Война с неизвестной целью

3 октября 2008

Виталий Шлыков – член Совета по внешней и оборонной политике, в начале 1990-х годов заместитель председателя Государственного комитета РСФСР/РФ по оборонным вопросам.

Резюме: Действия грузинской стороны во время боевых действий представляются странными и нерациональными, если исходить из того, что Тбилиси хотел одержать победу. Но если предположить, что истинной мотивацией служило спровоцировать полномасштабный конфликт Москвы с внешним миром, все встает на свои места.

Война между Грузией и Россией вызвала во всем мире оживленную дискуссию о боеспособности Российской армии и множество разнообразных оценок военных итогов конфликта. Важно не терять пропорций в выводах. Пресса забита перечислением недочетов, выявленных в ходе военных действий, в управлении войсками и в их оснащении, недостаточном по сравнению с грузинской армией. В действительности же на основе «пятидневной войны» сделать далеко идущие выводы относительно состояния Вооруженных сил невозможно.

Если отвлечься на время от больших потерь среди гражданского населения и осады российских миротворцев, то случившееся следует охарактеризовать как вооруженный конфликт малой интенсивности с применением только обычного вооружения и вполне традиционных тактических приемов, в ходе которого не произошло каких-либо крупных сражений. Об этом свидетельствуют и данные о погибших с обеих сторон. Потери Российской армии составили: 71 человек – убитые, 340 – раненые. Тбилиси сообщил 15 сентября о гибели 168 своих военнослужащих, 16 полицейских и 180 гражданских лиц. Кроме того, 14 грузинских военных пропали без вести, а 20 человек остаются в российском плену. От подобных конфликтов прошлого (например, на Ближнем Востоке 1950–1970-х годов) «пятидневная война» отличается непомерно большими жертвами среди мирных жителей по сравнению с чисто военными потерями противоборствующих сторон.

Не очень активно велась и война в воздухе. Даже по наверняка завышенным данным Михаила Саакашвили, российская авиация совершила около 200 самолетовылетов. Для сравнения: в первой войне в Персидском заливе в 1990-м союзная авиация произвела свыше 100 тысяч вылетов; во второй войне, в Ираке (2003), – более 45 тысяч вылетов.

Наиболее драматическим эпизодом, подробно описанным в прессе, стали обстоятельства ранения командующего 58-й армией генерал-лейтенанта Анатолия Хрулёва. Во главе колоны 135 мотострелкового полка 19 мотострелковой дивизии он попал в засаду грузинской 4-й пехотной бригады при въезде в Цхинвали, лично отстреливался из пистолета и швырнул гранату. Бой с ранением Хрулёва стал достоянием гласности благодаря журналистам, которые находились в одной колонне с генералом и были спасены майором Денисом Ветчиновым, удостоенным посмертно звания Героя России. В их описании бой заканчивается разгромом усиленной батальонной группы 135 мотострелкового полка, с которой ехал генерал Хрулёв и журналисты. Саакашвили также с гордостью говорил об этом бое, в котором 4-й бригаде якобы удалось уничтожить русских солдат и ранить командующего армией.
Однако красочные описания относятся к начальной фазе боя, после чего журналисты были эвакуированы и не видели его продолжения. В действительности никакого разгрома не было, так как батальонная группа под прикрытием танковой роты капитана Яковлева организованно отошла. Более того, два танка этой роты прорвались к лагерю миротворцев, где поддержали их своим огнем. Что касается числа погибших из состава батальонной группы, то известны имена семерых военнослужащих. Из 15 бойцов роты Яковлева не пострадал никто.

Российскому руководству, безусловно, предстоит сделать серьезные выводы из военных итогов кампании, что потребует длительного анализа. Сегодня же стоит подробнее остановиться на версиях начала и хода войны, выдвигаемых противоборствующими сторонами. Это имеет принципиальное значение для оценки той политической ситуации, в которой мы теперь оказались.

