История как средство самоидентификации

21 августа 2006

Рой Медведев

Резюме: Распад советской «семьи народов» выявил многие болевые точки и заставил формирующиеся нации иначе взглянуть на самих себя. Новое прочтение истории как основы национального самосознания сыграло и играет важнейшую роль в процессе становления практически всех государств – участников СНГ. Тем более что выстраивать государственность многим пришлось практически с нуля.

Национально-историческая самоидентификация народов Российской империи строилась на двух формулах: «Москва – Третий Рим» и «Самодержавие. Православие. Народность». Понятие «народность», однако, относилось только к представителям титульной нации – великороссам, малороссам и белорусам, которые тогда определялись как три субэтноса русского народа. Все остальные жители России считались «инородцами» и были разделены на несколько категорий. Наиболее привилегированными из них являлись христиане – грузины и армяне. Татары и калмыки стояли выше, чем туркмены и таджики. Самый низкий статус достался иудеям.

Большевики умело использовали протестный потенциал национальных движений и создавали свое государство как братский союз равноправных наций, причем в роли «старшего брата» выступали русские. Несмотря на все изъяны, национальная политика Коммунистической партии Советского Союза привела к тому, что украинцы и белорусы обрели статус нации, евреи получили доступ во все сферы государственной и культурной жизни, а на территориях, заселенных «инородцами», сформировалось более 30 союзных и автономных республик со своей культурой и своими институтами государственности.

После развала СССР независимые государства, образовавшиеся на постсоветском пространстве, столкнулись с целым рядом проблем, связанных с национальной и исторической самоидентификацией. Распад «семьи народов» выявил многие болевые точки, разрушил старые связи и заставил формирующиеся нации по-новому взглянуть на самих себя и свою историю. Новое прочтение национальной истории как основы национального самосознания сыграло и играет важнейшую роль в процессе становления практически всех государств — участников СНГ. Тем более что многим из них государственность приходилось строить практически с нуля.

«СОЗДАТЬ УКРАИНЦЕВ»

Наиболее болезненным процесс формирования национальной самоидентификации оказался у украинцев. Вышли на поверхность и даже обострились противоречия, которые в авторитарном СССР почти не были заметны. Главным из них стала явная рознь между теми украинцами, которые с середины XVI столетия жили в составе России, и теми, кто населял области, отошедшие после разделов Речи Посполитой под власть Aвстро-Венгрии. Эти группы даже принадлежат к разным конфессиям.

«Среди наших проблем, – пишет второй президент Украины Леонид Кучма, автор книги с красноречивым названием «Украина – не Россия», – есть одна, решаемая в достаточной мере мучительно. Прежде чем мои соотечественники смогут спокойно сказать себе, что она решена, пройдут десятилетия. Это не российско-украинская проблема, это украинская проблема, но она тесно связана с Россией. Речь идет о нашей самоидентификации и нашей психологии. Политологи и социологи Украины согласны в том, что процессы консолидации украинской нации пока еще далеки от завершения. Мы до сих пор не до конца поняли, кто мы такие».

Выступая на презентации своей книги в Москве в сентябре 2003 года, Кучма говорил: «Украину мы создали. Теперь мы должны решить более трудную задачу – создать украинцев». К сожалению, кое-кто в современной Украине хочет ускорить этот процесс, в том числе и путем принуждения.

Здесь пока еще не сформировалась ни общепринятая, ни официальная, ни даже заметно преобладающая концепция национальной истории, поскольку современная Украина сложилась из нескольких крупных регионов. Галиция, Закарпатье, Полтавщина, Крым, Донбасс, Киев, Харьков, Одесса – все эти и многие другие области и города имеют разную, подчас не зависящую друг от друга историю. К формированию нынешних границ Украины причастен не столько Богдан Хмельницкий, сколько Пётр I, Екатерина II, Ленин, Сталин и Хрущёв. Не случайно сами украинцы говорят, что их страна «создана Богом, который сделал это руками наших врагов».

В результате возникает множество мифов. Согласно одному из них, Киевская Русь – это золотой век Украины, а «Слово о полку Игореве» – древний украинский эпос. Отсюда и утверждения, будто Киевская Русь с ее богатой историей и культурой – наследие одной лишь украинской, но отнюдь не русской или белорусской нации. В действительности же речь идет о едином корне, давшем с течением времени множество ростков.

