Дипломаты без работы

27 марта 2018

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: Между Россией и Западом началась многосторонняя дипломатическая война. США и страны Евросоюза высылают различное количество сотрудников посольств в знак солидарности с Великобританией. Впервые страны идут на обострение отношений с важным партнером не из-за какого-то своего конфликта с ним, а подчиняясь блоковой дисциплине.

Между Россией и Западом началась многосторонняя дипломатическая война. США и страны Евросоюза высылают различное количество сотрудников посольств в знак солидарности с Великобританией. Впервые страны идут на обострение отношений с важным партнером не из-за какого-то своего конфликта с ним, а подчиняясь блоковой дисциплине. Прежде такое случалось только в предвоенной или военной ситуации, когда линию поведения диктовал союзнический долг. Сейчас действия, столь резкие и разрушительные для отношений, выглядят демонстративно и удивительно. Особенно на фоне того, что инцидент в Солсбери по-прежнему крайне невнятен - общественности не предъявлены ни подозреваемый, ни картина преступления, ни мотив (если не считать таковым аргумент в духе фильмов про Джеймса Бонда "Путин - маньяк и любит творить зло").

Ответ России понятен: в каждом случае он будет симметричным, что означает, как минимум, на время вероятную дисфункцию даже основных механизмов взаимодействия не с конкретными странами, а с целым блоком государств. Вообще, дипломатия в кризисе. По идее ее задача даже в самые острые моменты сохранять коммуникацию и каналы связи. То, что происходит сегодня, похоже на отрицание самой этой функции. И на публичном уровне, где все давно забыли, что такое "фильтровать базар", и, что еще хуже, в отмирании непубличных форм серьезной коммуникации.

В отношениях между Россией и коллективным Западом наступил самый острый момент с 80-х годов прошлого века. Даже украинский кризис 2014 года и события в Крыму, несмотря на очевидное потрясение международных устоев, не привели к шагам, подобным нынешним. С одной стороны, накопилось, с другой - происходящее густо и обильно замешано на внутренних проблемах стран-участниц конфликта, все они проходят период мучительной внутренней перестройки и попыток адаптироваться к кардинально меняющемуся внешнему ландшафту. Это относится и к России, где начинается новый ответственный политический цикл, повестка которого не вполне понятна. Но вовсе вопиюще все в США и Европейском союзе (Великобритании в первую очередь). Внешнеполитические действия и их объяснения во многом диктуются внутренними целями, что делает конфликтную атмосферу еще более непредсказуемой и малоуправляемой.

Опасность ситуации заключается в том, что - сознательно или спонтанно - в отношении Путина и России раскручивается сценарий под условным названием "Саддам Хусейн". Примерно в тех же категориях готовилось общественное мнение для объявления вне закона Хусейна или Каддафи с дальнейшими оргвыводами. Принципиальная разница в том, что оргвыводов того рода в отношении России как ядерной сверхдержавы и одной из краеугольных мировых держав сделано быть не может по определению. Но атмосферу вокруг создают аналогичную. Так что все прочие формы давления и эскалации практически неизбежны, и к чему это приведет, можно только гадать. Зато смело стоит предположить новые явления того же порядка, что случилось в Солсбери пару недель назад - репутацию надо подпитывать.

Тот факт, что из США высылается больше всего сотрудников посольства - шестьдесят, почти в три раза больше, чем из собственно "пострадавшей" Великобритании, заставляет задуматься о том, кто, собственно, является, основной движущей силой и "бенефициаром" этой истории. Получается, что Вашингтон - флагман новой холодной войны. В обозримый период рассчитывать на улучшение отношений или прогресс хоть по каким-то направлениям не стоит, мы находимся в состоянии настоящей и полномасштабной холодной войны со всеми вытекающими последствиями. Главная и единственная задача - минимизация рисков, недопущение перехода конфликта в еще более острую милитаризированную фазу.

Вообще, употребление самого понятия "холодная война" довольно рискованно. Не потому что это преувеличение - по духу и атмосфере все так и есть, степень взаимного отчуждения полнейшая. Но прежний термин отсылает к ситуации сорокалетней давности, которая была намного более понятной, управляемой и подчинялась довольно четко определенным правилам поведения - формальным и неформальным. Сейчас ничего этого нет, симметричность невозможна по определению (весь мир состоит из сплошных асимметрий и данная многосторонняя высылка, где непонятно, как вообще правильно реагировать, тому убедительное свидетельство), а безответственность публичных заявлений вызывает настоящую оторопь. Так что на деле обстановка существенно хуже.

Стоит ожидать, что основным полем - с учетом специфики современного мира - будет экономика, так что новый веер санкций практически обеспечен, вплоть до попытки финансового удушения в стиле мер против Ирана (привет, точнее, пока, пресловутый SWIFT). Наконец, в отличие от второй половины ХХ века новое противостояние между Россией и Западом не охватывает остальной мир и не определяет его поведение. Остальные страны, включая таких титанов, как Китай и Индия, наблюдают. России для укрепления своих позиций в условиях конфронтации необходимо удвоить усилия по упрочению связей с этими державами, которые, по крайней мере, сохраняют свободу маневра и не подвержены принципам "солидарности", которые заставляют других участников международных отношений действовать строго себе во вред.

Российская газета

} Cтр. 1 из 5