№ 4 Июль/Август 2007
  • Николя Саркози: прагматизм и преемственность

    Новый президент Франции стремится возложить часть ответственности за возможные внешнеполитические издержки на перебежчиков из левого лагеря. Реальное руководство внешней политикой будет осуществлять не МИД, а лично глава государства при опоре на создаваемый Совет национальной безопасности

  • Индийский марш

    Общая история и единство задач, проистекающее из неравноправного положения в международном разделении труда, цементируют узы стран Юга. Региональные державы зоны Юга (Бразилия, Индонезия, Южная Африка и пр.) с точки зрения геополитики и психологии скорее склонны к сотрудничеству с Китаем и Индией, чем с Западом.

  • Преодолевая стереотипы

    Если в книжных магазинах Дели и можно найти книги о России, то это несколько тенденциозных работ западных авторов. Индия и Россия стали смотреть друг на друга через призму западных средств массовой информации и исследований.

  • Ошибочная альтернатива в подходе к Пакистану

    Америка все больше разочаровывается в действиях пакистанских властей по борьбе с терроризмом. Но не стоит грозить президенту Мушаррафу или требовать от него быстрого перехода к демократии. Чтобы побудить Исламабад к более эффективной роли в противостоянии терроризму, Вашингтону придется поддерживать очень тонкий баланс: стимулировать политические реформы, не нанося при этом ущерба базовым интересам военных.

  • Пакистанская рулетка

    Ситуация в Пакистане может качнуться в любую сторону. Интересы на территории страны имеют, как минимум, три мощных «центра силы» – США, Китай и настоящие (а не управляемые иностранными спецслужбами) исламские экстремисты.

  • «Газовая ОПЕК» или другие формы взаимодействия?

    Термин «газовая ОПЕК» целесообразно исключить из серьезных профессиональных дискуссий, как контрпродуктивный и излишне политизирующий обсуждение проблем, перспектив и форм усиления взаимодействия стран – экспортеров газа.

  • Открытый код и национальная безопасность

    Информационные технологии – одна из самых важных сфер человеческого развития в постиндустриальном мире. Сегодня же получается, что на средства российских налогоплательщиков поддерживается не самая бедная ИТ-отрасль экономики США.

  • Американская ПРО и альтернатива Путина

    США предлагают Европе фикцию, неработающий проект. Польше и Чехии предписывается воздвигнуть щит против несуществующего противника. Создание бессмысленной, неэффективной системы чревато серьезным конфликтом.

  • Мнимое противоречие: территориальная целостность или право на самоопределение?

    Политическое развитие принимает все более глобальный характер. И конфликты, имеющие изначально внутренние причины, приобретают иное измерение, как только в процесс урегулирования вовлекается международное сообщество.

  • Азербайджан: «без друзей и без врагов»

    Действуя по принципу «у нас нет друзей, нет врагов, а есть одни лишь интересы», Баку сумел заставить великих мира сего искать дружбы у малого государства.

  • Палестинский узел: ни развязать, ни разрубить

    Создается впечатление, что США и Израиль (а в известной степени также Европейский союз и Лига арабских государств) узаконили раздел территории, находившейся под контролем Палестинской национальной администрации, и намерены иметь дело только с одной из двух образовавшихся властей автономии.

  • Новая эпоха противостояния

    Многим в Москве кажется, что политико-пропагандистский прессинг Запада связан исключительно с ее усилением. Но суть этого давления составляет не столько атака на Россию, сколько общая контратака Запада.

  • Сдерживание
    России: назад в будущее?

    (11)

    Однополярность является покушением на
    прерогативы Всевышнего. Ценностные ориентиры и модели развития теперь тоже стали предметом конкуренции. И она должна быть честной. Это – фундаментальный вызов для всех.

  • Мораль и конфронтация

    Вступительное слово главного редактора

  • Свобода от морали. Что ценит современная Россия?

    Никто из тех, кто высказывался в последние месяцы на тему моральных норм, так и не уточнил, что под ними подразумевает, каким бы хотел видеть российское общество, скажем, через 5–8 лет, что сам считает моральным, а что – безнравственным.