В XVII и XIX веках Украина была не колонией России, а частью общеимперской метрополии. Но более чем 250-летняя эпоха нахождения украинских земель в составе Российской империи привлекает местных историков значительно в меньшей степени, нежели период 1917–1920 годов – времени существования суверенного государства, уничтоженного большевиками. В издающихся сегодня на территории Украины школьных учебниках почти отсутствуют сведения об образовании Украинской ССР, о ее вхождении в состав СССР, о развитии здесь национальной культуры и системы всеобщего образования. О страшном голоде 1933-го говорится много, но только как об «украинском голодоморе» или даже как о геноциде, направленном против украинских крестьян. Между тем от этой трагедии пострадали все зерновые районы Советского Союза, в том числе Казахстан, Поволжье, Дон и Кубань. Национальными героями Украины остаются Богдан Хмельницкий и Иван Мазепа, портреты которых мы видим на украинских купюрах. Поэму «Полтава» в школах Украины не читают, а творчество Пушкина изучается в курсах зарубежной литературы. К Гоголю отношение, конечно, другое, хотя читают его школьники, естественно, в переводе.

Камнем преткновения является проблема, связанная с личностью Степана Бандеры, с бандеровцами, а также созданными ими Организацией украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армией (УПА). ОУН являлась полувоенной радикальной националистической группировкой, которая еще в 1934-м открыла свою штаб-квартиру в Берлине, что предполагало ее сотрудничество с гестапо. 30 июня 1941 года боевые группы ОУН вошли в город Львов вслед за частями немецко-фашистской армии. В тот же день они приняли Акт о восстановлении Украинской Народной Республики, включавший в себя упоминание о «тесном сотрудничестве с национал-социалистической Великогерманией, которая под руководством Адольфа Гитлера создает новый строй в Европе и в мире и помогает украинскому народу освободиться от московской оккупации».

В отличие от дивизии СС «Галичина» и нескольких других украинских батальонов, которые воевали на стороне нацистов, УПА, созданная в 1942-м, являлась подпольной армией и, по версии националистов, противостояла и Германии, и СССР. Однако, судя по имеющимся документам, свои активные боевые действия УПА вела лишь в 1944–1948 годах, причем только против Красной армии или советских спецслужб, не щадя и мирных жителей Западной Украины, в том числе советских активистов и поляков. Еще в 2004-м фракция «Наша Украина» внесла в Верховную раду законопроект о признании ОУН-УПА «воюющей стороной», что приравняло бы членов этих организаций к ветеранам Советской армии. Несмотря на протесты части общественности, президент Украины Виктор Ющенко разрешил провести в Киеве 15 октября 2005 года мини-парад оставшихся в живых ветеранов УПА.

Современная украинская печать многолика и свободна, и в местных СМИ можно ознакомиться с самыми разными концепциями и точками зрения на «дела давно минувших дней». Этого нельзя сказать о школьных учебниках, которые должны получать рекомендацию высших органов народного образования. Российские исследователи Людмила Моисеенкова и Павел Марциновский проанализировали около 20 учебников по истории Украины, издававшихся в 1995–2002 годах в разных городах республики на русском и украинском языках. По их мнению, «Россия и всё, что с ней связано, выглядит в украинских школьных учебниках источником исторической трагедии украинского народа, средоточием зла и азиатского коварства. Взаимоотношения Украины и России представлены как перманентное противостояние, порой даже военное. Украинцы на протяжении всей своей истории – борцы за независимость. Украинский народ все преодолел, выжил, сохранил свою культуру и самобытность в самые сложные времена оккупации русско-советской империей, не утратил стремление к свободе, независимости, собственной государственности. Главная цель, которую ставят перед собой авторы учебников, – это преодоление в сознании учащихся представления об истории Украины как части российской истории: этого не было в прошлом, не будет и в будущем».

