№ 5 Сентябрь/Октябрь 2006
  • Между партнерством и разладом

    Главная причина непрочности американо-российских отношений состоит в том, что стороны недооценивают их обоюдную важность. Со времени крушения Советского Союза громкие заявления Москвы и Вашингтона о необходимости сотрудничества и несении некой общей ответственности так и не убедили ни парламентариев, ни прессу, ни общественность обеих стран.

  • Закат «бездомных грандов»?

    Решение «Газпрома» обойтись без иностранных партнеров при освоении Штокмановского месторождения – симптом серьезных сдвигов на мировом энергетическом рынке. Транснациональные гиганты начинают терять прежнее влияние.

  • Самоопределение: между правом и политикой

    Любое решение о будущем статусе Косово создаст международно-правовой прецедент, который невозможно будет игнорировать при решении конфликтов на постсоветском пространстве, прежде
    всего на Южном Кавказе.

  • Как НАТО не стала глобальной

    В истории НАТО уже имела место острая борьба между сторонниками «глобального» и «регионального» подходов. Ярым приверженцем глобализации альянса почти полвека назад выступал президент Франции Шарль де Голль.

  • Глобальная НАТО

    Возрождение глобальной политики после завершения холодной войны заставляет НАТО расширить свое географическое
    присутствие и зону операций. На глобальные вызовы современности в состоянии ответить только по-настоящему глобальный альянс.

  • Что значит быть британцем

    Чем определяется британская идентичность – общими ценностями либо только национальной принадлежностью? Но если понимать, что именно общие ценности определяют, что значит быть британцем в современном мире, то можно строить новые отношения между государством, сообществом и индивидом.

  • «Ядерный апартеид» и ядерное разоружение

    Постоянное появление новых государств с ядерным статусом будет множить количество стран, осуществляющих ответное ядерное сдерживание. Обострения ситуации, несанкционированное применение и неверное истолкование намерений повысят вероятность ядерной войны.

  • Религиозный ренессанс?

    Вступительное слово главного редактора

  • Возврат в Средневековье?

    (5)

    ХХI век будет эпохой этнических и этноконфессиональных конфликтов. В условиях идеологического противостояния двух мировых систем они оставались «замороженными». Но теперь нации, этнические группы, конфессиональные сообщества принялись сводить друг с другом старые счеты.

  • О разуме и вере

    В религии случаются крайне опасные патологии, поэтому она должна позволять божественному свету разума очищать и упорядочивать ее. Но существуют и патологическое высокомерие разума, который нуждается в напоминаниях о его границах и обязан учиться у великих религиозных традиций.

  • Божья страна?

    Религия всегда была важной движущей силой политики Соединенных Штатов. Однако в последнее время численность и влияние евангелической общины возросли настолько, что американская политическая арена претерпела серьезные изменения. Это оказало драматическое воздействие и на внешнюю политику. Но оснований для паники нет: евангелисты фанатически привержены идее справедливости и цели сделать мир лучше. Они также стремятся взаимодействовать с представителями других конфессий.

  • Сколько на Земле цивилизаций?

    (2)

    Даже в страшном сне Аристотелю не могло присниться такое толкование, в соответствии с которым варварская Персидская империя, пожелавшая стереть с лица земли демократические Афины, являлась всего лишь соседней цивилизацией. На исходе ХХ столетия теоретическую базу под этот постулат, ставящий на одну доску демократию и деспотизм, подвел американец Самьюэл Хантингтон.

  • Конфликт цивилизаций: исчезновение или возрождение России?

    Россия становится объектом возрастающей экспансии сильнейших цивилизаций – западной, мусульманской, китайской. И перед нами стоит задача не только сохранить собственное «я», но и не оказаться рекрутированными той или иной стороной конфликта. С Западом нас объединяют общие христианские корни, с Востоком – глубинное неприятие либерализма.