ГРУЗИНСКАЯ ВЕРСИЯ

Начну с грузинской версии, широко представленной на Западе благодаря многочисленным англоязычным интервью Михаила Саакашвили и практически неизвестной у нас. В опубликованных высказываниях, на которые я буду ссылаться, грузинский президент и его министр обороны Давид Кезерашвили, разумеется, утверждали, что первой свои войска в Южную Осетию ввела Россия, а Грузия начала военные действия лишь в ответ на российскую агрессию. Вот их версия.

7 августа в 14.00 югоосетинская артиллерия открыла огонь по находившейся на территории Южной Осетии грузинской деревне Арневи, убив двух миротворцев. Югоосетинский артобстрел продолжался несколько часов. Грузины в ответ огня не открывали.

К вечеру, по словам Кезерашвили, его терпение лопнуло, и он отдал приказ на выдвижение тяжелой техники, в том числе танков, 203-миллиметровых САУ и 122-миллиметровых гаубиц, в сторону Южной Осетии. Это, утверждает он, была всего лишь демонстрация силы, а не подготовка к вторжению. Действительно, грузинские войска двигались по дорогам совершенно открыто и картинки выдвигавшихся колонн грузинской армии в тот день неоднократно демонстрировались по мировым каналам. Этот момент был зафиксирован и дипломатами-наблюдателями ОБСЕ.

В 19.00, когда грузинские части продолжали двигаться в сторону Южной Осетии, Саакашвили выступил по национальному телевидению и объявил об одностороннем прекращении огня. По словам Кезерашвили, в 22.00 югоосетинская артиллерия обстреляла грузинские деревни Сарабуки и Корта, где находилась штаб-квартира Дмитрия Санакоева, главы прогрузинской администрации Южной Осетии.

Вскоре после этого, уверяет Саакашвили, он получил сведения о концентрации российских войск у северного портала Рокского туннеля. По его словам, он тут же стал лихорадочно звонить западным дипломатам и руководителям НАТО с информацией о российских приготовлениях к вторжению в Грузию.

В 23.00 президент Грузии получил первые сообщения о том, что российские войска вошли в Рокский туннель и продвигаются на юг. В 23.50 поступило подтверждение, что российские танки появились на территории Южной Осетии.

После этого, утверждает Саакашвили, ему ничего не оставалось делать, кроме как открыть артиллерийский огонь с целью уничтожения моста в Диди Гупта и обстрела дороги у Рокского туннеля, чтобы не допускать дальнейшего перемещения российских войск. «Поступить иначе, – пафосно восклицает грузинский президент, – означало бы потерю Грузией своего суверенитета. У меня просто не осталось выбора».

В 24.00 одновременно был открыт огонь в сторону Рокского туннеля, по правительственным зданиям в Цхинвали и деревням вокруг города. По словам Саакашвили, он запретил обстреливать гражданское население и этот приказ строго выполнялся. В первом часу ночи, сообщает Кезерашвили, грузинская артиллерия нанесла удар по бронетанковой колонне, состаявшей из более чем 100 российских танков и БТР в районе Джавы, что задержало ее продвижение на полтора часа.

В 2 часа ночи в пятницу 8 августа, продолжает Кезерашвили, грузинские войска выдвинулись к окраинам Цхинвали, а в 10.00 4,5 тысячи грузинских пехотинцев вступили в город, однако спустя два часа отступили под сильным огнем российской артиллерии и авиации. Именно в результате этих российских ударов и был разрушен Цхинвали, так как грузинские солдаты находились рядом с домами, где проживали мирные жители. Через три часа, то есть примерно в 15.00, 8 августа грузинские войска опять вошли в город и вновь попали под артиллерийский огонь и удары с воздуха. Значительных прямых столкновений с российскими войсками в тот день не было. В 23.00 грузинские части снова были выведены из Цхинвали.