«РОССИЯ ПЛЮС»

По мнению многих этнографов, некое «славянское» начало в наиболее чистом виде сохранилось у белорусов, на этническую природу которых не повлияли ни литовцы, ни татары, ни немцы, ни поляки. Александр Лукашенко с некоторой иронией говорил о своих соплеменниках как о «тех же русских, но со знаком качества». (Кстати, можно сказать, что именно на этом строится и национально-государственная идентичность лукашенковской Белоруссии, – это своего рода «Россия плюс», то есть Россия, которая лучше той, что есть на самом деле, потому как сумела сохранить и приумножить прежнее достояние.) По его словам, «мы должны пользоваться в равной степени нашим русским и нашим белорусским языками. Это должны выбирать сами граждане, а не государство».

БОльшая часть белорусской интеллигенции никогда «не болела» национализмом. Однако еще до распада СССР в Верховном Совете Белоруссии образовалась незначительная, но очень активная националистическая фракция, которая обвинила белорусский народ в забвении собственного языка и истории. Члены этой фракции, возглавлявшейся этнографом, поэтом и фотографом Зеноном Позняком, настаивали на том, что Великое княжество Литовское – феодальное государство ХIII–XVI веков – являлось историческим белорусским государством. На самом же деле правящая династия и бОльшая часть знати этого княжества были не славянского, а литовского происхождения.

Оказавшись позже в составе Речи Посполитой, белорусский народ подвергся полонизации, а белорусская шляхта сменила православие на католичество. После разделов Польши белорусские земли вошли в состав России, в результате чего там возобладал русский язык. Белорусы в основном восприняли это событие не как национальную катастрофу, а как соединение двух братских православных народов.

Установление в Белоруссии советской власти не сопровождалось гражданской войной (в отличие от ситуации в Украине). В составе СССР белорусы обрели наконец начальные формы государственности и статус титульной нации одной из союзных республик. В XX столетии самый значительный вклад в формирование национального самосознания внесли совместная борьба и трудная победа в Великой Отечественной войне.

Попытки радикальных белорусских националистов провести почти полную ревизию истории не были поддержаны народом. Государственная идеология республики сохранила все главные признаки социалистической идеологии, и интерпретация событий прошлого – ее важная часть. 7 ноября и 9 мая здесь по-прежнему отмечаются государственные праздники, а 2 апреля празднуют День единения народов Беларуси и России.

ЗАКАВКАЗСКИЕ ДРЕВНОСТИ

У грузин и армян не было особых проблем с национальной самоидентификацией, поскольку рождение этих наций произошло задолго до образования Российской империи. Азербайджанцы как нация сформировались только в составе СССР, и их проблема сегодня состоит в том, чтобы определить свое место уже в рядах не советских, а мусульманских народов, в частности по отношению к близким по языку и религии туркам и иным тюркоязычным общностям.

Армения всегда внимательно относилась к своей истории, не отвергая, правда, и некоторых, мягко говоря, сомнительных положений, таких, к примеру, как миф об «избранности армянской нации». Скорее можно говорить о «христианском народе во враждебном окружении» и «первородстве армянского христианства». На рубеже 1980-х – 1990-х в работах армянских историков преобладала тема Карабаха и исторических прав Армении на эту территорию; в центре внимания сегодняшних ученых – геноцид армян в османской Турции в 1915–1916 годах, становление и развитие Армянской григорианской церкви.

За последние 10 лет издано множество учебников по истории Армении. Их авторы подчеркивают огромное положительное значение вхождения Восточной Армении в состав России (1805–1828), поскольку это «спасло армянский народ от физического уничтожения». Почти во всех учебниках приводится цитата из одного из романов основоположника национальной литературы Хачатура Абовяна: «Да будет благословенен тот час, когда нога русского ступила на землю армянскую».

