать перед Западом. Фактический демонтаж российского государства, превращение его в провалившееся государство, наподобие Украины, деморализация общества и поражение в новой холодной войне гарантирует Западу отсутствие ядерного ответа со стороны России.

 

Идеология победы

Противоположность уязвимости – это «живучесть системы» – важное понятие военной науки. Базовое ядро должно сохранить способность функционировать при любом воздействии и в случае повреждений и ущерба оперативно восстанавливать возможности выполнения задач и жизнедеятельность всей системы.

Ядром, сердцем каждой - нации являются её культура, история, язык, традиции, ценности и цели. А еще - совокупность взглядов, отражающих интересы всех слоев общества, то есть идеология. Для того чтобы подорвать живучесть и разрушить нацию, не вступая с нею в прямое военное противодействие надо разрушить её нравственное и идеологическое ядро, определяющее политику и целеполагание.

Эрнест Ренан писал: «Нация это ежедневный плебисцит», а Ортега-и-Гассет продолжал: «Да, плебисцит, но по какому вопросу плебисцит? Это плебисцит по вопросу о будущем». Нацию создает образ ее будущего. Не абстрактное будущее, которое когда-нибудь нас настигнет с фатальной неизбежностью, а будущее как достижимая цель, как проект или национальная идея. Имеющиеся технологии и вооружения, способные нас защитить – сегодняшний день. Образование даст нам увидеть завтрашний день России. Наука – послезавтрашний. Тысячелетний исторический опыт человеческой цивилизации показывает, что экономика и естественные потребности людей далеко не всегда первичны для социальных обществ, наций и государств. В основе политических и идеологических доктрин, миропонимания и системы знаний, ценностей и взаимоотношений лежит дух нации – особая философия существования нации, которая как раз и создает цели, идеалы и нормы. Философия формирует идеологию, а идеология, в свою очередь, вырабатывает систему ценностей, императивы общественной жизни, механизмы контроля и средства реализации целей, то есть политические доктрины. Идеология – это путеводитель нации из вчера и сегодня – в завтра и послезавтра. Если образа будущего у нации нет, то у вас не будет и нации и государства. Если у нации есть идеология и целеполагание, поддерживаемое культурой, наукой и системой ценностей – у нации есть будущее.

 

Прорыв в будущее

В обороне, в осаде – войну не выиграть, когнитивную, в том числе. Нужно концентрироваться и идти в контратаку. Президент Путин поставил задачу технологического прорыва: "Если мы не сделаем этот прорыв… мы тогда безнадежно отстанем! И у этого будут очень тяжелые последствия…».

 С кем и с чем идти? Как, говоря военным языком, как спланировать стратегическую операцию и собрать силы на прорыв в будущее? Как сконфигурировать это пространство и мобилизовать внутреннюю энергию общества в момент, когда патриотический подъем от возвращения Крыма, спортивных достижений, акций Бессмертного полка, побед в Сирии накрывает волна пессимизма из-за экономического кризиса, роста налогов, шоковой пенсионной реформы и плохо оформленных политических решений?

Очевидно, что в условиях агрессивного внешнего окружения, попыток изолировать и уничтожить Россию прорыв может быть осуществлен лишь в опоре на образ будущего и при поддержке всего общества. Необходимо идеологическое обеспечение технологического прорыва и экономического роста – переосмысление коллективной идентичности, выбор пути из вчера в завтра – того, что заставит нас меняться, оставаясь самими собой.

Британский историк Арнольд Джозеф Тойнби: «Причины гибели больших империй – неадекватность восприятия правящих элит». Бегство капитала и самоустранение части элит от общего дела по обустройству страны – сегодня сродни предательству, за которым может последовать катастрофа и хаос, как это было в начале 90-х и в 1917 году.

Уклониться от информационной войны мы не можем, тем более что Запад подкрепляет ее экономической санкционной войной, осуществляя управление бизнес-элитами через негативные ожидания и санкции. Соответственно для России начинает приобретать все большее значение контроль над российской промышленностью и финансовой сферой, рынками и движением капитала, становится первоочередной задачей защита основных человеческих, материальных и научных ресурсов. И очевидно, что государство обязано контролировать одновременно и экономическое и информационное пространство как внутри себя, так и в своем окружении, выстраивая систему экономических и политических отношений с другими государствами на основе взаимовыгодного сотрудничества. Политические элиты и бизнес должны видеть свое будущее исключительно с сильной Россией.