В третий раз грузины вошли в Цхинвали в субботу 9 августа, и на этот раз, говорит Кезерашвили, они, уже измотанные, подверглись сильным атакам русских, продолжавших получать свежие подкрепления. «Силы были неравны, – утверждает Кезерашвили, – так как у меня было 9 тысяч солдат, а у русских насчитывалось уже 15–20 тысяч. Поэтому в воскресенье 10 августа я отдал приказ войскам отступать в сторону Гори».

Саакашвили тоже описывает действия грузинских войск как оборонительные: «Мы держались два дня, а на третий день через Рокский туннель вошли еще 500 единиц бронетехники. Поэтому во избежание уничтожения грузинской армии я отдал приказ об отступлении. Через час после заявления Буша по поводу действий России ее войска остановили свое продвижение на Тбилиси».

Саакашвили также утверждает, что еще ранее, до ввода войск в полночь с 7 на 8 августа, Россия скрытно сосредоточила крупные войсковые силы в районе Джавы. И после их обнаружения грузинской авиацией на рассвете 8 августа ему стало ясно, что Россия никогда не смогла бы сосредоточить такую крупную группировку за те несколько часов, которые прошли после полуночи 8 августа, когда он узнал о вторжении в районе Рокского туннеля. При этом Михаил Саакашвили обрушился с критикой на западные спецслужбы за то, что они не сумели вскрыть эту концентрацию российских войск и их проход через туннель.

Грузинский руководитель выразил уверенность в том, что американцы сообщили бы ему, если бы вовремя обнаружили приготовления русских. Насколько можно понять из его слов, американцы объяснили свое упущение тем, что их разведывательные спутники были направлены в это время в сторону Ирака и не покрывали территорию Грузии. К тому же район Рокского туннеля был скрыт облаками.

Характерно, что, приводя многочисленные детали о действиях своих войск в Южной Осетии, ни Саакашвили, ни Кезерашвили даже не упомянули обстрел российских миротворцев грузинами.

Вышеприведенные утверждения категорически опровергаются российскими политиками и военными. Да и западные эксперты начинают относиться к ним все более скептически. Привожу я их столь подробно только для того, чтобы попытаться найти ответ на вопрос, какие цели в действительности преследовал Саакашвили своим вторжением в Южную Осетию. А от этого зависит многое, в том числе и убедительность распространенной на Западе версии о несоразмерности российской реакции или, наоборот, о ее недостаточной силе и необходимости «добить врага в его собственной берлоге», как требуют многие горячие головы. То есть занять Тбилиси и разоружить грузинскую армию.

ВЕРСИЯ БЛИЦКРИГА

Пока у российских политиков, военных экспертов и политологов преобладает точка зрения, согласно которой Саакашвили хотел путем блицкрига оккупировать Южную Осетию, закрыть Рокский туннель и поставить Россию и мир перед свершившимся фактом.

Прежде всего следовало бы разобраться, действительно ли грузинский президент преследовал планы блицкрига с выходом к Рокскому туннелю. У российского Генштаба, опирающегося на трофейные грузинские карты, на этот счет, похоже, сомнений нет.

Такой же точки зрения придерживаются большинство российских военных экспертов и политологов. Так, Вячеслав Никонов утверждает, что, по «информации из ближайшего окружения Саакашвили, он действительно думал, что вооруженные силы Грузии достаточно сильны, вооружены и обучены, чтобы одержать победу над Россией в краткосрочном и локальном столкновении». И далее: «Были ли грузинские стратегия и тактика так уж неадекватны? Нет. Если бы российские войска вообще не вошли, а такая вероятность существовала, осетинская проблема была бы решена – за отсутствием осетин. Если бы они не вошли достаточно быстро, грузинские войска успели бы закупорить Рокский туннель – единственную артерию, связывающую Южную Осетию с Северной, что действительно могло обеспечить военную победу».

