Как спасти Украину

27 апреля 2014

Почему проблема заключается не в России

Кит Дарден – профессор Школы международной службы Американского университета в Вашингтоне.

Резюме: Украина не обретет стабильность, пока там сохраняется централизованная политическая система, в которой «победитель получает все», а в Киеве продолжает доминировать одна региональная фракция, пользующаяся поддержкой России или Запада.

Опубликовано на сайте журнала Foreign Affairs в апреле 2014 года.

Впервые с 1989 г. в Европе происходит трансформация. Россия расширяется. НАТО и Запад пытаются как-то на это реагировать. И постоянно идут разговоры о новой холодной войне. Главными действующими лицами, по мнению многих, являются Россия и Запад. Путин против Обамы, Москва против Брюсселя, авторитарный напор против демократической нерешительности. А сама территория, за которую они ведут борьбу, – Украина – остается в тени. Наблюдатели полагают, что, как и во всех крупных геополитических конфликтах, главные действующие силы находятся не на поле битвы. Сейчас им является Украина, во время противостояния Афин и Спарты это была Керкира, в ходе Тридцатилетней войны – Богемия. Противоборство происходит между великими державами.

Однако невнимание к внутренним демонам Украины отражает опасное непонимание текущих событий. Борьба между Россией и Западом – катализатор, а не причина. Главные действующие лица конфликта – субнациональные регионы. Процесс ассоциации с ЕС и в особенности протесты, репрессии и последовавшая революция обострили давние и глубоко укорененные противоречия между ними. Если Киев не разберется с регионами и не создаст более легитимную, децентрализованную систему власти, в борьбе за Украину не победит ни Восток, ни Запад. Страна просто распадется на части.

Поскольку речь идет о внутренней проблеме (а это не изменилось, несмотря на присоединение Россией Крыма, присутствие десятков тысяч российских солдат на границе и захват городских администраций пророссийскими силами на востоке страны), решить ее должна сама Украина. Ей, вероятно, не преодолеть многовековые противоречия, но пора, наконец, создать институты, которые займутся урегулированием проблемы.

Новороссия

В определенном смысле конфликт на Украине правильно называть борьбой востока и запада: восток – это Донецк, а запад – это Львов.

На стороне запада выступают четыре региона, которые до 1918 г. являлись частью Австро-Венгерской империи Габсбургов. Позже они вошли в состав Советского Союза. Более ста лет эти области являются очагом антироссийских, проевропейских настроений. Габсбурги, опасаясь польского национализма и российского экспансионизма, поощряли и культивировали там яростный национализм в школах, в обществе и в военизированных организациях. Они учили местных крестьян, которые раньше называли себя русинами, что те являются частью великой украинской нации, населяющей территорию от Карпатских гор до берегов Дона и издавна подвергающейся притеснениям со стороны русских и поляков. А кто же союзники этих крестьян в борьбе за национальное освобождение? Конечно, Европа, а конкретно – Габсбурги и Вена.

Отпечаток украинского национализма на западных регионах оказался очень долговечным. В период между мировыми войнами они были недовольны польским правлением. Украинские националисты сформировали радикальные подпольные организации, жгли польские поместья и в конце концов убили польского министра внутренних дел. Когда эти территории захватил СССР, он обнаружил там непримиримо враждебное население, которое начало масштабную партизанскую войну. В разгар ее в вооруженных формированиях состояли более ста тысяч человек. Борьба продолжалась до начала 1950-х годов. Когда Советский Союз наконец подавил повстанческое движение, бывшие члены вооруженных формирований пополнили ряды советских диссидентов и антисоветских диаспор на Западе. Они одними из первых начали протестовать против советской власти в 1980-х гг. и подавляющим большинством проголосовали за выход Украины из состава СССР в марте 1991 г. (такой результат был только в этих областях). С тех пор запад страны стал оплотом украинских националистических партий. Хотя жители этих регионов составляют около 12% населения Украины, они ведут себя непропорционально электоральному весу благодаря активным политическим взглядам, поддержке диаспор и готовности выйти на улицы с протестами.

