Вот такой он, форум

24 января 2018

Виктор Москейра - генеральный секретарь Конфедерации профсоюзов стран Северной и Южной Америки (TUCA).

Резюме: Мир во имя бизнеса а-ля Давос рухнул. Экономика снова должна работать на человека.

Ежегодный 48-й Всемирный экономический форум в Давосе пройдет в переломный момент времени. Девиз этого мероприятия гласит: «Создание общего будущего в разобщенном мире». И тут перед нами возникает вопрос: а кто или что привело к «дроблению» нашего мира?

В 1971 году основатель форума Клаус Шваб организовал первую встречу в месте, где разыгрываются главные события выдающегося произведения знаменитого немецкого писателя Томаса Манна «Волшебная гора». В романе 1924 года описаны вызовы, вставшие перед цивилизованным миром в преддверии больших и трагических событий (действие происходит накануне Первой мировой войны). Однако адептами идеи Шваба стали генеральные директора крупных концернов, мотивация которых заключалась в желании расширить пределы своего бизнеса в 1970-е годы.

Так форум превратился в место встречи представителей крупного бизнеса с важнейшими субъектами принятия политических решений со всего мира с целью выработки повестки дня на будущее. Он вырос из необходимости инициировать дискуссию между «миром бизнеса» и «миром политики» о новом мировом порядке. Его появление совпало с распадом мирового устройства, ставшего результатом договоренности после окончания Второй мировой войны, когда «золотые стандарты» были установлены США, а с экономической стагнацией, сопровождавшейся инфляцией, с помощью кейнсианских подходов справиться было невозможно.

Форум шаг за шагом пропагандировал неолиберализм в качестве нового рецепта экономического успеха, а также либерализацию потоков капитала и торговли как не поддающиеся сомнению догмы правильной глобальной политики руководства.

Подход крупных предпринимателей и субъектов принятия политических решений основывался на убеждении, что бизнес открывает путь к прогрессу, а потому необходимо создание климата доверия для инвесторов. Общественные и государственные деятели, олицетворявшие процветание капитализма в течение блестящего тридцатилетия после Второй мировой войны, предоставили для этого площадку.  Они считали, что экономика слишком важна, чтобы отдать ее на откуп демократическим прихотям. Таким образом, политики целиком и полностью встали под знамена идеи, что политика должна ориентироваться на уже существующие правила свободного рынка, ибо, по словам Маргарет Тэтчер, «этому нет альтернативы». Эти правила были установлены сообразно представлениям инвесторов.

Ряд институций, не находившихся под общественным контролем и не подлежавших народному волеизъявлению, в том числе независимые центральные банки, Международный валютный фонд, рейтинговые агентства и Всемирная организация торговли, впоследствии занялись экономической политикой.

Простого гражданина, живущего на свой заработок и регулярно избирающего своих демократических представителей, надлежало убедить в том, что отдельные экономические проблемы и факторы выходят за рамки его решений, ибо являются чем-то наподобие явлений природы. Такой цели и достигли участники форума в Давосе. Крупные концерны действовали, руководствуясь лишь своими инвестиционными интересами, и ничто не могло сбить их с этого курса. Даже состояние, близкое к коллапсу, гигантского хедж-фонда Long Term Capital Management -Fonds (LTCM) в 1998 году. Примечательно, что LTCM находился под управлением Роберта Мертона и Майрона Шоулза, исследователей-ученых Гарвардского и Стэнфордского университетов, которые годом ранее своими эконометрическими моделями доказали «рациональность» финансовых деривационных систем и стали лауреатами Нобелевской премии по экономике. Это было крайним проявлением необузданного капитализма, следствием разгула которого стал крах LTCM, который чуть не вверг весь мир в пучину глобального кризиса. Но лауреаты не вернули полученную ими премию, равно как и «давосцы» не поумерили свой идеологический пыл, а потому турбулентные завихрения продолжились. Пока не произошел мировой финансовый кризис в 2007 и 2008 годах.

С 1999 года у ворот Давосского форума собираются люди, чтобы выразить свой протест против мировоззрения, которое олицетворяет этот форум. Движение носит название «Другой Давос». С 2001 года приверженцы альтернативной глобализации («альтерглобализма») параллельно Давосу проводят свой Всемирный социальный форум в бразильском городе Порту-Алегри, на котором обсуждают альтернативные решения. Форум в Давосе в качестве жеста доброй воли пригласил на свои дебаты представителей антиглобалистких движений, во встрече приняли также участие демократические политики. В 2003 году бразильский президент Лула поехал прямо с форума в Порту-Алегри на форум в Давосе. И как же отреагировали «давосцы» на предложения Лулы ограничить свободу передвижения капитала, устранить «райские налоговые регионы» и создать глобальный фонд по борьбе с бедностью? Вообще никак. «Проблема» форума в Давосе остается неизменной с 1971 года: его цель состоит в структурировании общественного развития и управлении политическими решениями бизнесом.

Форум несет свою долю ответственности за «раздробленный» мир, которого сам боится.  Дональд Трамп и Брексит, всплеск правого экстремизма в Европе и других частях мира, а также растущая геополитическая напряженность – все эти тенденции изобличают мнимость «успеха» усилий по созданию мира в соответствии с ошибочными «рациональными ожиданиями» крупного бизнеса и концернов с их девизом «Этому нет альтернативы», оказывающимися горькой ложью. Уверенная в своей правоте или даже преимущественная часть населения отказывается от демократической интегративной политики и поддается на уловку авторитарной политики, использующей в качестве инструмента страхи и травматические переживания. Эта политика направлена против мигрантов, маргинальных, экономически слабых слоев населения и против других стран, на которых возлагают вину за бедственное социальное и экономическое положение. Все это является трагическим последствием извращенной идеологии, продвигаемой экономическими боссами и политиками, которые нынче отметают свою ответственность за эти последствия.

Повестка дня глобализации, по мнению лауреата Нобелевской премии Джозефа Стиглица, «определялась бизнесом за закрытыми дверями. Это была повестка дня, составленная крупными транснациональными концернами для крупных транснациональных концернов, причем за счет наемных рабочих и обычных граждан по всему миру». В опубликованной недавно статье под выразительным названием «Глобализация нашей неудовлетворенности» он же констатирует тот факт, что «одной из целей глобализации было ослабление переговорных позиций рабочих. Все, чего хотели концерны, – более дешевая рабочая сила, все равно, где и как».

Так как мы с самого начала пострадали от этого ошибочного развития, у нас, профсоюзов, имеется простое и недвусмысленное предложение по преодолению такого «раздробленного мира». Цель заключается в новом обустройстве политической и экономической жизни в соответствии с критериями социальной инклюзивности и сосуществования. Этого можно добиться лишь при условии, что демократия снова обретет свои суверенные права в сфере экономики. К тому же чрезвычайно важной остается возможность демократического принятия решений обществом в составе многосторонних организаций, устанавливающих международные правила игры. Первейшей задачей станет взлом черного ящика экономики, пребывающей в руках ростовщической финансовой экономики под управлением давосских «игроков». И разве нельзя себе представить обсуждение этого вопроса в рамках Всемирного экономического форума?

IPG – Международная политика и общество

} Cтр. 1 из 5