№ 3 Май/Июнь 2006
  • Российский сезон

    Вступительное слово главного редактора

  • Россия как локомотив мирового развития

    Российское общество все глубже вязнет в паранойе якобы неизбывного существования в «кольце врагов». Оно упорно коснеет в фобиях, вместо того чтобы избавиться от них и утвердить свой авторитет, предложив адекватное видение и варианты солидарных ответов на вызовы времени.

  • Сохранится ли запрет на ядерные испытания?

    Пока ни Россия, ни США, ни КНР открыто не признают наличия каких-либо проблем с обслуживанием своих ядерных арсеналов. Однако в профессиональной среде физиков-ядерщиков распространяется мнение о том, что без испытаний невозможно гарантировать надежность и безопасность зарядов. И это не может не влиять на политиков.

  • США и Россия: отношения сквозь призму идеологий

    (2)

    По сравнению с Советским Союзом во внешней политике России просматриваются прагматизм, стремление к «свободе рук». Не связывать себя абстрактными принципами, а маневрировать. Не вступать в «идеологические» альянсы, а «работать» на двусторонней основе. Долгосрочные результаты менее важны, нежели процесс поддержания контактов, сегодняшняя роль Москвы и те дивиденды, которые можно получить сейчас.

  • Парадокс непостоянства

    Внешняя политика России жизнеспособна хотя бы потому, что ей свойственно постоянно сбивать с толку или приводить в замешательство своих партнеров, которым приходится все время ломать голову над тем, как ее интерпретировать. В основе курса – процесс национальной постимперской самоидентификации, обретаемой страной, в памяти которой еще живы ее былые отношения с другими государствами.

  • Революция компромиссов

    Испанские демократические преобразования не могут дать чудодейственных рецептов для России. Однако успех Испании доказывает, что демократия – это продукт навыков и талантов конкретных политиков, а не результат особой конфигурации гражданского общества и политических организаций или некоего макроэкономического процесса.

  • Россия и глобализация

    (1)

    Развитие рыночной глобализации и усиление террористической активности – процессы параллельные и взаимосвязанные. Терроризм коренится не только в бедности, но и в углубляющейся пропасти между бедностью и богатством, в желании добиться успеха любой ценой.

  • Глобально интегрированное предприятие

    В ответ на глобализацию и развитие современных технологий возникает новая корпоративная единица. В ее основе – совместная инновационная деятельность, интегрированное производство и привлечение внешних специалистов. Подобное «глобально интегрированное предприятие» довершит процесс глубокой перестройки геополитики, торговли и образования.

  • Экономическая свобода и международный мир

    Свободный рынок так формирует сферу межгосударственной конкуренции, что возникающие конфликты могут быть урегулированы без обращения к военной силе. Преобразование торговли, как результат экономической свободы, также ведет к трансформации международных отношений.

  • Трудовая миграция: факторы и альтернативы

    В отличие от ситуации в большинстве развитых стран, депопуляция в России потенциально чревата угрозами ее безопасности и территориальной целостности. Убыль населения огромной страны тормозит рост рынков потребительских товаров и услуг, препятствует расширению транспортной сети, затрудняет освоение богатых природными ресурсами восточных и северных районов.

  • Обстановка в Ираке: перспективы развития

    Несмотря на меры, принимаемые иракским руководством и американскими оккупационными силами, положение в Ираке остается нестабильным и не демонстрирует признаков улучшения. К такому выводу приходят участники ситуационного анализа, проведенного под руководством академика Евгения Примакова.

  • Эволюция успеха

    (2)

    В Белом доме считают, что с 2001 года на Большом Ближнем Востоке наметились благоприятные тенденции, обусловленные продвижением трансформационной демократии. Они, конечно, не являются заслугой исключительно Америки, но без лидирующей роли США были бы невозможны.

