Африканский разворот

30 мая 2013

Как кризис в Мали изменил политику Франции

Жан-Пьер Мольни – зам. директора Института международных и стратегических отношений (IRIS), Париж.

Резюме: Главная трудность для Парижа в Мали заключается в том, чтобы заставить европейских партнеров понять, насколько важна стабилизация Сахеля.

11 января 2013 г. президент Олланд заявил в телеинтервью об «оказании французской армией поддержки войскам Мали» в их попытке остановить продвижение на юг страны экстремистских группировок АКМ, ДЕДЗА и «Ансар ад-Дин». Франция вступила в войну в Республике Мали. Внезапность операции и высокопарность, с которой говорил о ней глава французского государства, достойны удивления. Чем объясняется начало военной акции?

ПОЛИТИКА НЕВМЕШАТЕЛЬСТВА В АФРИКЕ

Операция в Мали стала для французов полной неожиданностью. Последние 15 лет Франция предпринимала попытки пересмотреть свою африканскую политику, нормализовать ее – в общем, перестать быть жандармом черного континента. Критика т.н. «франкафриканской» политики, которая сочетала авантюризм с поддержкой авторитарных режимов и коррумпированных лидеров, шок от руандийского геноцида 1994 г. (хотя официальная реакция была сдержанной) в конце концов возымели действие. В события 2002 г. в Республике Кот-д’Ивуар Париж был втянут против своей воли, сначала выступив в роли посредника, а уже потом оказав помощь в восстановлении законного порядка. Франция также пыталась ограничить участие в военных акциях Евросоюза, как это было в 2006 г. в Демократической Республике Конго, где контингент европейских сил EUFOR содействовал организации выборов, или в ходе операции того же EUFOR в Чаде по защите гражданских лиц (2007 год). В первом случае Париж отказался от руководства операцией в пользу Германии, во втором выдвинул условие – французские силы должны были составлять не больше половины контингента, необходимого для проведения миссии.

Необходимость корректировки африканского курса была официально признана двумя крупнейшими политическими партиями Франции – Союзом за народное движение и социалистами. Поэтому после избрания Николя Саркози президентом республики (2007 г.) он объявил о намерении пересмотреть условия военных соглашений с рядом африканских стран и сделать эти договоренности достоянием гласности. Целью инициативы было, во-первых, добиться большей прозрачности во французской политике по отношению к Африке, и во-вторых, отказаться от безоговорочного участия во всех военных операциях, направленных на защиту действующих режимов.

Кроме того, во время подготовки т.н. «Белой книги», посвященной национальной безопасности и обороне (2008 г.), и разработки новой редакции этого издания, которое должно выйти в конце февраля 2013 г., активно дебатировался вопрос о французских военных базах в Африке. По мнению авторов «Белой книги», сокращение числа баз в Африке с четырех до двух позволило бы сэкономить бюджетные средства и одновременно, с открытием базы в Абу-Даби, переориентировать французскую военную политику в сторону Ближнего Востока.

НЕУДЕРЖИМЫЙ РОСТ ВНЕШНЕЙ УГРОЗЫ

Еще до выхода в свет предыдущего издания «Белой книги» исламистские группировки, возникшие в результате гражданской войны в Алжире, дестабилизировали обстановку в зоне Сахеля, что создало угрозу французской безопасности. В 2008 г. опасность была реальной, но ее масштаб оставался ограниченным, она стала причиной регулярных контактов между французской и американской разведками. Для Парижа угроза приобрела материальную форму в сентябре 2010 г., когда были похищены пять граждан Франции, работавших на фирму «Арева» в Республике Нигер. После этого проявились все признаки полной дестабилизации: рост числа претензий общины туарегов к центру, коллапс центральной власти, подорванной коррупцией и не способной к управлению, расширение сети наркотрафика, вторжение исламистов, которые мало-помалу переместились на юг Сахеля, где промышляли торговлей наркотиками и захватом заложников. В период между 2008 и 2010 гг. исламистская угроза здесь стала главным источником беспокойства для Парижа, хотя он и не стремился это афишировать. Франции было чего опасаться: у нее есть экономические интересы в этой части Африки, здесь проживает большая французская община. Кроме того, Париж боится, как бы местные исламисты не нашли подражателей на территории самой Франции, учитывая рост исламофобии и экономический кризис.