На стороне востока выступает нынешний юго-восток Украины, исторически известный как Новороссия. Это территории, которые Российская империя аннексировала у Татарского ханства и Османской империи в конце XVIII века. На огромные малонаселенные территории переезжали жители Российской империи и иммигранты из-за границы. На самом деле город Донецк, ставший сейчас пророссийским центром, основал в 1869 г. промышленник из Уэльса Джон Юз, создатель «Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производства», для развития горнодобывающей промышленности и черной металлургии. Как в Новой Англии и Новой Франции на североамериканском континенте, эти территории заполняло разное население в надежде на обещанные земли, образование и возможность разбогатеть. Они учили русский язык и постепенно ассимилировались. Поскольку территория по-прежнему считалась украинской, украинская идентичность не казалась несовместимой с русской. Выходцы именно из этих регионов вошли в высшее руководство СССР, а не пополнили ряды недовольных. Так, Никита Хрущев начинал карьеру в Донецке, Леонид Брежнев – в Днепропетровске.

Как и территории бывшей империи Габсбургов, Новороссия сохраняет отпечаток прошлого. В результате советской политики у большинства жителей современного юго-востока Украины, за исключением Крыма, в паспортах была указана национальность «украинец», но эти украинцы в основном говорят по-русски и настроены пророссийски. На последних выборах они голосовали преимущественно за пророссийскую Партию регионов, а раньше – за коммунистов. С 1990-х гг. эта часть страны дала самых влиятельных лидеров. Бывший президент Виктор Янукович родом из Донецка, экс-президент Леонид Кучма – из Днепропетровска. Юго-восток Украины составляет приблизительно половину населения страны и производит львиную долю ВВП.

Поэтому неудивительно, что по вопросам о советском прошлом или об ориентации на Европу или Россию страна раскалывается по границам этих регионов. Согласно последним опросам, идея вступления в НАТО популярна только на западе Украины (64% «за»). Эту идею не поддерживают на юге (11% «за») и на востоке (14% «за»). То же самое касается и членства в ЕС. Если бы вопрос был вынесен на референдум – ?что вряд ли случится в ближайшее время, – «за» проголосовали бы 90% населения на западе, 29% на юге и 22% на востоке. Возможно, пытаясь найти положительную сторону в действиях Москвы, некоторые наблюдатели утверждали, что оккупация и аннексия Крыма изменит этот расклад (в конце концов, стабильность и защищенность, которую предлагает Европа, выглядят гораздо привлекательнее, когда сосед вторгается на вашу территорию), но региональный раскол слишком глубоко укоренился. Даже когда на границе сосредоточены российские войска в полной боевой готовности, жители юга и востока, по-видимому, предпочитают, чтобы российские военные защищали их от НАТО, а не Североатлантический альянс – от России.Сохранение целостности Украины

Когда в феврале свергли Януковича и его правительство, Запад приветствовал перемены как наполовину конституционную революцию. В России случившееся расценили как государственный переворот, совершенный правыми силами. Нельзя сказать, что обе точки зрения совсем неверны, но упущено главное. Для украинской политики важно, что власть кардинально переместилась от одной региональной базы к другой.

Во-первых, еще в середине февраля только 20% населения на востоке и 8% на юге поддерживали протестующих на Майдане. Вряд ли можно было ожидать, что они будут довольны такой сменой власти в Киеве. Ситуацию усугубляло то, что в новом правительстве Арсения Яценюка доминируют представители запада. Около 60% главных должностных постов (министры и выше) занимают выходцы из бывших провинций империи Габсбургов. Треть родом из Львова. И только два члена нового правительства (министр внутренних дел Арсен Аваков и министр социальной политики Людмила Денисова) – родом с юго-востока.

В этом главное отличие от кабинета Януковича, которое возглавлял Николай Азаров. В нем 75% министерских постов занимали представители юго-востока страны, 42% были из Донецкой области, родины Януковича.

