Обаяние жестокости и радикализма

13 октября 2015

«Исламское государство»: от твиттера до «Дабик»

Майкл Вайсс – старший редактор The Daily Beast.

Хасан Хасан – сотрудник Института Делма в Абу-Даби, обозреватель газеты The National.

Резюме: Любым своим действиям, будь то намеренное искажение пророчеств или зверства, ИГИЛ имеет готовое оправдание. Привлекательность рисуемой им мрачной картины близкого конца света нельзя недооценивать.

Данная статья является отрывком из книги «ИГИЛ: Армия террора», которая в скором времени выйдет в издательстве «Альпина нон-фикшн». Материал любезно предоставлен издательством и публикуется в журнальной редакции.

Представители ИГИЛ постоянно говорят о том, что учитывают ошибки предшественников-джихадистов и умело противопоставляют свою пропаганду попыткам иностранной прессы сформировать негативное общественное мнение. «Не слушайте, что говорят о нас, слушайте, что говорим мы», – эта фраза не раз звучала во время наших интервью с боевиками «Исламского государства».

Бывший советник по национальной безопасности Ирака Муваффак аль-Рубаи – один из тех, кто считает, что рост популярности армии террора происходит под влиянием социальных сетей. В интервью телеканалу «Аль-Джазира» он заявил, что во многом благодаря твиттеру и фейсбуку 30 тыс. солдат иракских сил безопасности бросили оружие, сняли с себя военную форму и без боя оставили Мосул.

Возможно, аль-Рубаи несколько преувеличил, но в целом он прав. За две недели до падения Мосула ИГИЛ выпустило одно из наиболее популярных на сегодняшний день своих видео под названием «Салил ас-саварим», или «Звон мечей». Это яркая демонстрация того, что «Исламское государство» несомненно умеет создавать изощренные, точно воздействующие на аудиторию пропагандистские фильмы с использованием как раз того контента, который, как надеялись западные политики и дипломаты, должен был бы загасить общественный интерес к этой группировке.

Вот проповедник, размахивая саблей, провозглашает создание «Исламского государства» и предупреждает «кафиров» и иудеев Иерусалима о том, что джихадисты идут на них войной. После этого он разрывает паспорта. Вот мы видим так называемых «охотников на рафидитов», едущих по дороге на машинах и палящих из автоматов по шиитским солдатам, которые направлялись на воссоединение с подразделениями иракской армии. Внутри изрешеченных пулями автомобилей окровавленные трупы молодых парней в гражданской одежде. В того, кто пошевелится, стреляют. Вот другой эпизод: боевики палят в убегающего от них мужчину. Он ранен, но еще жив и говорит им: «Я водитель». Затем на фоне этого лежащего на земле раненого в кадре появляется его фотография с официального удостоверения военнослужащего Иракской армии. Его убивают.

А вот сцена, снятая в одной из мечетей провинции Аль-Анбар. Представители ИГИЛ принимают от невооруженных граждан что-то вроде прошений. Голос за кадром объясняет, что если в прошлом вы были членом аль-анбарского совета «Пробуждение» или суннитским политическим деятелем, поддерживавшим правительство Ирака, то можете «покаяться и прекратить воевать против моджахедов». В этом случае вам будет гарантировано «милосердие», и все ваши прошлые преступления забудут – но покаяние должно произойти до того, как ИГИЛ решит «взяться за вас». Также всем суннитам, которые служат в армии, полиции или «Мухабарате», рекомендуется повернуть свое оружие. «Вы держали в руках оружие и стояли в одном ряду с этими рафидитами, воюя против своих сыновей, – говорит один из боевиков, лицо которого скрыто под маской, обращаясь к собравшимся в мечети. – Мы ваши сыновья, мы ваши братья. Мы можем защитить вашу религию и вашу честь».