Те в России, кто верит в существование такого плана, а их, повторюсь, большинство, указывают на закономерность использования в таких случаях фактора внезапности, якобы позволившего Саакашвили застать российскую сторону врасплох.

После вторжения грузинской армии в Южную Осетию на российскую разведку обрушился шквал обвинений. Примечательно, что основными критиками наших разведчиков стали отставные высокопоставленные военные, в том числе два бывших министра обороны – один советский и один российский.

«Когда наши вошли в Чечню, – возмущается маршал Дмитрий Язов, – то Дудаев из гранатометов уничтожил почти всю нашу колонну. Сейчас мы вошли в Грузию – и наш танк сразу подбили. А где же разведка? О чем у нас думали? Вот и наш Ту-22 сбили, а ведь все знают, что американцы поставляли грузинам соответствующее оружие».

Очень жестко оценивает деятельность российской разведки всех степеней и видов генерал армии Павел Грачёв. По его убеждению, она проморгала сосредоточение грузинских огневых средств на самых выгодных для обстрела города высотах. И таким образом, согласно точке зрения экс-министра, пропустила внезапный удар грузинской армии по Цхинвали и его окрестностям. Отсюда так много жертв среди мирного населения и серьезные разрушения всей городской инфраструктуры.

Президент Академии военных наук генерал армии Махмут Гареев в интервью «Интерфаксу» также возлагает на разведку ответственность за потери миротворцев в живой силе и боевой технике в первые сутки атаки на Южную Осетию. «Военная разведка, – заявляет он, – не смогла заблаговременно вскрыть вероломные планы грузинской стороны».
Досталось разведчикам и за потери, которые понесла российская авиация. «Наши самолеты были сбиты по одной причине: не было выполнено главное требование войны – разведка, – говорит генерал-полковник Геннадий Трошев, советник президента РФ, – не были подавлены средства ПВО и системы управления противника. Нужно было провести разведку, потом подавить системы управления и средства ПВО — и тогда бы не был сбит ни один самолет».

Основные стрелы критики летят в адрес военной разведки и ее головной организации – ГРУ Генерального штаба. «Наиболее отсталым звеном явилось Главное разведывательное управление, – пишет ответственный секретарь “Независимого военного обозрения” Вадим Соловьёв. – Ни на стратегическом, ни на тактическом уровне упреждающей разведывательной информации о выдвижении и боевых планах грузинских вооруженных сил собрано не было. Первый день войны для российской стороны ушел на осмысление обстановки и выработку решения. То есть вариант действий заблаговременно не просчитывался».

Проводятся даже параллели с нападением Гитлера на СССР. «Я считаю, – заявил Борис Грызлов перед заседанием Госдумы по вопросу признания независимости Абхазии и Южной Осетии, – что факт агрессии 8 августа соизмерим с фактом агрессии 22 июня 1941 года, не иначе как фашистским нападением я не могу это назвать».

Думаю, мы не скоро узнаем, докладывала ли военная разведка своевременно о концентрации грузинских войск вокруг Цхинвали, наличии современных средств ПВО у Грузии и т. п. В этом вопросе ГРУ находится в неравном положении со своими критиками, ибо не может ответить им в открытой полемике в силу специфики своей деятельности.

По моему предположению, скорее всего, докладывала. Точно так же, как докладывала накануне 22 июня 1941 года о концентрации немецких войск у границ СССР. Вопрос в том, как она это делала и почему к ее информации не прислушались. И самое главное, что нужно сделать, чтобы разведка отвечала своему основному предназначению – не проглядеть войну и вообще быть в состоянии предупреждать политиков и военачальников об опасности. И при всем при том делать это убедительно.

РУЖЬЕ НА СТЕНЕ

Однако чем больше времени проходит с того момента, как завершилась кавказская «пятидневная война», тем больше сомнений вызывает версия блицкрига. Прежде всего она плохо подтверждается самим ходом боевых действий.

