Россия на подъеме

10 марта 2007

Валентин Кудров

Резюме: По размерам ВВП Россия займет в перспективе первое место в Европе и пятое-шестое в мире. А вот с политической точки зрения может быть все что угодно, пока наша страна не сформулирует стратегию развития в рамках современных цивилизационных норм и приоритетов.

Разговоры о грядущем мировом лидерстве нашей страны вынуждают более пристально и объективно взглянуть на сегодняшнее место России в глобальной экономической системе. Беспристрастный анализ, учитывающий как количественные, так и качественные характеристики нашего экономического развития относительно других крупнейших стран, поможет определить как раз те шаги, которые необходимы для достижения ведущих мировых позиций.

СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Какое место среди других стран мира занимает Россия по объему производства? Обычно этот показатель явно занижается, так как используются оценки нашего ВВП в долларах по официальному валютному курсу. Между тем адекватную картину можно составить только исходя из паритета покупательной способности (ППС) рубля и доллара. Это – непременное правило, которое всегда соблюдается среди профессионалов, и прежде всего в международных экономических организациях. На базе такого подхода объем ВВП Российской Федерации в 2006 году оказывается равным не 600–800 млрд дол., как получается по официальному курсу, а 1,5 трлн долларов.

Начиная с 1968-го ООН осуществляет Проект международных сопоставлений (ПМС), в соответствии с которым объемы ВВП разных стран мира сравниваются по ППС. Советский Союз в течение долгих лет отказывался принимать участие в этой программе. Взамен Москва предоставляла собственные, причем завышенные, показатели национального дохода и ряда других параметров экономического развития в долларах. СССР присоединился к Проекту международных сопоставлений лишь в 1990-м, незадолго до своего распада.

Российская Федерация была включена в ПМС ООН за 1993 год и впоследствии стала постоянной участницей этой программы, снабжая ее всеми необходимыми базовыми данными. Так, для расчета ППС за 1999-й в рамках проекта Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭРС) и Евростата Россия предоставила информацию о ценах почти на 3 тысячи товаров и услуг, сформировав тем самым «корзину» для сравнения своего ВВП c другими странами в долларах. Подобные же расчеты были произведены за 1996, 1999 и 2002 годы с расширяющимся числом базовых данных по ценам на сравнимые товары и услуги – компоненты ВВП.

Т а б л и ц а  1

Источник: Мировая экономика и международные отношения. 2005. № 7. Сс. 85–89 (издание ИМЭМО РАН).

Приведенные в табл. 1 цифры показывают, что ВВП России в 2003 году составлял более 1,3 трлн дол. и наша страна занимала 10-е место в мире, отставая от США и Западной Европы примерно в 8 раз, от Китая – в 5 раз, от Японии – почти в 3 раза, от Индии – в 2,3 раза, от Великобритании, Италии и Франции – в 1,2 раза, от Бразилии – на 4 %.

По ВВП в расчете на душу населения мы отставали от США в 4 раза, от Западной Европы – в 3 раза, от Канады и Японии – в 3,1–3,3 раза, от Германии – в 3 раза, от Великобритании, Италии и Франции – менее чем в 3 раза, но Мексику опережали на 18 %, Бразилию – на 22 %, Китай – в 1,8 раза, Индию – в 3,2 раза.

По общему объему своего ВВП Россия вплотную стоит за Бразилией, и не исключено, что в ближайшие годы мы превзойдем эту страну по данному показателю. Но самое главное – Россия заметно приблизилась к уровню Великобритании, Италии и Франции, отставая от них теперь уже в пределах всего лишь 20 %. Обращают на себя внимание сильные позиции КНР. Китайский ВВП превышает уже 60 % от ВВП США, а ВВП Японии составляет сегодня лишь около половины ВВП Китая.

Обратимся теперь (табл. 2) к промышленному производству. В данной статье используются разработки (автор – Б.М. Болотин) по ППС Института мировой экономики и международных отношений РАН, базирующиеся на всей последней международной статистике и материалах мировой экономической литературы (к сожалению, в публикациях Госкомстата РФ отсутствует сопоставление долларовых показателей промышленного производства в разных странах).

Т а б л и ц а  2

Источник: Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет. М.: Юрист, 2003. Сс. 545, 546, 549, 550.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что по объему промышленного производства Россия – 6-я в мире (немногим более 20 % от уровня США); это гораздо более высокая позиция, чем по показателю ВВП. В Европе мы занимаем второе место после Германии, опережая, Великобританию, Италию и Францию. Канаду мы превосходим практически вдвое. Сказывается наличие у нас мощной добывающей промышленности и военно-промышленного комплекса.

Т а б л и ц а  3

Источник: Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет. Сс. 539, 540 (расчет).