Выгодное географическое положение Мали и деградация центральной власти способствуют превращению севера страны в некий «Сахелистан» – своего рода террористический анклав. Вторжение в Ливию усугубило ситуацию. Наемники из числа туарегов, воевавшие на стороне полковника Каддафи, после падения диктатора поспешили бежать из Ливии, уводя за собой отнюдь не замиренные армии. На север Мали бежало четыреста потенциальных боевиков. Далее события начали развиваться стремительно. В январе 2012 г. туареги из Национального движения за освобождение Азавада (НДОА) начинают наступление на севере Мали и практически без боя захватывают местные города. В марте 2012 г. в результате государственного переворота, организованного простым армейским капитаном, в отставку отправлен президент Амаду Тумани Туре. Этот эпизод много говорит о состоянии власти в Бамако. Тем временем исламисты из АКМ и «Ансар ад-Дин» постепенно вытесняют туарегов из администрации городов, отвоеванных у центральной власти – Кидала, Гао и Тимбукту.

ВОССТАНОВИТЬ КОНТРОЛЬ БЕЗ ВМЕШАТЕЛЬСТВА

Франция преследует двоякую цель. Во-первых, помочь малийским властям сделать их армию боеспособной, во-вторых, отвоевать территории на севере страны, захваченные исламистскими группировками. Поскольку восстановления армии Мали могло оказаться недостаточно, а главное, поскольку осуществление этой задачи требовало времени, Франция поставила перед собой цель убедить и соседей Мали, и все мировое сообщество в необходимости проведения операции по возврату захваченных повстанцами территорий силами межафриканских объединенных войск. Париж назначает в Сахель своего представителя, Жана Феликса-Паганона, поручив ему совершить турне по африканским столицам. В Западной Африке предстояло убедить местные государства в необходимости оказать военную помощь Мали; в ООН нужно было уговорить мировое сообщество поддержать создание межафриканских военных сил, но одновременно не забывать и об укреплении малийских войск.

Франции удалось добиться этого с помощью резолюций 2071 и 2085, принятых Советом Безопасности. Вторая из них, принятая 20 декабря 2012 г., содержала призыв к ООН, равно как и к региональным и интернациональным организациям, оказывать содействие малийским силам безопасности и предусматривала отправку в Мали международной миссии поддержки под руководством африканских стран (MISMA), которая должна была помочь отвоевать захваченные на севере земли.

Позиция Франции состояла в том, что в случае с Мали прямое военное вмешательство недопустимо. Подобный подход был обусловлен двумя соображениями. Во-первых, существовала опасность, что Францию обвинят в неоколониализме. Между тем она вот уже несколько лет пыталась избавиться от подобной репутации. Во-вторых, французы прекрасно сознавали, что прямое вмешательство таит в себе опасности самого разного свойства. С одной стороны, Франция считала, что африканские государства сами могут позаботиться о собственной безопасности. Атаки джихадистов угрожали больше всего таким странам, как Мавритания, Нигер, Алжир, Чад и Буркина-Фасо. С другой стороны, кризис в Мали вписывался в сложный местный контекст. Центральная власть в стране перестала существовать, атаки исламистов накладывались на требования туарегов о предоставлении автономии северу Мали – месту их компактного проживания – и вложении средств в развитие региона. АКМ, «Ансар ад-Дин» и ДЕДЗА – три экстремистские группировки, которые объединили усилия с целью захвата северной части Мали, – смогли расшириться потому, что легко находили приверженцев среди безработной молодежи. Как и в других подобных случаях, питательной почвой оказывалась отсталость страны, и в прошлом можно было найти немало доказательств того, что силовое вмешательство извне не может служить решением проблемы в долгосрочной перспективе.