«Звон мечей» также демонстрирует, что ИГИЛ вездесущ и может добраться до любых врагов. Вот его агенты, одетые в форму Иракских сил безопасности, нагрянули в дом командира подразделения «Пробуждение». Теперь они «охотники на участников “Ас-Сахвы”». Когда командира хватают, он говорит, что должен позвонить в свою часть и выяснить, кто эти люди, – он опасается, что в действительности это боевики ИГИЛ. В следующем эпизоде два молодых парня, сыновья командира «Ас-Сахвы», роют яму. Они объясняют, что их отец убедил их работать на иракское правительство. Затем наступает очередь их отца копать. Когда он неловко спотыкается, моджахеды насмехаются над ним: «Что-то ты не уставал, когда был командиром “Ас-Сахвы” и работал на КПП!» Обращаясь в камеру, он призывает всех членов движения «Пробуждение» покаяться. «Я ведь сейчас копаю себе могилу», – говорит он.

А вот человека, работающего в Самарре в структуре по борьбе с терроризмом, допрашивают в гостиной его дома. Потом боевик ИГИЛ, также одетый в форму иракского солдата, приводит его в спальню и вытаскивает из платяного шкафа мундир сотрудника сил безопасности. Офицеру завязывают глаза шарфом. После этого ему отрезают голову.

Разумеется, этому фильму далеко до произведений Лени Рифеншталь, но он более чем адекватно доносит свое послание до «целевой аудитории». Это видео появилось как раз тогда, когда повстанческие группировки в восточной Сирии и Алеппо –  участники «Пробуждения» более позднего разлива – сражались с ИГИЛ. Ни у одной из этих группировок не было ничего хоть сколько-нибудь сопоставимого с фильмом «Исламского государства», чтобы продемонстрировать свою доблесть и устремленность к цели. Иракцам-шиитам, живущим в районе, куда проникло ИГИЛ, остается только пребывать в ужасе. Если же вы суннит, то какой смысл идти в солдаты или полицейские, либо избираться в совет, если только проявление лояльности поможет вам сохранить голову? ИГИЛ заявило, что его не остановить. И многие в это поверили.

Твиттер и халифат

«Звон мечей» несколько раз выставлялся на YouTube (и столько же раз его оттуда удаляли) и на файлообменных сайтах, таких как archive.org и justpaste.it, а боевики и фанаты ИГИЛ усердно продвигали его в твиттере и на фейсбуке. Это помогло не только максимально расширить зрительскую аудиторию, но и заглушить голоса противников и критиков. «Все должны знать, что мы не то, что они думают, – заявил нам медиа-активист ИГИЛ из Алеппо, и нечто подобное мы слышали постоянно. – У нас есть инженеры, у нас есть врачи, у нас есть прекрасные медиа-активисты. Мы не танзим [организация], мы – государство».

Несмотря на такую самоуверенность, пропаганда ИГИЛ страдает тем же, чем все попытки продвижения мессианских идей: она формирует ложные ожидания, что неизбежно приводит к крушению иллюзий. Шираз Майер описывает это так: «Толпы иностранных джихадистов проникают в Сирию, а через несколько дней или недель они начинают жаловаться на вынужденное безделье и скуку. В фильмах все выглядит куда драматичнее и увлекательнее».

Мы выяснили, что одним из наименее исследованных социальных медиа, используемых ИГИЛ, стало Zello, кодированное приложение для смартфонов и компьютеров, которое позволяет пользователям создавать каналы обмена аудиосообщениями. Часто используемое на Ближнем Востоке продемократическими активистами, скрывающимися от бдительного ока авторитарного правительства, Zello недавно взято на вооружение ИГИЛ и, благодаря сочувствующему «Исламскому государству» продвинутому пользователю Ансару аль-Даула аль-Исламийя, стало предоставлять пошаговое руководство по совершению байята (присяги) аль-Багдади. По существу это приложение превращает мобильный телефон в портативную рацию, посредством которой любой интересующийся ИГИЛ или ищущий способ присоединиться к нему может слушать проповеди его священнослужителей.

Будучи невероятно удобным для пользователя, Zello обрело популярность и среди юношеской аудитории. По словам Ахмеда Ахмеда, сирийского журналиста из Сахл аль-Габа, провинция Хама, два молодых парня из его деревни примкнули к ИГИЛ, послушав проповеди, передававшиеся через Zello. Мухаммед, 14-летний подросток, работавший в южной Турции, пропал при переходе границы в Баб аль-Хаве в октябре 2014 года. Ахмед обратился через фейсбук к своим друзьям и коллегам с просьбой сообщить любую информацию об этом подростке. Примерно через час Мухаммед позвонил отцу с иракской границы и сказал: «Я со своими братьями».