  • Россия как «другая Европа»

    Критики Путина внутри России и за ее пределами склонны игнорировать интеллектуальную начинку концепции «суверенной демократии». Они исходят из того, что единственная идеология Кремля – это цинизм, позволяющий оставаться у власти и богатеть. Но так ли это на самом деле?

  • Россия и Запад: наши разногласия

    В отношении демократической идеи Россия поступила примерно так же, как в свое время заклейменные большевиками западные социал-демократы – в отношении идеи социалистической. Она восприняла все полезное, но отказалась впадать в демократическое кликушество и идеологические истерики.

  • Возвращение великих авторитарных держав

    Либеральные демократии, лидером которых выступали Соединенные Штаты, вышли триумфаторами из крупнейших сражений XX века. Однако подъем после окончания холодной войны экономически успешных, но недемократических Китая и России может представлять собой устойчивую альтернативу современному развитию. Она ставит под сомнение безусловность победы либеральной демократии и ее будущее доминирование.

  • «Не стесняться имперского прошлого»

    «На Западе мало кто знает, что именно тоталитарный Советский Союз, а не Соединенные Штаты сыграл решающую роль в победе над Гитлером. Европа находится в неоплатном долгу перед Россией, и поэтому все антипутинские выступления относительно недостатков российской демократической системы я расцениваю как моральную ошибку».

  • Гордон Браун: моралист у власти

    Вероятнее всего, Браун отдаст внешнюю политику на откуп британскому МИДу, который в блэровскую эпоху постоянно чувствовал себя ущемленным. Бывший премьер принимал решения, не считаясь с внешнеполитическим ведомством, и нередко шел на конфликт с профессиональными дипломатами.

Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

От поворота на Восток к Большой Евразии

Начала складываться тенденция к формированию через многополярный мир с его неизбежным хаосом условно двухполярного мира. С одним полюсом вокруг США, другим - в Евразии.

Колонка редактора

Кто кого уважает?

Кто бы мог подумать, что символом отношений России и США, двух ядерных сверхдержав, взаимодействие которых критически важно для урегулирования многих острых конфликтов по всему миру, станут посольские дачи. Наиболее опытные дипломаты двух стран тратят силы, время и талант на вопрос, который в иных обстоятельствах был бы техническим, но сейчас превратился в принципиальный.


Стратегия для «страны-системы»

Основной мировоззренческий вопрос экономической политики сегодня — это вопрос выбора между «разомкнутой экономикой», структура которой производна от ее специализации в мировой торговле, и экономикой «страны-системы», ориентированной на сопряженное развитие внутренних социальных групп, отраслей, территорий

Какими будут войны будущего?

Войны ближайшего будущего будут больше напоминать ограниченные конфликты раннего Нового времени.

“Большая русская нация” осталась в безвозвратном прошлом

Беседа с автором книги «Русская нация, или Рассказ об истории ее отсутствия».

Жалость к Сербии — надуманный предлог

Могла ли Россия не вступать в Первую мировую войну и сохранить при этом статус великой державы?

Успокоительное с запахом пороха. Баланс сил России и НАТО в восточной европе после 2014 года

Кризис, наступивший во взаимоотношениях России и Запада, вдохнул новую жизнь в НАТО. Организация вернулась к традиционной для себя роли – сдерживанию России.

Кибербунт, которого нет (пока)

Все условия для глобального хакерского бунта созданы, но пользователи не спешат объединяться в «виртуальный интернационал»: нет общей цели, но есть неудачный опыт первых попыток поднять «восстание машин».

Турция и Россия, Эрдоган и Путин

Летом 2016 года многие в западных политических кругах стали задаваться вопросом о том, не пошел ли Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган по стопам своего российского коллеги, и как далеко этот путь может завести его страну.

Как повысить самооценку на мировой арене: международный статус как важная цель в российско-американских отношениях

За последние четверть века США и Россия не раз заявляли, что не имеют враждебных намерений в отношении противоположной стороны. Тем не менее им не удается избежать регулярных обострений напряженности.