Упущенная возможность как грядущая неизбежность

13 февраля 2018

Сергей Марочкин – профессор, доктор юридических наук, заведующий Лабораторией международных и сравнительно-правовых исследований ТюмГУ, директор Института государства и права Тюменского государственного университета (2013-2017).

Юрий Безбородов – кандидат юридических наук, доцент Уральского государственного юридического университета (Екатеринбург).

Резюме:

Rein Mullerson, Dawn of a New Order: Geopolitics and the Clash of Ideologies. I.B.Tauris & Co. Ltd: London, New York, 2017, i-ix; 277 pp., notes, index. ISBN 978-1-78453-972-6

Уже мало кто отрицает, что мир пребывает в состоянии беспорядка, сопоставимого с цивилизационным кризисом. Сложившиеся ранее экономические, культурные, правовые и иные социальные регуляторы перестают работать. Одной из причин происходящего называют кризис международной политической коммуникации, но проблема глубже, уверен автор книги «Начало (истоки) нового порядка: геополитика и столкновение идеологий» Рейн Мюллерсон. Авторский взгляд не замыкается в рамках одной дисциплины, а оценивает затрагиваемые события в широком социально-политическом и правовом ракурсах, охватывая политику, культуру, историю, идеологию, международное право.

Жизненный и профессиональный путь автора проходит через несколько исторических эпох, многие страны, различные сферы деятельности. Выпускник МГУ, юрист-международник, доктор юридических наук и профессор, руководитель в 1980-е гг. отдела международного права Института государства и права АН СССР, советник команды первого и последнего президента СССР Михаила Горбачёва, первый заместитель министра иностранных дел Эстонии после выхода ее из состава СССР, член Комитета ООН по правам человека, советник ООН в Центральной Азии, профессор Лондонской  школы экономики и King’s College в Лондоне, по возвращении на родину руководитель, а затем профессор-исследователь юридической школы Таллинского университета, президент ‘Institute of International Law (l’Institut de Droit International)’.

Лейтмотив книги, – мир переживает период ожесточенной борьбы между стремлением отстоять «однополярность», установившуюся после завершения эпохи социализма, и неизбежной тенденцией к многополярному миру с укреплением новых центров мировой силы и мощных государств (Россия, Китай, Индия и др.). Последние все больше влияют на мировой порядок, формирование векторов развития, создают новые центры мировой политики на фоне отчаянных попыток сохранить один центр и одну супердержаву. Сторонники последнего пути не признают многополярности и тянут назад в «однополярный век». Западные (и особенно американские) политики, как и эксперты, убеждены, что верный путь лишь один – либерально-демократический – и только они на «правильной стороне истории» (с. 2). Как результат – мир балансирует на грани двух противоположных и несопоставимых тенденций.

Начальная глава «Геополитика и международное право сквозь призму идеологии» посвящена в большей степени изучению взаимоотношений этих трех феноменов. Одного международного права недостаточно для объективного познания и оценки глобализированной мировой реальности, поскольку оно часто используется как инструмент геополитики и идеологии (с. 22). На конкретных примерах вооруженных конфликтов, на основе материалов СМИ, политических исследований профессор Мюллерсон формулирует собственное видение современного сложного мира, скрепляя его интересными оценками, выводами и замечаниями. Так, демократия – сложное по своей сути явление, оно может обретать разные формы в зависимости от истории, культуры и ценностей конкретного общества, но может и не работать в определенных политических обстоятельствах вовсе. Подобно тому как Россия и США защищают выгодные им концепции геополитики – универсальный глобализм для Америки и суверенитет и многосторонность для России, есть и два совершенно разных идеологических видения – универсализация и расширение единообразия против мировой многополярности и суверенности (с. 25).