Что касается производительности труда, то по этому показателю Россия отстает от США практически в 5 раз, от Канады – в 4 раза, от основных стран Западной Европы и Японии – примерно в 3,5–3,7 раза, от Мексики – на 36 %, от Бразилии – на 14 %. Зато мы вдвое превосходим Китай и почти втрое – Индию (см. табл. 3, которая составлена на основе оценок ИМЭМО РАН).

В 2003 году доходы населения составляли в России в среднедушевом выражении 4 690 дол., то есть 95 % от среднемирового уровня. Личные доходы в расчете на душу населения в России равнялись 17,9 % от уровня США, 28,8 % от уровня Германии, 29,7 % от уровня Японии и 211,7 % от уровня Китая.

Такова статистическая, чисто количественная характеристика места России в мировой экономике конца ХХ – начала XXI века. Что представляет собой качественная сторона состояния российской экономики и общества?

СТРАНА НЕЗАВЕРШЕННЫХ РЕФОРМ

После дефолта 1998 года и резкой девальвации рубля в России начался рост производства. Но, собственно, производство какой продукции стало расти? Достаточно ли эта продукция современна и конкурентоспособна, удовлетворяет ли ее качество высоким современным требованиям мирового рынка?

Наш экономический рост носит экстенсивный характер и происходит прежде всего за счет традиционной неконкурентоспособной продукции. Россия почти не производит современной и высококачественной конкурентоспособной продукции массового спроса гражданского, т. е. невоенного, назначения. Более того, в отличие от новых индустриальных стран и таких крупных развивающихся стран, как Бразилия, Индия и тем более Китай, Россия пока не сумела пробиться на широкий мировой рынок, занять собственные надежные ниши по поставкам готовой, а не сырьевой промышленной и сельскохозяйственной продукции.

Россия остается также и страной не доведенных до конца реформ. Большинство неудач в сфере российской экономики и ее реформирования было обусловлено слабостью институтов власти, отсутствием необходимой политической воли к созданию истинно эффективной рыночной экономики и формированию демократического строя. Недостаточный профессионализм, неграмотность и неопределенность в принятии решений, бездеятельность, а порой и прямой саботаж при их выполнении на разных уровнях государственной власти, слияние последней с финансовой и частнопредпринимательской средой превратились в обычное явление в системе нынешнего управления в России. Все это не может не сказаться самым негативным образом на характере развития нашей экономики.

Нельзя не сказать и о том, чтó на Западе часто называют «российской ментальной инвалидностью», – об отсутствии четкости и определенности в общественном сознании. Наше общество не полностью отбросило прежнее советское идеологизированное мышление, не подвело черту под своим коммунистическим прошлым в виде общественного суда над преступлениями большевиков, раскаяния или покаяния за беззакония, за насилие, за трагедии советского периода российской истории.

Еще не став прочно на путь рыночных реформ и последовательной демократизации, Россия боится «оранжевых» и иных революций, «тлетворного» влияния Запада и часто избирает путь изоляционизма, неприятия ценностей глобализации и европеизации. В этом отношении характерны оценки известного немецкого политического деятеля Отто Ламбсдорффа: «Российское общество само не решило, чего оно хочет, по какому пути желает идти. Так, сегодня в России существуют рядом друг с другом как самые прогрессивные, так и реакционнейшие тенденции, рыночное хозяйство и государственная экономика, свобода и авторитаризм, прогресс и реакция. Используя старую терминологию, можно было бы сказать: в России в настоящее время царит единство противоположностей».

В связи с этим РФ и ее экономику ожидает немало трудностей, смут и неопределенностей. Наиболее опасные из них могут быть связаны с обострением социального недовольства, а также с территориальными проблемами. Но в принципе у России есть все предпосылки не только для экономического роста, но и для экономического и социального процветания. И прежде всего это колоссальные людские, технологические, производственные и природные ресурсы: предприимчивые и образованные люди нового поколения, научно-технический потенциал в виде большой армии ученых, многочисленных НИИ и КБ, внушительного военно-промышленного комплекса, станочного парка и т. д. К этому следует добавить финансовые ресурсы и проявленную при президенте Владимире Путине политическую волю к возрождению России.

Но чтобы выбраться из создавшегося исторического тупика и занять достойное место в мире, ныне необходимо создать условия для консолидации сил рынка, правового и социального его обеспечения со стороны обновляющихся и укрепляющихся органов государственной власти. Необходимо разработать долгосрочную стратегию социально-экономического развития страны, всячески укреплять ее внутреннее единство, препятствуя любым проявлениям сепаратизма и распада, поднимать экономику Сибири и Дальнего Востока.