Начнем с атаки на российских миротворцев. Спрашивается, зачем грузинам нужно было почти трое суток штурмовать их лагерь, вместо того чтобы обойти его и незамедлительно направиться к Рокскому туннелю? Вряд ли слабо вооруженные и рассеянные вначале по разным местам дислокации российские миротворцы, к тому же связанные обязательством не открывать огонь первыми, могли представлять серьезную военную угрозу. Почему, в конце концов, нельзя было предложить им сдаться? Вместо этого грузинские войска сразу же, без предупреждения открыли по ним огонь из тяжелого оружия и продолжали более двух суток атаковать их лагерь.

Далее, почему они в течение 18 часов безжалостно бомбардировали жилые кварталы Цхинвали, вместо того чтобы целеустремленно прорываться к туннелю? Ведь по плану «А» 2006 года, о котором пишет немецкий журнал Der Spiegel, они должны были достичь Рокского туннеля уже через 15 часов.

Странно вели себя грузинские войска и в последующие дни. Ведь 8 августа они дважды входили в Цхинвали и, не встретив в нем российских войск, оба раза возвращались назад в Грузию. Вряд ли причиной их возвращения на прежние позиции было сопротивление югоосетинских ополченцев: слишком неравны были силы сторон. И только 9 августа они, войдя в Цхинвали, завязали бои с авангардом российской 58-й армии. Но уже на следующий день Саакашвили отдал своим войскам приказ к отступлению.

Плохо подтверждается и версия о том, что грузинское наступление застало российское руководство и армию врасплох. Обе стороны практически синхронно и в открытую готовились к возможному вооруженному столкновению. 15 июля начались грузино-американо военные маневры «Немедленный ответ-2008» (Immediate Respons-2008). В них приняли участие 1 000 американских и 1 630 грузинских военнослужащих, в том числе подразделения 4-й пехотной бригады, т. е. той самой, с которой вступил в бой 8 августа 135-й мотострелковый полк.
День в день с грузино-американскими учениями по другую сторону Главного Кавказского хребта начались маневры «Кавказ-2008» под руководством командующего Северо-Кавказским военным округом (СКВО) генерал-полковника Сергея Макарова. В российских маневрах участвовали около 8 тысяч военнослужащих, главным образом части 58-й армии, 76-й (Псковской) дивизии ВДВ, 4-й армии ВВС, а также внутренние войска МВД и пограничники. К учениям было привлечено около 700 боевых машин и свыше 30 самолетов и вертолетов. По сообщениям российских военных, маневры проводились с целью отработки способов оказания помощи миротворцам в Южной Осетии.

Закончились российские и грузино-американские учения также практически синхронно – 30 и 31 июля соответственно.

Таким образом, пресловутое ружье, которое должно было выстрелить, было повешено на стену еще в июле, и все первые дни августа между грузинами и югоосетинами велся почти непрерывный взаимный обстрел позиций.

Ответ на вопрос, почему ружье выстрелило именно в полночь с 7 на 8 августа, мы, по всей вероятности, получим нескоро. Гораздо важнее все же понять, какие цели преследовал Михаил Саакашвили, развязывая войну.

Конечно, нельзя исключать, что он начал вторжение в надежде на то, что Россия не вмешается в грузино-югоосетинскую войну. Об этом, в частности, заявил в интервью газете Financial Times заместитель министра обороны Грузии Бату Кутелия.

По-видимому, к такой оценке российской позиции его подталкивали американские советники, а возможно, он начитался публикаций о слабости российских Вооруженных сил. К примеру, он мог ознакомиться с докладом Института национальной стратегии «Итоги с Владимиром Путиным: Кризис и разложение Российской армии», подготовленным с участием таких военных экспертов, как Александр Храмчихин, Анатолий Цыганок и др. В докладе авторы утверждали, что за годы президентства Путина Вооруженные силы пришли в упадок и резко снизили свою боеспособность.