В следующей главе «Процессы превращения мира в гомогенный и гетерогенный » автор логически продолжает предложенные рамки исследования. Речь в ней о создаваемой акторами (прежде всего политиками) субъективированной реальности, которую выдают за реальность объективированную (с. 64). Автор обращает внимание на иллюзорность неудавшихся попыток интегрировать Россию в проамериканский миропорядок: «Страны, такие как Россия, не могут быть интегрированы в международную систему на условиях, предписанных самопровозглашенным интегратором» (с. 70). Он даже акценирует свой пассаж, приведенный на с. 25, сравнивая западных либеральных демократов и марксистов: сторонники универсальной истории для человечества, будь то марксисты или либеральные демократы, склонны недооценивать различия, приобретенные во время путешествия из африканской деревни (с. 75-76).

Стремление к однополярному миру, и в частности, реализации «американской мечты для всего мира», не становится слабее. Это происходит на фоне соперничающих процессов: мир в целом медленно и болезненно становится более и более однородным, тогда как большинство обществ (стран) все больше отличаются друг о друга. Преобладающая тенденция – усугубление различий. И политика этнической, религиозной, культурной или языковой гомогенизации неизбежно столкнется с доминирующей тенденцией (с. 79, 83).

Вероятно, полагает Рейн Мюллерсон, Европе необходимы три глобальные стратегии. Прежде всего, подлинная интеграция мигрантов, которые уже есть и которые неизбежно прибудут туда; далее регулирование, контроль и сдерживание миграционных потоков путем установления внешнего контроля вдоль границ ЕС; наконец, реальные усилия по сокращению глобального неравенства, как и помощь в разрешении конфликтов, но без некомпетентного вмешательства в развивающийся мир.

Полемизируя с американским философом Дэниелем Деннеттом, который среди священных для него ценностей поставил демократию на первое место перед жизнью, любовью и правдой, автор спрашивает: неужели демократия является столь уж вселенской и священной, в самом ли деле она имеет сущностную ценность, или эта ценность на самом деле инструментальна? В этом вопросе ключ к пониманию основной идеи Мюллерсона: нет абсолютной, единственной для всех «правды», многие общества веками жили без демократии, не стремятся к ней и теперь. И попытки насильно «привить» западные либеральные ценности в других регионах мира бесперспективны. Как и вся работа, глава изобилует фактическими данными и ссылками на исследования специалистов различных профилей. Чего не хватило, так это прояснения причин гомогенизации и ее экономических, цивилизационных и иных основ.

Вопросу, занимающему умы многих «Запад против России или наоборот?» посвящена третья глава, предлагающая взвешенный подход к анализу информационного противостояния. Интересно замечание, что «языки не являются нейтральными. Язык несет в себе подсознательное мировоззрение» (с. 100). Это применимо и к международному праву. Автор перекидывает тем самым своеобразный мост, с помощью которого до западного читателя можно донести наивность и узость одно-языкового (чаще – англоязычного) представления о действительности. Информацией манипулируют везде, и одноязычие создает для такой манипуляции подготовленную среду. Весьма иллюстративен в этом отношении один из разделов «Русофобия как форма промывания мозгов». Автор выявляет причины, но делает это максимально отстраненно и объективно, и его нельзя заподозрить в особых «поддавках» России.

Вашингтон и Москва придерживаются различных взглядов на будущее мирового порядка (однополярный против многополярного). Конфронтационный подход, основанный на идее либеральной экспансии и сдерживании тех, кто сопротивляется, продолжает доминировать на Западе. И поскольку Россия не склонна, по крайней мере в обозримом будущем, к либеральным изменениям, она не может быть включена в «Европейский концерт» и подвержена, таким образом, сдерживанию со стороны НАТО и ЕС. Такая альянсо-центристская, конфронтационная и трайбалистская позиция опасна, поскольку порождает непрерывные конфликты, а также и препятствия к сотрудничеству в сферах общей озабоченности. Существование и расширение НАТО – не только яд для отношений Запада и России, это делает намного более трудной, если не сказать невозможной, координацию в вопросах глобальной важности, таких как борьба с терроризмом. Двойственная политика Вашингтона – мир, управляемый из одного центра и его гомогенизация через усугубление различий отдельных обществ – контрпродуктивна. Многие общества не поддаются, а порой неспособны соответствовать единой общественной модели (с. 113, 118-120).