Поэтому в конце 2012 г. Франция взяла курс на «политику сдерживания». К несчастью, наступление, начатое 9 января объединенными силами «Ансар ад-Дина», АКМ и ДЕДЗА (оно привело к взятию Конны, открывавшему повстанцам путь на юг, к Бамако) заставило Францию радикально изменить планы. Бамако очень скоро мог оказаться в руках у туарегов: нужно было действовать. Обращение президента Траоре за помощью к Франции и резолюция 2085 послужили легитимной базой военной операции Парижа.

ИНТЕРВЕНЦИЯ В МАЛИ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Наступление, которое было предпринято исламистами в начале января, стало реакцией на план, разработанный мировым сообществом. Повстанцы рассчитывали, что реализация предложенного Францией проекта неизбежно должна затянуться. Он включал три основополагающих пункта, которые перешли в резолюцию 2085 Совета Безопасности ООН: восстановление в Мали центральной власти путем проведения выборов, придание боеспособности малийской армии с помощью ее переобучения, создание объединенных межафриканских сил (MISMA) и их размещение в Мали. Осуществить всю эту программу раньше второй половины 2013 г. не представлялось реальным, тем более что было не очень понятно, как провести выборы на севере, когда повстанцы продолжали контролировать крупные города в этой части страны.

Время работало против исламистов. Им готовятся дать вооруженный отпор, их легитимность не признана общиной туарегов, поскольку они вытеснили НДОА. Бесчинства, которые творятся в Тимбукту и Гао во имя ложно понятых идеалов ислама, начинают вызывать недовольство местных жителей. Наступление объединенных сил АКМ, ДЕДЗА и «Ансар ад-Дина» было, таким образом, направлено на то, чтобы упредить действия мирового сообщества и, не дожидаясь прихода засушливого сезона, нанести молниеносный удар по Бамако. Расчет исламистов прост: армия Мали не в состоянии оказать сопротивление, а Франция не будет вмешиваться, судя по ее заявлениям о том, что она не заинтересована в военной операции. Парижу пришлось пересмотреть план, который он вынашивал в течение всего 2012 года. Захват Бамако исламистами означал бы необходимость гораздо более серьезных военных действий со стороны мирового сообщества; также нужно было защитить 6 тыс. французов, живущих в столице республики. Военная операция, возможность которой первоначально не рассматривалась, теперь стала настоятельно необходимой. Именно такое состояние дел констатировал президент Олланд 11 января 2013 года. Теперь остается узнать, какие перспективы ожидают Францию в Мали.

ОПАСНОСТИ БУДУЩЕГО

Интервенция была успешной. Меньше чем за три недели воздушные удары, за которыми последовала высадка четырех тысяч военнослужащих, позволили вернуть города Конна, Диабали, Тимбукту, Гао и даже Кидал, расположенный вблизи алжирской границы. Очень быстро – после первых же серьезных потерь – исламисты предпочли рассеяться по окрестностям и не вступать в открытые столкновения, избрав тактику партизанской войны. Отныне главный вопрос на повестке дня – как скоро войска Республики Мали и подразделения MISMA, начинающие прибывать в страну, смогут сменить французскую армию. Верные духу заявлений, которые делались накануне ввода французского контингента в Мали, министр обороны Жан-Ив Ле Дриан и президент Олланд продолжают твердить, что на французскую армию не возлагается задача закрепиться в Мали. Тем не менее Франция и международное сообщество столкнулись с рядом проблем.