Но главное сегодня – это начать утверждать в стране новую, скорректированную модель экономических реформ. Ее основными элементами являются: всемерное поощрение инвестиций; модернизация производственного аппарата; укрепление рыночных институтов; проведение широкомасштабной инновационной политики; социальная ориентация результатов производства; укрепление территориальной целостности страны и межрегиональных экономических связей; окончательное преодоление остаточного, загнивающего большевизма и национализма; дальнейшее вовлечение экономики России в мировые глобализационные и интеграционные процессы с упором на производство высокотехнологичной продукции.

Необходимо, чтобы государственное содействие углублению системной трансформации осуществлялось не только за счет прямых инвестиций и затрат на НИОКР, но и с использованием всевозможных путей экономического регулирования, включая налоговые льготы, спецсубсидии, амортизационную и промышленную политику.

Такие шаги потребуют широкого использования современных экономических знаний, основательного развития экономической науки в стране.

ДОГОНИМ ИЛИ ПЕРЕГОНИМ?

В перспективе до 2015 года можно ожидать достаточно нормального и качественно улучшенного роста ВВП и промышленного производства. При этом среднегодовой темп роста ВВП до 2015-го составит, скорее всего, порядка 5 %, промышленного производства – несколько меньше (4 %). Некоторое отставание темпа роста промышленности от темпов роста ВВП характерно для стран, находящихся на постиндустриальной стадии развития экономики. Есть основания полагать, что в экономике России уже начался процесс перехода к постиндустриальной стадии.

Помимо роста капиталовложений, который сейчас опережает рост ВВП, со временем должны заработать такие факторы, как ускорение научно-технического прогресса, широкомасштабная предпринимательская инициатива, форсированный экспорт готовых изделий, прежде всего продукции машиностроения. Напомню, что в своей программе экономического развития до 2008-го правительство уже наметило среднегодовой темп роста ВВП на уровне почти 6 %.

Данный сценарий может быть реализован, если до 2015 года нам удастся избежать катастроф, подобных дефолту августа 1998-го, если в стране продолжатся рыночные экономические реформы, если будет осуществляться и впредь модернизация ее экономики и производственного аппарата. В противном случае темпы экономического роста неизбежно снизятся или же примут еще более некачественный, мобилизационный характер, и тогда вопрос о месте России в мировой экономике приобретет совсем иной смысл и перейдет в иную плоскость.

У экономики есть свои законы, и политические игры и противостояния не могут их отменить. Вместе с тем государство способно ускорить либо замедлить экономический рост или падение производства.

Существует два варианта возможной государственной экономической политики на перспективу до 2015 года. Во-первых, частичный возврат к авторитарным методам прямого государственного воздействия на развитие экономики с использованием рыночных механизмов, экономических рычагов и стимулов на базе уже созданных элементов рыночной инфраструктуры. Во-вторых, более решительное и настойчивое продолжение ранее начатых рыночных реформ с признанием допущенных ошибок, их исправлением и корректировкой рыночного курса, дальнейшим сотрудничеством с передовыми странами Запада, упором на ценности правового государства и гражданского общества.

Второй, наиболее предпочтительный вариант связан с необходимостью обеспечить современную законодательную базу и поместить экономический рост в рамки правового государства и гражданского общества. Важно подрезать крылья бюрократам-чиновникам, вмешивающимся в естественный процесс конкурентной хозяйственной деятельности в корыстных интересах, и осуществить давно назревшую административную реформу в целях оздоровления всего общества. Не менее существенно сохранить приверженность демократии и нормальному взаимодействию рыночных и демократических институтов и в основу экономического развития страны положить конкурентоспособность и широкий поток инноваций.

Данный прогноз позволяет предположить, как наша экономика будет выглядеть относительно экономик других стран.

В США долгосрочные, или «исторические», среднегодовые показатели темпов роста ВВП равняются примерно 2,7 %. Однако в 1990-е экономика Соединенных Штатов демонстрировала более высокие темпы, составлявшие порядка 4 % в среднем в год (вторая половина этого десятилетия), хотя в 2001–2003 годах эти темпы заметно снизились. Можно предположить, что на перспективу до 2015-го среднегодовой прирост ВВП США будет равен не менее 2,8 %. Поскольку темпы роста американской промышленности обычно составляют чуть более 70 % темпов роста ВВП, для промышленности США можно принять на перспективу среднегодовой прирост в размере 2 %.

В Германии долгосрочный ретроспективный среднегодовой прирост ВВП был не ниже, а выше, чем в Соединенных Штатах. Однако начиная с 1970-х годов она стала отставать от США по темпам развития своей экономики. Последнее четко проявилось в 1990-е и особенно в самые последние годы, когда германская экономика под влиянием ряда внутренних факторов оказалась чуть ли не самой больной среди стран – членов ЕС. На перспективу до 2015 года можно принять для Германии среднегодовой темп роста ВВП в размере до 2,6 %, промышленного производства – 1,8 %.

