Открытый код и национальная безопасность

21 августа 2007

П.П. Житнюк – Соучредитель компании iTREND, эксперт-аналитик компании "КОРУС Консалтинг", веб-редактор журнала "Россия в глобальной политике".

Виталий Кузьмичёв

Леонид Сомс

Резюме: Информационные технологии – одна из самых важных сфер человеческого развития в постиндустриальном мире. Сегодня же получается, что на средства российских налогоплательщиков поддерживается не самая бедная ИТ-отрасль экономики США.

Вступление Российской Федерации во Всемирную торговую организацию станет принципиальным рубежом развития экономики нашей страны. Долгий путь, начавшийся в 1994 году подачей заявки о ее присоединении к Генеральному соглашению о тарифах и торговле (ГАТТ), по всей видимости, близится к завершению. На финальной стадии переговоров России приходится решать наиболее сложные и важные вопросы, например проблему, связанную с нарушением прав интеллектуальной собственности (попросту говоря, пиратством) в сфере информационных и коммуникационных технологий (ИКТ).

Российские ИКТ пока находятся на менее высокой ступени развития, чем в развитых постиндустриальных державах, хотя тенденции обнадеживают. Российский рынок стал более открытым, он сталкивается с возрастающей конкуренцией на мировом уровне. Внедрение новых технологий, повышающих эффективность управления, активное использование передового зарубежного опыта, применение новых методов и ноу-хау становятся нормой для частных компаний и государственных учреждений.

В ноябре 2006-го в Ханое был подписан российско-американский Протокол о присоединении России к ВТО. Москва убедила партнера в том, что будет активно бороться за соблюдение авторских прав и не допустит ухудшения ситуации с защитой интеллектуальной собственности. Часть разногласий снята подписанием так называемых обменных писем – документов, фиксирующих взаимные позиции Москвы и Вашингтона. Одно из них посвящено проблематике интеллектуальной собственности.

Следует отметить, что в этой области российское законодательство практически полностью гармонизировано с международными договорами. На сегодняшний день Российская Федерация – участник 20 из 24 международных соглашений в сфере интеллектуальной собственности. Мы также находимся в процессе подписания договора по авторскому праву, в перспективе – заключение двух договоров с Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС) по Интернету.

За подготовительный период российский рынок информационных технологий (ИТ) стал более зрелым, и действующее законодательство практически соответствует требованиям ВТО, в том числе и тем, что предъявляются в Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Впрочем, последнее предполагается расширить (так называемые требования «ВТО плюс»), что поможет выявлять правонарушения не только на рынке товарных знаков, но и по более сложным видам интеллектуальной собственности. Очевидно, что оппоненты России будут использовать ситуацию с контрафактом как дополнительное препятствие на пути к членству во Всемирной торговой организации.

«Ожидание ВТО» уже сейчас привело к усилению борьбы с несанкционированным использованием интеллектуального труда. В первую очередь, это затронуло распространителей нелегального программного обеспечения (ПО), или, попросту говоря, пиратов. Меры по борьбе с пиратством были ужесточены еще в декабре 2005 года, когда впервые в российской уголовной практике директору частной компании из Ростова-на-Дону был вынесен приговор (год лишения свободы и штраф) за установку пиратского ПО на компьютеры клиентов. До этого обвинительные приговоры выносились только изготовителям и распространителям контрафактной видеопродукции. Ростовское дело создало прецедент: впервые срок получил специалист, который устанавливал контрафактное программное обеспечение.

Последующее заведение уголовных дел (особенно процессы против директора одной из пермских школ Александра Поносова и директора Челябинского текстильного комбината Владимира Калиниченко) за использование нелегального программного обеспечения Microsoft – заставили общественность, предпринимателей и госчиновников по-новому взглянуть на ситуацию с пиратством.

Руководители крупнейших российских компаний не отрицают необходимости платить за лицензионные копии программного обеспечения. Однако многие считают, что главной причиной пиратства являются слишком завышенные цены на ПО. Серьезной проблемой остается и тот факт, что большинство топ-менеджеров даже не подозревает об использовании в их фирмах пиратского программного обеспечения. Только 10 % директоров отметили факт наличия у себя нелицензионных программных продуктов. В то же время чем ниже сотрудники по служебной лестнице, тем более реальными становятся цифры. Так, 59 % замдиректоров и 67 % начальников отделов признали, что в их компаниях имеется пиратское ПО (http://www.cnews.ru/news/top/index.shtml?2005/10/28/190795).