Если говорить о безопасности, существует риск вычеркивания Мали и всего Сахеля из зоны действия законов; туда могут потянуться террористические группировки той же политической ориентации, что и «Аль-Каида». Нужно заметить, что французские власти для обозначения боевиков из «Аль-Каиды», ДЕДЗА и «Ансар ад-Дина» используют такие определения, как «террористы» и «преступники». При этом Париж преследует три цели:

• идентифицировать опасность, связанную с перспективой превращения Сахеля в прибежище террористов из близких «Аль-Каиде» групп;

• избежать акцентирования религиозного аспекта террористического движения в тот момент, когда Франция с ее большой мусульманской диаспорой столкнулась с ростом исламофобии;

• избежать вмешательства во внутриполитический конфликт между туарегами и центральной властью: вместо того чтобы вставать на сторону руководства республики или туарегов из НДОА, Франция должна помочь наладить диалог между ними. Париж извлек уроки из афганской операции, в которой действия НАТО стали восприниматься просто как защита правительства Хамида Карзая.

Для освобождения севера Мали понадобилось три недели: французы полностью справились со своей миссией. Выявленные во время операции проблемы (нехватка стратегического транспорта, беспилотных самолетов-разведчиков и средств дозаправки в воздухе) остаются нерешенными еще со времени интервенции в Ливии; если вспомнить, они рассматривались уже в программе Headline Goal в начале 2000-х гг., когда создавалась концепция Общей политики безопасности и обороны Евросоюза.

Гораздо более важным представляется военно-политический аспект, ибо он обуславливает успех проведенной операции в долгосрочной перспективе. Необходимо одновременно осуществить следующие меры:

• восстановить малийскую армию;

• поддержать межафриканские силы, которые вместе с малийской армией должны прийти на смену французским войскам;

• содействовать скорейшему демократическому избранию нового правительства Мали;

• способствовать развитию диалога между центром и туарегами для достижения компромисса по вопросу об автономии общины туарегов;

• дать импульс экономическому развитию Мали и, в частности, Сахеля с тем, чтобы ликвидировать отсталость, которая служит питательной почвой для роста исламского экстремизма вкупе с наркотрафиком.

В Мали, так же как и в Афганистане, военного решения недостаточно для ответа на новые угрозы безопасности. Если в регионе не будет создано подлинных условий для строительства национального государства, можно ожидать, что угроза исламизма, которая сегодня как будто отступила на второй план, встанет с новой остротой – каков бы ни был масштаб военного присутствия. Нужен продуманный план регионального развития Сахеля, применимый к нескольким странам региона, чтобы превратить его в зону экономического роста и избавить население от занятия незаконной торговлей и особенно наркобизнесом.

В долгосрочной перспективе нужно добиться также, чтобы на смену межафриканским силам пришли войска ООН. Бесчинства исламистов рискуют вызвать ответные действия со стороны этнических групп на юге Мали. Экстремисты попытаются углубить раскол между севером и югом, чтобы самим утвердиться в регионе: нельзя попасться в эту ловушку.

НЕДОПОНИМАНИЕ С ЕВРОПЕЙСКИМ СОЮЗОМ

Нынешняя ситуация напоминает историю со стаканом, который, по мнению одних, наполовину пуст, а для других – наполовину полон. Во Франции говорят о недостатке солидарности со стороны Евросоюза, что выразилось в почти полном отсутствии военной поддержки французским войскам. В Париже полагают, что французские солдаты в одиночку рискуют жизнью ради защиты европейской безопасности, это вызывает чувство законной обиды. Между тем французам стоило бы прислушаться к мнению партнеров по ЕС, которые считают, что Париж отстаивает прежде всего собственные национальные интересы, но, испытывая нехватку финансовых и военных средств, пытается возложить часть бремени на соседей.

Этот бессмысленный спор пора закончить, решив проблему в три этапа. Прежде всего следует обозначить позиции. Одинаково ли мы оцениваем ситуацию? Совпадает ли наша стратегия реагирования на возникающие угрозы? Вот вопросы, которые мы должны поставить перед собой в первую очередь.