Во Франции долгосрочный «исторический» темп роста ВВП был ниже, чем в Германии и Соединенных Штатах. В последние годы, однако, Франции удалось несколько приблизиться к США по динамике этого показателя. Вместе с тем на перспективу до 2015-го, как мне представляется, вряд ли целесообразно исходить для этой страны из среднегодовых темпов роста ВВП и промышленности, превышающих соответственно 2,5 и 1,2 %.

Весьма необычные и интересные вещи происходят с показателями экономического роста Великобритании. В течение многих десятилетий ее экономика развивалась заметно медленнее экономик других ведущих капиталистических стран. В Европе даже появился термин «английская болезнь». Однако после либеральных реформ Маргарет Тэтчер страна заметно ускорила свой экономический рост, и в 1980-е годы среднегодовой прирост ВВП Великобритании (2, 7%) был выше, чем в Германии, Франции и США. В последние годы темпы роста экономики Великобритании замедлились и были ниже, нежели в Соединенных Штатах, но выше, чем в Германии, Италии, Франции и Японии. В западной прессе стали всерьез рассматривать перспективы того, что Великобритания обгонит Францию по объему ВВП. Но на период до 2015-го, думаю, можно исходить из среднегодовых темпов роста ВВП Великобритании в 2,4 %, ее промышленного производства в 1,1 %, т. е. не более высоких, чем во Франции.

Прогноз по главным странам Западной Европы позволяет сделать ориентировочные оценки возможных темпов роста ВВП и промышленности по всему Западно-Европейскому региону. Среднегодовой прирост ВВП Западной Европы до 2015 года составит порядка 2,5 %, промышленного производства – 1,7 %.

При этом, похоже, западноевропейская экономика будет расти до 2015-го несколько медленнее, чем американская. Экономические позиции Западной Европы после долгого периода их относительного усиления в последние два-три десятилетия стали ослабевать по сравнению с позициями США. Сегодня нет оснований  полагать, что за ближайшее десятилетие эта тенденция изменится. В Соединенных Штатах более низкая норма налогообложения, ниже, чем в Западной Европе, норма накопления и норма безработицы, более высокая конкурентоспособность. США имеют более сильные позиции в области выпуска высокотехнологичной продукции, инновационной активности и инфраструктуры научно-технического прогресса, что будет в значительной мере определять экономический рост и лицо экономики любой развитой страны в начале ХХI века. Традиционно Соединенные Штаты превосходят Западную Европу по широте и риску предпринимательской активности.

Т а б л и ц а  4

Ориентировочное сопоставление ВВП и объемов промышленного производства во всех сравниваемых странах (табл. 4) показывает, что к 2015 году Россия не достигнет тех соотношений по ВВП с США, которые она имела в 1913, но заметно приблизится к Германии и превзойдет Великобританию и Францию. Отставание от США будет значительным и сохранится надолго. Так что России лучше не говорить о своей великодержавности или мировом лидерстве.

Доля России в мировом ВВП в 2000 году была равна всего 2,1 %, (в 1913 г. в современных границах – 6,2 %), соотношение ВВП России к ВВП всего Западно-Европейского региона составляло в 2003-м 12,5 % (в 1913 г. – 18 %). В 2015 году доля России в мировом ВВП будет равна почти 3 %, а соотношение ВВП России и всей Западной Европы составит порядка 17 %. Доля России в мировом ВВП в 2015-м будет, как минимум, вдвое меньше, чем в 1913-м. Станет меньше доля нашей страны и в мировом промышленном производстве. По оценке ИМЭМО РАН, доля России в современных границах в мировом промышленном производстве в 1913 году была равна 8,9 %, в 2000-м – 4,4 %, в 2015 году она вряд ли намного превысит 5 %, что заметно меньше, чем в 1913-м. Никогда еще за несколько последних столетий Россия не имела таких низких показателей по сравнению как с мировым ВВП, так и с ВВП ведущих стран Европы.

Таким образом, за более чем вековой период не повысится доля нашей страны в мировой экономике, ее важнейшие макроэкономические показатели не вырастут относительно уровня США. Такой будет цена за сто лет смуты, революций и утопических иллюзий построения «светлого рая» сначала в одной отдельно взятой стране, затем в лагере мирового социализма на путях, которые уводили в сторону от демократии и рынка, от развития мировой цивилизации.

Тем не менее экономически Россия в перспективе неизбежно будет сильным государством, займет по размерам ВВП первое место в Европе и пятое-шестое место в мире. А вот с точки зрения политического или общецивилизационного развития с Россией может быть все что угодно, пока она не будет иметь внятной и конкретной стратегии своего развития, не сделает окончательный выбор в пользу глобализации и европеизации, не выработает руководящую национальную идею в рамках современных цивилизационных норм и приоритетов.

Последнее обновление 10 марта 2007, 21:14

} Cтр. 1 из 5