Ни Россия, ни Китай не могут быть интегрированы в международную систему на условиях, определяемых и диктуемых западными альянсами и предписываемых из Вашингтона. Условия должны обговариваться, иначе серьезные конфликтные ситуации неизбежны. Пока же реальность такова, что если в 1961 г. Москва воздвигла Берлинскую стену в буквальном и фигуральном смыслах слова, то сейчас именно Вашингтон восстановил ее и подвинул на восток.

В заключительной главе «Будущее международного права» Мюллерсон ставит диагноз: «Международное право во многом более политизированный феномен, чем национальные правовые системы». Он предлагает и «лечение»: по крайней мере в сегодняшнем мире, а не в неких утопических представлениях международное право может быть основано на трех взаимосвязанных феноменах: многополярность, политическое равновесие и «концерт» сил (concert of powers) (с. 158, 161). Он очерчивает первые возможные шаги по консолидации нового многополярного сбалансированного миропорядка, исключающего какие-либо альянсы, основанного на нормах jus cogens и на реформированной ООН. Основа для эффективного международного права – многополярность – связующее звено авторской концепции и логическое продолжение его предыдущих рассуждений и утверждений.

Прослеживается развитие одной из прежних книг Рейна Мюллерсона, опубликованной им во время работы в Лондоне.[1] Международное право, особенно в наиболее «чувствительных» областях (применение силы, самооборона, коллективная безопасность, гуманитарная интервенция, R2P) не работает, если диктуется из одного центра, что противоречит самой его координационной природе. Выступая как антиглобалист и противник супергосударств, автор анализирует причины – в большей степени геополитические – фрагментации и диверсификации международного права, обращает внимание на его конвергенционный эффект, но отмечает, что мир не готов, если вообще когда-то будет готов, к международной системе наподобие Европейского союза, соответственно, и к мировому праву, в какой-то мере похожему на европейское.

Автор верно замечает, что международное право «полно неопределенности и двусмысленности». Но оно же является и утилитарной материей, в основе которой должны лежать базовые универсальные для всего человечества ценности независимо от политического устройства, религиозных догматов, культуры и т.д. Поэтому в главе не хватает конкретизации обозначенных выше трех авторских предложений о новом международном порядке.

Работа Рейна Мюллерсона представляется убедительной попыткой откровенного разговора о политике и геополитике на языке международного права. Его сложно обвинить в ангажированности или субъективизме, потому книга и ценна тем, что успешно соперничает с «черной» пропагандой, обозначает тонкую грань между объективностью и субъективностью, информированием и пропагандой.

В начале автор с некоторым разочарованием пишет о неоправдавшихся после холодной войны ожиданиях (в том числе его собственных) мира, в котором право, беспристрастно толкуемое и применяемое, будет иметь приоритет над политикой. Вместо этого право используется как средство гегемонистского доминирования либо наоборот, противостояния такому доминированию.

В 1991 г., уверен Мюллерсон, Вашингтон имел наилучшую возможность в истории человечества приблизиться к миру без войн. Получилось наоборот: супердержава порождает противостоящие ей силы. Но неизбежен новый порядок – многополярный, основанный на балансе сил и «концерте» (согласованности) властей (государств). Он воспринял бы различия не только внутри стран (как принято в западных либеральных обществах), но также и между странами. И в этом смысле был бы более либеральным, чем тот, что возник в 1945 году.


[1] Rein Mullerson, Ordering Anarchy. International Law in International Society. (Martinus Nijhoff Publishers, 2000).

} Cтр. 1 из 5