На самом деле, 58-я армия уже давно обнаруживает высокую степень боевой готовности. В этом я мог убедиться лично. Дело в том, что 19 июня 2007 года Общественный совет при Министерстве обороны, членом которого я являюсь, провел выездное пленарное заседание в уже упоминавшейся58-й армии. В ходе этого заседания мне довелось наблюдать на общевойсковом высокогорном полигоне «Дарьял», расположенном почти на самой границе с Грузией, за батальонными тактическими учениями 1-го батальона 693-го мотострелкового полка 19-й мотострелковой дивизии. Того самого полка, который одним из первых вошел в Цхинвали.

Хотя по условиям учений отрабатывался перехват крупной (несколько сот человек) террористической группы, было очевидно, что речь шла о ведении батальоном боя с хорошо оснащенной регулярной и притом наступающей армией. Ибо на пути выдвижения сил «противника» подрывались минные поля, наносились удары ствольной и реактивной артиллерией, с воздуха действовали штурмовики и ударные вертолеты. Действия мотострелков поддерживались танками, а в тылу «противника» был высажен вертолетный десант. При этом боеприпасы использовались отнюдь не учебные.

Никто не стремился разыгрывать показательное представление для высокого начальства и прессы. В штабе учений висел график, из которого следовало, что аналогичные маневры в последующие дни проведут и остальные батальоны полка и дивизии. Побеседовал я и с рядовыми участниками учений во время совместного обеда с отличившимися военнослужащими и еще раз убедился, что всё это «не понарошку». Я побывал и в расположении 503-го мотострелкового полка той же 19-й мотострелковой дивизии в поселке Троицкое (Ингушетия), который впоследствии «зачищал» Цхинвали. Эта часть постоянной боевой готовности полностью укомплектована контрактниками.

Мне приходилось бывать во многих гарнизонах армии США, и я убедился, что условия службы и боевой подготовки наших военнослужащих в этом полку мало в чем уступают американским.

В вертолете, который переправлял нас с полигона сначала в Троицкое, а оттуда во Владикавказ, я спросил командующего 58-й армией генерал-лейтенанта Анатолия Хрулёва, сколько получает командир полка. Человек открытый, с большим чувством юмора, он ответил: «Намного больше, чем я. Ведь он – контрактник, а кто я?» Действительно, в силу странностей системы оплаты военнослужащих в Министерстве обороны РФ высокие оклады контрактников и офицеров в частях повышенной боевой готовности (рядовой получает около 30 тысяч рублей в месяц) не распространяются на вышестоящий командный состав дивизионного (если дивизия не контрактная) и армейского уровня. Так что командующий армией СКВО на самом деле получает значительно меньше командира контрактного полка.

Конечно, какое-то объяснение действиям Саакашвили могла бы дать подробная информация о точном времени ввода российских войск, их составе и графике передвижения к Цхинвали. К сожалению, Министерство обороны РФ пока не опубликовало подобные данные. Однако на основании рассказов раненых военнослужащих можно восстановить картину, которая дает основания отбросить распространяемые на Западе, а также некоторыми нашими обозревателями домыслы о ловушке, в которую российские войска якобы сознательно заманили Саакашвили.

Так, военнослужащие свидетельствуют о том, что после завершения учений «Кавказ-2008» они не остались в районе будущего конфликта, а вернулись в места постоянной дислокации. Например, 76-я дивизия ВДВ вернулась в Псков 4 сентября и не находилась в состоянии готовности к выходу, а уже 8-го числа в 8.00 она была поднята по тревоге.

АМЕРИКАНСКИЙ СЛЕД

Несмотря на все попытки Соединенных Штатов откреститься от своего соучастия в «пятидневной войне», подозрения в отношении их роли в ней растут. Президент России Дмитрий Медведев и премьер-министр Владимир Путин уже выразили убежденность в причастности Соединенных Штатов к эскалации конфликта.