 

Патриотизм - идеология принятия решений

Информационную войну надо выигрывать. Для этого необходимо завладеть инициативой и формировать собственную повестку. Пассивная оборона ведет к поражению. Под какими лозунгами идти в наступление? Чем мотивировать граждан? Здесь нужна политическая воля и ясность. Идеологии нет в Конституции РФ, но на самом деле идеология существует. Это – патриотизм. «У нас нет, и не может быть никакой объединяющей идеи кроме патриотизма», – указывал президент Путин. К сожалению, большинство чиновников восприняли это как декларацию. Между тем, патриотизм – это не только идеология служения Отечеству, это еще и ключ к технологии принятия решений, которые должны пронизывать все действия и функции государства и его служащих.

В идеологической работе как нигде нужна вдохновенность, ясность и ... простота! Простое решение – оно и есть самое сложное. Простота – это ясность, честность и внятность цели, смысл и ответственность. Простота – это высокоточное ментальное оружие! Сложностью не вдохновишь и не поднимешь людей в атаку, не обеспечишь победу, в том числе и в когнитивной войне.

Нужна новая предельно ясная наступательная политика обеспечения информационной безопасности основанная на патриотизме и ценностях служения Отечеству, всему обществу, всем людям, в том числе и будущим поколениям наших граждан. Главная цель политики – формирование собственной позитивной и понятной всем повестки, заполнение информационного пространства своим контентом. Её тактика – работа на упреждение, создание смыслов, как на внешнем, так и на внутреннем контуре, недопущение смысловых пустот, которые тут же заполнят фальшивыми новостями наши оппоненты. Необходимо формирование системы информационной и кибербезопасности, где надежная психологическая оборона, основанная на нравственных ценностях сочетается с активным идеологическим наступлением на всех фронтах.

Необходимо дать понять Западу, что победа над Россией в информационной войне – это химера, которая не обеспечит им комфортный мир. Удар по христианской цивилизации, закрепление в сознании российских граждан стойкого образа Запада как врага, выталкивание богатой интеллектом, территорией и ресурсами России на Восток в орбиту Китая обернется для Запада негативными последствиями.

У России есть исторический шанс победить в информационно-идеологической войне, так как ключевые проблемы будущего мира – это проблемы обеспечения большей справедливости для всего мира и всех стран. Ветер дует в наши паруса, поскольку справедливость находится ближе к нашей многополюсной ценностной глобальной платформе, чем гегемонистской американской.

Наши базовые ценности традиционны: духовность (семья, нравственность, религия), державность (сильное государство со славной историей и великим будущим) и суверенитет (независимость во внешних делах и верховенство государственной власти в внутри страны).

Очень мало стран на нашей планете имеют реальный суверенитет. Суверенитет США – суверенитет гегемона, желающего всегда быть № 1 в мире. Трамповское «Make America Great Again» (“Вернём Америке величие”) – здесь всё просто и понятно. Суверенитет Китая – это суверенитет развития с масштабом на столетие. Си Цзиньпин: «Поколение за поколением мы будем покорять новые высоты».

Суверенитет России – пока охранительный суверенитет. Хорошо для текущего момента, но недостаточно для будущего. В нем пока нет ясно и просто сформулированного масштабного и привлекательного проекта «городу и миру». Это сдерживает развитие нации, тормозит рост экономики и снижает привлекательность сотрудничества с Россией для других стран. Отсутствие цели и образа будущего затрудняет наш прорыв, несмотря на определенные достижения. «Стратегические просчеты невозможно компенсировать тактическими успехами», писал Клаузевиц.

У России очень мало времени на то, чтобы сформировать собственный образ будущего, чтобы прекратить быть источником сырья и рынком сбыта для иностранных производителей, а превратиться в интеллектуально-технологический центр мирового уровня в новом технологическом укладе. Государственная программа вооружения до 2025 г. имеет десятилетний масштаб. Она обеспечит безопасность страны и наше технологическое лидерство в военной сфере примерно до 2035 года.

Для прорыва в будущее необходимо уже сейчас создавать стратегию идеологического перевооружения, ценностную политику, основанную на высвобождении внутренней энергии общества. Без стратегии, без активной идеологической политики – войну сегодняшнего дня – войну идеологий – не выиграть. Мы это понимаем. А мы намерены побеждать.

} Cтр. 1 из 5