Совсем иные настроения царят в современной Грузии. Может сложиться впечатление, будто грузинских правителей силой вынудили принять российское подданство. Некоторые грузинские историки называют Россию «историческим врагом» наряду с Ираном и Турцией и заявляют, что присоединение к мусульманским империям было бы меньшим злом, ибо те «никогда не покушались на грузинскую государственность, как таковую». Весь период существования советской Грузии оценивается как время унижения, оккупации, угнетения, позора, русификации, но не как период успешного развития. Уже в 1991-м Верховный Совет республики отменил празднование Дня Победы. (Позднее Эдуард Шеварднадзе тщетно просил парламентариев вернуть 9 Мая статус праздника.) В прошлом году президент Грузии Михаил Саакашвили отклонил приглашение посетить Москву для участия в торжествах, посвященных 60-летию победы в Великой Отечественной войне, заявив: «Это не наш праздник». Главным праздником здесь считается день провозглашения «первой» Грузинской Демократической Республики, просуществовавшей с 1918 по 1921 год, – наиболее героический, по мнению местных историков и политиков, период грузинской истории.

Насаждается и концепция исторического и культурного превосходства Грузии над Россией, якобы обусловленного тем, что Грузинское государство гораздо старше Московского царства, а город Тбилиси был основан на 400 лет раньше, чем столица Киевской Руси. Еще при президенте Шеварднадзе в Грузии было торжественно отмечено 3000-летие грузинской государственности, а затем и 2600-летие совместного мирного проживания грузинского и еврейского народов. (Раньше считалось, что первое государственное образование в Закавказье – Урарту – появилось на территории Армении в IX веке до н. э.) Неужели же сегодня, в начале третьего тысячелетия, возраст наций и государств является признаком их состоятельности?

ТАМЕРЛАН ВМЕСТО МАРКСА

В Средние века территория, по которой кочевали казахи, входила в состав Монгольской империи; их первое государственное образование – Казахское ханство – возникло в начале XVII века, а казахская нация, как таковая, начала складываться только к концу XIX столетия. Даже в 1920-е в советских руководящих органах – ЦИКе и ЦК ВКП(б) – казахов путали с киргизами и казаками. Ныне эта молодая и сильная общность только начинает обустраиваться на отошедшей к ней огромной территории.

Казахстан – единственное государство в СНГ, которое собирает свою титульную нацию. Получающие материальную поддержку казахские семьи едут из России, сопредельных центральноазиатских стран, Китая. И это происходит в то время, когда сотни тысяч грузин, армян, молдаван, таджиков и киргизов навсегда покидают землю своих предков.

Первый учебник истории Казахской ССР был издан лишь в 1945 году. Нынешние власти республики всячески поддерживают исторические исследования. Никто не скрывает здесь того факта, что в годы сталинских репрессий Казахстан стал местом ссылки целых наций: немцев, чеченцев, ингушей, калмыков. Массовая кампания по освоению целины – это тоже история Казахстана. И тем не менее ни политики, ни историки страны не склонны считать советский период временем одних лишь угнетений и репрессий. Именно в те тяжелые десятилетия складывалась и консолидировалась казахская нация, развивалась ее культура, возникали начальные формы государственности, начиналась разработка недр. Казахстан гордится своим вкладом в победу в Великой Отечественной войне. 9 мая отмечается национальный праздник в республике, а главная улица в новой столице Казахстана – Астане называется проспект Победы.

Но как бы тщательно ни изучал Казахстан свое прошлое, его взгляд устремлен прежде всего в будущее. Как писал президент страны Нурсултан Назарбаев, «единство казахстанцев, основанное на бережном, я бы даже сказал, трепетном отношении к своему историческому прошлому, может и должно стать мощной созидательной силой, надежным средством решения сложнейших социально-экономических задач». Казахстан – единственное государство в СНГ, где уже сегодня есть скрупулезно разработанная стратегия развития страны до 2030 года.

Неожиданно оказавшись независимым государством, Туркмения – относительно малонаселенная и бедная даже по советским меркам республика – нашла опору не только в природных богатствах, но и в новом прочтении своего прошлого. Туркменские земли последними в этом регионе перешли в середине 80-х годов XIX века под власть Российской империи. Сломив сопротивление «непокорных текинцев», Россия образовала здесь Закаспийскую область с населением численностью менее одного миллиона человек.

Сегодня этот народ почти утратил свою древнюю культуру. Мусульманству не удалось пустить здесь прочные корни: к 1991-му в Ашхабаде не было ни одной мечети, перевод Корана на туркменский язык отсутствовал. Неизвестны были в Туркмении и либеральные концепции Запада. В этих условиях богатая ресурсами и мирная республика избрала путь идеологической и политической изоляции и нейтралитета, избегая претензий и посягательств извне.

