На пути к «качественно новым отношениям»

13 декабря 2005

Томас Грэм — политолог, старший директор консалтинговой фирмы Kissinger Associates. Работал в администрации Джорджа Буша-младшего в качестве специального помощника президента по вопросам политики в отношении России; был старшим директором по России в Совете национальной безопасности в 2004–2007 годах.

Резюме: При любых обстоятельствах Соединенные Штаты готовы защищать свои интересы, ценности и друзей. Такой подход позволяет наилучшим образом реализовать всё еще многообещающие перспективы американо-российского партнерства.

[…] Уже в начале своего президентства Джордж Буш призвал к «качественно новым отношениям» с Российской Федерацией. Таким, которые соответствовали бы вызовам и возможностям XXI века и исходили бы из того, что лучше иметь дело с Россией, действующей на нашей стороне, чем с Россией, играющей против нас.

Во-первых, это Россия, интегрированная в две ключевые с точки зрения экономики и безопасности зоны (Евро-Атлантический регион и Северо-Восточная Азия) и служащая звеном между ними.

Во-вторых, для стран, входящих в эти зоны, она должна стать важным партнером в сфере борьбы с терроризмом и распространением ядерного оружия, особенно в регионах, расположенных к югу, то есть на «расширенном Ближнем Востоке», на Кавказе и в Центральной Азии.

В-третьих, это Россия, вносящая свой вклад в международные коалиции по поддержанию региональной стабильности и оказанию гуманитарной помощи.
В-четвертых, это надежный поставщик энергии на глобальные рынки на коммерческих условиях.

В-пятых, это страна, способная участвовать в реализации планов президента США по освоению космического пространства и развитию высоких технологий.
И, в-шестых, это Россия, ставшая прочной рыночной демократией.

Со времени первой встречи президентов Джорджа Буша и Владимира Путина в Словении в 2001 году […] в отношениях случались и подъемы, и спады. Однако, вопреки доминирующим оценкам российских и американских наблюдателей, я готов утверждать, что тенденция в целом была позитивной. […] Чтобы добиться полноценного партнерства, необходимо прежде всего помнить, что оно подразумевает взятие на себя долгосрочных обязательств. […] Скептикам обеих стран нужно продемонстрировать, что американо-российские отношения являются по-настоящему содержательными и уже приносят ощутимые плоды. Отчасти именно к этому стремились оба президента, выдвигая на саммите в Братиславе в начале 2005 года инициативы, связанные с сотрудничеством в области ядерной безопасности, с антитеррористической борьбой, энергетикой, торговлей и инвестициями, освоением космоса, предоставлением гуманитарной помощи, борьбой с ВИЧ/СПИДом и программами по обмену.

[…] На сегодняшний день мы добились значительного прогресса в реализации данных инициатив.

Что касается сотрудничества в области ядерной безопасности – ключевом элементе нашей взаимной безопасности, мы договорились о том, на каких из российских ядерных установок будет проведена ускоренная модернизация систем безопасности. […]

Мы определили приоритеты в графике возвращения неиспользованного и отработанного высокообогащенного уранового топлива со спроектированных США и Россией исследовательских реакторов в третьих странах. (Самый свежий пример подобных усилий – возвращение такого топлива в Россию с реактора в Чехии.)

В области борьбы с терроризмом мы договорились об обмене информацией по переносным зенитно-ракетным комплексам. Мы также осуществляем обмен мнениями по вопросу о предотвращении случаев изготовления самодельных взрывных устройств, которые несут серьезную угрозу нашим силам в Ираке и российским в Чечне. Продолжаются усилия по разрушению финансовых сетей, оказывающих поддержку террористам.

Мы успешно движемся к завершению наших двусторонних переговоров о вступлении России во Всемирную торговую организацию, одновременно настаивая на принятии энергичных мер по защите и обеспечению прав на интеллектуальную собственность.

Растут перспективы сотрудничества в области энергетики; ряд проектов уже осуществляется, объявлено о новых контрактах. «Газпром» продвигается к заключению сделок, благодаря которым сжиженный природный газ с гигантского Штокмановского месторождения в Баренцевом море сможет поступать на рынки США уже в конце текущего десятилетия.

Американо-российские предприятия, деятельность которых основана на партнерских отношениях между государственным и частным секторами, активно работают над повышением информированности населения России по проблеме ВИЧ/СПИДа и выработкой рекомендаций для третьих стран.

[…] Такое позитивное взаимодействие имеет первостепенное значение для формирования атмосферы доверия, необходимой при урегулировании более сложных и деликатных проблем. Одна из них связана с соседями России – бывшими республиками СССР. Мы поддерживаем независимость и территориальную целостность примыкающих к России государств так же, как поддерживаем независимость и территориальную целостность других стран мира.

Прогресс демократии и утверждение принципов свободного рынка – наилучшая долгосрочная гарантия безопасности и процветания, а также самая эффективная защита от экстремистских идеологий и террористических сил. Соседство с демократическими и процветающими странами принесет России пользу и поспособствует ее дальнейшей интеграции в глобальные структуры безопасности и экономики. В целях дальнейшего продвижения этих интересов мы будем продолжать работу со странами Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии на двусторонней и многосторонней основе.

Однако наши усилия отнюдь не направлены на то, чтобы нанести ущерб отношениям России с этими государствами. По множеству исторических, культурных, политических, экономических и иных причин данные страны будут занимать особое место в ряду российских приоритетов. […] Трудно представить себе существование долгосрочных структур безопасности и экономики вдоль российских границ без активного участия России в их работе.