Услышав эту новость, отец Мухаммеда был потрясен. Позже он рассказал Ахмеду, что его сын регулярно слушал проповеди ИГИЛ по Zello. «Отец предупреждал его, говорил, что эти проповеди лживы. Но парень отвечал, что ему хочется послушать, о чем там говорят. Большинство молодых людей примкнули к ИГИЛ, наслушавшись их проповедей».

Но ИГИЛ умеет «промывать мозги» молодежи не только с помощью современных технологий. В мае 2014 г. его боевики похитили в Минбидже 153 школьника в возрасте 13–14 лет, когда те возвращались домой, в Кобани, после сдачи экзаменов в Алеппо. Этих детей несколько месяцев держали в заложниках в шариатском тренировочном лагере и отпустили на свободу только в сентябре. По словам двух журналистов из Хама, близко знающих семьи нескольких похищенных детей, некоторые подростки решили добровольно остаться и вступить в ряды ИГИЛ даже после того, как им предложили вернуться домой.

Родственник одного из таких новобранцев рассказал, что его двоюродный брат отказался ехать домой, к матери, несмотря на настойчивые советы местного эмира ИГИЛ вернуться. Мать сообщила эмиру, что этот ребенок, Ахмед Хемак, ее единственный сын и что ее муж умер, а, следовательно, по учению ислама, мальчик должен оставаться с матерью. Но подросток, переменив свои убеждения, стал практически неуправляем и ни за что не хотел порывать с движением.

Конец времен

В большинстве публичных выступлений ИГИЛ оправдывает свое существование и действия, опираясь на исламскую эсхатологию. Особенно часты ссылки на хадис, приписываемый пророку Мухаммеду и рассказывающий о последнем сражении между мусульманской армией и «неверными» в Дабике, городе, расположенном в провинции Алеппо. Это пророчество стало основой идеологии ИГИЛ, а главный ее пропагандистский журнал назван в честь места решающей битвы. В видео этот хадис цитирует аз-Заркави, а в это время на экране боевик ИГИЛ марширует, держа в руках черное знамя: «От искры, вспыхнувшей здесь, в Ираке, разгорится пламя, оно будет пылать все сильнее и сильнее, с позволения Аллаха, пока не сожжет армии крестоносцев в Дабике». Этими же словами открывается каждый номер журнала «Дабик».

Подобно своим предшественникам-баасистам, ИГИЛ умело использует то, что говорят о нем враги и люди со стороны. Например, когда в августе 2014 г. было объявлено, что бороться против ИГИЛ в Сирии будет международная коалиция, это представили как знак того, что пророчество вот-вот сбудется, тем более что вслед за этим последовало провозглашение халифата – еще одно событие, предсказанное пророком. Согласно известному хадису, Мухаммед объяснил своим последователям, что когда после него будет образован халифат, за этим последует царство насилия и тиранического правления. В конце концов, появится другой халифат, такой, как предсказано в пророчестве. И исламистские, и джихадистские организации часто использовали этот хадис для того, чтобы объяснить, что халифат придет на смену тираническим режимам в арабском мире.

ИГИЛ использует исламскую символику для воодушевления своих бойцов и привлечения мусульман, живущих за пределами его влияния. Аль-Багдади объявил себя потомком Хусейна, внука Пророка, что, по мнению многих исламских ученых, является непременным условием обретения законного права управлять мусульманами. Эти используемые ИГИЛ легенды о происхождении – важный аргумент для джихадистов. Исламисты нередко видят в ИГИЛ некую альтернативу неспешному, предполагающему постепенность подходу к построению «исламского государства» – такого подхода придерживаются, к примеру, «Братья-мусульмане». Тот факт, что ИГИЛ уже провозгласило создание халифата, означает, что самая тяжелая работа сделана. Теперь мусульмане могут объединяться и сражаться за существование халифата и расширение его границ, причем для этого даже не нужно ехать в Ирак или Сирию.