На стенах вновь построенных мечетей выбиты слова и фразы не из Корана, а из «Рухнамы» – новой священной книги Востока, написанной бессменным президентом Туркмении Сапармуратом Ниязовым, или Туркменбаши. «Рухнама» – эпос, но он лишен той агрессивности, которой был переполнен «Краткий курс истории ВКП(б)». Это, по сути, мифологизированная история Туркмении и туркменского народа.

Раскопки в пустыне Каракумы позволили отодвинуть время появления здесь цивилизации и письменности на несколько столетий назад. (Прежде считалось, что первые государственные образования сформировались на территории современного Туркменистана в VI или V веках до н. э.) К четырем центрам древней мировой цивилизации – Месопотамии, Индии, Китаю и Египту – в Ашхабаде прибавляют сегодня древнюю цивилизацию страны Маргуш.

Узбекистан – это тоже страна с древней историей. Орошаемое земледелие появилось здесь около трех тысяч лет назад, а первые города возникли еще до новой эры. Формирование тюркоязычной народности узбеков завершилось, как считается, в XII столетии. В Средние века наиболее заметную роль играл Мавераннахр (арабское название междуречья Амударьи и Сырдарьи с городами Самарканд, Бухара и др. – Ред.). Основание Тимуром (Тамерланом) в середине XIV века могущественной империи со столицей в Самарканде и более чем столетнее правление династии Тимуридов принесли этой области процветание. Мавераннахр стал одним из центров мусульманской культуры и учености, где жили либо бывали многие из величайших поэтов, ученых и мудрецов Востока.

До присоединения к России (1860–1870) этот регион находился в упадке. Советская власть была установлена при помощи практиковавших насилие ревкомов и укрепилась только к началу 1930-х годов.
В составе СССР Узбекистан развивался быстрыми темпами, но крайне односторонне. В партийно-советской элите выходцев оттуда было мало, и у многих деятелей советской культуры складывалось впечатление об Узбекистане как о глубокой провинции и культурной окраине СССР, хотя система массового образования, созданная большевиками в республике, способствовала формированию местной интеллигенции.

Независимый Узбекистан претендует на то, чтобы вернуть себе положение страны – центра не только азиатского образования и науки, но и мусульманской учености. Новое прочтение национальной истории Ташкент начал с нескольких символических жестов. В столице вместо памятника Карлу Марксу неожиданно появилась конная статуя Тимура, а памятник Ленину заменили на гигантский глобус с увеличенным изображением Узбекистана. Но никто не пытается осуждать все то, что было связано с советской историей, хотя отношение к ней явно критическое. Канонизировав Тимура как ключевую личность национальной истории, Узбекистан не отбрасывает ни социальных достижений и культурного наследия советского периода, ни ценностей самого социализма. На этих, казалось бы, трудно совместимых основаниях фактически в центре исламского мира строится сегодня новый Узбекистан.

РОССИЯ И ЕЕ ИСТОРИЯ

12 июня 1990 года народные депутаты РСФСР, которые в основном представляли Коммунистическую партию и блок «Демократическая Россия», приняли на своем первом съезде Декларацию о государственном суверенитете России, однако не смогли сформулировать для нового – не советского, и не социалистического – государства ясную национально-государственную идею. Сегодня в Государственной думе РФ доминирует партия «Единая Россия», у которой нет ни политической, ни национальной идеологии, а есть лишь в лучшем случае цель удвоения ВВП. Мало кто понимает смысл введенного недавно государственного праздника День народного единства (4 ноября). Да и 12 июня мы отмечаем то как День независимости, то как День России…

С крушением социализма российская историческая наука освободилась от идеологического диктата: открылись почти все архивы, исчезли «закрытые темы», исследователи больше не выполняют политических директив и не должны считаться с требованиями цензуры. Но в нашем прошлом остается еще немало белых пятен. Без трезвой и объективной оценки уроков отечественной истории едва ли возможно созидание новой идентичности, устремленной в будущее.

Последнее обновление 21 августа 2006, 18:34

} Cтр. 1 из 5