Эти цифры близки к оценке уровня пиратства в России, которую приводит аналитическая компания International Data Corporation (IDC), в докладе, опубликованном организацией Business Software Alliance. Согласно данному исследованию, доля нелицензионного ПО в России составляет 87 % и оценивается в 1,3 млрд долларов. В сегменте домашних пользователей этот показатель достигает 81,7 %. По прогнозам IDC, благодаря не только милицейским рейдам и ужесточению законодательства, но и более гибкой ценовой политике производителей, уровень компьютерного пиратства в Российской Федерации будет ежегодно снижаться на несколько процентов.

ЧТО ВТО НАМ ГОТОВИТ?

Выступая на открытии выставки «CeBIT-2007» в Ганновере министр информационных технологий и связи России Леонид Рейман привел следующие данные: уже в 2010 году объем отечественного ИТ-рынка возрастет с 12 млрд дол. до 40 млрд дол., то есть более чем втрое. Экспорт ИТ-продукции должен, соответственно, превысить нынешние 1,8 млрд дол. и достигнуть 10 млрд долларов. Начиная с 2000-го российский сектор ИТ растет более чем на 20 % ежегодно, сейчас в России активно вводятся в строй технопарки, которые будут способствовать дальнейшему ускорению темпов. Министр также напомнил о создании Российского инвестиционного фонда информационно-коммуникационных технологий. Он должен приступить к работе в текущем году, как только за счет привлечения частных инвесторов доля государства в нем снизится до 51 %. Общий объем государственных вложений в фонд составляет 50 млн долларов.

Для российского ИТ-сообщества вступление в ВТО сопряжено со многими, хотя и вполне предсказуемыми и ожидаемыми сложностями: речь идет об ужесточении требований к качеству продукции и услуг, вопросах сертификации, проблемах соответствия международным стандартам. Именно несоответствие отечественных продуктов и услуг мировым сертификационным стандартам зачастую составляет основную проблему выхода на новые рынки. Это порождает значительные трудности в сфере реализации совместных проектов с иностранными партнерами.

Для большинства ИТ-компаний переходный период станет серьезным экзаменом на зрелость. Мелким, не имеющим достаточного опыта предприятиям предстоит переквалификация. Не исключена возможность поглощения их более крупными компаниями, а многим вообще придется покинуть рынок масштабных, особенно государственных, проектов. При вступлении России в ВТО импортные пошлины на товары ИТ («компьютеры и средства их производства») будут отменены через три года. Отмена пошлин, безусловно, приведет к перераспределению ИТ-рынка не в пользу отечественных производителей оборудования и усилит конкуренцию с западными компаниями.

Однако компании, которые имеют прочные связи с лидерами мирового ИТ-рынка, в которых знания и опыт сотрудников подтверждаются признанными на мировом уровне сертификатами, в условиях ВТО даже выиграют. Зарубежным компаниям, которые только готовятся к приходу на российский рынок, придется затратить значительное время на освоение реалий российского рынка, осуществить масштабные исследовательские программы и провести рекламные кампании, что потребует, может быть, от года до нескольких лет. Отечественные ИТ-структуры успеют за это время приспособиться к новой обстановке.

Основные разработчики крупных проектов автоматизации сохраняют спокойствие. Конкуренция даже с самыми маститыми зарубежными компаниями их не пугает. Знание особенностей российского бизнеса и опыт внедрения различных ИТ-систем на местном рынке делает работу отечественных компаний более ценной для потенциальных пользователей.

Больше всех выиграют потребители: обострение конкуренции приведет к снижению цен и положительно отразится на качестве товаров.

OPEN SOURCE: И ВОЛКИ СЫТЫ, И ОВЦЫ ЦЕЛЫ

Ужесточение требований по использованию интеллектуальной собственности и соблюдению авторских прав, несомненно, вызовет повышенный интерес к программным продуктам на основе открытого кода – Open Source.