Неудивительно, что пророссийские регионы взбунтовались против нового правительства, которое СМИ юго-востока называют киевской хунтой, властью Майдана или просто бандеровцами (неофициальное название партизан, действовавших против Советской власти на западе Украины). Последствия перехода власти к западным регионам были вполне предсказуемы. Сначала потерян Крым, и не только из-за присутствия российского спецназа. В начале марта подавляющее большинство украинских воинских частей на полуострове последовало примеру нового командующего ВМС Украины и перешло на сторону России. В Донецке, еще до того как пророссийские активисты захватили здания областной администрации и провозгласили Донецкую народную республику, суды отказывались действовать по запросу прокуратуры (контролируемой из Киева) и выносить приговоры протестующим. По всей Новороссии активисты выходили на улицы и захватывали административные здания, несмотря на риск арестов.

Чрезвычайная региональная несбалансированность нового кабинета министров создала условия для вмешательства России, и эту проблему нужно решать немедленно, если Украина хочет выжить. Выжить – ?самое главное. Большинство украинцев по-прежнему хотят сохранить целостность своей страны. И это хороший знак, потому что, несмотря на региональные противоречия, четкого и простого способа разделить страну нет. Управляемое единство лучше, чем насильственное разделение. Ситуация, когда регион, составляющий 12% населения, контролирует большинство постов в правительстве, – это путь к нестабильности в любом государстве, даже если рядом нет большого и сильного соседа. Учитывая, что новая власть утвердилась в результате народного восстания, а не путем выборов, что ее внешнеполитические взгляды носят радикальный характер и она оторвана от исторических центров правления и от нынешних центров материального богатства, – удивительно, как Украина вообще еще существует.

Если Запад продолжит нынешний курс, ситуация только ухудшится. Европейские и американские политики и эксперты рассматривают новое правительство как потенциального партнера, с которым можно будет наконец привести страну в западное сообщество. Они предоставили Киеву международную легитимность и финансовую помощь. Но такое перетягивание в сторону Европы чревато тем, что Украину разорвет на части. Яростный антироссийский национализм, который заставляет новое правительство двигаться в сторону Европы, ограничивает его возможность управлять.

Итак, пришло время принять некоторые неприятные факты. Проевропейское и пронатовское правительство в разделенной стране, которой к тому же угрожает военное вторжение России, – это путь к дестабилизации, а не к европейской интеграции. Просто подталкивать Украину к ассоциации с Евросоюзом и интеграции в НАТО, не заставляя Киев решать проблемы собственной нелегитимности иными средствами, кроме арестов, – это не стратегия. Это даже не игра, потому что она практически обречена на провал.

Так или иначе, власть на Украине должна быть распределена равномерно. Досрочные президентские выборы – условие необходимое, но недостаточное. Согласно последним исследованиям, только 22% населения на юге и 15% на востоке считают, что предстоящее голосование будет свободным и справедливым. Нелегитимные выборы не обеспечат легитимность. Если жители юго-восточных регионов почувствуют, что не контролируют процесс, результат не будет их интересовать. Таким образом, сначала нужно распределить власть, а потом уже избранные лидеры смогут занять посты.

Самый очевидный путь к этой цели – внесение изменений в Конституцию. Именуйте это как угодно – децентрализация, федерализация, регионализация. Название не имеет значения. Киев должен передать регионам часть очень важных полномочий, в том числе в сфере образования, языка, законодательства и налогообложения. Кроме того, должностные лица, обладающие этими полномочиями, должны быть подотчетны избираемым советам и губернаторам в рамках демократических процедур. Российский план федерализации Украины, который в реальности превратит ее в слабую конфедерацию, где центральному правительству останутся преимущественно представительские функции, – это уж слишком. Таков путь к распаду и поглощению территории Россией. Но существует вариант соглашения между украинскими регионами, который удовлетворит региональные центры власти, успокоит соседей и позволит сохранить целостность страны. Реальной альтернативы нет, и переходное правительство Арсения Яценюка постепенно начинает этот диалог. Пока на Украине действует централизованная политическая система, в которой «победитель получает все», а в Киеве доминирует одна региональная фракция, пользующаяся поддержкой России или Запада, ситуация останется нестабильной. Но если с помощью некоторых конституционных изменений удастся прийти к компромиссу, расколотое государство сможет выжить.

} Cтр. 1 из 5