На втором этапе необходимо скоординировать действия. При условии, что мы одинаково оцениваем ситуацию, нет надобности использовать одни и те же средства. Реальная проблема, стоящая перед Мали, – это политическое и экономическое восстановление страны, а не военная угроза, с которой при помощи Франции уже удалось справиться. Со своей стороны, ЕС располагает нужными ресурсами для ответа на экономические и политические вызовы, актуальные для нынешнего положения. Речь идет о гражданских рычагах Европейского союза, с помощью которых он сможет сыграть серьезную роль в урегулировании кризиса. Первым шагом в этом направлении стало решение Совета по иностранным делам Евросоюза, принятое 17 января 2013 г., об отправке в Мали обучающей и консультационной миссии, призванной содействовать укреплению боеспособности армии Мали. Но не надо останавливаться на этом. ЕС должен взять на себя заботу о развитии Сахеля: лишь это обеспечит прочный мир на наших южных границах.

Третий этап, который выходит за рамки вопроса о Мали, должен включать в себя переосмысление роли Общей внешней политики и политики безопасности как совершенно незначительного фактора в деле объединения Европы; напротив, принятие в расчет нужд безопасности всех европейских стран придаст политике Европы подлинный смысл. Следовательно, надо перестать противопоставлять политику на Юге и политику на Востоке и признать, что оба направления важны для безопасности Европейского союза.

Не столько непосредственная угроза, сколько именно политические вызовы (касающиеся в равной мере Евросоюза и Сахеля) обуславливают необходимость совместной операции стран ЕС и оправдывают решение кризиса в Мали силами именно Евросоюза, а не, например, НАТО.

МАЛИ И «БЕЛАЯ КНИГА»

Если события в Мали задержали на месяц публикацию нового издания т.н. «Белой книги», посвященной национальной безопасности и обороне, это объясняется не внесением поправок в готовый материал, а, скорее, необходимостью прямого участия многих объектов исследования «Белой книги» в управлении антикризисными действиями в Мали – например, министерства обороны. Вопрос о ликвидации военных баз в Африке отпадает; остается точно определить зоны их размещения. Франция была по существу способна одна выполнить описанную нами миссию, которая мало чем отличалась бы от аналогичных миссий 1970-х и 1980-х годов. У французов нет намерения оккупировать Мали, да и достаточного количества солдат для этого не наберется. Поэтому, с какой стороны ни посмотреть, разрешение правительственного кризиса в Мали должно перейти в руки самих малийцев. Вдобавок сложным оказалось обеспечение средствами, которые не производятся во Франции – такими, например, как самолеты-заправщики. Париж не располагает системами рекогносцировки для слежения за наземными целями. Наконец, концепция объединенных сил и общего командования оборачивается подчас долгим и мучительным процессом. Британцы выразили готовность внести вклад в операцию в сфере логистики, предоставив транспортные самолеты C17, но из соображений безопасности не захотели перевозить грузы, в составе которых были… спички!

* * *

Ситуация в Мали стала политическим и военным вызовом внешней политике и безопасности Франции. Главная трудность для Парижа заключается в том, чтобы заставить европейских партнеров понять, какое значение имеет стабилизация Сахеля. Как всякий другой кризис, события в Мали имеют свои особенности и отличительные черты. Не говоря уже о наличии террористической угрозы, Франция извлекла хороший урок из предыдущих конфликтов (Ирак, Афганистан, Ливия) и знает, что только способность международного сообщества помочь разным слоям малийского социума преодолеть проблемы может привести к приемлемому политическому решению и маргинализации экстремистских групп джихада. Франция надеется, что в результате выборов, намеченных на июль 2013 г., в Мали установится легитимная центральная власть. Наконец, определяющим фактором для разрешения этого кризиса явится экономическое развитие всех общин Мали, равно как и формирование надежных региональных армий, контингент которых должен получать достаточно хорошее вознаграждение, чтобы не быть втянутым в какие-либо нелегальные операции.

} Cтр. 1 из 5