Одновременно с коммерческим, так называемым «проприетарным», софтом существует широчайшее поле «открытого», или свободного, программного обеспечения. Его идея заключается в том, что программные коды доступны для использования и редактирования, но результат редактуры должен быть обнародован и свободен для общего использования. Исходные коды открытых программ выпускаются либо как всеобщее достояние, либо на условиях «свободных» лицензий, как, например, GNU General Public License или BSD License. Таковые, как правило, выдвигают требование доступности кода и его распространения вместе с программным обеспечением. Его можно использовать для своих нужд, но с определенными ограничениями. В некоторых случаях (в частности, популярнейший веб-сервер Apache либо ставшая практически стандартом для большинства серверов операционная система FreeBSD) ограничения незначительны. «Лицензия не должна ограничивать право любых физических/юридических лиц продавать или бесплатно распространять программный продукт» – так говорится в Концепции Open Source.

В начале эволюции открытого ПО подобные разработки были доступны исключительно профессионалам. Отсутствие графических интерфейсов вроде Windows либо MacOS, непривычная архитектура системы, несовместимость форматов файлов со стандартами Microsoft, малое количество поддерживаемых аппаратных устройств отпугивали обычных пользователей. Они привыкли к удобству, простоте использования и настройки программных продуктов Microsoft и ему подобных производителей проприетарного ПО под Windows.

Несомненные преимущества открытого кода (свободное распространение, качество и производительность, которые обеспечиваются за счет работы «коллективного разума» десятков тысяч энтузиастов во всем мире) могли оценить только профессионалы программирования и системные администраторы. Однако сообщество Open Source развивалось, и многие гиганты рынка программного обеспечения, такие, например, как Sun Microsystems или Novell, осознав перспективы свободного ПО для коммерческого использования, стали вкладывать большие ресурсы в эти разработки.

Тем не менее вопрос о противопоставлении коммерческих программных продуктов и продуктов Open Source не столь принципиален, борьба между корпорациями и свободным ПО ведется в разных плоскостях. В конечном счете, в цивилизованном правовом обществе все зависит от удобства либо целесообразности использования того или иного продукта: пользователь (приобретатель) должен самостоятельно определять наиболее выгодные и функционально оправданные решения.

В России программное обеспечение с открытым исходным кодом наиболее активно применяется в структурах Министерства обороны. Министерство образования и науки до недавнего времени ориентировалось исключительно на Microsoft Windows. Эта операционная система, причем конкретная версия – Windows 2000, требовалась по условиям тендеров на компьютеризацию школ. Но в 2007-м в государственных структурах наметилась позитивная тенденция в отношении ПО с открытым кодом.

Важнейшая особенность такого рода программного обеспечения – доступность исходных текстов программ для самостоятельного изучения. Тем самым у российских разработчиков – от самых продвинутых до начинающих студентов либо даже старших школьников – появляется уникальная возможность максимально быстро постичь суть самых современных технологических решений и на равных влиться в общемировой процесс разработки программного обеспечения. Это тем более важно сегодня, когда уйти от сырьевого вектора развития можно лишь в сторону высоких наукоемких технологий.

В феврале 2007 года авторы проводили в петербургском информационном агентстве «Росбалт» «круглый стол», посвященный проблемам свободного ПО и его будущему применению в России. Участники – представители крупных ИТ-компаний, государственных учреждений и органов власти, включая Законодательное собрание Санкт-Петербурга, проявили большой интерес. Уже после мероприятия поступило значительное количество запросов повторить «круглый стол» в других городах, а итоговый ролик, выложенный организаторами в Интернет, скачали более 40 тысяч пользователей. Широкие массы специалистов всерьез задаются вопросом о том, как существовать дальше в условиях повышенного внимания государства к используемому в организациях ПО.

Для успешной интеграции России не только в ВТО, но и в общемировое ИТ-сообщество необходимо, чтобы государство содействовало обеспечению равноправной здоровой конкуренции, в том числе в области применения программного обеспечения. Все участники коммуникаций – и в частных, и в государственных структурах – для начала должны хотя бы в общих чертах знать о существовании различных типов ПО – закрытого (проприетарного) и открытого (свободного).

ВОПРОСЫ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Важным аспектом применения ПО являются вопросы информационной безопасности страны. Государство, планирующее занимать одну из ключевых позиций в мировом сообществе, должно быть уверено, что программное обеспечение, управляющее критически важными процессами (особенно в оборонной отрасли), не содержит «закладок», наличие которых способно повлечь за собой непредсказуемые последствия.