  • Азербайджан между Америкой и Ираном

    Кризис вокруг ядерной программы Ирана привлек его внимание к своему соседу – Азербайджану, с которым Иран связан своим многочисленным азербайджанским меньшинством и многолетними непростыми отношениями. Перспектива быть втянутым в крупный военный конфликт очень беспокоит Баку.

  • После «Дорожной карты»

    Россия может выступить с новой дипломатической инициативой, направленной на снижение напряженности в палестино-израильском конфликте. Она должна основываться на принципе «демографического размежевания» между израильтянами и палестинскими арабами.

  • Двукратное «ура» дорогостоящей нефти

    Цены на сырую нефть находятся сегодня на высоком уровне не потому, что запасы иссякают (на самом деле они далеко не истощены), а потому, что нехватка перерабатывающих мощностей ограничивает количество сырой нефти на мировых рынках. Но у высоких цен есть и положительный аспект: они могут подвигнуть нефтяную индустрию к инвестированию в новые мощности.

  • Снизить зависимость от ближневосточной нефти

    (1)

    Администрация Джорджа Буша-младшего признала, что объем сырьевого импорта из взрывоопасных регионов угрожает безопасности Соединенных Штатов.

  • Россия в «Большой восьмерке»:
    из гостей – в председатели

    Интеграция России в
    «клуб» ведущих индустриальных держав мира стала уникальным процессом в современной политической истории.

Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

"Чтобы выживать, Россия должна побеждать"

Он был советником Ельцина и разрабатывает геополитическую стратегию для Путина. Сергей Караганов о ведущей роли России в глобальном мире и взрывоопасном недостатке взаимопонимания между военными силами.

Колонка редактора

Сложить мозаику

В сирийском конфликте наступило время подведения промежуточных итогов. Президент России Владимир Путин заявил на встрече с сирийским лидером Башаром Асадом, что военная фаза конфликта близка к завершению, наступает время политического урегулирования.


Мягкая сила в ногу со временем

Страны на мировой арене конкурируют между собой не только в военно-политической, экономической или технологической сферах, но и в способности достигать своих внешнеполитических целей за счет привлекательности модели собственного развития, силой убеждения, а не принуждением или деньгами.

«Патология нашего времени — потеря контакта с реальностью»

О самых страшных угрозах человечеству и влиятельном классе «интеллектуальных идиотов».

Межсирийское примирение: между Астаной и Женевой

О значении совместного заявления президентов РФ и США

Встреча Путина и Трампа в Дананге: не Reset, а Ctrl+Alt+Del

Вторая личная встреча Президентов Путина и Трампа на полях саммита АТЭС во вьетнамском Дананге стала отражением всей «неправильности», которая только может сопровождать сегодня российско-американские отношения.

НАТО пытается раздувать «угрозу с Востока»

Об отношениях с военно-политическим блоком и перспективах его расширения

«Мы не можем позволить себе не разговаривать друг с другом»

Президент ФРГ о путях выхода из кризиса в отношениях с РФ.

Кто хозяин либерального мирового порядка?

Трансформация Евразии и новая парадигма международных отношений.

Новая «Северная политика» и корейско-российское сотрудничество

В то время как очередной виток северокорейского кризиса угрожает перейти в горячую стадию, мир отчаянно нуждается в конструктивном сотрудничестве, способном вывести стороны из спирали конфликта. Возможно, российско-корейское взаимодействие и евразийская интеграция станут ключом решения проблемы?

Россия-ЕС: Quo Vadis? Без перемен, нормализация или ухудшение

Украинский кризис стал важнейшим центробежным фактором в отношениях между Россией и Европейским Союзом, но началось все отнюдь не с этого.

Советские корни российского вмешательства в политику США

Обнародование открытой версии секретного доклада американских разведслужб, в которой описывается, как российские службы безопасности старались воздействовать на прошлогоднюю президентскую кампанию в США, помогая Дональду Трампу, вызвало ощущение дежавю.