  • Европейский «центр» и его «окраины»

    Тезис об особости России принимается ныне как данность, не требующая доказательств. Между тем нынешняя Россия если и кажется уникальной, то не более, чем другая «окраина» Европы – Соединенные Штаты. Россия и Америка очень схожи друг с другом и резко отличаются от Европы.

  • Иммигрантские сообщества: опыт Франции

    Проблема возникновения замкнутых инокультурных сообществ, сопротивляющихся попыткам ассимиляции, уже давно назрела в Западной Европе. Сегодня она все более актуальна и в России. Отечественным политикам полезно изучить опыт Франции, которая активно ищет ответы на вызовы, связанные с этническим многообразием.

  • Каким нам видится ислам

    (1)

    Образ врага, формирующийся в российском обществе, окрашен в религиозные тона. «Исламская угроза» постепенно превращается в главное «пугало», чему способствуют многочисленные бытовые стереотипы и возникающая государственная идеология противостояния всему тому, что кажется «чуждым».

  • Проблемы становления или сдвиг парадигмы?

    Возрождение России из пепла не привело к углублению партнерства, на которое рассчитывал Запад. Вместо этого наши отношения образца 2005–2006 годов (если судить по политической риторике) деградировали до самой низкой отметки со времени распада Советского Союза. По мнению многих, планка отношений будет опускаться и впредь.

Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

В 2017 году нас в Азии стали считать своими

Пришла пора использовать конкурентные преимущества Сибири и Дальнего Востока, перенести туда часть министерств и начать процесс, который превратит эти два региона в единое целое.

Колонка редактора

Европа в себе

Политический кризис в Германии показал: никогда, начиная с середины ХХ века, политическое будущее Европы не было столь туманным.


Непреднамеренная эскалация: пять уроков Израиля для России и НАТО

С тех пор, как Россия взяла под контроль Крым в 2014 г., западные аналитики и военные стратеги потратили немало сил на сдерживание будущей воинственности Москвы.

Спецназ, контрактники, волонтеры: российские экспедиционные войска в сирийской операции

В статье освещается малоизученный аспект российской интервенции в Сирии: присутствие экспедиционных сил, задействованных на сирийских фронтах наряду с регулярными вооружёнными силами.

Вижу цель – какие препятствия?!

Россия снова выходит на сцену мировой политики, однако без стратегического видения будущего

Индия: начать с малой

Индию в последние годы то ругают, то хвалят, то очаровываются ею, то высокомерно кривят губы. В 2015 и 2016 гг. она была «новостью года», потому что стала самой быстрорастущей экономикой мира, оставив позади китайского дракона. В 2017 г.

«Каждый швед знает кого-то, кто видел русскую субмарину»

Как поиск подводных лодок помог Швеции стать первой в Европе по затратам на каждого военнослужащего

«Мы не станем рисковать тысячами жизней наших украинских соседей»

В Москве во вторник прошел неформальный саммит Содружества Независимых Государств (СНГ) — самой представительной региональной организации на постсоветском пространстве. Этот регион считается приоритетным с точки зрения российской внешней политики, однако он же является для Москвы и самым проблемным.

Глобальное возрождение экономического национализма

На фоне того, как геоэкономическая мощь всё больше смещается с Запада на Восток, экономический национализм становится стратегией развития поднимающихся государств, позволяя им изменить неблагоприятную асимметрию взаимозависимости в свою пользу.

Альт-райт: радикальные альтернативные правые движения в трампистской системе координат

Подъём альтернативных ультраправых движений, или Альт-Райт, – противоречивый и неоднородный феномен. Однако он является свидетельством исторической идейной трансформации, меняющей политический баланс в странах Запада.

Кондициональность за пределами санкций

Определение и реализация интересов в отношениях между Россией и ЕС.

Коллапс «евразийского вектора» в Украине и нарастание пронатовских настроений

До 2014 года большинство украинцев не рассматривали европейскую интеграцию в качестве «национальной идеи». Тем не менее, украинцы в основном позитивно оценивали развитие отношений и интеграцию с Европейским Союзом.