Предотвратить кризисы возможно посредством перехода государственных учреждений и организаций федерального подчинения на ПО с открытыми кодами. Министерство информационных технологий и связи и Министерство экономического развития и торговли уже выразили заинтересованность в подобной мере. Это имеет и важное экономическое значение. Направление бюджетных средств в российские компании вместо зарубежных, а также на оплату реальных сервисных служб и обучения позволит расширять ИТ-сферу внутри России. Лицензионные отчисления иностранным корпорациям из бюджетных средств представляются неэффективными расходами государства в ИТ-бизнесе.

Свободное ПО – это уникальная возможность. Ее можно и нужно использовать, например, при создании новой отрасли промышленности, связанной с программным обеспечением. Приходит время активных действий, и если в процесс будут вовлечены все стороны, заинтересованные в развитии отечественной ИТ-индустрии, то Россия сможет не только избавиться от внешней зависимости, но и решить локальные задачи, направить средства на развитие своей экономики.

В 2003-м в рамках рабочей группы при Министерстве связи и информатизации РФ (прежнее название ведомства. – Ред.) была разработана «Концепция базового программного обеспечения в Российской Федерации». В ней содержатся предложения по созданию отечественной отрасли производства и обслуживания собственного ПО на базе открытых программных продуктов. Основная идея этой концепции – необходимо оснастить все государственные институты софтом отечественной разработки. Эффект от этого будет разнообразным: в области безопасности (в том числе военной), экономики (масштабная экономия бюджетных средств, дальнейшее развитие сферы ИТ-услуг), социальной сферы (образование новых рабочих мест, наращивание интеллектуального потенциала), научного процесса (вовлечение научных и учебных заведений всей страны в разработки). (Ознакомиться с данной Концепцией можно по адресу http://www.linuxformat.ru/docs/bpo_concept.phtml)

Подобные проекты есть и за рубежом. Экономические программы для стимулирования перехода различных отраслей на открытые технологии разрабатываются в Индии и Китае, сделаны заявления об использовании Linux в качестве официальной государственной операционной системы (ОС). Еще в 2003 году ряд госкомпаний Японии, Южной Кореи и Китая начали работы по созданию собственной ОС, которая должна избавить от внешней зависимости. Сингапур, Тайвань и Германия намерены внедрять серверные решения на базе Linux, мотивируя это прежде всего соображениями экономии средств. Очевидно, что движение в этом направлении будет развиваться.

В рамках стратегического развития российских ИТ следует обеспечить возможность свободного осознанного выбора различных видов применяемого программного обеспечения – особенно для государственных предприятий и организаций. В государственной политике необходимо избегать тенденций к монополизму, поскольку здоровое развитие обеспечивается именно благодаря свободной конкуренции. Как доказывает развитие глобальной экономики и тем более информационных технологий, использование такого типа ПО – продукции собственных разработчиков, находящихся на территории России и выполняющих международные правила General Public License (GPL), – мощная составляющая национальной безопасности.

* * *

Россия должна использовать достижения мирового сообщества и в полном соответствии с лицензией GPL применить разработки программных продуктов Open Source для развития собственной ИТ-индустрии. Стране, которая претендует на значительную роль в глобальной экономике, необходима независимость в отношении базового программного обеспечения, каким является любая операционная система. Информационные технологии – одна из самых важных сфер человеческого развития в постиндустриальном мире. Сегодня же получается, что на средства российских налогоплательщиков поддерживается не самая бедная ИТ-отрасль экономики США. В отсутствие государственной программы поддержки российской ИТ-отрасли огромные средства уходят зарубежным компаниям, а отечественные разработчики зачастую остаются на грани финансового выживания.

Разумеется, нельзя настаивать на полном «изгнании» иностранного ПО: любой программный продукт обладает собственной нишей, пользователям нужна полная свобода выбора. Но в той части, которая решающим образом влияет на информационную безопасность, а именно, в части операционных систем, требуется четкая государственная политика – ОС, используемая в государственных структурах, оборонной промышленности, образовании и так далее, – должна иметь местные «корни». Именно в сфере образования необходима как можно большая свобода действий для изучения альтернативных Microsoft операционных систем. В этом случае Россия получит поколение людей, свободно ориентирующихся в любых сложных программных средах, способное творчески подходить к широчайшим возможностям, предоставляемым ИТ, и тем самым уйти от необходимости вслепую потреблять монопольный продукт единственного иностранного производителя.

Последнее обновление 21 августа 2007, 10:24

} Cтр. 1 из 5