Американские официальные представители утверждают, что грузинский президент действовал самостоятельно и даже не уведомил их о своем решении начать войну. Специальный посол США в Грузии Мэтью Брайза сообщает, что он предостерегал Саакашвили вечером 7 августа, когда тот проинформировал его о концентрации российских войск у грузинской границы: «Не позволяйте заманить себя в ловушку. Не воюйте с российской армией». Брайза уверяет, будто ему было неизвестно, что в тот самый момент грузинские войска выдвигались к югоосетинской границе и продолжали свое движение после объявления Саакашвили о перемирии.

Правда, серьезные американские эксперты не верят в американскую непричастность. Джордж Фридман, президент центра Stratfor, пишет: «Совершенно невозможно представить себе, что американцы были не в курсе отмобилизования грузинских вооруженных сил и их намерений. Так же немыслимо представить себе, что русские развернули значительные силы на югоосетинской границе. Американская техническая разведка – от спутников и радиоэлектронной разведки до беспилотных авиационных средств – не могла не засечь выдвижение русских войск на передовые рубежи. Очень трудно поверить в то, что грузины начали свое наступление вопреки пожеланиям Соединенных Штатов. Грузины полагаются на США и никак не могли действовать против их воли.

Остаются два объяснения случившегося. Первое предполагает полный провал разведки, в результате чего Соединенные Штаты или не знали о существовании русских войск поблизости, или – вместе с грузинами – просчитались в оценке их намерений. США наряду с другими странами до сих пор смотрят на Россию через призму 1990-х, когда Российская армия была развалена, а российское правительство – парализовано. Вашингтон предполагал, что русские не пойдут на риск вторжения».

Однако некоторые западные эксперты полагают, что, подталкивая Саакашвили к агрессии, Соединенные Штаты делали все для того, чтобы Россия применила свои Вооруженные силы, причем как можно жестче и массивнее.

В статье «Как Россия разбила в прах Грузию, но проиграла войну», опубликованной 26 августа канадской газетой The Glob and Mail, профессор Пётр Дуткевич, до недавнего времени директор Института по изучению Европы и России Карлтонского университета, излагает любопытную версию.

Автор полагает, что конфликт в Грузии стал «блестящей реализацией реальной стратегии Америки, в результате чего достигнут желаемый результат». Случившееся Дуткевич считает «попыткой со стороны США ослабить влияние единственной ядерной державы в мире, которая постоянно выражает свое несогласие по внешнеполитическим вопросам, таким, к примеру, как Ирак, Афганистан, Иран и Пакистан». «Все это весьма успешная, хотя и неверно нацеленная попытка подорвать глобальный статус России путем заманивания ее в западню, не попасть в которую она не могла, – пишет автор. – Американцы отнюдь не потеряли контроль над горячим и импульсивным президентом Саакашвили... а мастерски использовали грузинского президента».

«Результат ответного удара со стороны России оказался именно таким, как того хотела Америка, – резюмирует Пётр Дуткевич. – Теперь политическое влияние России в мире ослаблено. Все мировое сообщество, почти без исключений, единодушно выступило с осуждением действий России, и в результате любая критика с ее стороны по поводу военных авантюр Соединенных Штатов теряет убедительность».

Если согласиться с точкой зрения профессора Дуткевича, то действия грузинской армии, кажущиеся столь непоследовательными и сумбурными, приобретают внутреннюю логику, подчиненную заранее выношенному замыслу – любой ценой втянуть Россию в войну.

Во-первых, жестокая бомбардировка жилых районов Цхинвали, непосредственно провоцирующая Москву на вмешательство.

Во-вторых, атака на миротворцев, которую Владимир Путин охарактеризовал как прямое нападение на Россию.

Однако первоначально у тех, кто планировал всю провокацию, скорее всего, не было ясности в отношении масштабов российского вмешательства. У них появлялись опасения, что Россия может ограничиться разблокированием миротворцев и апелляциями к мировому сообществу по поводу бомбардировки мирного населения.