Но халифат был создан именно на этой земле. Аль-Шам – это и Дамаск, и Великая Сирия (древняя территория, охватывающая большую часть современного Леванта, в том числе и турецкий город Антакья). Пророк Мухаммед называл ее «благословенной» и «землей воскресения». Ирак и Сирия были колыбелями первых мусульманских империй, там родились и погребены многие пророки и сподвижники Мухаммеда. Кроме того, именно здесь должен наступить конец времен, как было предсказано Пророком. Весь этот символизм используется ИГИЛ как оружие, с помощью которого оно продвигает свою идеологию, отстаивает собственную легитимность среди консервативных мусульман и отвлекает их от повседневной реальности «Исламского государства».

Глянцевый джихад

Журнал «Дабик» разъясняет основную миссию и образ действий ИГИЛ сквозь призму эсхатологии. Например, введение сексуального рабства его редакторы одобрили как один из признаков наступления «последнего часа», т.е. Судного дня. Согласно хадису, конец света наступит тогда, когда «рабыня родит свою госпожу». А отмена рабства сделала бы исполнение этого пророчества невозможным. И «Дабик» заключает: «После этого становится ясно, откуда черпает вдохновение [пресс-секретарь ИГИЛ] аль-Аднани, говоря: “И вот мы обещаем вам [крестоносцам], что, с позволения Аллаха, эта кампания станет для вас последней. Она закончится разгромом и поражением, как и все ваши предыдущие кампании, только на этот раз мы будем вторгаться в ваши земли и потом, а вы никогда больше не вторгнетесь к нам. Мы завоюем ваш Рим, сокрушим ваши кресты, сделаем ваших женщин нашими рабынями, и все это с позволения Аллаха, Всевышнего. Это Его обещание нам”».

Многое из совершаемого ИГИЛ служит тому, чтобы возвещать об исполнении исламских пророчеств, в том числе взрывы святынь и сбрасывание гомосексуалистов с крыш. Один из командиров ИГИЛ, Хуссам Наджи Аллами, захваченный иракскими силами безопасности в 2014 г., издал фетву, которая предписывала уничтожение святынь в Мосуле, потому что к этому якобы призывает хадис. В одном из интервью иракской газете «Аль-Сабах» Аллами сказал, что он выпустил эту фетву в ответ на нападки со стороны «Аль-Каиды», заявившей, что ИГИЛ нелегитимно, поскольку это не тот халифат, «который был предсказан Пророком».

Любым своим действиям, будь то намеренное искажение пророчеств или зверства, ИГИЛ имеет готовое оправдание. Привлекательность рисуемой им мрачной картины близкого конца света нельзя недооценивать. Недавно Государственный департамент США создал в твиттере аккаунт «Подумай еще раз и откажись». В нем размещаются фотографии злодеяний и жертв ИГИЛ, а также соответствующие новости. Он противостоит аккаунтам, лояльным ИГИЛ, фактически занимаясь «троллингом» в отношении них. Так, когда на аккаунте @OperationJihad, который, не обращаясь ни к кому конкретно, размещает призывы к джихадистам, появилась запись: «Мы не стремимся ни к чему в этом мире, кроме мученичества; мы будем похоронены в горах, и снег будет нашим саваном», – Госдепартамент ответил: «Лучше дай сирийскому ребенку пару башмаков, чем вытаскивать его из дома в снег, чтобы искать вместе с тобой смерть». @OperationJihad не потрудился ответить.

За три дня до этого, когда весь мир приходил в себя после террористической атаки на парижских журналистов в редакции Charlie Hebdo, ИГИЛ или кем-то из его сторонников были взломаны аккаунты Объединенного Центрального командования в твиттере и на YouTube и разосланы военные документы и джихадистские угрозы, в том числе такой твит: «Американские солдаты, мы идем, оглядывайтесь». И хотя Белый дом назвал это всего лишь проявлением «кибервандализма», один из документов, опубликованных хакерами, был вовсе не безобидным: таблица, озаглавленная «Список отставных армейских генералов», содержала имена, даты выхода в отставку и адреса электронной почты генералов американской армии.

Скотт Атран – один из многочисленных аналитиков, считающих, что правительство США недостаточно адекватно отреагировало на обращение ИГИЛ к тем, кто наиболее восприимчив к ее пропаганде. «Мы постоянно слышим, что противоядием являются проповеди умеренного ислама. Я обращаюсь к членам Совета национальной безопасности: “У вас есть дети? И как они реагируют на все умеренное?”»

} Cтр. 1 из 5