Без отмеренного срока

28 февраля 2018

КНР всерьез нацелилась на штурм глобальных вершин

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: Демократизация - ошибочна и фатальна, сменяемость - необходима и укрепляет государство. Такой вывод сделали из распада СССР китайские коммунисты, шокированные тем, насколько стремительно и без внутреннего сопротивления рухнул некогда могучий "старший брат". Прививки хватило меньше чем на 30 лет.

Как сообщили пока что в форме утечки китайские СМИ, на предстоящей в марте сессии Всекитайского собрания народных представителей Конституция страны будет изменена в той части, которая предусматривала ограничение - два пятилетних срока во главе страны. Председатель КНР Си Цзиньпин не сомневается, что ему нужно больше времени на воплощение в жизнь своей миссии.

Перемены в Китае, конечно, связаны с этой личностью. Си - наиболее сильный и уверенный в себе китайский руководитель со времени Дэн Сяопина. Однако сводить происходящее к персональному властолюбию не стоит. Изменилась мировая атмосфера.

Когда КПК принимала решение ограничить сроки пребывания руководителей у власти, насущной задачей было приспособление Китайской Народной Республики к мощной либеральной волне, которая накрыла планету в конце 1980-х годов.

Западная модель представлялась тогда безальтернативной. Ожидания - причем не только на Западе, но и в самом Китае - состояли в том, что КНР, к тому времени десятилетие двигавшейся по пути экономических реформ, предстоит и политическая либерализация. Иными словами, рыночная экономика неотделима от демократии западного типа и наоборот.

Китайские руководители во главе с Дэн Сяопином понимали, что ускоренная политическая демократизация по советскому или восточноевропейскому образцу для страны гибельна. Но и игнорировать сдвиги на глобальной арене было невозможно. Так что сменяемость высшего руководства была не только реакцией на провал СССР, но и ответом на морально-идеологическое давление в духе модного тогда "конца истории", демонстрацией того, что Пекин не коснеет, а способен шагать в ногу со временем.

Спустя почти 30 лет после падения Берлинской стены (и подавления выступления на площади Тяньаньмэнь, которое было актом выбора пути - иного, чем в Европе) настрой в мире совсем другой.

Демократия западного типа и рыночная экономика не считаются больше обязательными спутниками друг друга. Более того, демократические системы в наиболее развитых странах переживают кризис, традиционные партийно-политические модели осыпаются. Подъем так называемых популистов - желание простых решений не только по существу, но и по форме, спрос на сильные и "выпуклые" личности, которые способны компенсировать дисфункцию институтов.

Решение Си Цзиньпина - вполне в духе современной политики. Самым ярким и часто упоминаемым брендом является в ней Владимир Путин, которого уже можно назвать ветераном среди глав государств. А стражем "либерального порядка" в прошлом году, после смены президента в США, объявили Ангелу Меркель - еще одного "незаменимого" лидера, которая отчаянно бьется за то, чтобы остаться у руля на четвертый срок. Такие личности, как Реджеп Эрдоган, Дональд Трамп, Нарендра Моди, нацелены (каждый по-своему в собственной политической среде) на концентрацию власти и выход за принятые управленческие рамки во имя реализации своей идеи, как правило - националистически окрашенной.

Продление власти Си Цзиньпина - сигнал того, что КНР всерьез нацелилась на штурм глобальных вершин. Сдержанность в духе Дэн Сяопина (скрывать амбиции и накапливать потенциал) более не является основополагающим принципом. Это окажет очень заметное влияние на международную политику.

Следующие почти 10 лет (если Си ограничится третьим сроком, а не нацелится дальше) будут временем окончательного формулирования глобальной миссии Китая и ускоренной разработки инструментов ее осуществления. Многие сейчас признают, что страны с централизованным принятием решений тактически способны добиваться на мировой арене большего, чем классические демократии.

Впрочем, резоны, по которым предшественники Си Цзиньпина отказались от несменяемости, актуальности тоже не утратили. Риски культа личности хорошо известны.

Непонятно, как далеко пойдут чистки, осуществляемые при Си и уже сейчас весьма напугавшие политическую и экономическую элиту.

Несмотря на очень активную популяризацию инициативы "Один путь, один пояс", главного детища председателя КНР, ее реальные очертания по-прежнему довольно туманны. Неясна реальная способность Китая вступать в мировую "большую игру", заявка на участие в которой сделана.

Для России новость из Китая скорее хорошая. Си Цзиньпин - настроен к Москве доброжелательно, с Владимиром Путиным у него сложились тесные отношения. Это не означает благодати и бесконфликтности, слишком велики страны и масштабны их интересы, которые просто не могут совпадать полностью. Тем не менее при Си, вероятнее всего, неизбежные трения будут разрешаться в достаточно благоприятной атмосфере. Смена поколения лидеров может привести на вершину людей другого менталитета. И в плане национализма, и с точки зрения традиции восприятия России.

Так что сохранение Си на предстоящий очень неспокойный период (реальная перекройка мира в процесс вызревания нового мирового порядка) Москве предпочтительней.

Российская Газета

} Cтр. 1 из 5