Но согласование и сочетание интересов […] представляют собой сложную проблему, особенно учитывая новые тенденции и особые условия в Восточной Европе, на Кавказе и в Центральной Азии. Для решения данной задачи не подходит логика игры с нулевой суммой – требуется более творческой подход. Поэтому, по мере того как мы будем строить отношения с этими ныне самостоятельными странами, мы готовы встречаться с нашими российскими коллегами – как и с коллегами из этих регионов – и обсуждать соответствующие шаги. Российская сторона уже дала понять, что будет приветствовать такую дискуссию.

Кое-кто в России, кажется, полагает, что прогресс демократии в соседних странах – результат американского заговора с целью ослабить Россию и в конечном счете вытеснить ее из сферы влияния на данные государства. Это – глубоко неправильное истолкование ситуации. То, что мы наблюдаем в Грузии, Украине, Киргизии и других районах, – постепенный выход на передний план общественной жизни первого по-настоящему постсоветского поколения. Поколения, связанного с внешним миром, побывавшего за границей, своими глазами увидевшего достижения рыночных демократий и стремящегося повторить этот успех у себя дома. Налицо не экспорт из Америки, а естественная эволюция постсоветских государств. И такое положение дел надо приветствовать, а не сдерживать.

Президент Буш ясно дал понять, что распространение свободы и демократии жизненно важно для безопасности Америки и что общность ценностей демократии и свободы имеет первостепенное значение как основа прочного американо-российского партнерства. Вопросам демократии и свободы суждено неизбежно привлекать к себе все больше внимания по мере того, как президент Путин будет готовиться к приему саммита «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге летом будущего года, а Россия – приближаться к избирательному циклу 2007–2008 годов.

Именно поэтому мы озабочены в связи с недавними внутренними событиями в России. Концентрация власти в Кремле, сокращение публичного пространства для политических дебатов, снижение подотчетности правительства перед народом – все это лишает власти надежной информации, гибкости и творческих подходов, необходимых для того, чтобы иметь дело с вызовами XXI века и превратиться в партнера Соединенных Штатов – надежного, сильного и уверенного в себе. Эти перемены снижают также уровень доверия и общественной поддержки, который требуется для полной реализации потенциала наших взаимоотношений.

[…] На самом деле за период, прошедший после распада Советского Союза, Россия добилась значительного прогресса. Последние события беспокоят нас не из-за того, что мы опасаемся возврата к советской системе, а потому что мы против дальнейших задержек в развитии демократии, к которой Россия двигалась в начале XX века, – еще до того, как большевистский переворот отрезал ей этот перспективный путь.

Соединенные Штаты также сознают, что, хотя принципы демократии являются универсальными, формы их проявления в разных странах значительно отличаются в зависимости от местной истории, культуры, традиций и иных факторов. В конечном же счете все мы должны стремиться к тому, чтобы соответствовать одним и тем же фундаментальным международным стандартам.

Поскольку Америку тесно ассоциируют с российскими событиями 1990-х годов – периода, воспринимаемого большинством россиян как время упадка и кризиса, многие в России не доверяют нам, когда мы говорим о демократии или критикуем внутреннюю политику страны, особенно в период устойчивого роста ее экономики. Чтобы снова завоевать доверие российских граждан, нам необходимо продемонстрировать, что мы осознаём всю сложность вызовов, стоящих перед Россией. Наша поддержка верховенства закона и неприкосновенности частной собственности (эти проблемы были подняты в связи с «делом ЮКОСа») не означает, что мы выступаем за социально-экономическую несправедливость, порожденную несовершенным и зачастую коррумпированным процессом приватизации 1990-х годов, или не видим, что накопление колоссальных богатств нередко являлось разлагающим фактором для политической системы России.

Что же касается свободы печати, то здесь речь идет о редакционной независимости и плюрализме мнений, а не о поддержке одной группы олигархов в их борьбе против другой. Наша законная озабоченность серьезными нарушениями в Чечне прав человека со стороны федеральных и промосковских чеченских силовых структур ни в коей мере не уменьшает нашу приверженность к сотрудничеству с Россией в деле противостояния террору и ужасающим актам насилия, таким, как нападение террористов на город Нальчик.

Если Россия хочет создать по-настоящему демократическое общество, ей придется справиться со всеми аспектами стоящих перед ней проблем. Это титаническая задача, и нам не обязательно соглашаться с избранной тактикой или навязывать России свои взгляды. Но мы можем призвать наших российских коллег к тому, чтобы они четко сформулировали свою стратегию упрочения демократии; мы можем познакомиться с их планами и целями, оценить их разумность, а потом следить за тем, действительно ли данная стратегия воплощается в жизнь.

[…] Мы предложим России сотрудничество в тех сферах, в которых наши интересы совпадают, и приложим усилия, чтобы свести к минимуму противоречия там, где интересы расходятся. Мы будем продолжать работать с российскими единомышленниками в правительстве и вне его над продвижением демократии в России, поскольку прогресс демократии имеет первостепенное значение для прочного партнерства. И мы ясно дадим понять, что при любых обстоятельствах мы готовы защищать свои интересы, ценности и друзей. Таков подход, которого мы придерживались в минувшие четыре года, и таков подход, который, с моей точки зрения, лучше всего позволяет реализовать всё еще многообещающие перспективы американо-российского партнерства.

Последнее обновление 13 декабря 2005, 19:30

} Cтр. 1 из 5