И поначалу такие опасения как будто оправдывались. По моей оценке, российские войска вышли из Рокского туннеля не ранее полудня 8 августа дежурными силами 58-й армии в составе трех батальонных групп 19 мотострелковой дивизии, которые к 15.00–16.00 развернулись в боевые порядки в районе Джава и Гуфта. Подняты они были по тревоге в 3 часа ночи 8 августа. Наличие таких сил никак не свидетельствовало о начале масштабного наступления в сторону Грузии. Российская авиация в то время вообще бездействовала, а части 19-й дивизии продвигались без вертолетного прикрытия.

В свете подобного развития событий становятся понятнее странные на первый взгляд маневры с двукратным вводом грузинских войск в Цхинвали и выводом их оттуда (в 12.00 и в 23.00) 8 августа якобы вследствие огневой атаки российской артиллерии и бомбовых ударов российской авиации. Эти маневры с входом-выходом имели двойную цель – имитировать наступательные действия в направлении Рокского туннеля (при входе войск) и приписать разрушение Цхинвали действиям российских военных. На самом деле они подошли к окрестностям города после суточного марша только к вечеру 8 августа и их артиллерия не успела занять боевые позиции. Главная же цель грузинских маневров состояла в том, чтобы втянуть слабые передовые силы российских частей в бои и заставить их запросить подкрепления.

Войдя 9 августа вновь в Цхинвали, грузины атаковали российские войска небольшими подвижными группами с разных направлений, чтобы инсценировать широкий фронт наступления. На одну из таких групп и наткнулась колонна 135-го полка.

Такой же попыткой втянуть Россию в боевые действия и представить агрессором являлась, по-видимому, и бессмысленная с военной точки зрения атака грузинских катеров на корабли российских ВМФ. Вполне возможно, что у тех, кто стремился заставить Россию ударить со всего размаха, были в запасе и другие задумки. Несмотря на беспримерный героизм наших миротворцев, кажется странным, что, имея подавляющее превосходство в живой силе и тяжелой технике, грузины не смогли захватить их лагерь. Не исключаю, что им было важнее держать миротворцев в полузаложниках. Ведь пока те оставались в осаде, можно было не сомневаться, что их попытаются деблокировать. А в случае захвата лагеря грузинами Россия могла ограничиться яростными протестами, удовольствовавшись тем, что действия Грузии получили международное осуждение.

В этой связи хотелось бы, в частности, понять, насколько достоверны показания грузинского корректировщика огня, захваченного в плен миротворцами и предупредившего их о том, что через час на них будет обрушен огонь из установок «Град» и совершен налет авиации. Получив такое предупреждение, миротворцы спешно покинули лагерь. Весьма вероятно, что после сражения с бойцами 135-ого полка, убедившись, что он состоит всего лишь из миротворцев, те, кто стоял за планом втягивания Москвы в войну, решили прибегнуть к шоковому воздействию – уничтожить миротворцев. После этого можно было бы не сомневаться, что Россия дойдет и до Тбилиси, и дальше.

К 10 августа Саакашвили реализовал свой план. К тому времени подошла после длительного и трудного марша мощная и самая боеспособная 42-я дивизия из Чечни. В отличие от 19-й дивизии, в которой контрактниками укомплектован только 503-й полк, 42-я дивизия является полностью контрактным соединением постоянной готовности. Шансов на успех в бою с такой силой у грузин не было ни малейших.

Но они и не собирались с ней всерьез сражаться. Главная цель была достигнута: Россию уже можно было представлять агрессором, вторгнувшимся на территорию маленькой демократической страны.

Конечно, это весьма схематичная версия, и я надеюсь, что найдутся аргументы, опровергающие ее. Уж в слишком мрачном свете выглядит будущее российско-американских отношений, если эта версия верна.

Последнее обновление 3 октября 2008, 23:30

} Cтр. 1 из 5